Так и не удалось уехать в Нью-Йорк

Бобруйск, середина 80-х. Пожилая женщина лет 60 шла по улице со своим мужем. Он еле шёл, опираясь на палочку. Вид его был болезненный: тело было полное и отёкшее. Встретили знакомую молодую женщину, подругу дочери. Пожилая  обратилась к ней:
 - Получила письмо от дочки из Нью-Йорка. Пишет, что ей там тяжело, работает много. С ребёнком нужно управляться. Устаёт сильно. Да, хорошо, что работа есть, а то жить бы на что. Ну, ничего, вот уж похороню его, - при этом ласково погладила мужа по спине, - так и поеду к ней, помогать. Правда, Изя? … Правда? Ну, скажи …, скажи. Это Инночкина подруга, узнаёшь?
В ответ он издал звук, похожий на что-то среднее между «э» и «а».
- Слышишь? ... слышишь? Ему уже говорить тяжело, – продолжала пожилая женщина. – На этой неделе стало совсем хуже. Почти не ест. А вчера спросила у него "Изя, тебя в гроб положить в этих тапочках или на тебя одеть новые туфли?". Так он отвернулся и ничего не сказал. Тяжело ему уже стало говорить. Со мной мало стал разговаривать.  Так я дочке ответила: папа меня  задерживает. Потерпи, потерпи, мало осталось.  Надо же похоронить сначала, а потом ехать.
Прошло несколько дней. Завечерело. К дому подъехала скорая помощь. Из дома вынесли на носилках больного. Сердобольные соседи глядели с балконов и перекрикивались.
- Наверное, Изю скорая забирает …
- Роза говорила: «Изя совсем …, еле, еле …,вот, вот …»
- Уж теперь он, не вернётся.
Изю соседи уважали. Они считали, что видели его в последний раз, и это их опечалило.
Оказалось не так. Скорая увезла Розу с сердечным приступом, от которого ночью скончалась. Изю утром скорая забрала в больницу. Там он пролежал две недели и вернулся. Шёл без палочки. Конечно не помолодел, это оказалось не под силу врачам, но выглядел на свои 65. К нему тут же подошла одна его знакомая:
- Изя, в Витебске есть очень интересный вариант, Симочка, слегка симпатичная.
- Да, я её знаю. Ещё в молодости от неё сбежал.
Изя сходил на кладбище, долго плакал на могиле жены – всё таки прожили вместе 35 лет, вырастили дочь. Он чувствовал себя совершенно одиноким. Единственная мысль, которая его утешала – это воспоминания о дочери. Как не привык к Бобруйску, а дочь ближе к сердцу. Собрался и уехал в Нью-Йорк, там его ждала дочь, Инночка, и внучка, Ирочка.


Рецензии
Интересно. Такова жизнь.

Надежда Меркулова   21.12.2017 21:58     Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.