Мордехай

Ранее: http://proza.ru/2012/11/04/10
(Израиль без путеводителя)

     В Тель-Авиве Светлане (жене моего друга) нужно было продать золотую цепочку. Цены на золото достигли своего пика. Золото и Нефть – две составляющие мировой экономики.  Мы забрели в старые кварталы, где у её знакомого ювелира Мордехая был свой магазин-мастерская. Она в своё время работала у него, поэтому и вполне доверяла. Магазин оказался закрыт. Пришлось звонить по телефону.
   
     Мордехай, как потом выяснилось, уединился в глубине мастерской для очередной молитвы. Не отрываясь от молитвенника, он явился на свет Божий, открыл нам дверь и, кивая головой, указал нам на стулья. Молитвы он читал молча, улыбаясь нам и одновременно выразительно шевеля губами и изредка показывая белые ровные зубы. Его покачивания-поклоны, пришедшие, как ритуал, из глубин веков и немного напоминающие синдром паркинсонизма, напоминали также и некое театральное действо – биение головой о невидимую Иерусалимскую стену. Иногда он со скромной, но радушной улыбкой обращал свой взор на нас, как бы извиняясь за временное отсутствие от мира реалий.

     Мне предоставлялось время для осмотра его работ, выставленных в витрине и в двух застеклённых шкафчиках-этажерках. Практически все работы сводились к серебряным семисвечникам – менорам (основным символам иудейства), но большей частью – к девятисвечникам.  Мордехай закрыл молитвенник, поздоровался со мной за руку, заговорил на иврите со Светланой. Пока он проверял пробу представленной ему цепочки, обратился ко мне:
     – Can you speak English?
Я подтвердил, что немного могу. Он поинтересовался, откуда я приехал, нравится ли мне в Израиле, в частности – в Тель-Авиве.
     – Big town, – неопределённо сказал я.
     – It is its dignity and defect. (Это есть его преимущество и недостаток).
     – Yes, of course.
Я решил выйти за рамки чисто английского диалога ни о чём и спросил:
     – Why here nine candles? – и указал на расставленные под стеклом девятисвечники.
Он посмотрел на меня с видом профессора и коротко ответил:
     – Hanuka…
Светлана пояснила:
     – Этот подсвечник зажигается на праздник Ханука. Праздник длится восемь дней и каждый день зажигают по свече.
     – А девятая? – спросил я.
     – Девятая средняя с изображением Маген Давид – звезды Давида, называется шамаш и служит для зажигания остальных.

     К этому времени Мордехай с помощью реактивов уже определил пробу золота цепочки, взвесил её на электронных весах, сделал несложные подсчёты на калькуляторе, достал из-под рабочего фартука пачку шекелей и расплатился с моей спутницей. К этому он ещё добавил бутылку красного французского вина «Merlout», принесённую им из примыкающей к магазину мастерской, где он, по-видимому, и делал свои подсвечники и магендавиды.
Когда мы вышли из магазина, Мордехай закрыл за нами дверь.

     – Очень интересный человек, – прокомментировала Светлана, довольная выгодной продажей своей цепочки, – много путешествовал по Европе, знает несколько языков, прочитал всю западноевропейскую классику. Когда я у него работала, он мне очень сильно помог в трудное время.
     Мордехай помахал нам рукой из своего магазина. Помахали и мы. А вечером в семейном кругу мы распивали «Мерло» и вспоминали Мордехая. По телевизору шли израильские новости на русском языке. (В Израиле десять русскоязычных каналов). Потом показывали Новодворскую, она как раз гостила в марте в Израиле вместе с Нателлой Болтянской. Они привезли программу "Искренне ваши".
     – Всё правильно, – сказал на это мой друг Григорий, – Болтянская будет петь, а Новодворская свистеть.
     – А чем тебе не нравится Новодворская? – попытался я продолжить ход мыслей Григория. Ваш же человек.
     – Какой такой наш? Это чисто русская женщина. Пускай «свистит» по своим каналам. Я вот страшно не люблю, когда евреи лезут в российское телевидение. Чего они там умничают? Пусть приезжают сюда и работают, а не будоражат умы там, где не надо.
     – Как ты различаешь своих? – попытался удивиться я. – Бывает ведь и голубоглазый, и курносый, и блондин, и на тебе – еврей.
     – Чего только не бывает. Но чутьё на еврейскую кровь генетическое. Ты тоже –  вроде и похож на еврея, особенно нос, но не еврей. И Мордехай похож, но он настоящий еврей, хотя сам из курдов, – заключил Григорий, отпивая из бокала «Мерло», подаренное Мордехаем.

Далее: http://proza.ru/2012/11/04/25
(Израиль без путеводителя)


Рецензии
Как я понял из Библии, великий еврейский герой - Мардохей. Это имя связано с Праздником Пурим.

А Ваш герой - Мордехай. Наверно, просто еврейские имена. А может, Ваш Мордехай - он из курдов.


Феликс Россохин   14.12.2012 19:43     Заявить о нарушении
Честно говоря, не знаю все ли Мордехаи из курдов. Но имя такое среди евреев есть. И довольно распространённое.

Сергей Воробьёв   14.12.2012 23:10   Заявить о нарушении
Кстати, и Карл Маркс, говорят, был не Карлом Марксом, а Мордехаем Леви. И имел очень сложные отношения со своим еврейством. Но это уже другая тема.

Сергей Воробьёв   15.12.2012 13:47   Заявить о нарушении
Перед Вами одна из самых малоизвестных работ основателя коммунистического движения, посвященная национальному вопросу. Ее ценность заключается в том, что оценку еврейской национальной политики дает не какой-нибудь "зоологический" антисемит, а убежденный интернационалист, сам по происхождению относящийся к этой "богоизбранной" расе Мордехай Леви (Карл Маркс). Впрочем, внук двух ортодоксальных раввинов этого обстоятельства своей биографии особенно и не скрывал...
К. Маркс отвечает на вопросы:
- Какова мирская основа еврейства?
- Практическая потребность, своекорыстие.
- Каков мирской культ еврея?
- Торгашество.
- Кто его мирской БОГ?
- Деньги. Бог практической потребности и своекорыстия - это деньги. Деньги - это ревнивый бог Израиля, перед лицом которого не должно быть никакого другого бога».

Карл Шифнер 3   19.12.2012 11:17   Заявить о нарушении
Уважаемый Карл!
Сегодня эта малоизвестная работа известного всем автора Манифеста коммунистической партии стала известной и общедоступной. Вы правильно вычленили как бы её средостение.
Парадоксальность К. Маркса, возможно, построена на неких идейных и религиозных противоречиях, кроющихся в его природе. Не забывайте, что его отец ровно за сто лет до Великой Октябрьской Соц. революции принял христианство. Это, конечно, не означает, что наследник Генриха Маркса стал христианином, но возникла некая "разность потенциалов", породившая новое политическое направление в философии.

Сергей Воробьёв   16.01.2013 13:44   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.