Злые мужички

ЗЛЫЕ   МУЖИЧКИ. 99-05


Жизнь, это не что иное, как продолжительный сон истины, заключенной в физическую оболочку. Но кто жив по-настоящему? Спящий или бодрствующий, где сокрыта незримая быстрота их мыслей и поступков? Что более реально, чья явь? Сон, протекающий в секундах растянутых в вечность мрака и ночи. Где ты правдиво переживаешь все, к чему прикасаешься и что касаемо тебя, или игра в будничные переживания и боль, которую приносишь и получаешь сам, находясь в вакууме реальных действий и неосознанности, которые философия и ей подвластная логика превращают в нелепый абсурд посредством телодвижений. После оправдываясь, что есть план и те движущие тайные мотивы, еще говорят о мечте, гадают и уводят в подсознательное мировосприятие. Где легче стоять на ногах, во сне или на яву? Платону, парню, плотно торчащему на героине, принадлежат эти слова «Истина, это то, что соответствует данному моменту. Значит, она прожита, ее нет. Она сиюминутна, как чек в руках. Она материя, которая предательски видоизменяема и более ничего. Ты ее никогда не схватишь за хвост, ты изойдешь в обыкновенный факт иллюзии пребывания здесь».


Кредо маньяка Вовы Спичкина ведущего охоту на половом фронте. Мимикрия? Если ты сейчас ответишь, что это такое, я даю слово. Происходит выстрел, человека отбрасывает к серой стене, из него сочится кровь, он мгновенно умирает. Снова белый с нуля лист не заполненного протоколами листка жизни. Даже не смей думать, что далее прозвучит раскаяние, эта смерть полностью случайного, невиновного человека, является вполне доведенным до своего логического завершения актом совершенного правосудия, именно его слепости и бесстрастия. Выстрел, грянувший буквально минуту назад, является ничем иным, как предотвращением будущих преступлений против так называемых жертв, но сам поступок по сути своей, есть самая обыкновенная, слепая агрессия. Вот факт совершенного на лицо убийства, но у парня была безосновательная вера в эту словесную мимикрию, хотя крайне глупо верить незнакомому человеку с пистолетом в руках или чем-то аналогичным. Вообще очень хочется изменить укоренившейся логике и убивать в некотором роде исходя из высших принципов, по чистому наитию, которое уравновесит меж собой жизнь и смерть, когда ты совершаешь это не в сумасшествии или аффекте. Ты убиваешь и все точка, там нет наказания, там пустота.


Странная партия неразрешимого сна Вовы Спичкина.

Был на свете один величайший  шахматист, этот человек достаточно долго пожил и люди поговаривали, что он вообще настоящий мудрец. Бывали случаи, когда этот талант творил просто неимоверные вещи, он мог, не начав партии предсказать все ходы противника, кем бы тот ни был. Поэтому в скором времени среди живых не осталось равного соперника этому человеку, чтоб оказать достойное сопротивление. Может и он, осознав это, стал склоняться в сторону зыбкого себя возвеличивания или люди, окружавшие этого человека, много чего болтали, а он из ожидания предрешенного молчал. Однажды ближе к закату у хижины мудреца возник один незнакомец, пилигрим странник. Он без стука вошел в хижину мудреца, сел за стол, молча, расставил фигуры, затем стал ждать окончание медитации соперника. Наступила ночь, в небе искрились крупные россыпи звезд и тогда незнакомец вынул из ножен длинный острый кинжал, провел по лезвию пальцем, блеснул холод стали и он вонзил острие в игральное поле. Слов не прозвучало. Они молчали всю ночь, но в глазах скитальца читалась решимость, он пришел издалека за жизнью этого человека.


Животное лицо с пуговицами темных глаз, обветренными губами, квадратный подбородок, выше тлеет сигара, еще выше крючковатый хищный нос, щетина темных волос, низкий лоб и выдающиеся надбровные дуги. Разные человекоподобные обезьяны оставляют визитки. Там далее в их черепных коробках происходит процесс некого возбуждения, смерть подстегивает предвкушение гормонального выделения. Ковбой блещет белозубием, держит безутешную вдову за теплую руку, он обожает и чтит чужие похороны, но внутри истошно визжит от собственного наслаждения. Похороны идут по сценарию, скоро мертвеца зароют в землю, заговорят молитвами, отче отпустит все прожитое, не ведая, а душа еще в могиле. Вот и во тьме, безлюдно и наступит сон, где не откроешь поутру глаза, их более нет там монетки. Смерть лишь сон, зло клокочет в тебе и бессилье окоченевших пальцев, ты не отомстишь убийце.


Когда-то давно этот ковбой был просто грязным свинопасом, глупым, жестоким, бездушным уродом, который по ночам имел связь с животными. Люди сторонились и презирали этого отталкивающего типа, что еще более убеждало этого выродка в верности выбранного пути, он мечтал убивать. Странно, но мы никогда не признаемся даже самим себе в существовании одного предложения от некоего многоликого типа, на которое с радостью ведемся. Каждый видит его по-разному, то солнцем в небе, то паленым и меченным. Но он здорово предлагает, а все остальное сформулируешь сам, исполнитель молчит, но желание твое по праву. Ковбой пожелал «безнаказанность» а многоликий рассмеялся, протянув в знак заключенного договора руку. Кем бы ты ни был, но я ценю подобных тебе. История такова, человечка до правдоподобности случайного, поймал ковбой и зверски убил. Просто расчленил на части, забрал глаза, а теперь он добрался до молодой вдовы и это сойдет ему с рук.


Не опаздывал бы кролик, не попала бы любопытная Алиса в историю с привкусом опия, не будь Вова Спичкин слишком удачливым, не случилось бы с ним это страшное приключение. Кино, обыкновенное кино, которое он смотрел позавчера или увидит завтра, там вполне реальные проблемы в натуральную величину, разрешались запросто, пули, тупы, легализованный террор. Спичкину даже нравилось, ведь это зрелище не морщило мозг, там действовали и мочили всех, что вызывало просто молчаливое согласие, ожидание еще. Настал вечер, следующий сеанс был эротичен и скучен, под недовольный взгляд билетерши Спичкин закурил и пулей бросился к такси. Куда? – равнодушно спросил таксист. Домой – задумчиво ответил Спичкин, после добавив липовый адрес, и машина растворилась в потоке себе подобных.


Вполне жуткий темный переулок, где-то там высоко мерцают звезды, а здесь внизу вонь мусорных баков, предостерегающее передвижение огромных серых существ, в таких местах обычно убивают, потому что, эта темнота скроет морду любого свирепого подонка. Приехали – все тем же невзрачным голосом сказал таксист, поворачиваясь к Спичкину, который уже побледнел. Руками он шарил по сиденью, глаза его блестели. Эй, с тебя – начал, было, таксист и замер, глядя в дуло девятимиллиметровой  «береты». Парень ты чего надумал? – как бы обиженно спросил таксист. Я Вова Спичкин! – гордо сказал Спичкин и выстрелил. Дым уже рассеивался, когда убийца таксистов Спичкин обнаружил нечто нарушившее его профессиональную удачливость в количестве 15 жертв.


На расстоянии двух метров от капота машины, ослепленный светом фар с неприятной, кривой и более того идиотичной ухмылкой, а это уже провоцирует, находился бывший одноклассник и бывший человек Миша Пирамидулин. Он всегда плохо и гнило говорил на любом языке, поэтому только криво ухмылялся. Пирамидулин держал в руках плакат такого содержания «Даешь 25 трупов Вова!» Спичкин не на шутку растерялся, он давно не видел этого придурка и конечно не знал, кем являлся возникший из пустоты Миша. Ныне действующий каннибал, пожиратель юных школьниц, не пойманный и жаждущий большего. Именно таковым монстром являлся Пирамидулин, на данный момент, переминавшийся с ноги на ногу и дурацким плакатом в руках.


- Привет, как здорово, что я нашел тебя – очень внятно с ядом произнес Пирамидулин. Прочислили – подумалось Спичкину. Да не волнуйся, я знаю все, некто сведущий подсказал мне. Я пришел с миром – улыбаясь, продолжил Миша. Теперь перейдем к самому главному – эти слова насторожили Спичкина, который сейчас находился в крайне затруднительном положении. Расслабься Вова. Я предлагаю тебе вступить в профсоюз, ну сам знаешь кого – Пирамидулин стал серьезен. Спичкин расхохотался и поднял руки. Дебил! Ты чего несешь! Какой в жопу профсоюз? Я держу в руке ствол, ты свидетель. Нет, ты уже жертва! Пирамидулин снова криво усмехнулся. Чего скалишься придурок? Пули всех нахрен валят, а ты уже прописан в морге! – Спичкин выстрелил раз, после разрядил всю обойму в кусок тела окровавленного Миши. Пришел страх от содеянного и убийца сломя голову бросился домой, рыдать в подушку и истязать плюшевого медвежонка. День, месяц, время года исчезли, сгорев в мусорном контейнере, Спичкин был жив и безнаказан.


Шантаж, дурацкое слово, наверное, с французскими корнями, когда тебя имеет шантажист совсем другое дело, ты готов расстрелять с упоением весь его надуманный мир. Спичкин конечно безмятежно спал, и снилось ему не детское порно, похрапывал упырь, и убийца таксистов не ведая, что попался в сети расставленные ковбоем, а тот после позаботится о будущем.  Утверждают некоторые дипломированные специалисты, что маньяк, мол, сам в себе подобно опухоли разрастается, но на самом деле общество порождает и потворствует его развитию, а этот монстр словно марионетка воспроизводит правдоподобный спектакль, нашего кровавого безумства.


Раздался звонок телефона, на другом конце провода, то бишь звонящий, сидит человек полностью голый, он почесывает свежее тату на груди в виде слова «ненависть» это некто Гоша Карлесон, он обитает и убивает строго на крыше. Доброе утро убийце таксистов Спичкину! – это приветствие отрезвляет похлеще кофе, у Спичкина бегают глаза, дрожь пробивает руки, он со слюной кричит в ответ. Я Вова Спичкин! – а из трубки. Ты жалкий сукин сын и онанист! Имя твоего плюшевого медвежонка? – Спичкин растерянно промямлит – Адольф. Слушай же кретин, и вытри свои мокрые от дрочи ручонки. Теперь ты будешь работать на меня, мерзкий рукоблуд. Не слышу ответа! Спичкин медленно вытер руки, вынул из шкафа пистолет. Карлесон – он замолчал. Мне кажется, что в твой кукольный зад, некто страшный, может даже серый волк, вставит пропеллер и врубит моторчик на полную мощность, и все, все полезет из щелей смердящим, кровавым поносом. Слышишь винтокрылый мудак? Ты же на крыше, так знай, Вова идет к тебе наглый карапуз! У Вовы есть ствол и злые пули – угроза прозвучала очень убедительно, и Карлесон замолчал, не повесив, однако же, трубки. Казалось он скрылся среди толпы, натянув на себя добропорядочную личину. Спичкин выжидал, ловя кайф от состоявшегося триумфа сыгранного блефа, а Карлесона просто попросили неизвестные люди.


Теперь вскользь о жертвах, быть жертвой плохо! Спичкин ожидал слов, но длилось все, то же, молчание и после получаса воробьиного чириканья, мягкий, ночной голос произнес – Алло. Голос имел, конечно же, паспортные данные, звали ее Инга, фамилия Османэ, девушке исполнилось 26-ть лет, она работает барменом в гей клубе, а в свободное от работы время, эта особа надевает черное трико супер героя и ловит насильников, отрезая им детородные органы. Наверное, в прошлом у этой Инги были огромные потрясения. Спичкин не удосужившись, расспросить о просто подробностях, закричал – Где этот винтокрылый Карлесон? Он ушел, но смею вас заверить, этот Карлесон когда-нибудь вернется – все тем, же приятным голосом ответила Инга. Не лги мне сука! – Спичкин не на шутку рассвирепел. Послушайте нервный незнакомец, я ведь и обидеться могу, а если еще и разозлюсь, то вполне вероятно, что вы лишитесь кое-чего. А как насчет, прямо сейчас? Я приду и оттрахаю тебя – Спичкина понесло, он обожал грязь по телефону. Узнать бы адрес, навестить парня, оставив на память смешную кошачью попку, а не продолжение рода – подумала Инга, бросив трубку.



После долгого дня, наступила ночь полной луны. Было достаточно поздно для чашечки кофе, но как предлог и прелюдия в самый раз. Довольно смелый будуарный наряд прикрывал смуглое тело новоиспеченной вдовы, собственно она, как и миллионы других молодых женщин, не дошедших до боли деторождения, стояла у зеркала, смотрелась, ее немного пробивала дрожь. В таком состоянии дрожь очень приятна и вдова об этом знала, потому что вскоре будет лакомое, чего она желала вкусить. Но откуда же, было знать молодой женщине в стадии подстегиваемого возбуждения с этим романтическим витанием в эросфере и желанием отдаться телом, частью души, что за рукой на звонке, за пуленепробиваемой дверью, стоит ее мечта с букетом экзотических цветов, а там. Отвратительные морды клинических изуверов, отморозков без имен, некто мистер Икс и мистер Игрек, способные на все, они под кайфом.


Вдова уже мысленно в разврате с ее пуританской точки зрения. Естественно она пока жива, подготавливает шампанское, после поправляет сбившийся локон, красит губы, суетится женщина. Совершенно очевидно, что квартира превращена в сплошной постельный полигон, выбраться из которого под силу лишь закоренелому псевдо мужчине. Раздается звонок, испуг, восторг, нетерпение к черту шампанское, женщина итак легка, легкомысленна, желанна, она у двери.


Ковбой злой убийца и ублюдок с букетом сотен красок живых, который может сломить любую этим экзотическим великолепием ароматов и оттенков. Она произнесет, как в пьесе – Ах – и окажется в его объятиях. Потянется к ожидаемому, горячему, страстному поцелую и только потом увидит и отморозков, и обритую голову Гоши Карлесона. Вдова проживет не более 15 минут и будет это время чудовищно долгим, мучительным, безжалостным. Сейчас в ней шевельнулся испуг, сердце забилось в ритме жертвы, и она таковой становилась. Грубая рука немалых размеров заткнула писк, зреющий в глотке, и острые клыки перегрызли трахею, вцепились в аорту, брызнула горячая кровь, глаза вдовы закатились, а клыки продолжали терзать молодое тело, оставляя рваные, глубокие раны. Вдова и ковбой кружили по стенам, потолку и полу спальни, оставляя за собой странный след, это явно была пентаграмма. Женщина поминутно превращалась в липкое, изодранное до кости ритуальное подношение злому пожирателю теплых трупов.


Ковбой все более распалялся, а в зале остальные участники пили шампанское, слушали Вивальди, ожидая свое черное время. Карлесон прислушался – При жизни она была хороша, аппетитная такая штучка, очень уж хочется ее попробовать. Отморозки уже завелись и их сильно крыло. Блин я тоже хочу на ритуал посмотреть. Я девку эту хочу, надоело ждать, он там развлекается, а мы – Х вскочил, ударившись головой о люстру. Нельзя. Ковбой страшный тип, ему лучше не мешать – преградил дорогу Гоша, тут поднялся Y. Тогда мы поиграем с тобой Гоша – поглаживая волосатой ручищей, лысый череп Карлесона пробасил Х.  Во взглядах этих озверелых верзил, Гоша не прочитал скрытой шутки, которую он желал услышать. Может не надо ребята – на выдохе проблеял Гоша, отводя руку за спину.


Как ни странно, но в этом же доме, правда этажом ниже проживала та самая Инга Османэ, женщина в черном трико и она знала, что на этаж выше, то есть над ее квартирой живет вдова, надо заметить очень хорошенькая и весьма приятная женщина. Инге в свою очередь однополая любовь не была в диковину, и она решилась навестить нашу безутешную вдову. Приготовления к скорому визиту были не долгими, ведь Инга знала о полной гетеросексуальности своей визави, которую придется путем ухищрений и уловок накачивать некоторыми наркотическими препаратами, пробуждая то самое дремлющее лесби существо. Вообщем, когда женщина чего-то очень сильно желает, ее трудно остановить, она активна.


Но что более странно и даже неимоверно, но опять, же в этом скажем зловещем доме, именно в том, же подъезде, правда над квартирой сексуальной вдовы, проживал некто иной, как Спичкин жестокий убийца таксистов, параноик и онанист, который был не прочь утешить в любом виде свою соседку. Сейчас Вова, доведенный извечным отчаянием и крутым порно фильмом, своей дрожащей, липкой от спермы рукой гладил против шерсти и очень часто своего молчаливого, плюшевого друга, шепотом произнося откровенно мерзкие словечки, и тут бах созрела идея. Оказывается, что этажом ниже живет сексуальная, безутешная вдова, которая просто жаждет заполучить вздыбленное орудие Спичкина. Насилие собственно, как и моча, очень часто ударяет в голову и Вован в чистых трусах и тапочках на босу ногу с забрызганным плюшевым медвежонком на руках, бросился заниматься животным сексом с ожидающей соседкой. Догадайтесь, где этот жеребец спрятал свой пистолет?


Ковбой с отрешенной улыбкой сидел у изголовья кровати и расческой вычищал кусочки прилипшей кожи из густых волос вдовы. Кровь становилась густой и чернела, ковбой был сыт, доволен, его отточенный ноготь выводил слово «безнаказанность» кто-то незримый уже нашептал ему о приближении еще двух участников его кровавого ритуала. Продолжал звучать Вивальди, но в зале с разгромленной мебелью вальсировал голый Гоша, его лысая голова с запекшейся кровью покачивалась из стороны в сторону, лицо и торс покрывали в большом изобилии гематомы и ссадины. Мышцы рефлекторно вздрагивали, все виденное наталкивало на один лишь вопрос – Что произошло и где Х, Y если остался только Гоша? Ответ был прост, все же отморозки позабавились с отдельными местами Гоши и пробудили очень страшное маниакальное чудовище. Это еще не финал – шептал Гоша, с душой уходя в нелепость своего кружения танца.


Центр разгромленного зала, там, на залитом кровью кожаном диване, сидят два огромных отморозка связанные по рукам и ногам, их рты залеплены скотчем, а в глазах кричащее отчаяние и боль. Область ниже пупка сплошь залита кровью и там ничего нет, только смешная кошачья попка, но на кухне в сковороде с тефлоновым  покрытием жарятся две чисто мужские штуковины, и беспринципным громилам придется съесть данный продукт без соуса «чили». Продолжает звучать Вивальди, но окружающее полностью противоречит божественной музыке. Гоша впал в некое подобие прострации или обыкновенный тупой ступор, он замер со скрещенными руками на груди и кажется, внемлет покорно постороннему гласу то ли тьмы, то ли шизофрении. После его тело пробила мелкая дрожь, и он внезапно заговорил, абсолютно загробным голосом. Я жив, потому что в груди продолжает биться мое сердце. Вы поганые ублюдки причинили мне настоящую боль, посмели влезть в анус и сотворили акт противоречащий законам природы. Кто же я? Что будет далее? Гоша резко развернулся и подошел вплотную к отморозкам, его колючие глаза осатаневшего людоеда пылали адским огнем. А я скажу, что будет дальше. Вы будете, молча жрать свои пипирки, а я буду пожирать вас. Раздался звонок в дверь.


Теперь немного истории. Гоша Карлесон в далеком прошлом был знаком с Ингой Османэ, да, да той самой, которая являлась соседкой вдовы. Они сидели за одной партой, и он ее, боготворя, любил, в итоге получая прохладную взаимность, которой впрочем, ему хватало на первых порах. Правда природа в скором времени напомнила о влечении полов и очень веско. Юношеская любовь уже старшеклассника вместе с трогательными стихами была неверно истолкована, и жестоко убита в самом зародыше и тогда он решился на отчаянный, безумный поступок. Родители Инги всегда были дома, это уже казалось странным, но юноша с пылающим сердцем позвонил решительно в дверь, а после настойчиво потребовал руку и сердце Инги. Люди в лице родителей не оценили ночной визит прыщавого юнца с бредовыми заявлениями. Конечно, Гоша получил по шее и ногой под зад и тогда, в тот самый момент в нем зародилась первая искра маниакальности. Гоша не помнил, как все произошло, лишь кровь, мольбы, решительные действия. Он убивал их, он насиловал Ингу, а после наступила страшная сотворенная реальность. Бесчувственное тело Инги, мрамор кожи следы от ногтей, она стала жертвой его страсти и женщиной, он убежал, чтоб плакать и каяться. Звонил звонок, Гоша, тяжело шаркая, направился к двери, он не подумал о бритве в руке, о том, что вид его, не совсем подходящий для приема гостей.


В зал с изодранной в лохмотья вдовой вошел ковбой. Наслаждайтесь – весело крикнул он и швырнул тело к ногам отморозков, те лишь в припадках затряслись. Пролетел лишь миг, какие-то ничтожные призрачные секунды. Гоша открыл дверь, перед ним была шикарная голубоглазая блондинка, она, он успел вскрикнуть и прикрыть лицо. Инга! Как же много накопилось жизненно важных прекрасных слов, которые необходимо было излить ей. Инга видя бритву в окровавленных руках, самого ненавистного ей человека, не мешкала. Ловко вывернув маньяку руку, она завладела бритвой, взмахнула раз и хлынула из горла кровь, она довольно улыбнулась и перешагнула через упавшее тело, а ведь Гоша продолжал ее страстно любить. Дверь осталась открытой.


Вова Спичкин тихо крался, считая ступени пролета, он запросто мог это делать, его трусы здорово и смешно оттопыривались. Странность заключалась в другом, когда человек мертв и рядом движется вожделенное тело блондинки, вряд ли мертвеца заметят, как только Спичкин завидел зад блондинки, он окончательно съехал крышей, в трусах дыбилось ядреное порно. Руки вверх! – крикнул он Инге и в два прыжка оказался рядом, жадные липкие ручонки схватили аппетитный филей. Началась возня и Спичкина почему-то стали бить по морде. Я вознесу тебя на небеса – хрипел маньяк, ему заехали в лоб, было падение, и снова он вскочил на ноги, сорвал одним рывком трусы, отбросил плюшевого друга. Я буду иметь тебя бесконечность – категорично заявил Спичкин. Я тебя знаю – зло, сузив глаза, процедила сквозь зубы Инга. Так это ты! – вскрикнул Вова и бросился на девушку.


Борьба и наличие пистолета сделали свое нехитрое дело, грянул выстрел, и голова Инги задымила, она бревном упала на пол. Спичкин сглотнул слюну, тупо рассматривая мозги на стене, некрофилия претила его взглядам на секс. Глупая дура, чего кочевряжилась – он сплюнул и собрался было уйти, но послышались стоны.


Только оказавшись в зале и оценив весь бардак, Спичкин понял, во что по уши вляпался. Направив ствол на связанных едва живых отморозков, он тщетно силился осмыслить происходящее. Не детский кровавый беспредел пестрил своим сыгранным буйством, дрогнула рука, упал пистолет. Возник ковбой, оттолкнув ногой оружие, он посмотрел на Спичкина и прошептал тому на ухо пару словечек, тот отшатнулся и округленными глазами взглянул на несколько изменившегося ковбоя. Ну как тебе? Это стоящее предложение парень. Сейчас вскроем эту бабу, после съешь ее сердце, я говорю нужные слова и все братан. Ты выше всего этого гавеного мира, ты безнаказан, мочи их всех. Ковбой был в ударе, он завелся и пропустил в запале своей речи самое главное, Спичкин поднял ствол и принялся убирать свидетелей до последнего патрона в обойме. Прибавилось трупов, и настала уже просто обыкновенная тишина.


- Мы все мертвецы, зомби с бьющимися в лихорадочной агонии сердцами. Наше рождение, это и есть наша смерть, мы лишь путаем ее в бессмысленных поисках и поступках. Мир склеп, а остальное могилы с номерами и чуждый пафос наших мыслей. Спичкин обернулся на голос – Ты кто? – спросил он. Мудрец – прозвучал ответ. Тогда получай скотина! – и Спичкин запустил в незнакомца пистолетом, но ничего не произошло. Помнишь свой сон Вова, та партия в шахматы, кинжал скитальца? Хочешь знать разгадку? – мудрец подошел вплотную и медленно с расстановкой заговорил. Смертью не напугаешь стоящего у врат ее царства. Кинжал вонзился в доску, затем в тело и тогда мудрец всего лишь усмехнулся, потому что знал цену, за которую наняли этого убийцу, так же он насквозь видел пустоту существа державшего орудие убийства. Посмотри на поле – сказал слабым голосом он. Смотри, там нет ни одной твоей фигуры, а почему? Потому всякая твоя победа будет жестоким поражением, любой твой след, просто прах, а теперь припомни, того кто нанял тебя и почему ты согласился и каковы были условия. Мудрец вынул из груди кинжал. Увы, жалкий человек, ты не смог убить мудреца, ибо он бессмертен, он зло, он олицетворяет тьму и мрак, он ищет подобных тебе, он обожает такие души, потому как они пополняют легион. Человек попятился. Твое покаяние могли бы принять, но зачем? Ты легко убил и так же с легкостью продулся. Добро пожаловать в ад. Спичкин дернулся назад, но было поздно, а после он захохотал. Чертовы шахматы! – закричал маньяк.


Конец…


Рецензии