Я хочу тебя. Всегда. Африка гл 25

Прошла неделя. Она чувствовала себя счастливой. На душе царило умиротворение. Если что-то и могло его нарушить, так это мысль о том, что её пребывание здесь ограничено. Виза была не бесконечной. Но она прогоняла от себя эти мысли.
Ничего особенного, в её жизни, не происходило. Просто ощущение счастья не покидало её. Она умела не плохо готовить. Правда, никогда не любила этого делать.  А теперь, вдруг, поняла, что ей нравится готовить для него. Нравится, когда ему нравится. Нравится его ждать. Нравится просто быть рядом. Дарить тихую, спокойную ласку. Нравится засыпать, скрутившись в комочек и ощущать его рядом. Ощущать, как что-то надёжное, доброе, нежное и бесконечно дорогое.
Если бы Всевышний спросил "согласна она отдать 90% своей жизни, что бы он был рядом? Она не задумываясь, согласилась."
Он ей совсем не надоедал. Она привыкала всё больше и больше.

Он лежал на песке,животом вниз. Расставив в стороны руки и ноги. Она с верху, точно в таком положении. Ей ничего особо не хотелось. Ей было достаточно ощущать себя его тенью.  Она придвинула свои губы к его уху. Лизнула, куснула, подула. Он, как ленивый кот, потёрся о неё головой.
- Эд, - прошептала она.
- А-а-а?
- Тебе нужна та яма, возле дома?
- Какая?
- Ну, ты там хотел что-то строить.
- А что ты хочешь?
- Я хочу посадить там розовый куст. Ты не против?
- Розу? Но она навряд ли будет здесь расти.
-  Будет. Мы ведь можем насыпать туда чернозём. И там тень от дома. Нужно будет только поливать. Но, ведь это не трудно, полить один розовый куст.
- А кто будет за ним ухаживать, когда ты уедешь?
- Ты.
- Я?
- Да. Ты. И он будет напоминать тебе обо мне. Пока ты будешь помнить меня - ты не дашь ему засохнуть. А когда забудешь - пусть вянет. Зачем ему тогда жить?
- Но, ведь я буду уезжать.
- Но, ведь ты будешь кого-то оставлять следить за домом. Прикажи - поливать.
Мужчина перевернулся. Теперь он оказался сверху. Поцеловал и сказал
- Нет. Не могу.
- Почему?
- Потому что это ты. Разве я могу тебя кому-то доверить? Мне и так стыдно.
 Она улыбнулась. Обняла его.
- Эд, ну я хочу, что бы она здесь была. Хочу, что бы ты срезал розы и ставил в комнату, в которой будешь спать.
- А если я буду не один? - Щёлкнул он её по носу.
- Тогда утром ты увидишь как осыпались её лепестки. Она будет страдать. И там, далеко, я тоже заплачу, потому что почувствую это.
- Глупенькая, - сказал он, покрывая поцелуями её шею. Она изогнулась, Стремясь всем телом ему на встречу. Обвела ногами его таз.
- Мы посадим розу? - Прошептала она закрывая глаза.
- Хоть целый розарий.  Всё, что хочешь. Они не будут плакать.
- Разве что росой желания, как я.
- А я?
- Как мы.

Роза была посажена. Она хорошо принялась и очень быстро росла. Как-то раз женщина вышла полить её и увидела в лепестках фото. Удивилась, взяла и замерла на месте. На фото была она и "американец". Она лежала на постели, в разорванной футболке. Над ней нагнулся "американец". Она почувствовала как это бывает. Когда гремит гром среди ясного неба и всё предвещает грозу. Она даже не услышала как подошёл Эд и через плечо посмотрел на фото.
- Что это? - Спросил он.
Она молча протянула ему фото. Развернулась и пошла в дом. Достала из холодильника бутылку пива. Открыла. Сделала пору глотков. Включила видио и залезла на диван. Она не чувствовала себя виноватой и в то же время, именно это и чувствовала. Она не считала нужным оправдываться. Да он и не просил. Но она понимала, что должна что-то сказать. Что? Она даже не помнит этой сцены. Разве это оправдание? Это даже хуже.
Мужчина зашёл в дом. Он тоже понимал, что не может требовать от неё никаких объяснений. И в то же время, он хотел знать.
Эдуард сел рядом. Обнял её одной рукой за плечи. Нагнулся и заглянул в глаза. 
- Я должна что то объяснить? - Спросила она отводя взгляд в сторону.
- Разве я это сказал?
Женщина подумала, что лучше бы сказал. Тогда она смогла бы ответить. А сейчас? Она помолчала, потом сказала
- Я с ним не была. Если ты это подумал. Мне было плохо. Он и его друг, занесли меня в дом. Позвали Гари. Тебе этого достаточно?
- Я ничего не спрашивал.
- Спрашивали твои глаза. Мне не в чем оправдываться. По крайней мере с этим человеком.
Мужчина молчал, хоть и обнимал её за плечи.  Идиллия была нарушена.
- Я хочу написать рассказ. Пойду к шалашу. Приходи, если соскучишься.
На пороге она оглянулась и спросила
- Эд, а ты знаешь этого человека, на фото?
- Нет.
- Ты в этом уверен?
- Абсолютно А что?
- Нет. Ничего. Просто так.

Она пробыла в шалаше до темноты. Эд не пришёл. Писать не хотелось. Хотелось отомстить "американцу". Она понимала, что месть, это не весьма хорошее чувство. Она даже сама, в как-то написала:
Месть порождает только месть.
И страх, а не покой.
В своей душе построишь ты, не рай, а ад земной...

Но именно  желание отомстить вселилось в её душу. В конце концов она не выдержала и позвонила Гари. С тех пор, как приехал Эдуард, она не звонила ему ни разу.
- Что случилось? - Услышала она его голос.
- Гари, а ты не хотел бы просто поздороваться?
- Что у тебя опять случилось?
- А что, обязательно должно что-то случиться?
- Если ты вспомнила обо мне - значит случилось. Я не на столько наивен, что бы поверить, что ты соскучилась. Он обидел тебя?
- Почему ты всё время хочешь найти в нем какие-то недостатки, Гари? Он ничем меня не обидел.
- Тогда кто?
- Я хочу с тобой поговорить.
- Ты приглашаешь меня в гости? В чужой дом? - Гари не смог не съязвить.
- Я не приглашаю тебя в гости в чужой дом. - Ответила она, делая акцент на слове "чужой". Я хочу с тобой встретиться вне дома.
- Как ты себе это представляешь?
- Эд завтра будет на работе. Я пойду прогуляться. Я знаю дорогу на базар. Мы встретимся на базаре. Случайно. Я наберу тебя, когда буду выходить из дома.
- Ты уверенна, что это может подождать до завтра?
- Уверенна. Спасибо, Гарик.
- За что?
- За то, что у меня, всё таки, есть настоящий друг.

Она зашла в дом. Приняла душ. Одела пижаму. Эд лежал в постели и читал книгу. Она молча легла рядом. Ей так хотелось его обнять. Почувствовать тепло и ласку. Он и был рядом. Только далеко. Женщина вздохнула и повернулась к нему спиной.  Через время она услышала как мужчина положил книгу. Повернулся к ней. Убрал с её шеи волосы. Поцеловал. Предательские мурашки опять покрыли её тело. Его руки добрались до груди. Стали ласкать. Она закусила край подушки. Мужчина привстал. Добрался до её лица.
- Людмилка, - прошептал он. - Ты чего? Что случилось? - Он повернул её к себе. Она обвела руками его шею.
- Я хочу тебя. - Прошептали её губы.
- Повтори. - Попросил мужчина ласковым голосом.
- Я хочу тебя. - Её голос дрожал.
- Ещё.
- Я хочу тебя. Хочу. Хочу. Хочу.
Мужчина засмеялся.
- Почему ты смеёшься?
- Потому что никогда раньше ты мне этого не говорила.
- Не правда. Я говорила, что люблю тебя.
- Люблю - говорила. А хочу - говорил только я.
- Точно. - Сказала она и потерлась лицо о его грудь.
И все мирские тяготы и невзгоды, печали и угрозы опять отодвинулись на задний план. Они опять были в мире своих желаний и грёз. Они упорно прокладывали свой путь к царству под названием "любовь". Где второстепенно - всё. Главное - они. Как единое целое.


 


Рецензии