Слово о Курске. Отчаиваться не надо!

ОТЧАИВАТЬСЯ НЕ НАДО!


Бурная весна 1999 года полыхала военными грозами на Балканах. Отколотая долгое время от Советского Союза ревизионистом Тито Югославия пожинала плоды предательства славянского единства. Бывшие благодетели указали проституткам место, после того как перестали нуждаться в их услугах. Уровень жизни в республике резко упал, наложились один на другой многочисленные кровавые межнациональные конфликты. Сербский народ истекал кровью, погибая под ножами соплеменников Тито – католиков хорватов и банд мусульманских выродков.
Но Югославское правительство сумело справиться с ситуацией и практически разгромило организованные и выкормленные американцами бандформирования. Тогда в игру вступили США и НАТО. Началось избиение непокорного народа. Воздушные армады вторглись в небеса земли сияющей власти. Бомбы американцев по мысли заокеанских стратегов должны были вогнать Югославию в полный хаос и дать возможность бандитам делать свои кровавые дела.
Россия, убрав кровавого упыря Эльцера, не осталась равнодушной к судьбе младшего брата. Мы оказывали посильную помощь поставками вооружения и продовольствия, русские добровольцы сражались в рядах Югославской армии.
В Средиземное море был направлен новейший подводный ракетный крейсер «Антей». Это был совершенный корабль, вооружённый крылатыми ракетами и торпедами, способный уничтожить в одиночку среднюю АУГ флотов стран НАТО.
Крейсер прорывался на просторы средиземноморья, преодолевая всё нарастающее противодействие флотов НАТО. Буквально от самой базы его пытались вести английские и американские лодки, взаимодействуя с базовой патрульной противолодочной авиацией Норвегии. Фареро – Исландский противолодочный рубеж оказал НАТОвцам плохую услугу. На нём контакт с «Антеем» был потерян. Удачно выпустив имитатор, командир на самом малом ходу спокойно прошёл в Атлантику Датским проливом.
Противодействующие корабли НАТО долго и безуспешно искали «Антей» после потери контакта на кратчайшем пути в океан, но конечно, не нашли.
Прорыв из Атлантики в Средиземное море оказался гораздо сложнее. Вместе с «Антеем» в Гибралтарском проливе шло 69 кораблей. «Антей» прилепился под огромный либерийский танкер. Так, неспешно, на малых безшумных ходах русский крейсер незамеченным проник в акваторию, где безраздельно хозяйничали американские бандиты.
Внезапное появление новейшего «убийцы авианосцев» вызвало в рядах 6-го флота США настоящую панику. Еще бы, где-то в толще средиземноморских вод за авианосцами неотступно следовал богатырь, способный в течение нескольких минут разнести в клочья десятки кораблей. Присутствие его ощущалось все сильней, но обнаружить и найти его — невозможно.
Сначала «Антей» направился в район Сардинии, потом в море Альборан. Далее курс проложили неподалеку от Пальма-де-Мальорки. «Антей» подходил к натовцам вплотную, причем порой даже на перископной глубине. Весь их хваленый профессионализм на деле оказался самым настоящим блефом. Командир «Антея» даже не ожидал, что они настолько безпомощны. Получи приказ на применение оружия, и от американского флота на средиземноморье останутся одни воспоминания.
Противник несколько раз цеплял «Антей», но всякий раз быстро терял. А русский крейсер нанес ни много, ни мало 5 условных ракетных ударов по кораблям НАТО. Супостат поставил больше 1 200 буев, но все без толку. Уже позднее стало известно, что командование 6-го американского флота объявило премию своим командирам кораблей за поимку русской невидимки.
Сроки автономности подходили к концу, и «Антей» стал готовиться к обратному прорыву. Командир понимал, что после той заварухи, какую они устроили натовцам, выйти из Средиземноморья в Атлантику будет крайне сложно. У Гибралтара противолодочные силы кишмя кишели. «На мягких лапах» прорыв не получится. Требовалось нестандартное решение.
К проливу подкрались по-тихому, незамеченными. В предутренней мгле «Антей» начал прорыв, развив максимально возможную подводную скорость. Турбины несли крейсер 35 узловым ходом, риск налететь на что – либо был велик, ибо на таких режимах лодка слепа и глуха. Но командир правильно рассчитал время начала прорыва и тактику последующих действий.
Супостат не ведал в предутренней дрёме ни сном, ни духом, что надо будет сразу без раскачки давать максимально возможный ход и гнаться на предельной скорости да ещё в тумане за русским крейсером. Первая часть прорыва сразу осталась за внезапно появившимся и промелькнувшим мимо сил ПЛО «Антеем».
 
Прохлопавшие прорыв противолодочные силы НАТО устремились в погоню с большим опозданием, а необычно высокий ход цели стал для них непреодолимой неожиданностью.
Пока натовцы лихорадочно пытались догнать нырнувший в узость пролива «Антей», русский корабль уже проскочил, свирепо разрезая глубину, самое опасное место.
     То был плаватель могучий,
     Крутобёдрый гений вод,
     Океанский град пловучий,
     Стосаженный скороход.
     Он, как конь донской породы,
     Шею вытянув вперёд,
     Грудью сильной режет воды,
     Грудью смелой в волны прёт.
     И, как сын степей безгранных,
     Мчится он среди пучин
     На крылах своих пространных,
     Будто важный сарацин.
     Гордо волны попирает
     Моря страшный властелин,
     И ракетой достигает
     Неба чудный исполин.
     Но вот-вот уж с громом тучи
     Мчит Борей с полнощных стран.
     Укроти свой бег летучий,
     Вод солёных ветеран!..
     Нет! гигант грозе не внемлет;
     Не страшится он врага.
     Гордо голову подъемлет,
     Вздулись верви и бока,
     И бегун морей высокий
     Волнорежущую грудь
     Пялит в волны и широкий
     Прорезает в море путь.
Судоходство в проливе плотное, противолодочникам мешало множество торговых и круизных судов, а предутренний туман не позволял супостатам идти полным ходом, и преследование в проливе, самое опасное для русских, не состоялось.
Теперь «Антею» предстояло обмануть противника, подкарауливающего крейсер на выходе из Гибралтара в Атлантику. Там силы ПЛО были уже в полной готовности и ждали стремительно приближающуюся цель.
 
Командир «Антея» вовремя дал приказ выстрелить имитатором. «Антей», совершив коордант влево, застопорил машины и на инерции полного хода безшумно заскользил на оживлённую трансатлантическую коммуникацию, где благополучно отстоялся на стабилизаторе глубины без хода. А супостат, надрывая турбины и усеивая морскую гладь тысячами гидроакустических буёв, погнался за уходящим в Бискайский залив имитатором.
Трудяга – имитатор проволок всю свору противолодочных сил на добрые 30 миль и благополучно самоликвидировался. Внезапно потерявшие контакт натовские протволодочники озверело метались вдоль побережья Португалии и пошли чесать море севернее Бреста, уперевшись почти в Ла Манш.
«Антей» наблюдал весь этот цирк с помощью гидроакустики и радиоперехвата. Потом неспешно развернулся и пошёл домой вокруг Гренландии. Встречали моряков торжественно, с жареным поросёнком.
А на другом полушарии планеты жареный петух усиленно клевал в известные места американских флотоводцев, упустивших русскую подлодку. Ни один из них не усидел после этого случая в своём кресле. Было от чего затаить зло…
Занималось раннее утро 12 августа 2000 года. Тысячелетие подходило к своему завершению. Но завершение это оказалось не только рубежом арифметических цифр, обозначающих наше время. Кровавый заключительный аккорд его ещё долго будет звучать набатом в сердцах многих русских людей.
Атомный подводный ракетный крейсер «Антей» могуче раздвигал широкими плечами воды Баренцева моря, занимая свой район полигона боевой подготовки. Учения Северного Флота на этот раз были организованы по странной формуле: «СБОР – ПОХОД» отряда кораблей. Предполагалось, что это тренаж сил, посылаемых в Средиземное море, логическим продолжением успешной боевой службы АПРК «Антей» 1999 года. Столь своеобразная форма учений позволяла Командующему Флотом не придерживаться установленных руководящими документами требований к проведению полноценных учений и не безпокоить в синекуре летних отпусков флотское начальство.
Согласно плану сбор – похода «Антей» в первый день должен был отстреляться двумя ПКР «Гранит» по мишени, а во второй день произвести имитационную ракетную атаку и выполнить торпедные стрельбы практическими изделиями 65-76 и УСЭТ-80. На практической УСЭТ-80 предполагалось этой стрельбой произвести контрольно – серийное испытание новой заряжаемой АБ.
 
Командир подводного крейсера крутанул перископ по горизонту. Выделенный «Антею» под торпедную стрельбу район №6 был абсолютно чист. Светило солнце, праздничные блики рассыпались и прыгали по поверхности почти спокойного Баренцева моря.
К перископу подошёл старший на борту – командир соединения. Он, не спеша, долго осматривал горизонт, потом поднял зенитный перископ, и летнее северное небо ринулось внутрь подводного корабля…
Командир с комдивом прошли по боевым постам и уединились в своей каюте. Оба молчали. Тревога охватывала и не давала обычной уверенности взять верх.
- Не нравится мне этот район!,- нарушил молчание командир. – Надо же было загнать океанский корабль на мелководье, ведь здесь у нас практически нет возможности маневра по глубине…
- Ты прав, Гена! А у натовских лодок полное преимущество в этой луже. Они малого водоизмещения. – Комдив задумчиво вертел в руках серебряный подстаканник.
- Не забывай ещё и то, что у них в аппаратах боевые торпеды. А приказ на применение оружия ТАМ командир может отдать сам, не опасаясь оргвыводов. Теперь смотри, весь наш торпедный арсенал не выгружен на берег, как это положено при проведении нормальных учений с торпедной стрельбой практическими изделиями. Крана у них не было, чмошников ракушечных! Весь боезапас остался лежать на стеллажах. Аппараты заряжены, как и положено, только практическими изделиями, все остальные разгружены и опечатаны.
- Да, подарочная для супостата ситуация. ПЛО района не обеспечено ни одним специально выделенным кораблём. Быстро выстрелить по подводным целям, ежели что, мы сможем лишь безвредными игрушками, а всё оружие на борту потенциально опасно только для нас, особенно в случае пожара в первом отсеке. – Комдив замолчал и придвинул к себе ярко желтую книжку конструктора Романова, повествующую о трагической судьбе сверхглубоководного истребителя «Плавник», погибшего в апреле 1989 года.
- Если учесть, что практически все имеющиеся системы пожаротушения на лодках с глубиной погружения 600 м. могут быть полностью блокированы при боевых повреждениях магистралей ВВД, проходящих в отсеках, то мне уже не по себе.
 
Урок «Плавника» ни промышленность, ни руководство флота не восприняли должным образом.
Командир стоял, прислонившись к косяку двери, и смотрел на листавшего книжку комдива.
-И у меня не выходит из головы эта история. Неисправный анализатор кислорода в седьмом отсеке ванинской лодки и явный прокол в конструкции маслоподогревателя инициировали пожар, справиться с развитием которого экипаж не смог. Неконтролируемое поступление в горящий отсек ВВД полностью блокировало ЛОХ, и отсек превратился в доменную печь. Хорошо, хоть седьмой, а не первый, торпедный! Комдив встал и прошёлся по достаточно просторному помещению. Жёлтая книжица ярким пятном выделялась среди прочих бумаг, лежащих на командирском столе.
- Представляю весь наш торпедный арсенал в доменной печи. Жутко и страшно. Неужели нет никаких технических решений, что бы этого избежать?
- Почему же!, - комдив обернулся к командиру – Есть, конечно. Например, обособить носовую группу баллонов ВВД и использовать в ней вместо воздуха, содержащего потенциально пожароопасный кислород, азот. Получать его можно быстро и в нужных количествах на криогенных установках. Сейчас уже созданы весьма компактные и мощные устройства. Энергетики у нас на корабле достаточно, хватит и для них. Но процесс такого внедрения новых идей уже невозможен в нашем разлагающемся обществе и разваливающейся стране.
- Значит, ты считаешь, что всё, - лапы вверх?, - сверкнул глазами на товарища командир.
- Не кипятись, стоять будем до конца. Но, возможно он не станет для нас победным.
Доклад радиометриста прервал разговор офицеров. Командир снова встал к перископу и осматривал горизонт. Судя по характеру сигнала, радиометристы обнаружили работу РЛС надводного разведывательного корабля НАТО. Но уровень сигнала был очень слабый.
«Антей» шел под перископом малым ходом. Были подняты антенна пеленгатора и антенны радиосвязи. Пора было докладывать о готовности. Приближалось время начала торпедных стрельб. Боевая часть связи сработала быстро и чётко. Доклад о готовности был принят и в береговом штабе подводников и на флагманском тяжёлом атомном ракетном крейсере «Орлан». Времени было 08:20 по Москве. Потом «Антей» произвёл учебную ракетную атаку отряда боевых кораблей. Всё шло по плану.
Отряд боевых кораблей вошёл в первый район боевой подготовки. Здесь выполнялись учебные атаки имитацией торпедной стрельбы, без выпуска практических изделий. Две лодки в двух районах успешно «отстрелялись пузырём», и «Орлан» с отрядом двинулся в третий район, где подводники запланировали более сложное упражнение. На границе третьего района уже находился в полной готовности торпедолов, чтобы не допустить потерь дорогостоящих практических торпед. Подводный крейсер, назначенный к учебной торпедной стрельбе в этом районе, выполнял свою задачу. Моряки прилагали все усилия, чтобы ни одна из отстрелянных торпед не затонула. Но в море бывает всякое. Одно практическое изделие так и не нашли, хотя искали долго и тщательно.
«Антей» наблюдал всю картину атак и маневрирования ОБК с помощью достаточно совершенного ГАК «Скат». Акустики непрерывно докладывали обстановку в северо – западной части полигона, где разворачивались основные события «учений». Но вот, в момент разворота, когда корабль сделал коордант вправо, акустики огорошили командиров:
-Цель №…, групповая, подводная, по пеленгу … дистанция …
Это уже был пеленг на северо – восточный угол полигона. Наших лодок там быть не могло. Значит, супостат. Да не один, а три лодки. Обнаглели совсем. Они уже залезли в закрытый для плавания район и ведут себя, как дома. Противолодочная охрана района этих своеобразных учений силами ПЛО не производилась. То ли не было кораблей, то ли топлива, то ли всё вместе, помноженное на полнейший развал.
Командир «Антея» дал РДО в береговой штаб:
- Обнаружил три п/л, предположительно осуществляют скрытое слежение.
Штаб не нашёл ничего лучшего, чем занять «Антей», подготовленный для учебной задачи, боевым противодействием этим обнаруженным лодкам «вероятных друзей». Как будет противодействовать океанская лодка, зажатая мелководьем и не имеющая боевых торпед в аппаратах, из штаба сообщить не пожелали.
Очевидно, - мыслили стратеги из штаба, - способом навала на корпус супостата, как четырнадцать лет назад сторожевой корабль проекта 1135 «Беззаветный» при отгоне от Севастополя крейсера «Йорктаун».
 
Командир на «Антее» опытный, лодка могучая – справятся, турнут гостей в океан, чтобы не срывали нам торпедные стрельбы. (В советское время руководящими документами определялось, что при обнаружении п/л вероятного противника в непосредственной близости к району маневров, упражнения с выпуском практических торпед должны быть немедленно прекращены.)
Командиру ничего не оставалось делать, как подчиниться штабным мудрецам, которые решили продолжать отработку учебных пусков торпед по плану новоизобретённого «сбор – похода».
«Антей» развернулся и пошёл 10 узловым ходом в северо – восточную часть района боевой подготовки. ГАК «Скат» уверенно держал контакт, хотя супостат уже засёк движение русского крейсера в свою сторону и затаился, перейдя на стабилизатор глубины без хода.
«Антей» шёл на 11-12 узлах, выдвижные опущены. На корабле жизнь текла своим чередом. Очередная смена завтракала, свободные от вахты отдыхали.
В центральном посту на своих местах командир корабля и комдив. Экипаж чётко выполняет свои обязанности, ни тени неуверенности или безпокойства…
10:05 скорость хода уменьшили до 6 узлов. Вышли на перископную глубину. Вот и район обнаружения групповой подводной цели. Резкий толчок внезапно выбил палубу из-под ног стоявших подводников. Корабль как бы подбросило, он полез в горку, но быстро занял своё обычное положение.
Командир, ещё лежа на полу, отдал команду:
- Стоп, обе назад 20!
Крейсер качнулся, теряя инерцию, и остановился. Командир не мешкал:
- Обе стоп! Поднять перископ, поднять «Бухту», открыть радиолокационную вахту!
- Акустики. Импульс в нос! Осмотреться в отсеках, доложить обстановку!
Приник к наглазнику перископа. Крутанул по горизонту. Море словно кипело от вырывавшихся из под воды пузырей воздуха. Ясно, долбанули супостата. Попался - таки под ноги! Теперь тонет, исторгая в море своё гнилое нутро. Может рвануть его ГЭУ или оружие…
- РДО в базу! Штурман, координаты! Текст: Произвёл непреднамеренное столкновение с неопознанным подводным объектом. Предположительно, следящей АПЛ вероятного противника. Объект затонул, наблюдаю интенсивный выход воздуха и масел. Обнаружил по правому борту ещё две АПЛ, предположительно класса СИ ВУЛФ. Дистанция до них 4 кабельтова. Жду указаний. Командир.
Из отсеков сыпалась дробь докладов. Русский «Антей» не получил от столкновения сколько – нибудь значимых повреждений.
Выявленные импульсом ГАК лодки неприятеля продолжали оставаться на перископной глубине без хода, очевидно ведя интенсивные радиопереговоры со своими штабами. Замер в четырёх кабельтовых от них и «Антей». Третий из супостатов бурно агонизировал на дне, выбросив аварийно – спасательные буи и непрерывно давая СОС механическим стукачом.
 
Вдруг в 10:30 громыхнул доклад акустика:
- Противник произвёл торпедный залп. 15 градусов с правого борта. Восемь торпед идут на нас, пеленг не меняется!
Командир отреагировал мгновенно:
- Обе 40 назад! Руль право 20! Ввести данные для стрельбы в четвёртый аппарат! Цель №1 подводная. Четвёртый аппарат залп по готовности! Зарядить третий и пятый! Залп по готовности! РДО в базу: Подвергся торпедной атаке со стороны АПЛ слежения. Уклоняюсь, атакую. Командир.
«Антей», бешено вращая винтами, на заднем ходу стал описывать циркуляцию вправо, уводя выпущенные по нему торпеды по дуге на противника. Выдвижные устройства согнуло в нос напором воды, ибо передавалось РДО, и автоматика опускания была отключена. Торпеды противника догоняли «Антей» со стороны носа, самой малошумной части корабля. Это была совсем нетипичная ситуация…
Дистанция быстро сокращалась. Часть торпед на циркуляции потеряла цель и легла в поиск, часть повелась на шумы мощного практического изделия 65-76, выпущенного в ответ русской лодкой.
 
Эта могучая торпеда с перикисно – водородной газовой турбиной шла напролом к цели и врезала всей своей четырёхтонной массой на пятидесяти узлах в первый отсек американской лодки, проломив прочный корпус и уничтожив личный состав торпедистов. На американке завязалась отчаянная борьба за живучесть. Если бы это была боевая торпеда, какими атаковали «Антей», то всю американскую лодку сразу развалило бы на куски, но торпеда была учебная, без заряда! Вторая американская лодка резко прибавила обороты и выскочила на несколько десятков миль севернее района схватки.
Корпус «Антея» дрожал от напряжения турбин, вырывающих корабль из лап смерти. Но две торпеды всё же попали в правый борт в районе первого и второго отсека. Правда, взорвалась только одна. Она разворотила легкий корпус и противоминную защиту. Но прочный корпус уцелел, правда, деформировался и дал течь.
 
В центральном посту «Антея» напряженная обстановка ожидания. Наконец удар и дробь докладов:
- Торпедное попадание в районе средней палубы первого отсека! Вышел из строя и обезточен ГАК! Топит аккумуляторную яму №1!
- Аварийная тревога! Продуть носовую левого борта! Прекратить зарядку аппаратов изделиями! Задраить первый! Дать воздух в первый! Рубеж обороны – носовая переборка второго отсека!
 

Личный состав первого отсека включился в борьбу за живучесть. Люди задраили по команде переборку, и пытались дать воздух с распределительной колонки в отсек. Но при попытке продуть носовые, магистраль ВВД не выдержала сотрясения от взрыва торпеды и лопнула, когда воздух из первой перемычки устремился в трубы для продувания носовой ЦГБ левого борта. Вместо продувания ЦГБ произошёл быстрый неконтролируемый наддув торпедного отделения первого отсека. В нём резко поднялось давление и температура. Личный состав торпедного отделения погиб мгновенно. На верхней палубе в торпедном арсенале сразу начался объёмный пожар. Языки пламени лизали зелёные бока боевых торпед, лежащих на стеллажах и погрузчике.
Запищала сигнализация на пультах «Онега» и «Молибден».
- Температура в первом больше 70!
- Низкое сопротивление изоляции!
- Давление в первом растёт! 10 кгс/кв.см!
- Прекратить продувание носовой! Дать ЛОХ в первый из второго! Отсечь магистрали ВВД от носовой перемычки! Стравить за борт ВВД из носовой перемычки!
Трель звонка наложилась на тоновый сигнал «Молибдена». Загорелся значок «Дан ЛОХ в первый».
- Давление в первом больше 20 кгс/кв.см! Температура носовой переборки второго больше 90 градусов!
Случилось самое страшное. Корабль ещё был жив и боролся, но потушить доменную печь с несколькими тоннами гексогена внутри оказалось нечем. Ни одна система пожаротушения не могла противостоять мощному неконтролируемому поступлению ВВД в объятый пожаром отсек. Фреон подавался под давлением 15 кгс/кв.см, и ему было не пробиться к огню при давлении в отсеке 20 кгс/кв.см. Носовая переборка второго держала до 40 кгс/кв.см. Время пошло на минуты. Переборка в первый разогревалась стремительно. На ней уже начала обгорать краска…
Командир отдал приказание всем из центрального поста уходить в ВСК. Люди покидали свои боевые посты со сжатыми от безсилия кулаками. Всё в строю, всё работает, но взрыв неизбежен, и сделать уже ничего нельзя. Третьему отсеку дана команда уходить в четвёртый. Может, кто там уцелеет…
Команда на пульт ГЭУ – глушить реакторы! Всё. Времени уже нет. Командир задраивает люк ВСК.
 
 
 
В ужасающем пламени пожара взорвалось БЗО торпеды 65-76А. Взрывная волна пошла крушить внутренности корабля, врываясь в жилые отсеки, сметая на пути переборки и заворачивая в гофру железо палуб.
Страшная сила сдавила хрупкую скорлупу ВСК, сплющила механизм разъединения с прочным корпусом, ворвалась через люк в тесное пространство, душа людей горячими газами…
Старший на борту «Антея» – Командир соединения являлся автором весьма популярного на Северном флоте застольного тоста, в котором самым невероятным образом провидчески предугадал эту смерть. Последнее четверостишие этого тоста звучит так:
Ну а если случится такое -
По отсекам пройдет ураган,
Навсегда экипаж успокоя ...
Я за них поднимаю стакан!
Почему он не сказал ни о пожаре, ни о затоплении, а именно «по отсекам пройдет ураган»? Ведь гибель лодки была именно такой: страшной силы взрыв, разрывая межотсечные переборки, огненным ураганом прошелся по ней, уничтожая на пути все живое. Совпадение или озарение?
Буйство разрушительной стихии взрыва уняла только переборка между четвёртым и пятым отсеками. Ударная волна разбилась на тысячу маленьких всепроникающих смерчей. Они неслись по дифферентовочной и главной осушительной магистралям, калеча штоки клапанов и арматуру, ворвались в кормовую дифферентовочную цистерну, разорвав её корпус, и устремились на нижнюю палубу девятого отсека. Они разорвали систему воздуха среднего давления, вырвав клапанные колонки в эпроновских выгородках, безжалостно оторвали колонку клапанов в шлюзовой камере кормового АСЛ. Система ВСД постепенно наполнилась водой, затопившей через вырванную клапанную колонку ШК кормового АСЛ.
Огненный вихрь прорвался вдоль корпуса ВСК в ограждение рубки, вырывая двери и разбивая иллюминаторы лимузина, распахнул щиты мостика и вырвался наружу, отрывая резиновое покрытие корпуса.
Два ядерных сердца корабля надёжно заглушила система автоматики. Поглощающие стержни были встреляны в активные зоны мощными пружинными толкателями, остаточное тепловыделение снималось специальными насосами теплоносителя, имеющими автономное питание. Личный состав шестого отсека успел подключить группу газовых баллонов, для компенсации объёма. Офицеры пульта ГЭУ погибли на боевых постах, успев включиться в ШДА. Ударная волна выбросила их в коридор отсека. В пятом и пятом бис живыми осталось двое. Они в полнейшей темноте добрались до переборочной двери в шестой. Но открыть её не смогли. Личный состав шестого, покидая свой отсек, заблокировал механизм открывания двери.

 
«Антей» на инерции заднего хода резко клюнул носом, ударился носовой оконечностью о дно и остановился. Личный состав кормовых отсеков продул все ЦГБ, которые смог. Крейсер замер с дифферентом 20 градусов на нос, уткнувшись в дно Баренцева моря и разворачиваясь по течению, которое стало постепенно сдвигать стальную громаду, вспахивая её корпусом донные отложения.
Борьбу за живучесть в кормовых отсеках возглавил командир турбинной группы дивизиона движения капитан – лейтенант Колесников. Он был командиром 7 – го отсека. Через минуту после взрыва в темноте полыхнули огни аварийных фонарей, в свете которых из восьмого в седьмой ринулись люди, в безпорядке падая и натыкаясь на оборудование. Они дико орали и панически ломились к переборке в шестой. Но на их пути встал последний командир «Антея» несокрушимый в своей решительности. Он остановил панику прикомандированных на поход чужаков неизбежным мордобоем. Люди пришли в себя не сразу. Но подводницкое воспитание взяло верх, и порядок удалось сохранить. Из шестого организованно, взяв с собой средства защиты и коробки с регенерацией, перешли в седьмой люди командира трюмной группы дивизиона движения капитан – лейтенанта Аряпова. Теперь Колесникову стало легче. Он и Аряпов быстро привели в чувство людей, давших моральную утечку.
Колесников опросил людей из девятого. Те доложили, что сразу после большого взрыва в трюме их отсека что – то взорвалось, дышать стало нечем, послышался шум прибывающей воды, и они покинули отсек, в панике не взяв ничего. Была только задраена переборка в восьмой.
Люди из восьмого доложили, что трюм их отсека начало топить с кормы, вероятно, разгерметизировались сальники упорных подшипников гребных валов. Они поддались панике и побежали в нос, в надежде пробиться до ВСК.

 
В это время тренькнул звонок аварийного безбатарейного телефона. Трубку взял Колесников. На проводе был командир. Он кратко обрисовал обстановку перед взрывом, сказал, что крейсер был торпедирован американскими лодками слежения, что в первом отсеке возник пожар, повлёкший за собой взрыв торпедного боезапаса. Командир сообщил также, что в ВСК вместе с ним находятся почти все, кто по боевому расписанию был в ЦП. Механизм отдачи ВСК заклинен взрывом, есть поступление воды. Воздух отравлен газами, прорвавшимися в ВСК во время взрыва. Регенерации мало, но будем держаться.
Колесников в свою очередь доложил, что с ним вместе осталось 23 человека, что все ЦГБ продуты, но всплыть не удалось. Топит с кормы, весь личный состав в седьмом.
Командир приказал отдать аварийный буй ВУ-600, и проконтролировать поступление воды, проведя разведку в девятом отсеке.
Колесников быстро повесил трубку и метнулся к пульту отдачи ВУ-600, расположенному на подволоке его отсека. Индикатор показывал, что буй на месте. Значит, штатная система выпуска не сработала в автоматическом режиме. Колесников повернул рычаг ручной отдачи ВУ-600 и услышал звук отделения буя от корпуса субмарины. Индикатор пульта показал нормальную отдачу ВУ-600.
На разведку в корму Колесников взял с собой спецтрюмных Аряпова, как наиболее надёжных и знающих людей. Взяв средства защиты, разведчики двинулись в девятый отсек. В седьмом командиром остался Аряпов. Отдраили переборку в восьмой. Там всё в норме, воды на верхней палубе нет, дышать вполне можно.
Прошли к переборочной двери в девятый. Переборка в седьмой задраена, можно попробовать открыть дверь в девятый. Осторожно развернули кремальеру, рывок за рычаг, и дверь пошла на открытие. Дым и гарь ворвались в восьмой, но очень немного. Воздух быстро перемешался, и подводники проникли в девятый. В восьмом сразу же развернули и запустили РДУ. Возле неё остался один человек, он же был на связи перестукиванием с седьмым отсеком.
Колесников, светя аварийным фонарём, спустился по трапу на верхнюю палубу девятого отсека. Воды на ней не было. Страхующий матрос подошёл вплотную к люку в трюм. Колесников отстранил его и посветил в проём люка. Внизу плескалась вода. Дмитрий решительно спустился по трапу к развороченной взрывом дифферентовочной цистерне. Вода поступала по дифферентовочной и главной осушительной магистралям. Сальники упорных подшипников были сухими.

 
Колесников по грудь в воде попытался перекрыть обе магистрали штатными клапанами. Но штурвалы не провернулись – взрывная волна, ворвавшись в магистрали, загнула штоки клапанов. Требовалось забить в развороченные трубы магистрали деревянные чопы. Но сил у Дмитрия уже не было. Он вылез из трюма и в сопровождении матроса вернулся в седьмой отсек. Там отдышался, переоделся в сухое. В восьмом возле РДУ оставили вахтенного.
В кромешной тишине мёртвого корабля опять ожил аварийный телефон. Колесников доложил командиру, что вода поступает по общекорабельным магистралям, а упорные подшипники целы, сальники на них сухие. Клапана магистралей повреждены, в штатном режиме их перекрыть не удалось.
Командир приказал изготовить чопы и попытаться ими перекрыть поступление воды. Далее он очень подробно рассказал, как подготовиться к выходу через кормовой АСЛ по буйрепу. Аряпову был отдан приказ со второй партией разведчиков обследовать состояние ШК АСЛ и загерметизировать водяные магистрали в трюме девятого отсека.
Вторая партия разведчиков отправилась в девятый отсек через полчаса. Возглавлял её командир трюмной группы дивизиона движения капитан – лейтенант Аряпов. Партия сменила вахтенного в восьмом и ушла в девятый. Аряпов попытался открыть нижнюю крышку ШК АСЛ, но из – под уплотнения сразу пошла вода. Значит, ШК затоплена!
Потом люди Аряпова пытались забить в развороченные трубы общекорабельных магистралей деревянные чопы. Провозившись минут двадцать, они всё же прекратили поступление воды в местах разрыва труб.
Аварийная партия возвратилась в седьмой еле волоча ноги. Люди вымокли и были измотаны. Колесников отправил их переодеваться и разрешил вскрыть продуктовый НЗ. Потом он вызвал по безбатарейному телефону ВСК и доложил командиру результаты похода группы Аряпова.
Командир заверил Дмитрия, что свои не должны бросить «Антей» в беде. Близилось время прохождения отряда боевых кораблей через район, отведённый для стрельбы терпящей бедствие лодки. Не обнаружив учебной торпедной атаки, Командующий флотом неизбежно начнёт поиск. В-600 вышло, его обязательно найдут. Поэтому продержаться надо совсем немного. Экономьте силы, минимум двигательной активности, РДУ перезарядить и постоянно её контролировать.
Колесников ответил:
- Есть! Будем держаться.
На мостике «Орлана» стоял Командующий Флотом. Ему доложили, что обнаружены натовские лодки, находящиеся в районе учений. Три корпуса ведут скрытое слежение. Штаб подводных сил направил в район обнаружения «Антей» с задачей противодействия их разведдеятельности.
Вдруг палуба под ногами Командующего резко вздрогнула, по корпусу «Орлана» прокатился мощнейший гидравлический удар. Командующий, клацнув от неожиданности зубами, обратился к начальнику штаба:
- Что это было?
- Включили антенну радиолокационной станции!, - не задумываясь соврал тот.
Командующий удовлетворённо отвернулся. Отряд боевых кораблей продолжал выполнять задачу по обезпечению учебных торпедных стрельб. Как назло потеряли одно учебное изделие. И почти в начале выполнения упражнений. Долго и тщательно прочёсывали район, но найти практическую торпеду не удалось.
Зная, что супостат пасётся совсем рядом, Командующий Флотом приложил все усилия и потратил максимум времени на поиски, чтобы не подарить врагу образец торпедного вооружения. Время шло, оставались ещё три лодки, через районы которых предстояло пройти отряду боевых кораблей, обеспечивая торпедные стрельбы. И Командующий принял решение продолжать выполнение упражнения, направив «Орлан» в четвёртый район боевой подготовки. Там всё прошло гладко. В пятом районе так же замечаний не было.
Наконец, почти на два часа позже запланированного времени, отряд боевых кораблей вошёл в район № 6, где должен был выполнять учебную торпедную стрельбу «Антей». Район был пройден, стрельбы не наблюдалось. Тогда, предчувствуя недоброе и связав воедино информацию о появлении натовских лодок слежения, высланном на противодействие им «Антее» и мощном гидроударе по корпусу «Орлана», Командующий приказал тщательно прочесать район. Корабли пошли строем пеленга. Сразу же обнаружили два района, где море почти кипело от выходящих пузырей воздуха и где наблюдались ясно заметные масляные пятна.
Сомнений у Командующего больше не было. Произошло столкновение, и минимум два ядерных корабля легли здесь на дно и терпят бедствие. Взрыв ГЭУ или оружия на них более чем возможен. Командующий немедля приказал отойти всем силам на безопасное расстояние, а на границе района оставил один вспомогательный корабль. Задачу ему поставили простую: наблюдать за районом и при появлении всплывших предметов и людей подбирать их немедленно.
Сам Командующий быстро вылетел на вертолёте в береговой штаб, к надёжным средствам правительственной связи, и вызвал туда командование подводных сил. На состоявшемся совещании подводники доложили ситуацию и последние РДО с пропавшего «Антея». Стало ясно, что произошёл морской бой с натовскими подлодками слежения. Очевидно, что одна из них после тарана раскололась и лежит на дне, а вторая, скорее всего, серьёзно повреждена и уходит в надводном положении. Самолёты разведки засекли её на 5 – и узловом ходу в нейтральных водах.
Уяснив обстановку, Командующий доложил всё Главкому и запросил рекомендации. Тот посоветовал в район столкновения пока не соваться, подождать развития событий, ведь ядерный взрыв возможен каждую минуту! Зачем подставлять людей и корабли, их и так мало осталось. Главком обещал немедленно связаться с Президентом и с академиком Спасским для консультации.
Между тем, прошло 16:30 - время планового РДО «Антея». Командир подводников, не получив никаких вестей от подчинённого корабля, дал приказ аварийно спасательному судну «Рудницкий» через час выйти в район столкновения. Но Командующий отменил это решение, памятуя рекомендации Главкома. АСС «Рудницкий» осталось у пирса, ожидая распоряжений.
В ВСК «Антея» дышать становилось всё труднее. Сказывалось наличие большого количества людей в малом объёме камеры. Регенерация ещё имелась, и спасительная РДУ давала драгоценный кислород. Около 14 часов дня обречённые люди услышали мощное клокотание винтов больших надводных кораблей. Оно приближалось, и стало походить на победный всесокрушающий рёв. Люди встрепенулись. НАШИ! НАШИ ИДУТ!!! На лицах, измождённых пережитым, стали заметны улыбки, огонёк надежды вспыхивал в уголках глаз даже у самых заядлых пессимистов.
Но шум стал постепенно слабеть, потом стих совсем. Командир, подбадривая остальных, сказал, что корабли ушли в базу за спасателями, ведь на «Орлане» нет специальных средств для спасения подводников.
(Вообще то, АСС должны были находиться в море и дежурить на границе района учений…)
Потом Командир вызвал кормовые отсеки. Ответил Колесников. Люди в корме приободрились, вера в спасение, в то, что свои не бросят, крепла с каждой минутой. Личный состав был готов до конца бороться за жизнь. Командир предостерёг Колесникова от поспешных и непродуманных действий. Он рекомендовал дождаться штатных специальных спасательных снарядов, которые состыкуются с кормовым АСЛ и откачают воду из его шлюзовой камеры. Колесников заверил, что так и поступит. Чёрная липкая тишина опять заволокла отсеки погибающей лодки. Люди сидели и лежали на койках седьмого и восьмого отсеков. Переборки в шестой и в девятый были задраены…
В береговом штабе царила нервозная обстановка. В 18:30 связисты доложили, что кто – то работает в УКВ диапазоне с позывным пропавшего «Антея». Неизвестная радиостанция вещала со стороны моря, что очень смущало командование. Её выходы в эфир продолжались до 20:30.
Командующий запросил Главкома. Тот посоветовал объявить пропавшую лодку аварийной в 23:30 и начать операцию спасения. Президент страны был уже в курсе событий. Что бы не нагнетать страсти он оставался на юге, где отдыхал в отпуске. Вскоре состоялся его разговор с президентом США по прямому проводу. В штатах шёл его предвыборный марафон и разгорись скандал такого масштаба, ни о каком втором сроке уже речь не пойдёт. Американец пошёл на все требования нашей стороны и заверил, что пришлёт для решения всех возникающих скользких вопросов своего доверенного человека – Теннета, директора ЦРУ.
Ровно в 23:30 подводный крейсер «Антей» был объявлен аварийным, силы СФ начали поисково – спасательную операцию. В район бедствия вышли тяжёлый крейсер «Орлан» и корабли обеспечения вместе с АСС «Рудницкий», несущем два глубоководных спасательных аппарата. Из-за разности в скорости хода  и дистанции первым в район пришёл «Орлан».
Командир корабля вызвал офицера, обслуживающего корабельный ГАК «Полином». Подняли утреннюю обстановку. Стало ясно, что в северо – восточном углу района в 10:32 наблюдался очень мощный подводный взрыв. «Орлан» и силы поиска направились именно туда. Вскоре было обнаружено место, где наблюдался выход пузырей воздуха и масел. «Орлан» застопорил ход, спустил плавсредства. Баркас быстро обнаружил и поднял на борт два притопленных аварийных буя – зелёный и красный. На борту «Орлана» безошибочно определились: буи английские – лодка «Сплендид». Попытались связаться с помощью звукоподводной связи. С англичанки давали отчётливые сигналы SOS специальным механическим приспособлением.
Командир поисковых сил приказал отметить место обнаружения аварийной английской АПЛ и продолжить поиск «Антея». Побегав по району, «Орлан» вскоре обнаружил второе место, где наблюдался выход на поверхность воздуха и масел. Магнитометр и эхолот показывали значительную аномалию. На запрос звукоподводной связи получили дробь ударов кувалдами по корпусу. Отметили место и стали ждать подхода АСС «Рудницкий» со спасательными аппаратами.
Настал рассвет 13 августа 2000 года. Почти штилевое море плескалось за бортами кораблей. Солнечные блики играли на корпусе крейсера и врывались в иллюминаторы судов эскорта. А там, под ними в толще воды висел с дифферентом 20 градусов уткнувшись носом в дно красавец «Антей», умирающий тяжёлой смертью после неравной схватки с супостатом.
Один из противников нашего богатыря агонизировал неподалёку. Тринадцать лет назад тот чудом избежал столкновения с «Акулой», но счастье величина переменная, и его гибель лишнее этому доказательство. Другой еле – еле полз в сторону Норвегии, едва оправившись от удара нашей учебной торпеды. Над ним дамокловым мечом плотно висели противолодочные самолёты Северного Флота.
Военно – морской атташе Великобритании в 9 утра уже топтался на пороге ГШ ВМФ в Большом Козловском переулке. Его принимать никто не спешил. А на туманных островах уже лихорадочно готовили спасательную подлодку LR5, зафрахтовав русский большегрузный самолёт для её доставки в норвежский порт Тронхейм.
Директор ЦРУ США Дж. Теннет спускался по трапу самолёта, только что приземлившегося в аэропорту Шереметьево. Ему предстояло координировать действия и разруливать на месте очень не простую ситуацию…
Уцелевшие на борту «Антея» люди были выведены из многочасового оцепенения шумом винтов многочисленных кораблей. Явно прослушивались посылки гидролокатора, эхолота и кодовые посылки звукоподводной связи. Колесников радостно обнял Аряпова – ИЩУТ!!! Шум винтов несколько удалился и замер. Потом всем стали слышны вызовы по звукоподводной связи в кодовом режиме и в режиме «речь». Ясно разобрали вопросы, задаваемые с корабля поисковой группы. Колесникову и его товарищам по несчастью стало понятно, что обращаются не к ним, а к уцелевшим в лежащей неподалёку лодке, протараненной «Антеем». Корабль запрашивал о количестве уцелевших и национальной принадлежности. Причём все запросы были на английском языке.
Затренькал аварийный телефон в седьмом отсеке. Колесников снял трубку и услышал слабый голос командира:
- Вот, видишь, ищут! Нашли пока супостата, но и до нас доберутся. Мы как – никак крупнее… Тяжело дышать, регенерация кончается. Все ослабли. Может быть, мы и не дождёмся. Крепитесь. Передайте, если выберетесь, что случилось с кораблём. Будьте на связи…
Давление в отсеках нарастало. Вода заполняла искореженные трубопроводы систем, дросселировалась в арматуре и при этом издавала кавитационные шумы, которые схожи с теми, что мы слышим в водопроводе при неисправных кранах. Разбитый корабль стонал, как издыхающий зверь.
Шум винтов надводных кораблей вновь мощно ворвался в отсеки «Антея». Теперь поисковики явно нащупали корпус субмарины. Была половина третьего ночи 13 августа 2000 года. Внезапно шум винтов смолк. По корпусу подлодки били импульсы гидролокатора и эхолота. Потом люди в кормовых отсеках и ВСК услышали чёткий разборчивый голос. На вопросы: «Есть ли живые на борту?» дали дробь ударов по переборке. Сверху уточнили сколько. С кормы «Антея» ударили 23 раза, из центра лодки два раза и семнадцать раз из ВСК. Потом корабли отошли. Было ясно, что совсем недалеко. Явственно прослушивались их шумы.
Глубокой ночью 13 августа 29-я Отдельная бригада подлодок в губе Оленья была поднята по тревоге. Получен приказ срочно подготовить и вывести в район исчезновения «Антея» атомную глубоководную станцию 1 ранга АС15 проекта 1910 с задачей обследования района и документирования обстановки.
 
«Кашалот» стоял в постоянной боевой готовности. Через час после получения приказа он взял на борт гидронавтов 10 - го Отряда и вышел в море. Переход в район не представлял особой сложности. Пятый тип гидрологии позволял использовать пассивные средства ГАК весьма эффективно, а низкая шумность корабля надёжно прикрывала его от чужих ушей.
Координаты обнаруженных на грунте аномалий командир «Кашалота» получил уже в море. Подошли к первой обнаруженной аномалии. Включили прожектор телевизионной системы. На экране проглянула лежащая с сильным креном английская атомная лодка типа «Свифшур».
 
Левый борт был смят и сплющен. Сразу запищали тревожные зуммера датчиков радиоактивности. Значит, ГЭУ дала течь. Но заглушен ли реактор? Нейтронного излучения приборы не фиксировали, хотя АС15 прошла почти вплотную к борту погибшей АПЛ. Надежда, что реактор англичанки автоматика всё же заглушила, оправдалась.
В уши командира «Кашалота» постоянно лезла морзянка, отбиваемая «стукачом» с борта англичанки. Автомат передавал SOS. Командир снял наушники и повернул свой корабль к другой обнаруженной аномалии. Несколько минут хода – и в свете прожектора возник огромный корпус русского «Антея», уткнувшийся носом в грунт. Сильное двухузловое течение развернуло погибающий корабль и медленно волокло его носом по дну.
 
Обошли «Антей» кругом. В носовой части зияла торпедная пробоина, и торчал хвостовик неразорвавшейся торпеды. Маневрируя ходом, произвели выпуск гидронавтов. Детальное обследование корпуса субмарины позволило выявить, что «Антей» погиб от взрыва собственного торпедного боезапаса. На борту лодки были обнаружены три очага жизни – ВСК, пятый бис и седьмой отсеки. 42 человека ещё надеялись на спасение. Гидронавтами был осмотрен кормовой АСЛ. Никаких повреждений ни на комингсе ни в клапанной системе визуально обнаружить не удалось.
Всплыли в надводное положение. Доложили по радио командованию бригады предварительные результаты разведки. Семафором просигналили на «Орлан». Предупредили, что на «Антее» потенциально опасная невзорвавшаяся торпеда. Потянулось время ожидания подхода АСС «Рудницкий». Неожиданно пришёл приказ обезвредить обнаруженную торпеду. «Кашалот» погрузился и начал выполнение задания. Гидронавты 10 – го Отряда вышли и закрепили на хвостовике торпеды эластичный капроновый трос, потом вошли назад. «Кашалот» самым малым ходом подтягивал трос, постепенно извлекая смертоносную сигару из правого борта «Антея».
 
МК-48 нехотя вылезла, показав разрушенное БЗО и спокойно отдалась буксировке. «Кашалот» отбуксировал американский подарок на пару миль, потом отдал трос и вернулся к поисково – спасательным силам.
В 11:11 подошёл «Рудницкий». Корабль встал на якорь в 11:40 и стал готовить спасательные аппараты к спуску на воду. Первым пошёл АС32. Он обследовал район обнаружения зелёного и красного аварийных буёв. После разряда аккумуляторов аппарат подняли на борт «Рудницкого». Подтвердилось, что в этом районе лежит погибшая английская лодка. В носовых и кормовых отсеках прослушиваются стуки. «Антей» обнаружен не был, не хватило ёмкости батареи.
Вторым в 16:50 пошёл АС34, в экипаже которого были капитан второго ранга Буцких - командир БЧ-5 подлодки К-410 и командир 9 отсека с неё же, прекрасно знающие лодки проекта 949А и особенности шлюзования через АСЛ.
 
Подводный аппарат шёл, пеленгуя работу гидроакустического маяка МГС30, установленного в ограждении рубки «Антея». Этот маяк удалось запустить гидроакустической аппаратурой с «Рудницкого».
Внутри погибающего «Антея» люди услышали пение винтов спасательного аппарата. Буквально сразу по звукоподводной связи в режиме «речь» было сообщено, что подходит спасатель, который будет садиться на кормовой АСЛ. Экипажу аварийной лодки рекомендовали выйти из 9 – го отсека и загерметизировать его. Колесников лично проконтролировал отсутствие людей в девятом и задраил переборочную дверь.
Подойдя к «Антею» АС34 стал садиться на комингс – площадку АСЛ. Посадка была успешной, несмотря на сильное подводное течение в 1,8 узла. Предкамера быстро освободилась от воды, и командир БЧ-5 подлодки К-410, страхуемый командиром 9 отсека того же корабля, спустился к верхней крышке АСЛ. Он проверил качество стыковки и, убедившись, что всё нормально, начал открывать вентиль сравнивания давления. Тут произошло совершенно неожиданное. Когда вентиль был открыт, давлением из ШК АСЛ наддуло предкамеру и оторвало АС34 от комингса АСЛ. Вентиль сравнивания давлений остался открытым, а офицер едва успел запрыгнуть внутрь АС34 с помощью страхующего товарища. Командир спасательного снаряда вынужден был немедленно аварийно всплывать, бросая балласт. Внутрь АС34 попало больше тонны забортной воды, пока удалось закрыть переходной люк.
«Рудницкий» подобрал аварийный АС34, который был серьёзно повреждён ударом о винты «Антея» при быстром всплытии и едва держался на поверхности от массы поступившей воды.
Личный состав кормовых отсеков «Антея» собрался в восьмом и с надеждой прислушивался к происходящему над комингс – площадкой АСЛ. Звуки винтов спасательного аппарата раздавались почти над головой, потом послышался скрежет металла и работа насоса, выкачивающего воду из предкамеры, после хлопки открываемого переходного люка. Вдруг спасателя словно оторвало от корпуса субмарины. Глухой звук прокатился по всему телу «Антея» - это ударился о винты экстренно всплывающий АС34. Вздох отчаяния никто сдержать не смог. Затопленная шлюзовая камера АСЛ находилась под забортным давлением в 4 кгс/кв.см., а в спасателе было нормальное атмосферное давление. Поэтому отрыв АС34 от люка был неизбежен.
Колесников подошёл к аварийному телефону и вызвал ВСК. Трубку долго не брали. Наконец он услышал хриплый голос командира ракетной боевой части. Коротко доложил обстановку. Из ВСК пришли плохие вести. Регенерация закончилась, люди стали умирать. Признаки жизни проявляли лишь несколько человек… Командир умер, умер и командир соединения. Ракетчик хрипло попрощался и напутствовал держаться до конца и дождаться спасения.
Колесников и Аряпов стали готовить спасательное снаряжение подводников к самостоятельному выходу из корабля через АСЛ методом свободного всплытия. Личный состав достал гидрокомбенизоны, утеплители, нагрудники, кислородные и гелиевые баллоны. Занялись монтажом и подготовкой к использованию ИДА-59М. Аппарат в целом был крайне неудачный, можно сказать, ухудшенная версия хорошо знакомого ИДА-59. Но другого снаряжения не было.
Вдруг раздался чёткий, хорошо разбираемый голос по ЗПС. Все узнали характерную речь Командующего Флотом. Он просил по возможности не топить кормовые отсеки открытием АСЛ и не выходить из корабля методом свободного всплытия из затопленного отсека. Он уговаривал турбиниста по образованию и по занимаемой на корабле должности – Колесникова, что бы тот сохранил незатопленными турбинные отсеки корабля, дабы после подъёма лодки можно было использовать уникальные механизмы для стоящих на приколе однотипных лодок. Командующий клятвенно обещал, что спасатели непременно пристыкуются и спасут всех. Колесников стуком в переборку ответил, что команда принята и что подводники будут ждать спасателей.
Порядком обессиленный личный состав воспринял команду неоднозначно. Часть подводников была откровенно против, понимая, что стыковаться спасатели уже не смогут из-за открытого на верхней крышке АСЛ вентиля сравнивания давлений. Они убеждали Колесникова, что пока у большинства людей есть силы, надо немедленно выходить на поверхность. До люка глубина 45 метров, кессонки не будет, тем более, что дышать можно кислородно – гелиевой смесью. Но Дмитрий остался непреклонен, и своего решения дождаться спасателей не изменил.
На АСС «Рудницкий» в авральном темпе ремонтировали получивший повреждения АС34, подготовляли его аккумуляторы к зарядке. АС32 шлюзового люка не имел, но был спущен на воду и пошёл на разведку к «Антею». Главное для него – определить состояние АСЛ и комингс – площадки. Экипаж спасателя детально исследовал всё, что было в его силах, и вернулся на «Рудницкий». Доложили Командующему, что видимых повреждений АСЛ не наблюдается. Экипаж подводников стуками просит подать внутрь «Антея» воздух, но эпроновские клапанные колонки вырваны и валяются на дне.
АС34 всё ещё стоял на зарядке батареи. Повреждения, полученные при аварийном всплытии, в целом устранили. На подходе к району уже был плавкран с однотипным АС36 на борту. Это позволяло в два раза  увеличить шансы на спасение экипажа «Антея». Но АС36 транспортировали к месту погружения с разряженной батареей и без ВВД в его воздушной системе. Пришлось заряжать аппарат силами экипажа АСС «Алтай».
Пока шла подготовка аварийных снарядов к погружению, «Кашалот» получил задачу на дообследование АСЛ «Антея» и конкретные указания относительно работы вблизи «Сплендида». Малютка быстро ушла под воду и через полчаса уже зависла над АСЛ. Внешний вид крышки, комингса, направляющего штыря не внушал никакого безпокойства. Состояние вентиля сравнивания давления не проверялось по неизвестным причинам. Затем «Кашалот» ушёл к «Сплендиду» и детально обследовал состояние корпуса, радиационный фон и возможность стыковки с лодкой на её АСЛ. Радиационный фон был сильно повышен. Сказывалась утечка теплоносителя из реактора погибшей лодки. На запросы ЗПС уже никто не отвечал. Скорее всего, экипаж англичанки погиб. «Кашалот» всплыл и направился к «Орлану».
Командующий Флотом принял командира «Кашалота» в своей каюте. Совсем недавно на борт «Орлана» было поднято всплывающее устройство В-600-1-1. Этот автономный аварийный буй с пропавшего «Антея» был полностью исправен, но его блок пневмовыпуска основной антенны не сработал, что не позволило получить через спутник точные координаты затопления лодки.
Вскоре на «Орлан» прибыл командир «Рудницкого». На совещании у командующего решили сосредоточить все усилия на спасении экипажа «Антея». Командир «Кашалота» доложил, что на его запросы по ЗПС отвечали только из кормовых отсеков. Люди в пятом бис и в ВСК, скорее всего, погибли. Командир «Рудницкого» доложил, что спасательного колокола, самого надёжного и древнего погружаемого спасательного средства на «Рудницком» нет. Снят год назад для ремонта и на этом потерян в недрах судоремонтного завода. Помолчали. Командующий Флотом вполголоса матерился и нещадно дымил сигаретой. Потом он отдал приказание командиру «Рудницкого» встать на якорь как можно ближе к «Антею» и спустить на воду АС34 по готовности.
А в отсеках «Антея» продолжались тяжёлые часы жизни погибающего экипажа. Большая часть личного состава оставалась управляемой и вела себя достойно. Все с надеждой вслушивались в происходящее за бортом. Винты спасательных аппаратов пели над головами подводников, ЗПС исправно доносила до их ушей рекомендации и подробности проводимой спасательной операции. Прошло уже два дня их заточения, аварийный телефон перестал отвечать. Живые остались только в корме.
Рано утром 14 августа АС34 сумел точно выйти на комингс – площадку, несмотря на сильный дифферент с которым «Антей» оставался более 2-х суток. Стыковочный узел спасателя был полностью исправен, однако откачать воду из камеры присоса не удалось. Буцких понимал, в чём дело, но имеющимся на АС34 манипулятором закрыть кран сравнивания давления на верхней крышке АСЛ не удалось. Тогда попробовали подсунуть в шпигат трубопровода кусок резины. Но давление в 4,5 кгс/кв.см просто так не удержишь.
Колесников прекрасно слышал, как скрежетал обух спасателя по комингсу АСЛ, потом надрывно завыл мощный насос. Более десяти минут спасатели пытались откачать воду из камеры присоса. Но она через повреждённые воздушные трубопроводы продолжала поступать в ШК АСЛ и через открытый вентиль сравнивания давления в камеру присоса. К сожалению, никто не мог подсказать, что делать в такой нештатной ситуации. Группа поддержки, состоящая из конструкторов ЦКБ МТ «Рубин» находилась на «Орлане». Но специалистов по конструкции АСЛ среди них не было.
 
Страшное нервное напряжение и ожидание смерти в отсеках затопленного корабля угнетало и корёжило оставшихся подводников. В середине дня 14 августа среди них появились погибшие. Не выдерживало сердце…
Погода выдалась ветреная. Море свежело. К вечеру волнение достигло 4 баллов. Для АС34 и АС32 такая волна опасна, и работать им не разрешили. Под воду пошёл «Кашалот». Но гидронавтам 10-го отряда почему-то никто не поставил задачу закрыть злополучный клапан сравнивания давления на верхней крышке АСЛ «Антея». Отсутствовало чёткое знающее руководство всей поисково – спасательной операцией. Здесь небезынтересно остановиться на штрихах биографии Командующего Флотом – главного организатора описываемых событий.
Этот адмирал вышел из подводников, командовал атомными подводными крейсерами проекта «Налим» и «Навага». В октябре 1986 года американская лодка «Огаста» таранным ударом снесла часть ракетной палубы подводного крейсера К-219, находящегося на боевой службе в Саргассовом море. Крейсеру удалось всплыть, и его командир повёл корабль в базу максимальным надводным ходом. Все наши лодки, находящиеся поблизости, получили рекомендацию помочь терпящей бедствие К-219. Ближе всех находился крейсер под командованием нашего героя. Получив радио с берега, он 2 часа просидел в гальюне, но так и не пошёл на помощь товарищам. Ведь пойди он к К-219, ему запишут срыв выполнения боевой задачи, и плакала его карьера, которую он всеми силами пестовал, холил и лелеял. В результате, оставшись один на один с беззащитной К-219, «Огаста» таранным ударом снизу во второй отсек утопила повреждённый корабль.
 
А наш герой продолжил восхождение по служебной лестнице. Потом он вырос уже до командира соединения. И тут случился апрель 1989 года. Адмирал был старшим на борту подводного крейсера проекта 941. В прикрытии крейсера находился сверхглубоководный истребитель «Плавник». Между взаимодействующими кораблями было совсем небольшое расстояние. Меньше двух миль. На «Плавнике» 7 –го числа вспыхнул пожар. Слабо подготовленный экипаж дал развиться аварии, и всплывший в надводное положение «Плавник» утонул. Остатки экипажа оказались в ледяном Норвежском море на перевёрнутом плоту. Было бы наивным полагать, что будущий Командующий приказал всплыть и двинулся спасать людей. Крейсер пр.941 продолжил выполнение боевой задачи, не нарушая скрытности перехода. А люди тонули в двух – трёх милях от адмирала в ледяных водах Норвежского моря. Адмирал был непоколебим. Карьера прежде всего. К большим звёздам любым путём, даже по головам тонущих товарищей. И вот свершилась заветная мечта - он Командующий Флотом. Результаты придуманного и организованного им «сбора - похода», а потом возглавляемой им же поисково – спасательной операции заставили содрогнуться от горя всех честных людей России, да и не только её одной…
Адмиральским ушам простукал рассвет:
Приказ исполнен – спасённых нет!
Узнав, что АС34 не смог вторично осушить камеру присоса, сидя на комингсе АСЛ, Командующий обратился к экипажу терпящей бедствие лодки по ЗПС. Он сказал, что аппараты не могут пристыковаться к АСЛ из-за большого крена и дифферента «Антея». Он просил уцелевший личный состав положить корабль на дно на ровный киль, открыв вручную клапана вентиляции ЦГБ.
 
В отсеках «Антея» после просьбы командующего началось страшное. Часть экипажа была категорически не согласна с такой постановкой вопроса. Они доказывали, что неудачная стыковка спасателей вызвана не теми причинами, о которых говорил Командующий. После выполнения его просьбы экипаж окажется в 2 раза худших условиях. Внешнее давление поднимется до 10 кгс/кв.см, до поверхности будет уже не 40, а 100 метров. Спасатели не пристыкуются, и придётся выходить уже со 100 метров. Надо немедленно выходить методом затопления отсека и больше не ждать безрезультатных попыток стыковки спасательных аппаратов.
Колесников, помня рекомендации погибшего Командира, всё же решился выполнить просьбу Командующего. На правах старшего он отдал приказ ложиться на ровный киль. Клапана вентиляции ЦГБ открыли вручную и «Антей» грузно опустился на дно курсом 285 градусов с креном 6 градусов на правый борт. Это был последний маневр погибшего корабля.
Лежит на грунте субмарина,
Задрав обшивку о гранит.
Давно молчит её турбина,
А сердце всё ещё стучит…
Перенасыщенный вредными веществами воздух в отсеках при повышенном давлении быстро отравлял порядком ослабленные организмы подводников. Люди были на грани потери контроля над своими действиями. Спасателей слышно не было. Прошелестел винтами и быстро удалился какой то аппарат… Чёрная тишина давила безпощадно и люди не выдержали. Часть из них попыталась прорваться в нос корабля, крича, что в ВСК их ждёт командир. Возникла безобразная драка.
Колесников и Аряпов понимали, что их люди находятся на пределе и после восстановления порядка приняли решение не ждать спасателей, а выходить методом затопления отсека. Четыре человека остались в девятом отсеке для подготовки выхода. Остальные ждали своей очереди в восьмом. Смерть уже забрала часть ослабевших людей, но остальные боролись за жизнь, надрывая последние силы. Они подготовили буй – вьюшку, снарядили карабины и гидрокомбинезоны, включили в аппараты ИДА59М кислородные и гелиевые баллоны. Установки РДУ работали в восьмом и девятом отсеках, вокруг них валялось уже по десятку пустых коробок от регенерации. День 15 августа подходил к середине.
Почти в бредовом состоянии, шатаясь от усталости, подводники попытались открыть нижнюю крышку ШК АСЛ. Для этого трап нужен не был. Он приставлялся уже к открытой крышке для входа в ШК. РДУ стояла недалеко, была в работе и не убиралась ослабленным личным составом во избежание попадания на неё воды при попытке открывания люка.
Когда нижняя крышка немного отошла, из-под её уплотнения стали бить струи воды. Они немедленно попали на двухярусную установку РДУ и вызвали сильный пожар насыщенных кислородом регенерационных пластин. У подводников хватило сил прижать крышку до места, и они стали бороться с пожаром. Но потушить РДУ не смогли и быстро погибли в задымлённом отсеке от удушья. Живые остались только в восьмом, уже отрезанные от средства выхода на поверхность. Оставалась надежда на спасателей.
Аппарат АС34 с третьего захода точно состыковался с комингс – площадкой АСЛ. Было 1:30 16 августа 2000 года. Все условия для успешной откачки воды из камеры присоса оказались созданными, но осушения не произошло. Аппарат АС34 более двух часов пытался стыковаться и откачать воду. Но первопричина негерметичности камеры присоса была не устранена, и, разрядив батарею, аппарат вынужден был всплывать. На последнем вздохе аккумуляторов он подошёл к «Рудницкому» и был поднят на борт. Волнение моря при подъёме раскачало и ударило аппарат о корпус АСС. АС34 получил значительные повреждения. Следующий спуск для него стал возможен только через сутки.
АС36 выгрузить при такой волне не представилось возможным. Плавкран, имея АС36 на борту, ушёл в закрытую бухту, что бы там спустить на воду спасателя, а потом буксировать его до точки погружения. Стало понятно, что в этот день попыток спасения предпринять не удастся.
Колесников сидел в кресле командира восьмого отсека. На борту «Антея» оставалось меньше десятка живых людей. Только что спасательный аппарат после очередной неудачной стыковки пошёл на всплытие. Опять стало тихо. В девятом отсеке пожар закончился. Аряпов открыл захлопку вентиляции для выравнивания давления и попытался пройти в девятый на разведку в ИП-6. Но обессилел и не смог этого сделать. Тяжёлая вязкая тишина и непроглядная тьма повисла в спёртом отравленном воздухе. Люди сидели и лежали на койках, не в силах пошевелиться.
Вдруг в конце коридора, со стороны переборки в седьмой отсек, вспыхнул яркий свет. Он не был похож на свет электрического освещения, не было характерного треска и дыма, как при пожаре. Все живые, как по команде вскочили со своих мест. Свет разгорался и заполнял все закоулки отсека, изгоняя ненавистную темень. Колесников подошёл к отсечному коридору и обомлел. Навстречу ему по настилу палубы шёл в ослепительном сиянии адмирал Ушаков.
Алая лента струилась через плечо, тяжело лежали на золотых погонах чёрные имперские орлы, якоря сверкали на воротнике мундира. Его лицо источало неземной свет. Их взгляды встретились. Колесников, весь подобрался и сделал шаг навстречу адмиралу. Его рапорт был краток: сражались за Родину в неравном бою, теперь погибаем. Адмирал подошёл вплотную. Положил на плечо Дмитрия невесомую ладонь, и Колесникову стало легко и радостно, удушье отступило вместе с тьмой. Адмирал подходил к каждому и благодарил за службу. И те, с кем он говорил, просветлялись и преображались, внутренний свет вливался в обессиленных людей. Наконец, адмирал сказал, обращаясь ко всем:
- НЕ ОТЧАИВАЙТЕСЬ! СИИ ГРОЗНЫЕ БУРИ ОБРАТЯТСЯ КО СЛАВЕ РОССИИ!
Троекратное УРА! Прозвучало в ответ. И где то там, в высоте каждый услышал незабвенные аккорды русского военно - морского гимна – мощно и раскатисто гремел «ВАРЯГ»:
Прощайте, товарищи, с Богом! УРА!
Кипящее море НАД нами!
Все бывшие в отсеке подхватили до боли знакомые слова. Личный состав крейсера уходил в вечность, презрительно глядя в лицо удушливой смерти. Никто не дрогнул в этот решительный миг.
Ангелы подхватывали души подводников, вознося их к небесному воинству. Экипаж во главе с командиром под сенью Андреевского флага встречал последних задержавшихся моряков, принимая их в свои ряды. 144 тысячи праведников получали надёжное пополнение…
А на грешной земле продолжалась теперь уже просто поисковая операция. Спасать было уже некого. Весь экипаж «Антея» в полном составе предстал перед Господом.
17 августа. 17:40. Ветер утихает. Море 2 балла. Спасатель АС34 спущен на воду и пошёл на погружение. Семь раз командир спасателя точно заходил на комингс – площадку кормового АСЛ «Антея». Все технические возможности маленького подводного корабля были использованы, но присоса так и не произошло. 20:52. АС-34 появился на поверхности и стал подходить к борту «Рудницкого». Гробовым молчанием встретил экипаж спасателя поднимавшихся в рубку АСС пилотов – гидронавтов. Вскоре к борту  «Рудницкого» отшвартовался и АС36. Поздней ночью стало известно, что к месту проведения поисковой операции подходит норвежское судно «Норман Пионер» со спасательным снарядом LR5 на борту.
18 августа. 02:26. «Кашалот» погрузился в районе гибели «Сплендида». До подхода «Пионера» требовалось полностью задокументировать обстановку и снять с погибшей лодки средства оптической подводной связи, крайне нужной нашему флоту, но пока имеющейся на вооружении только у супостата.
В 07:05 наконец стал готов к погружению АС36. В одиннадцать аппарат погрузился и начал выполнять задачу. Через полчаса он аварийно всплыл с глубины 110 метров. Во втором отсеке открылось поступление воды. АС36 загрузили на борт «Рудницкого» для ремонта и подзарядки батарей.
 
В десять вечера АС34 снова пошёл к «Антею», но неисправность ГАС не позволила найти объект и спасатель через полтора часа всплыл.
19 августа. Двадцать минут первого. АС34 отшвартовался у борта «Рудницкого». Специалисты РТС ремонтируют гидроакустическую станцию. К шести часам утра оба аппарата АС36 и АС34 были готовы к погружению. 13:45. АС36 после длительной дифферентовки произвёл погружение. Пять попыток присоса к АСЛ «Антея» не дали результата. Предкамера не откачивалась ни в какую.
А в мёртвых отсеках «Антея» вода с масляной плёнкой подошла к пластинам регенерации, заряженным в РДУ. Вспышка пожара озарила мёртвенно бледные лица погибших подводников. Огонь бесновался в тесном пространстве отсеков, обезображивая тела экипажа, пока не выжег весь кислород.
18:07. АС34 выгрузили в воду, и он двинулся выполнять свою безнадёжную миссию. К семи вечера в район прибыли норвежские суда «Морской Орёл» и «Норман Пионер». Они располагали исправным оборудованием для подводных работ. На борту «Орла» находилась английская малютка LR5. Правда, стыковочный узел этого корабля совсем не подходил для АСЛ «Антея».
20 августа. 15:20. Американские и английские боевые пловцы, работающие по легенде «норвежские водолазы» произвели спуск в водолазном колоколе и вышли на корпус «Антея» в районе кормового АСЛ. Они обследовали состояние люка и определили, что вентиль сравнивания давления открыт. Верхнюю крышку АСЛ водолазы поднять не смогли ни вручную, ни манипулятором. Она всего – навсего была закрыта, а последовательность открывания им не сообщили.
21 августа. 07:45. С нескольких попыток открыта верхняя крышка АСЛ. ШК затоплена, нижняя крышка закрыта. 12:58. Открыли нижнюю крышку ШК АСЛ. Больше двух часов интенсивно шёл воздух, вода затопляла последние отсеки «Антея». Смысл открывания «норвежскими водолазами» АСЛ не был понятен никому, даже поставившему такую задачу Командующему Флотом. А на самом деле нужно было как то оправдать погружение «норвежцев» к «Сплендиду».
Водолазы работали на англичанке долго. Они быстро определили, что живых уже никого нет, следовательно, спускать на воду LR5 нет никакой необходимости. Пловцы проникли внутрь «Сплендида», изъяли всю секретную аппаратуру связи и опознавания, проверили состояние ГЭУ и радиационный фон. Он был очень большой, некоторые из пловцов получили лучевую болезнь средней степени тяжести.
22 августа. 08:00.Флаги на всех кораблях Северного Флота приспущены. «Антей» признан погибшим. Силы, проводившие поисковую операцию, возвращаются в базу. Горе родных и близких погибших моряков безмерно. В 20 часов в Видяево прилетел Президент. Страсти были накалены до предела. Мама Сергея Садиленко едва не задушила вице – премьера Клебанова его собственным галстуком.
Но на встрече с Президентом родственники почувствовали спокойную решимость этого человека. Тяжелейшая ноша государственного управления легла на него в непростое, трагичное время развала всего и вся. Но он сумел переломить мерзостную черноту безвременья. В1999 году именно он послал «Антей» в Средиземное море, на помощь сражающейся Югославии. Он любил флот и его людей, оказывал им посильную помощь. Именно Президент, когда горе-флотоводцы доигрались до трагедии, жёстко выбил из США гарантии финансовой помощи родственникам и деньги на достройку новых подводных кораблей. Президент, а не кто-либо обязал Англию поднять «Антей» за свой счёт и убрать радиоактивные обломки «Сплендида». Да, он тоже взял на себя обязательства. Это касалось неразглашения истинных причин трагедии. Но другого выхода в той ситуации не просматривалось.
Родственники погибших выплеснули в лицо Президенту всю боль своей души. Он не ушёл от ответа. Твёрдо и решительно звучала его речь. Свои обещания, данные родственникам, он выполнял без излишней помпы, но в полном объёме.
27 сентября решением Правительства РФ №1360 была сформирована группа водолазов глубоководников для подъёма тел погибшего экипажа «Антея». Командиром назначили контр – адмирала Верича. Формировали группу на базе 328 экспедиционного отряда специального назначения. Потом группа вылетела в норвежский порт Берген на борт глубоководной платформы «Регалия». Наличие двух подводных объектов для предстоящих работ, один из которых имел принадлежность к НАТО, определило совместность действий с норвежской фирмой «Халлибертон АС».
На борту «Регалии» создали тройки и смены водолазов. В тройки входили по два наших и по одному «норвежцу». Среди этих «норвежцев» было восемь английских боевых пловцов, три американца и ОДИН гражданин Норвегии.
20 октября началась водолазная операция на месте гибели «Антея» и «Сплендида». Обеспечивали «Регалию» русские БПК «Чабаненко», СС «Дежнёв» и «Алтай».
21 октября 00:20. По договорённости с нашей стороной в целях реализации разработанного в ЦРУ плана дезинформационного прикрытия натовцы возвращают на штатное место переданное им всплывающее устройство В-600-1-1. Закрепляют его на корпусе «Антея». Наши водолазы маркируют трубопроводы ВВД.
К вечеру 22 октября над восьмым отсеком гидрорезаком проделано отверстие диаметром 120 мм. 23 октября разыгрался шторм, и работу пришлось прекратить. На следующий день натовцы расширили отверстие над восьмым отсеком до размеров, необходимых для входа и работы водолазов в прочном корпусе «Антея». На «Сплендиде» были сделаны вырезы над центральной частью корабля, сразу за рубкой.
По условиям контракта внутри нашего погибшего корабля должны были работать русские водолазы, а на англичанке – натовцы.
24 октября. 14:18. В восьмой отсек «Антея» спускаются капитан второго ранга Звягинцев и мичман Шмыгин. Снаряжение на них норвежское – «суперлайт-27». Оно хуже нашего, но пришлось подчиниться условиям контракта.
До половины четвёртого Шмыгин находился в восьмом отсеке. Он осторожно передвигался по отсечному проходу. В свете подводных прожекторов возникают фрагменты турбинного оборудования, размотанная катушка ВПЛ, использованные ИДАшки, висит сорванная трубка аварийного телефона. У переборки в седьмой отсек виднеется воздушная подушка с ясными следами масла на поверхности водораздела.
Шмыгину и Звягинцеву нарастили шланги и они смогли отдраить люк под газоплотный настил, что бы спуститься на нижнюю палубу восьмого отсека. Из-под люка сначала вышел воздух, а потом кратковременно водолазы наблюдали выход масла. На нижней палубе были видны следы пожара. Видимость сильно ограничивали взвеси. Но наши водолазы разглядели и вытащили одного из погибших. Тело упаковали в мешок и подняли на поверхность. Оно сильно обгорело. Рука погибшего была прижата к груди.
На поверхности контейнер с телом подняли на борт «Регалии». Подводник был высокого роста и крепкого телосложения. Наконец русские медэксперты сумели положить погибшего на специальные носилки и приступили к осмотру. Лицо и грудь обуглились. Остался только маленький кусочек, который прикрывала мёртвая рука. Осторожно отвели ладонь и вытащили несгоревшую часть куртки РБ с внутренним карманом. По всему периметру этот фрагмент одежды носил следы обугливания. Кроме почерневшей ткани взору медиков предстала и бумага, сложенная в несколько раз. С большой предосторожностью отделили мокрую бумагу от ткани и развернули её.
 
На обгорелом мокром промасленном листе во вздрагивающих от волнения руках медика с трудом разбирались пляшущие буквы последнего слова погибшего экипажа.
"15.45. Здесь темно писать, но на ощупь попробую… Шансов, похоже, нет. Процентов 10 - 20. Будем надеяться, что хоть кто-нибудь прочитает. Здесь списки личного состава отсеков, некоторые находятся в девятом и будут пытаться выйти. Всем привет, отчаиваться не надо".
 
Все бывшие на палубе «Регалии» русские остолбенели. Потом послышались сдержанные мужские всхлипывания. Кто – то отошёл к борту, кто – то не выдержал и убежал вниз…
Норвежские моряки со страхом и недоумением наблюдали, что происходит с русскими. Через полчаса норвежцам перевели последнее слово экипажа погибшего «Антея». Оцепенение охватило каждого. Как будто кто сжал сердце железной рукой. Флаги кораблей дрогнули и поползли вниз. Слов слышно не было.
Тяжёлая северная волна била в борт. Качка возрастала, но её никто не замечал. Трагедия накрыла всех без исключения. Страшная сердечная рана терзала невыносимой болью не только близких погибших моряков. Это стало общим, тотальным, раздавливающим горем, которое не подвластно ни водке, ни уговорам… Люди увидели бездну страдания, в которую погружается мир, ощутили это всей своей трепетной душой. Слёзы лились из их глаз, и уже никто не стеснялся, утыкаясь в плечо товарища.
 
В начале двадцатого кромешного века в октябре 1916 года на рейде Севастополя взорвался и утонул флагманский линкор Черноморского Флота – «Императрица Мария». Подлая рука мировых бандитов и германской разведки убила лучший корабль русского императорского флота. Но это была не просто потеря корабля. Это явилось предостережением, знаком для всей России: близок час, готовьтесь! Самодержавная власть погибла через четыре месяца. Потом были десятилетие хаоса, крови и неисчислимых жертв, пока Единый Могучий Сталинский Советский Союз не подхватил упавшее в пыль русское знамя.
В октябре 1955 года на том же рейде главной базы ЧФ взорвался и утонул линкор «Новороссийск». К его гибели приложили руку бывшие хозяева – итальянцы, но главными виновниками гибели корабля являлись хрущёвские бандиты – узурпаторы, подло убившие народного вождя и захватившие власть в стране. Хрущёвский СССР был уже обречён. Для многих гибель «Новороссийска» явилась знаком, что и Союзу жить остаётся не долго - каких-то 36 лет. Грянул 1991 год и мясники освежевали тело Советской страны, собравшись в тёмных дебрях Беловежской Пущи.
Гибель «Антея» стала последним предостережением русскому народу на его пути в бездну. Одумайтесь, возвратитесь к своим святыням, поймите, что Меч Империи должны держать ВОИНЫ, а не торгаши из юристов. По недостоинству нашему Господь забрал многое из великого советского наследия. Народ, не помнящий своего прошлого, обречён пережить его вновь…
На «Регалии» люди постепенно пришли в себя и приступили к своим нелёгким делам. Продолжалась водолазная операция. Шмыгин и Звягинцев вошли в девятый отсек «Антея». Повсюду копоть и другие следы пожара. Обгоревшие тела подводников почти все одеты в утеплители гидрокомбенизонов. Некоторых пришлось долго и трудно доставать из-за оборудования и завалов разных ящиков. Всего из кормовых отсеков достали двенадцать тел.
Во второй половине водолазной операции главным для русских было проникновение в третий отсек для демонтажа специальной аппаратуры. Натовцы готовились к работам на англичанке и особой активности не проявляли. Наши подняли часть отсечной документации и то, что осталось от аппаратуры боевого управления, опознавания и связи.
«Регалия» перешла на другое место и встала над «Сплендидом». Работы продолжались только силами натовцев. Главным требованием русской стороны к результатам работ было прекращение течи первого контура и ликвидация радиоактивного загрязнения акватории Баренцева моря вблизи нашего побережья.
Натовцы работали самоотверженно, герметизация реакторного отсека была проведена. Некоторые водолазы получили лучевую болезнь. Потом последовал подъём оборудования и тел из центрального поста. Операция закончилась консервацией обеих объектов до судоподъёмных работ, которые предполагалось начать летом следующего года. Всё это время район охраняли русские боевые корабли, отпугивая глубинными бомбами незваных гостей.
В начале 2001 года был образован международный консорциум, в который вошли помимо российской стороны две голландские компании и норвежское отделение американской корпорации. А международный фонд взялся собирать пожертвования на весьма дорогостоящую операцию.
В ЦКБ МТ «Рубин», где проектировался «Антей», разработали технологию подъема и обеспечения мер безопасности. Западноевропейские участники проекта адаптировали предложения российских конструкторов к своим возможностям, и в принципе задача казалась решенной. Согласованный во всех деталях контракт, как все ожидали, предполагалось подписать 20 мая.
Однако накануне Россия отказалась от услуг международного консорциума, а ставка была сделана на голландскую компанию «Мамонт».
Впрочем, разрыв отношений с консорциумом выглядел неожиданным только на первый взгляд. Внутренние трения наблюдались и раньше. Вся операция оценивалась не менее чем в 70 миллионов долларов. Однако до последнего момента эти деньги собраны не были. И Правительство РФ в связи с реструктуризацией бюджета оперативно деньги выделить не успело. Нетерпеливые прагматичные европейцы выражали неудовольствие. И чем ближе становился срок начала операции, тем больше выражалось сомнений и совсем не по поводу отсутствия финансов.
Подъем «Антея» оказался сопряжен с определенным риском. Если заглушенные ядерные реакторы, к тому же находящиеся внутри прочного корпуса, при подъеме вряд ли преподнесут нежелательные сюрпризы, то о боевых частях торпед и ракет этого сказать нельзя.
В районе разрушенной носовой части АПЛ было разбросано по дну и находилось внутри остатков первого отсека значительное количество неразорвавшихся боеприпасов. И хотя специалисты вероятность взрыва хотя бы одной из торпед при ее трогании с места оценивали как очень малую, она все равно была. Несмотря на то, что Россия взяла на себя обязательство вести самые опасные подводные работы исключительно силами своих специалистов, достичь договоренности по страховому риску не удалось.
С «Мамонтом» контракт подписали, деньги были выделены под нажимом нашей стороны и угрозы разоблачения истинных причин произошедшей трагедии. В июле 2001 года из английского порта Абердин вышло специализированное английское судно «Майо». На нём во время недельного перехода тренировались наши водолазы. По прибытии в район судоподъёмных работ водолазы с «Майо» около месяца подготовляли оба объекта к подъёму.
А 4 и 5 августа 2001 года в Рождество - Богородичном Санаксарском монастыре впервые прозвучали песнопения и молитвословия, прославляющие праведного воина Феодора (Ушакова). Утром 5 августа Божественную литургию с чином прославления адмирала совершили митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, архиепископ Тамбовский и Мичуринский Евгений, архиепископ Симбирский и Мелекесский Прокл, архиепископ Саранский и Мордовский Варсонофий, епископ Пензенский и Кузнецкий Филарет и епископ Балтийский Серафим. Оба богослужения совершались на площади во дворе монастыря возле сооруженного по этому случаю открытого алтаря.
На торжество прославления святого Феодора в монастырь прибыли 7 тысяч паломников из разных регионов страны. Среди почетных гостей на торжественных богослужениях присутствовали начальник главного штаба Военно-морского флота России адмирал Виктор Кравченко, командующий Балтийским флотом вице-адмирал Владимир Валуев, командующий Черноморским флотом адмирал Владимир Комоедов, заместитель командующего Северным флотом вице-адмирал Владимир Доброскойченко, бывший главнокомандующий Военно-морским флотом СССР адмирал Владимир Чернавин и другие высокопоставленные офицеры Военно-морского флота, а также заместитель министра обороны Украины, командующий военно-морскими силами адмирал Михаил Ежель, директор Федерального ядерного центра в Сарове Радий Илькаев, губернатор Ульяновской области генерал Владимир Шаманов и глава республики Мордовия Николай Меркушкин. Ни Куроедова, ни Поповых – Моцаков там не наблюдалось: не хотел видеть непобедимый адмирал такую плесень на своих торжествах.
Во время Всенощного бдения многотысячный крестный ход направился ко гробнице праведного воина Феодора в Воскресенском храме, где временно пребывали его останки. В начале шествия члены Союза Православных Хоругвеносцев (Москва) торжественно пронесли стяги с образами Спасителя, Божией Матери, Святого Царя-Мученика Николая, Преподобного Иосифа Волоцкого и других Русских святых. На одной из хоругвей находилось изображение воина - мученика Евгения Родионова, попавшего в чеченский плен в 1996 году, но не пожелавшего отречься от православной веры и обезглавленного бандитами. Это был действительно необычный крестный ход. Оркестр военно-морского флота встретил гроб с мощами праведного Феодора военными маршами. Гроб несли адмиралы, в почетном карауле процессию сопровождали матросы с карабинами и кадеты из Рязани и Темникова. Шествие возглавляли офицеры флота с андреевскими флагами. Возле ворот монастыря крестный ход остановился у памятника - стелы адмиралу Ушакову. Здесь митрополит Кирилл и глава республики Мордовия Николай Меркушкин поздравили верующих с обретением нового покровителя мордовской земли и военных моряков. Взвод моряков Северного флота дал салют из карабинов, а оркестр исполнил государственный гимн России на музыку Александрова.
Адмирал Федор Ушаков не был женат, всего себя без остатка посвятил служению Отечеству и ближним. Никогда не принимал монашеских обетов, но дух его был поистине монашеским. Поэтому Господь упокоил его в стенах святой обители, воссозданной трудами родного дяди, преподобного старца Феодора Санаксарского. Угодники Божии, ревностно потрудившиеся каждый на своем поприще, они теперь молитвенно предстоят пред Господом ходатаями о родном Отечестве.
Как непобедим был великий воин адмирал Ушаков силой молитвы и предстательством пред Богом в битвах с врагом видимым, так и мы вместе с ним будем теперь непобедимы в невидимой брани за величие, достоинство и процветание нашего Отечества. Православный народ обрел еще одного святого, духовного заступника и покровителя в делах праведных и честных. Имя адмирала Федора Ушакова всегда было дорого сердцу русского человека. Славные победы в морских сражениях укрепили мощь русского государства, заставили говорить о русском народе, как о чудо-богатырях, непобедимых не только на суше, но и на море. Благодарная память о ратных деяниях человека, явившего образец служения воинскому долгу и подлинного
патриотизма, пронесена народом через века. Не случайно орден и медаль Ушакова, учрежденные в годы Великой отечественной войны, стали одними из самых почетных символом славы, доблести и чести военных моряков.
На территорию монастыря гроб с мощами адмирала внесли архиереи, которые установили его на открытом алтаре. Архиепископ Варсонофий зачитал Деяние о канонизации праведного воина Феодора Ушакова, а затем освятил икону святого и благословил ею народ. По окончании Всенощного бдения к мощам были допущены паломники, которые поклонялись им всю ночь. Благодаря Богу, как неизменно любил говорить праведник, адмирал Ушаков не только не потерпел ни одного поражения в баталиях с превосходящими силами неприятеля, но не потерял ни одного корабля, не один из его матросов и офицеров в плен вражеский взят не был, - говорится в Деянии о канонизации св. Феодора. - Сила его христианского духа проявилась не только славными победами, но и великим милосердием, которому удивлялся даже побежденный неприятель. В те времена, когда дворянство было как правило чуждо народной вере, милосердие адмирала Ушакова покрывало всех. «Не отчаивайтесь, сии грозные бури обратятся ко славе России» - этот его призыв дорог и сегодня каждому, кто неравнодушен к судьбе Отечества.
На «Севмашпредприятии» в Северодвинске 23 августа в 10 часов утра произошёл спуск на воду первого из двух понтонов, построенных для постановки «Антея» в плавучий док в Росляково. По плану после подъема «Антей» закреплялся под корпусом баржи «Гигант».
 
Затем в течение двух недель судно доставляло подлодку в Росляково, однако там, чтобы успешно ввести субмарину в док, ее необходимо было «приподнять». Для этого использовались понтоны – их предполагалось немного «притопить», подвести под «Гигант» и снова наполнить воздухом.
 27 августа из норвежского порта Киркенес к месту подъема «Антея» отправилась вспомогательная баржа «Носитель» с оборудованием для отделения первого отсека. На борту «Носителя» также находилось оборудование для обследования внутрикорпусного пространства лодки в местах технологических вырезов.
На «Гиганте» были установлены 26 домкратов, каждый из которых «тянули» так называемые стрэнды - сплетенные в пучок 54 троса с металлическим стержнем диаметром 10 мм, вокруг которых спиралеобразно обмотаны 6 плетей.
 Во время подъемной операции стрэнды были опущены с «Гиганта» и закреплены в технологических «окнах» с помощью стальных заглушек.
Сами заглушки были оснащены «руками», которые разворачивались под бимсами и внутренним корпусом подлодки, обеспечивая тем самым крепление. Каждый из домкратов тянул стрэнды при помощи двух телескопических цилиндров. Воздействие волнения моря уменьшалось компенсаторами качки, чтобы усилие, производимое на каждую точку соединения баржи с корпусом АПЛ, было постоянным.
Размер каждого из «окон», которые использовались для захватных устройств, составлял 700 мм. Расположены они между шпангоутами корпуса практически на каждом отсеке кроме разрушенных взрывом 1-го, 2-го, а также реакторного.
Самым важным этапом была работа по отделению первого отсека «Антея». Она началась после прибытия в точку проведения операции баржи «Носитель» и установки оборудования для резки, которая проходила по определенной проектом линии реза. Боевые повреждения и следы столкновения «Антея» должны были навсегда остаться под водой. Это являлось одним из главных скрываемых обстоятельств трагедии.
Надо заметить, что подобные прецеденты случались и ранее.
Утром 15 февраля 1898 года ослепительная вспышка пламени сверкнула в носовой части корабля, стоявшего на Гаванском рейде. Его белоснежный корпус на какое-то мгновение как будто приподнялся на огромном столбе воды и тут же осел носом. Густые клубы дыма окутали корабль и скрыли от взоров случайных зевак на берегу мгновенно вздыбившуюся палубу и развороченный нос. В считанные минуты «Мэн» - броненосный крейсер Северо-Американских Соединенных Штатов - ушел под воду, унося вместе с собой на дно 266 человек...
 
Подобные катастрофы не редкость в истории военных флотов, но ни одна из них не вызвала таких последствий, как гибель «Мэна», гибель, которая оказалась так кстати для американцев и так некстати для испанцев...
Когда в конце XIX века стало ясно, что владение испанской колонией Кубой, дающее господство в Мексиканском заливе и Карибском море, гарантирует тем самым и контроль над строившимся тогда Панамским каналом, Соединенным Штатам не пришлось долго искать повода для объявления войны Испании. В 1895 году, лицемерно заявив протест против испанских репрессий по отношению к кубинским повстанцам, США повели резкую дипломатическую войну против Испании. В разгар этой войны на Гаванский рейд неожиданно вошел американский крейсер «Мэн»...
Спустя два месяца президент США Мак-Кинли счел общественное мнение страны достаточно подготовленным к восприятию дальнейших событий. 11 апреля 1898 года он разгласил тайное, давно лелеемое американскими империалистическими кругами намерение: «Интервенция есть наш особый долг, поскольку все это совершается у наших границ». Прошло двенадцать дней, и 23 апреля 1898 года разразилась наконец давно подготавливаемая Соединенными Штатами испано-американская война. Война, формальным поводом к которой стала гибель первого в истории американского флота броненосного крейсера «Мэн». Самым главным скрываемым американцами обстоятельством той давней трагедии явился характер повреждений погибшего крейсера, направление загиба краёв пробоины, какое однозначно указывало на внутренний взрыв, организованный самими американцами.
В нашем случае с «Антеем» тоже главным скрываемым обстоятельством стало наличие боевых повреждений корабля. И в сокрытии этих повреждений были заинтересованы только НАТОвцы. В обмен на выполнение ряда требований российская сторона пошла на неразглашение подробностей гибели своего корабля. Поэтому первый отсек и остался отрезанным на дне. Никаких других причин для операции резания не было.
Подготовка к операции по отрезанию первого отсека началась с того, что с баржи «Носитель» на дно по обеим сторонам субмарины спустили два вакуумных якоря.
 
На якорях закрепили гидравлические цилиндры, с помощью которых приводилась в движение огромная цепь, которая отрезала специальной пилой корпус «Антея». Работы по отделению первого отсека начались в ночь на 4 сентября. Отрезание осуществлялось автоматически, и на все это время работы водолазов под водой на корпусе «Антея» и около него были прекращены.
Утром 7 октября водолазы закрепили на корпусе подлодки последний захват, а в 17.30 была дана первая нагрузка на тросы. Общая нагрузка составила 3900 тонн, что на одну тысячу тонн меньше, чем было надо для подъема субмарины. Все направляющие успешно выдержали пробу.
Примерно около полуночи баржа «Гигант» начала раскачку подлодки, чтобы ослабить силу сцепления корпуса с морским дном. Для этого понадобилось почти четыре часа, но позволило сохранить все 26 тросовых пучков в целости и сохранности.
В 3.55 по московскому времени лодка оторвалась от дна Баренцева моря. За 15 минут «Антей» полностью вытащили из грунта, и начался первый этап подъема – на 20 метров. Скорость всплытия, как и ожидалось, составила 10 м/ч. В 7.00 «Антей» завис на высоте 22 метра над донной поверхностью. На этом первый этап подъема завершился. К подлодке ушла группа водолазов, которые проверили состояние захватов, аппаратуры, а также крен подлодки. В 8.00 операция по подъему «Антея» продолжилась. К 9 часам утра подлодка прошла отметку в 30 метров.  Когда до баржи осталось 8 метров, подлодку выровняли, чтобы она точно встала под баржу, после чего подняли «Антей» ещё на 7 метров, и окончательно прикрепили субмарину к днищу баржи. Потом на нос подлодки натянули металлическую сетку, которая предотвратила выпадение обломков во время движения к доку в Росляково. Доставку лодки осуществляли морские буксиры «Атрек» и «Смит Вайс».
8 октября баржа «Гигант» в связке с «Антеем» прошла акваторию Североморска, столицы Северного флота. Потом система «баржа-подлодка» подошла к рейду губы Белокаменка, напротив поселка Росляково. Сразу после постановки на рейд баржу закрепили на четырех зацепных якорях – так называемых «банках». После этого начали подготовку к постановке «Антея» в плавучий док ПД-50.
Осадка баржи составляла 5,6 метров - на 1 метр меньше, чем ожидалось из-за того, что после подъема «Антея» его масса оказалась меньше расчетной на 800 тонн. Голландцы выгрузили с «Гиганта» тяжёлое оборудование, цепи и якоря. Потом под днище баржи подвели два понтона, изготовленные на «Севмаше». Из понтонов откачали воду, они подняли баржу на 7 метров, что позволило ввести «Гигант» с «Антеем» в док. Там субмарину обследовали водолазы с помощью телекамер. После этого произошло расцепление системы «баржа+лодка», и «Гигант» покинул Росляково.
Начался второй этап судоподъёмных работ, окутанный непроницаемой тайной. Предстояло эвакуировать обломки «Сплендида». Этим занимались специальные суда английских ВМС, которые успешно решили задачу под шумовым прикрытием подъёма «Антея». Английскую лодку доставили на один из судоремонтных заводов метрополии, где по - тихому разделали на металл. Весь экипаж был захоронен с почестями, но на разных кладбищах страны.
А в Росляково в плавучем доке ПД-50 происходил заключительный акт трагедии. Вода постепенно отходила из осушаемого объёма дока, «Антей» совершал своё последнее всплытие через год после гибели.
Как ни старались заинтересованные силы скрыть следы торпедных попаданий, отрезая первый отсек, им это не удалось. На границе между первым и вторым зияла круглая пробоина с характерно вмятыми следами на лёгком корпусе субмарины. Это видели тысячи людей, но не все понимали зловещий смысл круглого пролома в правом борту корабля. Заплывший жиром юрист, изо всех сил стремился закрыть своими телесами вид на эту пробоину перед телекамерами. Но правда пёрла наружу, отбросив столичный кусок генеральского мяса. Всем мало-мальски понимающим людям стало понятно, что «Антей» был атакован торпедами. Правда, такие прозрения не поощерялись, и даже более того…
Бригадам следователей, спустившимся в осушенные отсеки «Антея» предстала ужасающая обстановка последних часов жизни экипажа ракетоносца. Они находили предсмертные послания в бутылках, на листах книг и отсечной документации, доставали из карманов погибших кричащие листки прощания с родными и близкими.

Субмарина легла на дно
И застыла в недвижимой позе...
Сколько лет с той поры прошло
И никто о тебе не спросит.
Лишь на белом штабном листке
Да в скупой, безпощадной сводке
Было несколько слов о тебе:
«Не вернулись такие-то лодки…»
А в глубинах ночной тишины
В чреве гибнущей субмарины,
Над листком белоснежным ты,
Что-то пишешь своей любимой:
« Нет, родная, уже не всплыть!
Лодка села на грунте твердо
Не успел я тебя долюбить,
До последней минуты помню…
…Наших встреч скупые часы
И разлуки и снова встречи,
А в минуты разлуки ты,
Маяком в океане светишь»
Субмарина легла на дно
И застыла в недвижимой позе...
Сколько лет с той поры прошло
И никто о тебе не спросит,
Сколько лет с той поры прошло
Может кто-то об этом спросит?

Июнь 2009 г.


Рецензии
Никогда не поверю, чтобы кому бы то ни было в Америке разрешили гибель своих 266 сограждан. Чепуха все это. Яцук И.

Яцук Иван   13.08.2019 12:31     Заявить о нарушении
Да. Не верьте. Первоначально США объявили о 54 246 погибших в Корейской войне. В 1993 году это число было разделено Оборонным комитетом страны на 33 686 погибших в боевых действиях, 2830 небоевых потерь и 17 730 погибших в происшествиях не на корейском театре военных действий в этот же период. Также было 8142 пропавших без вести.
Потери США во Вьетнаме по годам посчитать сложно. Эта война является рекордной по количеству убитых американских солдат. Дезертирство в армии процветало, все города были напуганы проезжающими военными, которые раздавали флаги. Это означало смерть в бою близкого родственника. Потери США во Вьетнаме колеблются в пределах 40-60 тыс. человек. Это не считая пуэрториканцев, которые нанимались в армию для получения гражданства, а также раненых и изувеченных. Они не вошли в эту цифру, но для общества они также были потеряны.

Алексей Николаевич Крылов   13.08.2019 19:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.