Дикая дивизия

Как-то под вечер позвонил мне мой товарищ Виктор.
- Я тут дня три назад лег в ЦНИИП (центральный научно-исследовательский институт протезирования), навести меня и прихвати бутылочки две водки.
- Погоди, погоди, какое протезирование и какая водка? - ничего не понимая, спросил я.
- Слав, не могу беседовать по телефону: около меня толпа желающих, телефон-автомат один – и тот барахлит.
- Хорошо, Вить, сегодня я свободен, сейчас и приеду.
Как потом выяснилось, Виктору предложили поучаствовать в новом эксперименте по стимуляции   мышц на ногах. Профессор Витензон с учениками проверял свои идеи на практике.
Быстренько заскочил в магазин, купил две бутылки водки, нехитрую закусь, апельсинов килограмм, – в кинофильмах всегда больных навещают с апельсинами.
Поймал такси и уже через полчаса входил в фойе старинного здания, в котором располагался этот НИИ. Охраны в те приснопамятные времена не было, – словоохотливая бабуля в гардеробе подсказала, где у них мужское отделение.
Путь по длинным коридорам и лабиринтам старого здания оказался неблизкий и небезопасный. Из медицинского персонала, по ходу моего следования, встретилась только одна нянечка, которая и скорректировала мое продвижение к нужной палате. Остальной контингент клиники – а это те, кому требовалось протезирование конечностей, – хаотично, на первый взгляд, перемещались из одной палаты в другую, из кабинета в кабинет.
Вдруг что-то в окружающей действительности начало неуловимо меняться. Это как в фильмах про землетрясение – звери и птицы начинают вести себя неспокойно, куда-то бегут и летят. Небо заволакивает тяжелыми, черными тучами, в воздухе скапливается какое-то электрическое напряжение.
Так и в длинном коридоре, где я оказался, люди начали суетливо торопиться, быстро исчезать в палатах, в комнатах с табличками "М" и "Ж".
Очень скоро я оказался в одиночестве.
Опустевший коридор стал просматриваться до самого поворота.
Вот оттуда, из-за поворота, и исходила атмосфера напряжения: нарастал какой-то гул; по полу пошла небольшая вибрация; телом я почувствовал упругое движение воздуха.
Это словно в метро, когда стоишь на краю платформы, чувствуешь, как приближающийся поезд выдавливает из тоннеля воздушные массы.
Прошли какие-то секунды, и из-за поворота показалось то, к чему уже привыкли местные обитатели, предпочитавшие  по добру, по здорову убраться из коридора.
Увиденное заставило вспомнить, как по телевизору показывают испанскую сомнительную забаву, – когда выпускают на улицы стадо разъяренных быков, а люди, спасаясь кто как может, удирают от них.
На меня надвигалась неуправляемая ватага детишек. Накатывающийся гул превратился в мешанину радостного смеха, выкриков, воплей, кряхтения и еще чего-то, что невозможно описать.
Лидировали в ватаге ребята без ног, на маленьких тележках. Они отталкивались от пола руками. За ними, еле поспевая, перемещались ребята на костылях, тростях, маленьких инвалидных колясках. У кого-то не было ноги, руки, а у иного – и того и другого. Причем каждый норовил вырваться вперед, прикладывал для этого неимоверные усилия.
Ребятишек было человек двадцать или тридцать.
И эта лавина стремительно катилась на меня. Еще мгновение – и я буду погребен под ней. Попытаться остановить ее на такой скорости – утопия!
На размышление у меня оставалась секунда, две. До спасительной двери с табличкой "М", (а хоть бы и "Ж"!) было метра три – не успеть.
Пришлось прижаться спиной к стене, втиснуться в нее, не хуже индийского йога втянуть в себя живот, руки с пакетом и его содержимым задрать вверх. Мне показалось в тот момент, что я даже зажмурил глаза.
Словно стадо диких бизонов пронеслось мимо.
Так, чуть оттоптанными оказались ботинки и немного порваны брюки.
Главное осталось цело, не разбилось.
Вот такой, весь потрепанный и в шоке, появился я у Виктора в палате.
- Что, угораздило пересечь путь нашей "Дикой дивизии"? - улыбаясь, спросил Виктор. - Это у них сейчас будет два часа игр в спортзале. Устают ребятки без движения в палатах. По полгода лежат, пока протезы не сделают. Принес, что просил?
- Принес… Благо, вовремя сумку вознес к потолку.
Оказалось, водка потребовалась соседу Витьки – у него намечался день рождения. Парень не местный, из-под Ростова. Работал электриком, что-то делал с проводами на ЛЭП, а какая-то дуреха, баба-диспетчер, врубила ток.
Полчерепа снесло, теперь вместо него – пластмассовая крышечка; ампутировали руку и ногу. Здесь парень ждал, когда будут готовы протезы.
Этот день надолго врезался в мою память.


Рецензии
Дети всегда дети, хоть и без ног и без рук.
В предложении "Прошли какие-то секунды...ПРЕДПОЧИТАВШИЕ..."

Ольга Гаинут   26.11.2018 00:54     Заявить о нарушении
Это же как сумел загнуть!
Спасибо, переправил).

Вячеслав Поляков   26.11.2018 12:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.