Мозаика Собери свое счастье. глава 9

Глава 9

- Сережка, смотри, снег пошел! - радостно воскликнула Мила, глядя в окно. – Идем на улицу! – она повернулась к молодому человеку, который читал книгу. Ее лицо светилось от счастья.
- Я не хочу никуда идти. Что я снега не видел?
- Ну, пожалуйста, - она умоляюще сложила руки, присаживаясь рядом. – Это ведь волшебство, что снег пошел прямо тридцать первого. Я думала, будем праздновать в сером унынии. А тут на тебе, такой подарок от природы.
- Солнышко, дай почитать. У меня тут как раз развязка. Хочешь, сама иди, прогуляйся.
- И пойду! – Мила обиженно надула губки и, быстро одевшись, выскочила из домика.

Все вокруг уже побелело, а снег все не прекращал идти. Мила стояла на крыльце, подняв лицо к небу. Она чувствовала, как снежинки мягко касаются ее кожи, превращаются в капли и «убегают» под шарфик, оставляя за собой прохладные дорожки. Девушка не очень любила зиму. А точнее, не любила ту, которая была в городе: серая, слякотная, с большими кучами грязного снега. А вот за городом, другое дело. Снег белый, пушистый, одно удовольствие поваляться в нем, не боясь испачкаться.
Неподалеку послышался веселый смех. Девушка оторвалась от своих мыслей и увидела шумную компанию, которая играла в снежки. Барсукова завистливо посмотрела на них, а потом оглянулась на коттедж, который они снимали с друзьями. На улицу никто и носа не показал.
«Либо сексом занимаются, либо ногти красят», - ехидно ухмыльнулась Мила и сбежала по ступенькам. Ей очень хотелось присоединиться к всеобщему веселью. Она нерешительно пошла в их сторону, надеясь, что они не сочтут ее навязчивой.
Девушка шла, глядя вниз, когда в ее ногу попал маленький снежок, а потом раздался детский смех. Она подняла взгляд и увидела рядом с собой девчушку лет семи-восьми. Ее щеки горели, как красные фонарики, а в глазах было столько искренней радости, что Мила невольно улыбнулась ей в ответ. Девочка, счастливо улыбаясь, наклонила голову, а потом бросила еще один снежок.
- Ах ты, хулиганка, - крикнула ей Барсукова и, зачерпнув в руку снег, кинула в нее. Девчушка весело рассмеялась и побежала к родителям, а потом остановилась и, обернувшись, призывно помахала рукой. Уговаривать Милу не пришлось и она, резко сорвавшись с места, побежала.

Снег все усиливался. Снежинки летели прямо в лицо, налипая на ресницы и застилая взгляд. Но играющим это не мешало, они бегали, уворачивались от снежков, падали, потом, отряхиваясь, подскакивали и снова включались в игру.
Раскрасневшаяся Мила, решила перевести дух и отбежала в сторону, закрываясь руками от очередного снежка, который «послали» ей вдогонку. Споткнувшись, она шлепнулась на землю прямо к ногам какой-то девушки. Барсукова виновато посмотрела на нее, но сказать ничего не успела. Смотревшая на нее сверху вниз девушка стрельнула своими зелено-серыми глазами и возмущенно прикрикнула:
- Эй, а нельзя ли аккуратнее! Тут, между прочим, люди ходят.
- Простите. Увлеклась и вас не заметила. Присоединяйтесь к нам. У нас тут весело, - поднимаясь и отряхиваясь, сказала Мила, широко улыбаясь. Ей казалось, что в этот день просто невозможно не заразиться всеобщим весельем.
Но, судя по всему, девушка так не думала, ее полный недовольства взгляд не предвещал ничего хорошего.
Мила почувствовала, как в ее спину влетел снежок. Кто-то все-таки заметил, что она ушла с поля боя. Не оглядываясь, Барсукова погрозила пальцем кидавшему, продолжая смотреть на девушку, казавшейся сошедшей с обложки глянцевого журнала.
- Присоединиться к вам? – красавица брезгливо посмотрела на шумную компанию. - Вы шутите? Это же детский сад какой-то, - она гордо вскинула голову и посмотрела на своего спутника, который, вытащив вещи из машины, уже стоял рядом. В отличие от своей спутницы, он поддался общему настроению и с восторгом смотрел на играющих в снежки людей.
- Милый, ты не мог бы все делать немного быстрее. А то эта шальная компания сейчас меня начнет закидывать грязным снегом. А у меня, между прочим, через несколько дней съемка.
- Идем, идем, - молодой человек подхватил чемоданы и поспешил за своей девушкой, с сожалением оглядываясь на Милу.
Барсукова сочувственно ему улыбнулась, и, пожав плечами, опять повернулась к игравшим, которые устроили себе перерыв. Все собрались в круг, протягивая пластиковые стаканчики одной из женщин, разливавшей что-то из термоса.
- Тетя, идем к нам. Мама зовет глип… глик… А! Глимвейн пить, - с трудом выговорила девочка и, схватив Милу за руку, потащила к своей семье.


Барсукова сидела на деревянных ступеньках и пила горячий напиток, вдыхая его пряный аромат, и чувствовала себя вполне счастливой. Не смотря на то, что до нового года еще несколько часов, для нее праздник уже наступил.
- Кому еще глинтвейна? – спросила молодая женщина, выходя из дверей своего коттеджа. Несколько человек подняли руки. Миле тоже хотелось добавки, но было неудобно просить. Эти люди и так приняли ее в свою компанию, как родную.
- Вам налить еще? – спросила мама девочки.
- Если можно, - Мила протянула стаканчик.
- Меня Вера зовут. А эту егозу – Анютка. А вас как?
- Мила, - сказала Барсукова и сделала глоток глинтвейна. – Спасибо, очень вкусно. Особенно после таких баталий.
- Рада, что вам понравилось. Это мы с сестрой делали. Ее, кстати, тоже Милой звать. Вон она в красной куртке.
- Здорово! А вы всегда всей семьей отдыхаете?
- Мы с братьями и сестрами по разным городам разбросаны. В этом году решили собраться и вместе встретить Новый год. А вы? Одна тут? Может, к нам присоединитесь в новогоднюю ночь. У нас компания веселая.
- Я уже поняла, - Мила кивнула. – Спасибо за приглашение, но я не одна. Нас тоже много. Вот только сейчас почему-то все заняты.
- К новогоднему празднику, наверное, готовятся, - Вера улыбнулась. - Это хорошо, что вы не одна. Но вы все равно подходите к нашему столу, выпьем с вами. Вы такая милая. И дочка моя от вас в восторге.
- Договорились.
- Я что, все пропустил? – раздался низкий, с легкой хрипотцой, голос. Девушки оглянулись, разглядывая молодого человека, который стоял у Милы за спиной и с сожалением заглядывал ей в стаканчик. Он был всего на голову выше Милы. Но для нее, привыкшей к тому, что вокруг все не ниже метра восьмидесяти, он казался низким. Широкоплечий. Но что больше всего привлекло Милу – длинные, до плеч, густые волосы, в которых застряли снежинки. Ей вдруг захотелось протянуть руку и стряхнуть их.
«Эй, Барсукова, держи себя в руках!» - мысленно одернула она себя. Чувствуя, что краснее, порадовалась тому, что в данный момент этого не видно. Щеки горели от выпитого вина.
Глядя на молодого человека, Мила не сразу сообразила, что это тот самый, которого она видела несколько минут назад с чемоданами. Узнав, улыбнулась и подмигнула ему, мол, не удержался, вырвался повеселиться. Он утвердительно кивнул ей в ответ и опять заглянул в стаканчик.
- Угостить, к сожалению, не смогу, стаканчики закончились, - ответила Вера. - А вот в снежки мы еще поиграем. Правда, Анечка? – обратилась Вера к своей дочке, которая подбежала к маме и прижалась к ее ногам, пристально разглядывая незнакомого дядю.
- Будем, будем. Там папа с дядей Валерой начинают всех на команды делить. Я сказала, что я с новой тетей хочу в команду. А вы ее муж? Да? Мы тогда вас тоже к себе берем! Вы сильный! – выпалила девочка и убежала, не дав никому вымолвить ни слова.
- Мы не муж и жена, - отрицательно замотала головой Мила, чувствуя, что ее бросает в жар от этих слов.
- Да не смущайтесь вы. Главное любовь, а не штамп в паспорте.
- Вера, мы с ним не знакомы. Столкнулись всего пару минут назад. Я даже не знаю, как его зовут.
- Простите, - растерялась Вера. – Мне показалось, что вы вместе. А вы молодой человек чего молчите?
- Я не молчу. Просто вы так быстро все за меня решили, что я даже «мяукнуть» не успел, - улыбнулся он и, протянув руку, взял у Милы из рук стаканчик. – Не угостите глинтвейном? А то я так долго за рулем был. Хочу расслабиться.
Вера вылила из термоса остатки напитка и поинтересовалась:
- А ничего, что это чужой стаканчик?
Она улыбалась, глядя на него. В его глазах плясали задорные огоньки, а улыбка была очень искренней и открытой. Вера посмотрела на Милу, которая не сводила глаз с нового знакомого, и ухмыльнулась.
- Чужой, говорите? И что? Меня лично это не расстраивает! – он сделал глоток. Приятное тепло разлилось по телу. – Барышни, хорошо-то как! Вы себе даже не представляете!
- Очень даже представляем. Пристроились к незнакомой девушке, пьете с ней из одного стакана, а мы даже не знаем, как вас зовут, - весело отозвалась Вера. Ей явно нравился этот молодой человек.
- Послушайте, вы меня с кем-то путаете. Сами за меня все решили, пристроили. Я уже успел почувствовать себя женатым человеком, - рассмеялся он и, положив руку на плечо Милы, слегка прижал ее к себе. Она возмущенно посмотрела на него и сбросила руку. – В данном случае вопрос об одном стакане отпадает? - он допил остатки глинтвейна. – А вот третье замечание по существу. Исправляюсь. Меня зовут Роман, но я люблю когда красивые девушки меня называют Ромочка, - молодой человек наклонился и поочерёдно поцеловал руки девушкам. – А вас как зовут, милые дамы?
«Милые дамы» прыснули от смеха и представились.
- Ма-а-ам! - раздался голос Анечки. – Идите сюда, мы начинаем играть в снежную войнушку!
- Ребят, вы идите, а я термос отнесу и сразу к вам, - Вера поднялась на крыльцо коттеджа. Прежде чем войти, она оглянулась на молодых людей, которые бежали с криком: «Чип и Дэйл спешат на помощь!», держась за руки.
«А так и не скажешь, что они только что познакомились», - ухмыльнулась Вера и скрылась за дверью…

Через полчаса мокрые от снега и очень довольные жизнью Мила и Роман покинули «поле боя». Попрощавшись со всеми до вечера, они пошли к своим домикам. Каково же было их удивление, когда они поняли, что живут в одном и том же коттедже.
Мила не успела задать вопрос, как на крыльце появился Сережа и радостно протянул руку Роману, со словами:
- Привет! Увидел тебя в окно и решил выйти поздороваться. Я смотрю, вы уже познакомились.
- Не понял? С кем? – удивленно вскинув брови, спросил Рома, пожимая Сергею руку.
- Как с кем? С моей девушкой.
Мила с Ромой переглянулись. Ей показалось, что в его глазах промелькнуло сожаление.
- Милочка, это мой лучший друг детства – Ромка! Он же Герыч.
- Герыч? – спросила Мила, вставая рядом с Сергеем и прижимаясь к нему. – Лично нам он представился, как Ромочка.
- Ромочка – это исключительно для очаровательных барышень, - начал объяснять Роман. – Для остальных я - Герыч. Производная от фамилии Германов. Так привык, что иногда забываю, как же меня зовут на самом деле. Если б не паспорт, то давно б запутался.
- Забавные у вас прозвища – Герыч, Мартын.
- Нам нравится, - сказал Сергей и обнял начинавшую зябнуть девушку. – Давайте зайдем в дом, а то солнце мое сейчас замерзнет и заболеет. А мне сопливая девушка не нужна, - ребята зашли внутрь. Остановившись у входа в свою комнату, Сергей вдруг спросил:
- Эй, Герыч, а ты что, один приехал? Где твоя-то?
- Стелла в номере. Отдыхает с дороги. А я вот вышел прогуляться и попал в веселую компанию. Там с Милой и познакомился, - он посмотрел на девушку так, что у нее вспыхнули щеки.
- Мы в снежки играли, - зачем-то уточнила Барсукова и проскользнула в свою комнату.

***

- Эй, ты что уснула? – голос Тины выдернул Милу из полудрема. – Сижу, настроив уши на интересную историю, а ты тут глаза прикрыла и глупо улыбаешься.
- Тинуль, я даже не заметила, когда замолчала, - оправдывалась Мила. – Прости. Знаешь, столько воспоминаний. Словно снова там оказалась.
- Да ты так вкусно рассказываешь! Я будто с тобой стою на снегу и пью. Как там его? Глимвейн, - улыбнулась Тина, вспоминая рассказ подруги. - Ммм, вкусняшка. Надо бы сделать и нам такую же...
- Ага. А еще врубить кондишн на холод и представить, что зима. Снег как делать будем?
- В морозилке насобираем, - отозвалась Тина. – Ты вот шутишь, а я только сейчас поняла, что зиму пять лет не видела, как впрочем, и весну и осень. Меня, в принципе, и не тянуло, а вот сейчас тебя наслушалась, и так захотелось в снежки поиграть! – она мечтательно закрыла глаза. – Слушай, Барсучок, а расскажи про этого Герыча. Как я понимаю, веселый парень.
- А тебе зачем?
- Ну, как, он ведь друг твоего Сергея. А скажи мне кто твой друг... Сама знаешь. А то, судя по друзьям спортсменам и их девушкам, мое мнение о Сереге начинает в корне меняться. Одна надежда на друга детства осталась. Ну, так что? Какой он?
- Да обычный парень. Сантиметров на пятнадцать выше меня. Крепкий такой, - Мила сжала кулаки, пытаясь показать. – Длинные волосы и необычные глаза. Я таких никогда не видела. Они почти черные. Он всем рассказывает, что мама у него цыганка и глаза ему от нее достались, чтобы девчонок приманивать. Прикалывается, конечно, но девушкам нравится. Они на него залипают по полной программе.
- С внешностью все понятно. А с мозгами-то что?
- Да все хорошо. Программист в какой-то крутой фирме.
- Сильно умный? Ботаник?
- Ну, почему сразу ботаник? Нормальный он парень. Умный, веселый, общительный. Может не красавец, но есть в нем что-то цепляющее.
- Хоть друг детства не подвел. Значит с Сергеем твоим не так все плохо.
- Угу.
- Так. Теперь давай дальше про Новый год рассказывай. Ты ведь не просто так про него упомянула. Что-то случилось? Да?
- То же мне шарада. Я в последнее время только и делаю, что не просто так все рассказываю, - поправив подушку, сказала Мила. – Раз ты уверена, что не хочешь спать, тогда слушай.

***

Мила посмотрела на себя в зеркало и осталась довольна. Черные брюки, черный топик, поверх которого экстравагантная вязаная туника цвета капучино. Вот только вопрос, что делать с волосами, оставался открытым. Задумавшись, Мила достала резинку для волос и собрала волосы в высокий хвост. Непривычно, но зато можно показать всем, какая у нее длинная шея. Обычно она ходила с распущенными волосами, а если надо было собрать их, то для этого была заколка. Но сегодня захотелось чего-то новенького.
Подошел Сергей и, обняв девушку сзади за талию, прижался щекой к ее волосам.
- Красиво. Но как-то не празднично, - сказал он, разглядывая ее в зеркальном отражении. – А вот хвостик мне нравится. Забавный.
- Спасибо.
- Не за что. Только все равно не понятно, почему ты не надела платье, которое тебе мама купила?
- Ну, какое платье в лесу? А если мы пойдем прогуляться? Или в снежки играть? Поверь, в платье это неудобно, а главное - холодно. Да и, если честно, не умею я платья носить.
- Солнышко, ну какие прогулки в Новый год. Надо пить и веселиться!
- Что я слышу, ты говоришь, что будете пить? Не замечала за вами такого. Вы же все спортсмены.
- Иногда и нам надо расслабиться, - он подмигнул ее отражению, а потом поцеловал в шею. Мила от удовольствия закрыла глаза, чувствуя его дыхание на своей коже.
- В принципе, я готова. Можем уже идти в банкетный зал.
- Так ведь рано еще.
- Ничего, мы пока пофотографируемся.
- Ну, как скажешь.

Барсукова встала рядом с елкой и улыбнулась, ожидая вспышки. Фотоаппарат нервно моргнул, наводя фокус, а потом отключился. Сергей попытался включить-выключить. Ничего не произошло.
- Черт, что с ним?
- Либо батарейки, либо карта памяти, - раздался голос Романа. – Давай, гляну.
- Ты как всегда тут как тут.
Сергей протянул фотоаппарат. Друг повертел его в руках, передернул карту памяти и протянул обратно.
- Как я и говорил, карта памяти. Вот, смотрите.
Мила тоже взглянула на экранчик: «Memory Card Error».
- Обидно, - улыбка сползла с ее лица. - Я так люблю фотографироваться…
- Ну, так в чем проблема? Давай я тебя сниму, - Роман достал из сумки свой фотоаппарат.
- Герыч, крутая штука! – восторженно сказал Сергей, разглядывая профессиональную камеру друга.
- Сережа, у него имя есть!– строго сказала девушка Романа, которая до этого стояла чуть поодаль и молча наблюдала за ними. – Я же просила не называть его этим дурацким прозвищем!
- Стеллочка, - Сережа подошел к девушке и обнял ее за плечи, - меня невозможно переучить. Я его так с детства называю. Это уже въелось в мозг.
- Ну, скажи мне, почему ваш мозг запоминает всякую гадость? Лучше б он запоминал, куда носки надо складывать или…
- Дорогая, - перебил ее Роман, - не начинай, пожалуйста. Ты же знаешь, как я к этому отношусь, - его голос звучал тихо, но в нем было столько твердости, что даже у Милы по спине побежали мурашки. Она посмотрела на Стеллу, которая высокомерно вздернула голову и недовольна буркнула:
- Человеку твоего статуса не пристало иметь прозвище.
- Стелла, предлагаю не выяснять сейчас отношения, - все так же твердо сказал Роман. – Как, впрочем, и мой статус. Договорились?
Стелла лишь резко развернулась и пошла в сторону бара, слегка покачивая бедрами. Мила смотрела вслед этой красивой брюнетке. На Стелле было пурпурное платье, красиво подчеркивающее ее фигуру. Барсукова невольно опустила голову, оглядывая свою, далекую от совершенства, фигуру и завистливо вздохнула.
- Ну, так что, фотографироваться будешь? – обратился к Миле Роман. Ответить она не успела. Вместо нее заговорил Сергей:
- Конечно, будет! Но сначала со мной! Пойдем, солнышко.
Сергей обнял девушку за плечи и повел к елке.

***

Девушка замолчала, переводя дыхание.
- Не хочешь дальше рассказывать? – заботливо спросила Тина.
- Не знаю, - Мила посмотрела на подругу, а потом вдруг прижалась к ней, уткнувшись носом в ее плечо. – Наверное, все-таки хочу. Может, хоть ты потом сможешь разобраться во всем, потому как я этого сделать не в силах.
- Ок. Разберемся! Разложим все по полочкам, как в аптеке.
Тина успокаивающе погладила подругу по спине. Она очень хотела ей помочь, но как? Судя по тому, как Мила каждый раз нервничает, история Барсуковой гораздо сложнее, чем ее собственная. В отношениях «Тина плюс Саша» все было просто - она любит его, а он не отвечает взаимностью. Неприятно, больно, но все понятно. А тут… Вроде как оба любят, но как-то все не так просто и гладко, как в самом начале их истории.
- Барсучок, если хочешь, можем отложить разговор до следующего раза.
- Да ладно уж, - Мила глотнула воды. – Давай сегодня с этим Новым годом покончим.
- Как скажешь, я вся во внимании.

***
Сидя за столом, Мила положила голову на плечо Сергею, и разглядывала банкетный зал. Время от времени, как бы невзначай, она переводила взгляд в бар на Романа и Стеллу. Брюнетка сидела на высоком стуле, демонстрируя всем свои красивые ноги, которые соблазнительно выглядывали из разреза на платье. Она курила тонкие сигареты, безразлично глядя в окно. Все ее движения были изящны и отточены. Даже то, как она стряхивает пепел, вызывало восхищение. Роман стоял напротив нее и что-то говорил. Стелла лишь изредка бросала на него взгляд.
- Солнышко, что пить будешь? – спросил Сергей.
- А? – спросила Мила. Она так была увлечена происходящим в баре, что не сразу поняла, что ей сказали.
- Я спрашиваю, что пить будешь? Водку, коньяк?
- Только «Шампанское», когда двенадцать стукнет.
- Ок! – сказал Сергей и громко крикнул. – Герыч, идите к нам!
Роман кивнул другу и опять повернулся к своей девушке. Он подошел к ней совсем близко и, наклонившись, что-то сказал ей на ухо. Она томно посмотрела на него, недовольное выражение лица медленно улетучивалось. Молодой человек, видимо решил закрепить успех. Его правая рука легла девушке на бедро. Левой рукой он коснулся ее волос, провел по ним рукой и опять заговорил. Стелла выслушала, удовлетворенно улыбнулась и, потушив сигарету, страстно поцеловала. В этот момент Мила ей даже позавидовала. Не смотря ни на что, они любили друг друга, и что самое главное – умели прощать.
- Вот это любовь, - тихо сказала Барсукова, все еще наблюдая за Стеллой.
- Ты что-то сказала? – наклонился к ней Сергей.
- Просто мысли вслух.
- И мне нельзя их знать?
- Да, ничего особенного. Просто посмотрела на них, - Мила кивнула сторону бара, - и поняла, как они любят друга. Они давно вместе?
- Лет шесть. Познакомились, когда Стелле, а тогда еще Маше, было пятнадцать. Ромка тогда на четвертом курсе был. Влюбился, как мальчишка.
- Подожди, ее что, Машей зовут?
- Ага. Простовато, да? – Сережа улыбнулся. – Вот и она так подумала, когда выиграла какой-то там конкурс. Сменила имя, а заодно и характер. Была милая добрая девочка, а сейчас стервозная дамочка. Но Ромка ее любит, его, видимо, все устраивает.
- Когда любишь, на многое закрываешь глаза.
- Возможно, хотя я не согласен. Но это их дела. Я, в принципе, со Стеллой в хороших отношениях. Единственное, из-за чего я с ней все время спорю, так это Ромкино прозвище. Несколько лет назад ее совершенно не волновало, как я его называю. А теперь, видите ли, по статусу не положено. Тоже мне звезда. Если разобраться, то Герыч гораздо круче ее стоит. Но виду не подает.
- Обычно, когда люди и впрямь чего-то достигли, не показывают этого.
- Ну, я бы не сказал, что она ничего не достигла. Вполне успешна и красива к тому же.
- Эй, Мартын, вы чего там притихли? – обратился к ним один из друзей Сергея. - Старый год провожаем или как?
- Конечно, провожаем! – он опять крикнул другу:
- Ромка, Стелла, не тормозите процесс?

***
- Ха-ха! Машка! – в голос смеялась Тина. – Блииин, я себе такую красавицу представила, с ногами от ушей. А она – Маша! – она почти рыдала от смеха.
- Да, ладно тебе. Нормальное имя. Не Стелла, конечно, но уж, прям, так смеяться… Может, больше не стоит рассказывать?
- Я больше не буду, Барсучок! Чес слово! Сама не знаю, с чего меня на смех пробило, - Тина умоляюще посмотрела на подругу. – Как я понимаю, сейчас самое интересное намечается. Новый год, шампусик, танцы…
- Почти угадала! – улыбнулась ей Мила. – Все, как и полагается. Провели старый, встретили новый. Хлопушки, бенгальские. Даже хоровод был с Санта Клаусом. Только Снегурки не было, зато был олень. Мы веселились. Мальчики наши слегка напились, или как они это называют, расслабились. Но в целом все было даже неплохо. Пока я не вышла из зала, где грохотала музыка, чтобы позвонить родителям…


Рецензии