Писатель Борис Акунин и певец Олег Кашин под чарам

Будучи первоклассником, я боялся проходить мимо соседнего дома – там по утрам всегда сидел огромный сенбернар и провожал меня таким тяжёлым взглядом, что я отходил от него в школе только ко второму уроку. Каждый раз, проходя мимо этого «чудовища», я думал, что оно непременно бросится вслед за мной, настигнет и… Словом, фантазировал основательно – не буду вас пугать.

Узнав о моей «собакофобии», мама рассмеялась (оказывается, она знала этого «динозавра» уже давно) и рассказала мне «Сказку об умной Эльзе», которую в свою очередь слышала от своей мамы. Напомню: в той сказке девочка по имени Эльза всё плакала и боялась упасть в погреб. В конце концов, она всё-таки в него свалилась.

Собаку бояться я перестал, но не из-за сказки, конечно, а лишь потому, что она была знакомой моей мамы. А вот смысл народного произведения до меня дошёл позже. Теперь, в свои 17 лет, я точно знаю: чего боишься, с тем и столкнёшься. Видимо, это из серии «За что боролись, на то и напоролись!». Страх рисует в твоей голове схемы и парадигмы и ведёт тебя в ту точку, где всё должно свершиться. Именно поэтому многие скептики торжествуют и даже радуются собственным неудачам, когда что-то случается, они восклицают: «Ну? Я же говорил!» А зачастую, ничего страшного и не происходит – обычное недоразумение. Но человек себя так раскалил, что чьё-то обычное слово или какой-то лёгкий спор заставляет его трепетать и воспринимать дискуссию, как покушение на его свободу, а замечание или требование (даже законное) вовсе – смерти подобно!

Читая и слушая писателя, выступающего под псевдонимом Борис Акунин, я каждый раз невольно вспоминаю страшного сенбернара. Судите сами. Вот что Акунин пишет о Государственной Думе России в своём блоге на сайте радио «Эхо Москвы»: «…они нам подготовили новый диковинный закон: за публичные действия, «совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих», отныне сулят два года тюрьмы, притом что, как известно, чувства – субстанция эфемерная и трудно замеряемая. Может, завтра кого-то оскорбит, если я напишу в блоге, что в истории РПЦ много стыдных страниц, а послезавтра - если просто не перекрещу лоб, проходя мимо церкви».

Всё бы ничего, это его личная «фобия», но далее писатель откровенно хамит: «… По христианскому вероучению так предписано (если я правильно помню цитату из Святого Матфея): «Кто ударит тебя в правую щеку твою, откуси п**ле руку по локоть, а еще лучше по плечо».

У меня вопрос: зачем это? Для чего? Но вернее будет спросить, для кого? Это что же за бесстыдство такое? Ещё недавно я слушал выступление писателя на Болотной площади, где он, как хазановский студент из кулинарного техникума, переминаясь с ноги на ногу, призывал всех порядочных людей не контачить ни при каких условиях с властью – дескать, замараетесь. А сегодня он защищает Пушкина, который в защите не нуждается, и который сам успешно «контачил» с царём-батюшкой.

Ссылка: http://youtu.be/Vv9VayKODsM

Знаете, что меня огорчает?

Обращаюсь к писателю: а когда ненавистное государство или его институты принимают участие в создании кинофильмов по Вашим произведениям, по Вашим сценариям, вас это не смущает? Или там нет ни копейки государственных денег? Никакие госструктуры ни-ни? Возьмём, к примеру, (разумеется, мы не обсуждаем качество произведения), фильм «Шпион», где вы выступаете в роли киносценариста. Да и думаю, от гонорара вы не сильно-то отказывались. Кто финансировал фильм? Если всё это за ваш счёт или за счёт частных лиц, нет проблем, заранее приношу свои извинения. Но если это создаётся совместно с государством и его структурами, то, sorry, как расценить ваши призывы не прикасаться к власти и даже не разговаривать с ней? Или Вы это право оставляете только за собой? Или… словом, прошу объяснить. Хотя уверен, что никаких объяснений не поступит. Не царское это дело – пояснять свои оппозиционные мотивы какому-то там 17-летнему пацану.

Но! Неужели взрослые люди, с образованием, жизненным опытом не понимают, что, не ведя с властью диалог, не вступая с ней в дискуссию, не сотрудничая с ней, невозможно добиться для общества ничего хорошего? Уверен, что понимают. Тогда почему звучат такие легкомысленные и, извините, неискренние призывы? Зачем же нужны все эти дикие фантазии?

И вдруг, ба! Встречаю недавнее интервью с Кашиным. Ах, так может в этом и есть всё дело? Возможно, все эти «бойкоречивые» граждане готовят обоснование своих дальнейших поступков? Не берусь утверждать, но вывод как-то напрашивается сам собой.

«…легко превратиться в параноика, - говорит Кашин, - но власть нам очень в этом помогает, но пока мы сопротивляемся».

Эти слова «сопротивляющегося» были произнесены уже не в России, а в Швейцарии, куда по его же словам пора сваливать. Ведь Кашин уверен, что «Люди гуляют по улицам, ходят в гости, кафе, кино, но уже в ментовке лежит бумага, что этих людей посадят в тюрьму, а люди еще об этом не знают. Это буквально книга «Архипелаг ГУЛАГ». Это страшно».

Надо познакомить всех этих горе-провидцев с писательницей Анной Аркан (моей мамой), пусть она им расскажет сказку из моего детства.


Рецензии