Плешка. Часть 2

                8
     Сержант привел их в комнату милиции, где за столом сидел молодой лейтенант, а также стояли и сидели несколько милиционеров.
     - Товарищ лейтенант! – доложил он, - произошла кража в зале ожидания, и мы привели потерпевших и свидетельницу этой кражи.

     Лейтенант глянул на новых посетителей, тяжело вздохнул и сказал:
     - Будем разбираться! Потерпевшие, садитесь и пишите заявление о пропаже ваших вещей. Укажите в нем: когда произошла кража и что именно у вас украли. А со свидетельницей этого преступления мы поговорим обстоятельно.

     - Да какая она свидетельница?! – с яростью буйволицы завопила потерпевшая дама, - по ее бесстыжим глазам видно: наглая воровка. У нас украли все наши вещи, а эта уголовница прикидывается невиновной овечкой, хотя наверняка является соучастницей грабителей, ведь у нее сумку те не отобрали.

     - Гражданочка, успокойтесь! Мы во всем разберемся! Хочу заметить, что глаза пока еще не являются вещественными доказательствами виновности человека, - глубокомысленно заявил лейтенант. – А вы, потерпевшие, составляйте список вещей, похищенных у вас.

     Супружеская пара разместилась за столом и занялась написанием заявления. Писал подкаблучник, а его жена, нависая над ним, перечисляла предметы, украденные у них злоумышленниками. Их список оказался очень длинным, и одного листа бумаги им явно не хватало.

     Лейтенант тем временем занялся выяснением личности Надежды Михайловны. Первым делом потребовал от нее предъявить паспорт, а после того, как полистал его, задал вопрос:
     - С какой целью вы прибыли в Москву?

     - Я приехала в командировку на конференцию, где должна выступить с докладом.
     - Предъявите ваше командировочное удостоверение.
     - Я приехала без удостоверения – мне не успели его оформить на работе.

     - Странная у вас вышла командировка без командировочного удостоверения. Тогда покажите железнодорожный билет, по которому вы приехали в Москву.

     Надежда Михайловна достала его из сумки и подала лейтенанту.
     - Погодите, гражданочка, но это же не ваш билет! На нем указана не ваша фамилия, а какой-то Сироткиной.
     - Да, я приехала в Москву по чужому билету, а иначе вовремя не попала бы на конференцию.

     - Вы меня, наверное, за несмышленого мальчишку принимаете, рассказывая сказки для маленьких детей. Вам бы кондуктор не разрешил даже войти в вагон.
     - А мне разрешил.

     - Эта гражданочка с самого начала вызвала у меня недоверие к ней – уж очень подозрительно себя вела, - вмешалась в разговор супруга подкаблучника, оторвавшись от составления списка похищенных вещей.

     - А чем эта гражданка вызвала у вас подозрение? - стал допытываться у нее лейтенант.
     - Да она совсем не была похожа на пассажирку – у нее не было чемодана, как у всех порядочных пассажиров, а имелась лишь небольшая сумка.

     - Может, она пыталась войти к вам в доверие, затевая с вами доверительные беседы?
     - Нет, молчала, как рыба, что очень странно с ее стороны. Обычно соседи в зале ожидания всегда переговариваются между собой, а эта сидела, нахохлившись, и не проронила ни единого слова, наверное, выжидала, когда мы отлучимся от вещей.

     Между тем ее муж закончил писать заявление и протянул его лейтенанту. Тот пробежал глазами по нему и вложил исписанные листки бумаги в папку, а затем обратился к потерпевшим:
     - Я принял ваше заявление и советую вам не уезжать сегодня, а придти завтра утром сюда и встретиться с нашим начальством.

     - А мы в любом случае не сможем сегодня уехать, ведь наши билеты остались в чемодане, который похитили у нас, - ответила дама. – Вы эту воровку не отпускайте, пускай сначала вернет нам украденные вещи.

     Когда потерпевшие покинули помещение, лейтенант снова обратился к Надежде Михайловне:
     - А теперь расскажите, как можно подробнее, о том, как произошла кража вещей этих граждан?

     Она рассказала ему всё, что пережила в зале ожидания вокзала.

     - А почему вы не подняли тревогу и не позвали кого-нибудь на помощь? Ведь потерпевшие попросили вас присмотреть за их вещами.
     - Грабитель с ножом заявил мне, что если я подниму крик, то он меня зарежет.

     Лейтенант только улыбнулся такому ответу.
     - Глядя на вас, не скажешь, что вы очень пугливая по натуре.

     Но дальше тон его обращения к ней изменился.
     - У меня есть все основания подозревать вас как соучастницу кражи имущества у этих граждан. Вы заявляете, что трое неизвестных мужчин, угрожая вам ножом, похитили вещи у потерпевших. Я допускаю, что вы были напуганы этим нападением и при угрозе применения ножа боялись позвать на помощь кого-нибудь из соседей. Но почему вы молчали, когда грабители отошли от вас, и не попытались хотя бы криком позвать милиционеров?

     - Я находилась в шоке от произошедшего, а грабители очень быстро исчезли из зала ожидания.

     - В эту вашу версию я не верю - до прихода потерпевших у вас было время придти в себя и забить тревогу, а вы даже ни единого слова соседям не проронили о нападении на вас. Может, это были ваши сообщники, и вы дали им возможность спокойно уйти?

     - Если бы я была их сообщницей, то ушла бы вместе с ними, а не стала бы дожидаться прихода потерпевших.

     - Да вы просто замешкались, а их приход застал вас врасплох, и поневоле стали изображать из себя невинную жертву нападения. У меня имеются все основания подозревать вас в соучастии этой кражи и задержать для выяснения всех подробностей произошедшего инцидента. Судите сами: вы приехали к нам по чужому билету без командировочного удостоверения и почему-то решили заночевать не в гостинице, где обычно останавливаются все командировочные, а в зале ожидания вокзала. Эти факты совсем не характеризуют вас как добропорядочную женщину.

     - Это мое личное дело, как я приехала и где собиралась провести эту ночь.

     - Но вы оказались замешаны в произошедшей краже. Мы давно разыскиваем наводчицу, входящую в доверие к пассажирам любезными разговорами, а когда те, отлучаясь ненадолго, оставляют под ее присмотром свои вещи, то появляются ее сообщники и уносят их. Правда, все потерпевшие заявляли, что она – довольно молодая особа, но они могли ошибиться в определении ее возраста. Мне кажется, что вы и есть та самая неуловимая пока наводчица.

     - Но я с потерпевшими в разговор не вступала, о чем они сами только что заявили.

     - И все же я подозреваю, что вы являетесь этой самой наводчицей и разными способами входите в доверие к пассажирам. Поэтому я обязан вас обыскать, возможно, найдутся еще какие-нибудь улики, подтверждающие вашу причастность к совершенному преступлению.

     - Какая причастность? – возмутилась Надежда Михайловна, - я никогда и ничего у других людей не брала без их разрешения.

     - Все преступники так заявляют при их задержании, и вы - не исключение, - снисходительно заметил лейтенант. - Сержант, вытряхивай всё из сумки подозреваемой в краже, - приказал он присутствующему при допросе милиционеру.

     - Вы обязаны производить обыск только в присутствии двух понятых, - заявила Надежда Михайловна.
     - Да вы, оказывается, - образованная особа, знаете даже законы. Не волнуйтесь за нас, найдутся и понятые, если это понадобиться для протокола.

     Сержант раскрыл молнию сумки и вытряхнул всё, что в ней находилось, на стол. В ней оказался обычный набор вещей командировочного человека, а среди них лежало также эротическое белье.

     - А это что за хрень, - спросил у нее лейтенант, разглядывая его. – Да ты  оказалась многостаночницей - кроме краж занимаешься еще и проституцией. У нас, в Москве, своих молодых шлюх хватает с избытком, так куда тебе, старой, пытаться с ними конкурировать?

     - Молодой человек, я вам в матери гожусь, и прошу обращаться ко мне вежливо, как подобает офицеру милиции - взорвалась Надежда Михайловна.

     - Не хотел бы я иметь такую мать! – фыркнул пренебрежительно лейтенант. - Я еще с тобой довольно ласково разговариваю, но когда ты сядешь за тюремную решетку, что я обещаю устроить, то там с тобой станут по-другому беседовать. Про вежливость забудь раз и навсегда – ты проходишь по делу как подозреваемая в хищении чужого имущества, и я хочу услышать от тебя имена и клички соучастников этой кражи. Напоминаю: чистосердечное признание очень смягчает наказание.

     - А я без адвоката отказываюсь отвечать!
     - Будут у тебя и адвокат, и прокурор, и судья. И отправишься ты в дорогу дальнюю, и попадешь в холодные края, если будешь и дальше запираться.

     Но недавняя свидетельница кражи, превратившись, по воле лейтенанта, в подозреваемую, даже не прореагировала на эту угрозу.

     Поняв, что задержанная наводчица больше не проронит ни слова, он, спустя некоторое время, проговорил:
     - Мной составлен протокол твоего задержания - прошу его подписать.

     Надежда Михайловна прочитала протокол и вернула его лейтенанту.
     - Я не настолько наивная, чтобы подписывать эту липу, где сознаюсь, что занимаюсь кражами, и участвовала в сегодняшнем ограблении потерпевших пассажиров, - с возмущением в голосе заявила она.

     - Еще как подпишешь, раз попала к нам!

     В это время загудел радиотелефон. Лейтенант приложил его к уху и вскочил со своего места.
     - На третьей платформе происходит драка с поножовщиной, один пассажир получил ранение. Все, кроме дежурных, на выход за мной!

     - А с этой дамочкой что делать? – обратился к нему сержант. - У нас все помещения забиты задержанными нарушителями.

     - Отвезите в соседнее отделение милиции, пускай там запрут ее в «обезьяннике», и пусть всю ночь пообщается с бомжами. А завтра утром, когда доставят сюда, она, как миленькая, подпишет любой протокол.

                9
     После того, как Надежду Михайловну доставили в отделение, дежуривший там милиционер подвел ее к огромной решетчатой клетке, внутри которой уже находились несколько женщин. Он открыл ключом замок и впустил в нее новую задержанную. Та вошла и огляделась: с одной стороны клетки на лавке расположились три потрепанные женщины неопределенного возраста, а с другой ее стороны сидели две молодые девушки в коротких юбках. Достаточно было взглянуть на них один только раз, чтобы безошибочно определить, чем они промышляют.

     Она поздоровалась со всеми, находящимися в этом «обезьяннике», и села между двумя группами изгоев женского пола.

     - Слушай, Клава, а тебе не кажется, что шляпка у этой новенькой ей совсем не идет? – вдруг спросила подругу одна из бомжих.
     - Я тоже заметила, Вера, что она на ней не смотрится, - ответила ее подруга шепелявым голосом, демонстрируя всем отсутствие части зубов.

     - Мне кажется, что эта шляпка очень подошла бы мне по фасону.
     - Но ее надо сначала примерить.
     - За этим дело не застоится, сейчас возьмем ее и примерим, - высказала пожелание бомжиха и протянула грязную руку к вожделенной шляпке.

     - Убери свои руки, косоротая, от женщины, - вдруг высказалась одна из девушек в короткой юбке.
     - Я только хочу примерить ее шляпку на себе, - стала оправдываться та.
     - И кто после твоей примерки станет ее носить, если у тебя в шевелюре разгуливают стаями вши?

     - А тебе какое дело до нее? Не твою же шляпку она собирается примерять, - заступилась за подругу шепелявая бомжиха.
     - Я не терплю, когда наезжают на порядочных людей. Если вы не отстанете от нее, то обе недосчитаетесь у себя зубов, - пообещала девушка таким тоном, что даже непонятливый человек догадался бы, что она свою угрозу выполнит обязательно.

     Бомжихи затихли, а девушка обратилась к Надежде Михайловне:
     - Пододвигайтесь поближе к нам.

     Та не заставила себя второй раз упрашивать и пересела к жрицам любви. При этом обратила внимание, что у появившейся заступницы нервно подрагивает левая щека.

     - Что у вас со щекой? - поинтересовалась она.
     - Да пустяки! Вчера вечером очень горячий клиент посчитал, что я его плохо обслужила, и залепил мне пощечину, а после этого моя щека стала дергаться.

     - Давайте я попытаюсь убрать это подергивание. Мне как врачу-неврологу не один раз удавалось массажем излечивать больных от этого недуга.
     - Попробуйте, я думаю, что хуже мне не будет.
     - Только вы не дергайтесь и перетерпите небольшую боль.

     И она принялась ловко массировать пальцами лицо своей спасительницы.  Было видно, что  массаж оказался болезненным – у той даже слезы выступили на глазах, - но она, стиснув зубы, терпеливо переносила мучительную процедуру.

     Минут через двадцать лечение закончилось, и добровольная массажистка заявила:
     - Всё, больная, ваши мучения прекратились, теперь вы сможете даже улыбаться. Для полного выздоровления необходимо провести хотя бы еще один такой сеанс массажа, но и этого пока достаточно, чтобы вы перестали подмигивать прохожим.

     - Слушайте, да у вас же золотые руки! Меня напугали, что эта болезнь неизлечимая, и ни одно лекарство мне не поможет. А вы за один сеанс массажа избавили меня от нее. Давайте познакомимся: меня зовут Наташей, а вас как величают?
     - Надеждой.
     - Очень приятно! Давайте перейдем на «ты», а то мы общаемся между собой, как коммунисты на партийном собрании. Тебя, Надя, за что сюда упекли?

     - В зале ожидания вокзала владельцы чемоданов решили ненадолго отлучиться и попросили меня присматривать за вещами, а в их отсутствие грабители напали на меня и унесли всё их имущество, и теперь меня подозревают как соучастницу кражи.
     - Ты разве нанималась стеречь их вещи и давала подписку о том, что они будут в целости и сохранности?
     - Никаких подписок я никому не давала.

     - В таком случае успокойся и дыши глубже – ты можешь проходить по этому делу только как свидетельница, но не как соучастница кражи. Никаких протоколов не подписывай, никаких угроз не бойся и ни в чем не признавай себя виновной – у ментов нет никаких улик твоей вины, они блефуют и пытаются тебя морально раздавить, чтобы ты взяла вину на себя. А потом им поставят галочки в их послужных списках.

     - Спасибо, Наташа, за совет. А ты сама как здесь очутилась?
     - Мы вдвоем пришли на Плешку проведать нашу подругу, которая поссорилась со своим сутенером, а тот, избив ее, выгнал из своей команды. И она вынуждена была уйти с Тверской улицы на вокзал, где ее статус стал гораздо ниже. Когда мы появились на Плешке, то местные проститутки заподозрили в нас конкуренток и натравили на нас ментов, а те препроводили нас под белы ручки в этот гадюшник.

     - И что же теперь с вами будет?
     - Ничего не будет - заплатим небольшой штраф и выслушаем наставления ментов о том, чтобы мы в этом районе больше не появлялись.

     - А где находится ваш район?
     - На Тверской улице. Она вся поделена между сутенерами, и у каждой команды проституток имеется своя территория. Мы с подругой работаем недалеко от здания Центрального Телеграфа.

     - А милиция вас не гоняет?

     - Для вида менты гонят нас с Тверской улицы, но некоторые из них фактически крышуют нас и устраивают для себя «субботники», а на них  бесплатно пользуются услугами наших девушек. Многих из них мы знаем в лицо и зовем на помощь в случае возникновения конфликтов с конкурентами, а за это они получают свою мзду. Стараемся их не подводить – не маячим  назойливо перед прохожими, но желающие получить  «клубничку» всегда смогут нас найти. Кроме этого, рядом с нами всегда дежурят несколько машин из таксопарка, которые обслуживают только нас. Таксисты отвозят нас с клиентами на съемные квартиры, а те оплачивают водителям поездки на такси по повышенному тарифу.

     Надежда Михайловна никогда до этого не общалась с представительницами древнейшей профессии, и сейчас, пользуясь, случаем, выпытывала все подробности их необычной для нее деятельности. Когда их разговор затянулся далеко за полночь, Наташа предложила:
     - Ложись, подруга, на лавку и поспи немного – завтра у тебя предстоит нелегкий день, а я буду смотреть, чтобы бомжихи не стали обыскивать тебя.

                10
     На следующий день, рано утром, милиционеры пинками выгнали бомжих из «обезьянника», а обе жрицы любви, после уплаты ими штрафов, были отпущены на все четыре стороны. Перед уходом Наташа попрощалась с Надеждой Михайловной и пожелала ей стойкости на допросах.

     - Будь с ментами наглой, – наставляла она сокамерницу, - они с наглецами стараются не связываться, и требуй, чтобы тебя кормили, если захотят держать и дальше под арестом. С кормежкой у них всегда имеются проблемы, и они стараются поскорее избавиться от тех, кого задержали. Будь здорова, подруга, и большое спасибо тебе за сеанс массажа.

     Наконец Надежду Михайловну доставили на допрос к следователю. За столом сидел капитан, предложивший ей сесть на стул.

     - Перед тем, как вы станете меня допрашивать, я хочу сделать заявление, - сходу высказалась она.
     - Вы желаете дать признательные показания?
     - Нет, я хочу напомнить вам о том, что если вы держите меня под арестом, то обязаны кормить. А я с утра еще ничего не ела.
     - Ваши требования законы, и я постараюсь накормить вас завтраком.

     С этими словами он включил электрический чайник, а после выставил на стол чайную чашку с блюдцем, начатую пачку печенья и полиэтиленовый пакет, а из него извлек бутерброды с сыром и колбасой.

     - Что вы предпочитаете пить по утрам: чай или кофе?
     - Кофе. Я хочу взбодриться перед неминуемым допросом.

     - Уважаемая Надежда Михайловна, допроса как такового не будет! Хочу поставить вас в известность, что вчера вечером милицейский наряд на прилегающей к вокзалу улице заметил трех мужчин, которые, оглядываясь по сторонам, тащили за собой два чемодана на колесиках и несли в руках две сумки. Милиционеры заподозрили их в краже и двоих из них задержали, а третьему удалось скрыться. Позже выяснилось, что эти вещи принадлежат семейной паре из Новосибирска и были похищены на ваших глазах. Они были возвращены их владельцам, а те отозвали свое заявление, в котором подозревали вас в краже их имущества. Поэтому у нас к вам никаких претензий не имеется.

     - Зато у меня имеются к вам претензии: почему со мной по-хамски разговаривал лейтенант, подозревая меня в краже чужих вещей, и почему меня сразу же не выпустили из «обезьянника» после того, как поймали настоящих грабителей?

     - На ваши претензии мне сейчас трудно ответить – идет проверка действий лейтенанта. Если окажется, что он превысил свои полномочия, то будет привлечен к дисциплинарному наказанию.

     - Очень хочу взглянуть ему в глаза. Мало того, что он по-хамски со мной разговаривал, так еще фактически оскорбил меня, заподозрив в занятии проституцией. Я буду вынуждена жаловаться  прокурору на его неправомерные действия по отношению ко мне. Почему такому человеку доверили работу с людьми? Я бы ему и двух коров не доверила!

     - Встретиться с ним вам сегодня вряд ли удастся – его смена закончила  дежурство. А я, от имени начальника нашего отделения, приношу вам извинения за действия нашего сотрудника и за нанесенные вам оскорбления.

     - А почему вы не уволите его, ведь он не годится для такого рода деятельности?

     - Пока у нас не было серьезных оснований его увольнять - он действует по правилам, принятым сейчас в среде работников правопорядка. А правила эти такие: любыми способами нужно выбить  признательные показания в совершении преступления у подозреваемого субъекта. Для достижения этой цели в ход может идти всё, что угодно: угрозы, шантаж и даже пытки. И в вашем случае лейтенант попытался вас запугать, но нарвался на вашу строптивость. Вполне возможно, в отместку за нее он и не поспешил выпустить вас своевременно из «обезьянника».

     - Впервые в своей жизни встречаю человека, работника правоохранительной системы, честно высказывающего собственное мнение о вопиющих изъянах в ее деятельности.
     - Я лично считаю, что сокрытие правонарушений наших сотрудников приведет к тому, что доверие к милиции будет с каждым днем падать.

     - А оно и так упало ниже некуда, и сейчас, по моему мнению, граждане больше боятся милиционеров, чем бандитов, и под любыми предлогами отказываются с ними сотрудничать.

     - Спорить с вами не стану, но могу сказать: «Какое у нас общество, такая у нас и милиция». Ведь многие наши мужчины, даже физически сильные, всячески избегают придти на помощь людям, подвергшимся нападению злоумышленников. А почему? Ведь их в трусости трудно обвинить. А боятся они ситуации, когда злоумышленник сумеет откупиться, и их самих милиционеры могут объявить не защитниками потерпевших, а преступниками. Поэтому каждый из них, став свидетелем преступления, думает: «Зачем мне возможные неприятности?». И проходит, отворачиваясь, мимо, хотя мог бы помочь жертве насилия.

     - Почему так происходит?
     - Судите сами: если преступник сумел откупиться, то милиционерам нужно найти человека, кого можно было бы обвинить в совершенном преступлении. Им же нужно отчитаться перед начальством о раскрытии заведенного уголовного дела, поэтому порой в ход идет подтасовка фактов, в результате чего невиновный человек может оказаться на скамье подсудимых. И таких случаев, к сожалению, немало.

     - Но это же противозаконно!
     - Да, я с вами полностью согласен о противоправности подобных деяний. Но многие сотрудники милиции вынуждены заниматься приписками, чтобы удержаться на своих местах. А заставляют их этим заниматься указания наших высоких милицейских начальников о том, что они должны каждый месяц повышать число раскрываемых преступлений. И эта «палочная» система доходит до абсурда: если на территории участкового милиционера не было преступлений из-за того, что тот активно занимается их предотвращением, то начальство считает его работу неудовлетворительной, а это сказывается на его зарплате. И он поневоле вынужден будет выдумывать раскрытие мелких правонарушений для улучшения своих показателей по борьбе с преступностью.

     - А зачем вы мне рассказываете о проблемах в правоохранительных органах?

     - Я вижу, что вы порядочная женщина, и мне не хочется, чтобы после проведенной ночи в «обезьяннике» у вас сложилось превратное представление о милиции как таковой. Поверьте мне, среди милиционеров очень много честных и порядочных людей, которые, рискуя порой жизнью, защищают граждан от преступности. Но, к сожалению, эта «палочная» система, насаждаемая нашим министром, выдавливает из правоохранительных органов умных и компетентных сотрудников. А вместо них порой приходят на службу люди, далекие от таких понятий как честность и справедливость. И наш лейтенант, кстати, недавний выпускник училища, тоже заражен такой болезнью – он пытается всеми силами доказать, что любые преступления легко им раскрываются.

     - Но если такая практика будет и дальше продолжаться в вашем ведомстве, то наступит такое время, когда все честные и порядочные сотрудники будут полностью вымыты из органов правопорядка, а вместо них останутся одни лишь «держиморды». И они будут верой и правдой служить только власть имущим и нуворишам с их наворованными капиталами, загоняя дубинками в стойло тех, кто будет недоволен тяжелыми жизненными условиями.

     - Я надеюсь, что наши власти одумаются и не допустят развития событий по  сценарию, описанному вами сейчас. Кто-то же должен будет реально бороться с преступностью?

     - А вы не опасаетесь, что задуманная вашими высокими начальниками и разрекламированная нашим телевидением переаттестация сотрудников милиции может больно ударить лично по вашей спине? Предполагаю, что ваше непосредственное начальство не захочет терпеть рядом с собой сотрудника, имеющего собственное мнение на творящиеся безобразия в самой милицейской среде.

     - Мне нечего бояться, я - честный мент, моя совесть чиста, и мне не стыдно глядеть моим детям в глаза за свои поступки. Кроме этого, нашему начальнику отделения, умному и порядочному человеку, пока удается отбивать всевозможные нападки на нас со всех сторон. Он прекрасно понимает, что участок у него сложный и очень криминогенный, и ценит своих подчиненных, прежде всего, за их деловые качества.

     - Я уверена, что если бы в нашей милиции служили только такие сотрудники, как вы, то отношение граждан к ней резко изменилось бы в лучшую сторону.

     - Благодарю вас за комплимент, но мы отвлеклись от главного в нашем разговоре. Я уже говорил вам, что удалось задержать только двоих преступников кражи, свидетельницей которой вы стали. Но третий грабитель всё еще находится на свободе и представляет собой большую опасность для наших граждан. Я хочу попросить вас посмотреть фотографии уголовников в нашей картотеке, возможно, вы его узнаете, и этим ускорится поимка преступника.

     Капитан выложил перед Надеждой Михайловной целую стопку фотографий, где красовались далекие от привлекательности личности. Просмотрев некоторое их количество, она вся застыла, когда увидела на снимке человека, угрожавшего расправиться с ней в зале ожидания. Злой взгляд, шрам на лице и плотно сжатые губы не оставляли у нее никакого сомнения, что именно он держал нож у ее горла.

     Она протянула фотографию капитану, а тот, лишь взглянув на нее, сказал:
     - Эта личность нам хорошо знакома - на его совести не одна загубленная им душа. Он давно находится в розыске, но постоянно умудряется ускользать от задержания. Я советую вам, Надежда Михайловна, будучи в Москве, избегать темных закоулков, чтобы не столкнуться с ним. Мы подозреваем, что его сообщники успели передать ему сообщение о том, что вы являетесь для нас единственным и очень важным свидетелем произошедшего на вокзале преступления.

     - Спасибо за предупреждение, я постараюсь избежать встречи с ним.
     - Насколько мне известно, вы приехали в Москву на конференцию?
     - Да, я должна на ней присутствовать и выступить с докладом.
     - Когда начнется регистрация участников этой конференции?
     - Сегодня, в десять часов утра.

     - Сейчас у нас на часах ровно половина десятого. Я вызову дежурную милицейскую машину, и та доставит вас по указанному вами адресу. Желаю вам удачи, и постарайтесь не попадать больше в неприятные для вас истории.

     - И я желаю вам удачи в борьбе с криминалом. Благодарю вас за кофе и за бутерброды, которыми снабдила вас ваша жена. Я надеюсь, что вы сегодня голодным не останетесь?

     - Не беспокойтесь за меня – я изводить себя голодом не стану, и еще раз напоминаю вам об осторожности и о том, что вы являетесь для нас ценным свидетелем.

                11
     Вежливый водитель милицейской машины, ловко лавируя в потоке транспорта на городских улицах, быстро доставил Надежду Михайловну к месту проведения конференции. Она зарегистрировалась и в тот же день выступила перед собравшимися участниками заседаний с докладом, получив как знак признания его важности аплодисменты слушателей.

     В обеденный перерыв позвонила по телефону маме и попросила выслать ей деньги телеграфом. Та без промедления выполнила ее просьбу, и у нее исчезла проблема с финансами. Помня наставления капитана милиции, никуда из гостиницы по вечерам не отлучалась.

     После окончания конференции решила посетить  Красную площадь, надеясь, что сбежавший грабитель не станет разгуливать в центре столицы. Поезд на Самару отходил поздно вечером, спешить ей было некуда, и она неспешно прогуливалась по самой площади, любуясь стенами Кремля. А дальше миновала здание Исторического музея и неспешно пошла по Тверской улице, заполненной гуляющей публикой.

     Недавняя подозреваемая в краже неспешно шла по главной улице столицы, радуясь хорошей погоде и выпавшей возможности совершить пешеходную прогулку в оживленном месте Москвы. Она с удовольствием глядела на прохожих, улавливая на себе их доброжелательные взгляды и невольно замечая, что многие мужчины с нескрываемым интересом посматривали на нее.

     Но ее радужное настроение мигом улетучилось, после того, как столкнулась, лицом к лицу, с мужчиной со шрамом на лице. Узнав в нем грабителя и почувствовав на себе его злой взгляд, застыла на месте, а затем, придя в себя, резко повернулась и быстро пошла обратно, надеясь уйти от опасного незнакомца. Но тот последовал за ней, не отставая, ни на шаг.

     Надежда Михайловна пошла быстрее, но грабитель с каждым шагом приближался к ней сзади. Невольно оглянувшись, поняла, что он рано или поздно догонит ее и вонзит в спину нож, а пока прохожие поймут, что с ней произошло, благополучно скроется в толпе. Она перешла на бег, но бежать в туфлях на высоких каблуках было трудно, да и пешеходы замедляли ее движение, загораживая дорогу. А грабитель неумолимо приближался к ней, выбирая удобный момент для исполнения задуманного злодеяния.

     Оглянувшись еще раз назад, снова ощутила на себе его взгляд, не дававший даже малейшей надежды на то, что тот откажется от намерения, во что бы то ни стало, избавиться от нее. И от предчувствия неизбежного печального конца в своей жизни мороз невольно пробежал по ее коже. С большим трудом пыталась избежать неминуемой участи, убегая от вероятного убийцы, но ноги предательски подкашивались, а сердце бешено колотилось в груди. Поневоле стала задыхаться от бега, а прохожие с недоумением посматривали на нее.
И ни одного милиционера на ее пути не оказалось.

     Она уже совсем выбилась из сил, когда почувствовала, как кто-то схватил ее за руку и потащил за собой к машине такси, стоящей у самого тротуара. Не успела опомниться, как оказалась внутри салона автомобиля, а рядом с ней села Наташа, которая, захлопнув за собой дверцу машины, приказала водителю:
     - Боря, гони!

     Машина сорвалась с места, а Надежда Михайловна, оглянувшись, увидела, как ее преследователь заметался, а затем подбежал к еще одной стоящей машине такси и вскочил в нее. Вскоре эта машина пристроилась сзади них.

     - Боря, за нами гонятся! – проговорила Наташа.
     - Не переживай, оставим их с носом - нам не впервой уходить от погони, - спокойно ответил водитель их машины, прибавляя скорость.

     Но преследовавшая их машина продолжала двигаться почти вплотную за ними. Тогда Борис свернул на мало оживленную улицу и еще больше увеличил скорость машины, а затем внезапно свернул в проезд к подворотне. Надежда Михайловна лишь мельком заметила, оглянувшись назад, как ехавшая за ними машина такси промчалась мимо проезда. Пока возвращалась задним ходом к нему, их машина, въехав в подворотню и оказавшись в просторном дворе, свернула в один из трех проездов между домами и через некоторое время снова оказалась на улице.

     Водитель Борис не стал дожидаться преследователей, а помчался по улице на бешеной скорости. Минут через двадцать машина остановилась, и Наташа расплатилась с ним.

     - Пошли, подруга, ко мне, - предложила она.
     Они, выйдя из машины, вошли в подъезд девятиэтажного дома. Поднявшись на шестой этаж, Наташа открыла ключом дверь квартиры и впустила в нее свою спутницу.

     Квартира оказалась однокомнатной. В единственной комнате стояли: две кровати, стол, несколько стульев, шкаф для одежды и две тумбочки. Хозяйка пригласила гостью на кухню, достала из настенного шкафчика бутылку коньяка и две рюмки. Наполнив их почти до самых краев, предложила:

     - Тебе нужно обязательно выпить немного коньяка, чтобы расслабиться после перенесенного стресса.

     Они выпили, а затем закусили дольками лимона.

     - Наташа, я благодарна тебе за оказанную мне помощь. Если бы не ты, то этот бандит вонзил бы мне в спину нож, - я в этом абсолютно уверена.

     - А кто он такой, и почему за тобой гнался?
     - Он один из тех грабителей, утащивших вещи, за которыми я должна была следить. Двоих милиция задержала, а этот сбежал и решил избавиться от меня как опасного для них свидетеля.

     - Честно говоря, сама не ожидала встретить тебя на Тверской улице, и лишь случайно увидела, как ты бежишь, вся обезумевшая, а за тобой гонится этот верзила. От такого уголовника пощады не жди – такие люди не имеют никакого понятия о милосердии. Слава Богу, что я подоспела во время, а то тебе беды было бы не миновать.

     - Спасибо тебе, Наташа, за помощь. Даже не знаю, чем смогу  отблагодарить тебя за свое спасение. Давай я выполню еще один сеанс массажа на твоей щеке, чтобы та окончательно избавилась от подергивания.

     И она принялась массировать лицо у своей спасительницы, и после получасового сеанса сказала:
     - Теперь ты почти здорова, но лучше эту щеку  под пощечины не подставляй – болезнь может опять к тебе прицепиться.

     - Спасибо за массаж и совет, я постараюсь быть осмотрительной, но не всех моих клиентов можно назвать нормальными людьми, попадаются среди них и психи, и извращенцы, и даже откровенные садисты.

     - Ты их в этой квартире принимаешь?
     - Да, мы с подругой снимаем ее для интимных встреч с ними.

     - И давно ты этим промыслом занимаешься?
     - Три месяца. Я ведь окончила медицинское училище, проработала два года медсестрой и получала копейки за свою работу. А после драмы на любовном фронте приехала в Москву с попыткой устроить заново свою жизнь и забыть измену любимого человека. Но на вокзале у меня украли сумку с вещами и деньгами, и поневоле обратилась в милицию за помощью, а там только посмеялись над моей наивностью. Ведь я считала, что милиционеры должны были заняться поисками моих украденных вещей, а они у меня даже заявления не приняли.

     Тяжело мне пришлось тогда в чужом городе без копейки за душой. Ты не поверишь, Надя, но мне приходилось, как и бомжам, заглядывать на помойки, чтобы не умереть с голоду. Меня спасал укоренившийся обычай среди заевшихся москвичей: выбрасывать даже слегка зачерствевший хлеб в отходы. И я могла тогда хоть немного поесть.

     Конечно, так долго продолжаться не могло, но и уехать из Москвы у меня не было возможности - купить билет на поезд мне было не на что. Тогда и попала в сети сутенера, обещавшему мне золотые горы. И стала поневоле проституткой, хотя торговля собственным телом никакой радости для меня не приносит. Моя мама не подозревает до сих пор, чем занимаюсь в Москве, – я ей сообщила, что устроилась работать медсестрой на станции «Скорой помощи».

     Вначале у меня было только одно намерение: накопить денег на билет и уехать из Москвы навсегда, но не подозревала, что проституция, как трясина, засасывает в роковую бездну и цепко удерживает в этой грязи свою жертву.

     Меня больше всего поразило равнодушие москвичей к людям, попавшим в безвыходное положение. Пока я мыкалась без денег в чужом городе и рылась на помойках, ни одного сочувственного слова, ни от кого из них не слышала. И тогда поняла: почти все москвичи гоняются за жизненными благами, и им дела нет до тех, кто оказался, даже временно, на дне жизни. И у меня невольно сложилось такое впечатление, что Москва, да и вся наша страна, - это та же Плешка, только в больших размерах.

     - Наташа, я сочувствую тебе в том, что тебе пришлось испытать в этом городе, спасибо тебе за всё, что ты для меня сделала, но мне пора уходить – через два часа уходит мой поезд на Самару.

     - Я не могу тебя отпустить, не накормив ужином, - проговорила хозяйка квартиры, доставая из холодильника съестные запасы.

     После ужина она заказала такси и переоделась.
Вместо короткой юбки надела джинсовые брюки.
     - Я не хочу появляться на Плешке в своем рабочем наряде, а то, чего доброго, мои недоброжелательницы на интимном фронте снова натравят на меня ментов, - объяснила причину переодевания.

     Выйдя из машины такси на привокзальной площади, они оказались в толпе спешащих пассажиров и праздношатающейся публики. Плешка жила своей своеобразной жизнью: расталкивая  пассажиров с чемоданами, куда-то спешила шумная стая подростков, в переходе под площадью неспешно прогуливались и стояли девушки в коротких юбках, а в глаза прохожим заглядывали спившиеся личности в поисках возможного щедрого спонсора. По тротуарам расхаживали солидные дамы с небольшими плакатами в руках о сдаче жилья хоть на сутки, хоть на один час.

     С трудом пробираясь сквозь толпу, они, наконец, подошли к вагону поезда.
     - Давай, подруга, будем прощаться. С тобой мы больше не увидимся - разъедемся в разные стороны, - предложила Наташа.

     - Ты что, тоже собираешься уезжать из Москвы, -  удивилась Надежда Михайловна.

     - Да, я завтра тоже покидаю Москву, и думаю, что навсегда. На этой неделе  получила письмо от мамы, в котором она пишет, что к ней приходил мой бывший возлюбленный, просил у нее и у меня прощение и предлагал мне вернуться домой. А я эти дни всё колебалась, не зная, как мне поступить в этой ситуации. Но когда познакомилась с тобой, то у меня в душе всё перевернулось. Мне вдруг захотелось стать нормальной, такой же, как и ты, женщиной, заиметь собственную семью, а не быть подстилкой у любителей продажного интима. Я не хочу, чтобы меня изуродовал какой-нибудь маньяк, что рано или поздно случается со всеми жрицами любви. Так что завтра я тоже уеду в свой родной Оренбург, и начну жизнь с чистого листа.

     - Желаю тебе, Наташа, удачи в жизни. Очень жаль, что мы не из одного города, а то смогли бы подружиться.
     - И я желаю тебе, Надя, всего самого лучшего.

     Они расцеловались, и Надежда Михайловна вошла в свой вагон. Из его окна смотрела на Наташу, шагавшую рядом с отходящим поездом и махавшую ей рукой.

                12
     Приехав в Самару, она посетила церковь, поставила свечку перед иконой Божьей матери и поблагодарила ее за спасение от неминуемой гибели. После посещения храма прошлась по набережной, любуясь осенним пейзажем за полноводной рекой. Прогуливаясь по ней, прокрутила в памяти все события, произошедшие с ней в Москве, вспомнила неугомонную вечернюю Плешку с ее разношерстной публикой, свою спасительницу Наташу, решившую порвать с самым древним промыслом. Глядя на садящееся за горизонт солнце, которое громадным раскаленным диском скрывалось за розовыми тучками, с каждой минутой уменьшаясь в размере, почувствовала облегчение на душе, понимая, что ей дарована всевышними силами жизнь не случайно, а за этот подарок должна и дальше помогать людям в борьбе с их болезнями.

     И снова с головой окунулась в работу. О бывшем возлюбленном Владиславе больше не вспоминала, жалея только, что внезапно вспыхнувшее чувство, вскружившее ей голову, досталось человеку, не достойному его. «Это же надо было мне влюбиться и, как шестнадцатилетней девчонке, потерять рассудок», - удивлялась сама себе.

     Ее пациент Александр Петрович, уже не напоминал собой того беспомощного больного, поступившего к ним в отделение. Он самостоятельно прогуливался по коридору, и лишь легкое заикание напоминало о перенесенной им болезни.

     Обследовав его при утреннем обходе, Надежда Михайловна сказала:
     - Ваше лечение у нас подошло к концу. Мною оформлено вам направление в специализированный санаторий для реабилитации больных, перенесших инсульт. Завтра мы вас выписываем из больницы, и я могу заказать для вас санитарную машину, которая отвезет вас в этот санаторий.

     - Не нужно заказывать машину, я позвоню другу, и он на своем автомобиле отвезет меня. А вам большое спасибо за то, что вы поставили меня на ноги.
     - Это моя обязанность - лечить больных людей.
     - Моя дочь рассказала мне, как вы меня, беспомощного, спасали массажем, хотя это в ваши обязанности не входит. Спасибо вам!

     Выйдя из палаты, Надежда Михайловна столкнулась с женой больного. Но это уже была не та самоуверенная в себе молодая женщина, увешенная драгоценными изделиями ювелирного искусства. На этот раз ни одного украшения на ней не было, а в ее глазах, казалось, поселилась вся вселенская скорбь.

     - Скажите, пожалуйста, доктор, мой муж окончательно поправился?
     - Да, состояние его здоровья удовлетворительное, и завтра мы его выписываем из больницы.

     И хотя в глазах жены больного замелькали радостные огоньки, но вселенская скорбь снова поселилась в них:
     - Вчера я решила навестить его и угостить вкусной едой. Он играл в шахматы со своим соседом и даже не обратил внимания на мой приход, словно я была бестелесной тенью. И хотя его сосед сказал ему о моем появлении в палате, но он продолжал меня не замечать, и даже отмахнулся от меня рукой, словно от назойливой мухи. Доктор, только вы можете мне помочь, чтобы он изменил свое отношение ко мне.

     - Чем я могу вам помочь, если вы ни разу не навестили его во время его болезни?
     - Но я была очень занята.
     - А зачем вам нелюбимый муж, если у вас появилась большая любовь?

     - Моя большая любовь оказалась мыльным пузырем. Моя мама предупреждала меня, что все мужчины – козлы, и мой бывший вздыхатель оказался из этой же козлиной породы. Он говорил мне, что является кандидатом наук и у него очень интересная работа. А оказалось, что зарабатывает даже меньше кондуктора трамвая. Представляете, какой стресс я испытала, когда оказалось, что у него нет даже денег на то, чтобы пригласить меня в приличный ресторан.

     - Но сейчас большинство научных работников и инженеров имеют очень скромные доходы.
     - И как же он со своими скромными доходами собирался удовлетворять мои большие запросы? Вскружил мне голову, обещая вечную любовь, не думая о том, что мне одной любви мало. И я решила вернуться к мужу.
     - Вы решили вернуться обратно в «золотую клетку»? Но чем я могу вам помочь?

     - Понимаете, доктор, мой муж сердится на меня за то, что я не навещала его во время болезни. Вы скажите ему, пожалуйста, что из-за состояния его здоровья вы как лечащий врач не разрешали мне навещать его, чтобы не навредить ему этими посещениями. Саша вам поверит, и у нас всё наладится, ведь он очень отходчивый человек.

     - Как же так, его дочери и его друзьям я разрешала посещение, а вам - запрещала? Он же не глупый человек, всё поймет и заподозрит меня в обмане.
     - Но ваш обман будет направлен на благое дело – спасение моей семьи. И я прошу вас помочь мне ее сохранить.
     - Никого в жизни я не обманывала и не стану этого делать даже во имя сохранения вашей семьи.
     - Но я заплачу вам большие деньги за вашу помощь.

     - Я не продаюсь! – вырвалось у нее.

     Круто развернувшись, ушла прочь от недоумевающей жены больного, так и не понявшей до конца, почему врач отказалась от ее привлекательного предложения и даже потемнела лицом.

     На следующий день она в сопровождении медсестры вошла в палату, где лежал на излечении ее подопечный больной Александр Петрович. Там уже находилась его дочь с огромным букетом цветов в руках.

     - Спасибо вам, доктор, за папу, - с волнением в голосе проговорила она, протягивая букет. – Я всю жизнь буду благодарить вас за его спасение.
     - Спасибо за цветы, но и вы тоже, дитя мое, очень поспособствовали его выздоровлению, так что его исцеление от болезни - наша общая заслуга.

     - Меня еще никто после смерти моей мамы так не называл. Спасибо вам за всё, что вы для нас сделали, - с волнением в голосе проговорила взволнованная девушка. - Вещи папы собраны, и я пойду встречать машину его друга.

     После ухода дочери больного Надежда Михайловна передала ему выписку из истории его болезни, копии результатов всевозможных обследований и направление в санаторий.
     - А теперь, Александр Петрович, наберитесь терпения и выслушайте мои советы о том, как вам избежать в дальнейшем повторения этого недуга.

     После краткого инструктажа обратилась к медсестре:
     - Аня, помогите, пожалуйста, больному дойти до машины.
     Та кивнула головой и взяла сумку больного, а он  поблагодарил врача за свое выздоровление.

     Надежда Михайловна подошла к окну, которое находилось как раз над входом в больницу. На площадке перед ним стояли две легковые машины. У раскрытой дверцы одной из них стояли двое: дочь больного и высокий мужчина, а у машины такси, тоже с раскрытыми дверцами, стояла жена ее недавнего пациента.

     Александр Петрович вышел из подъезда больницы в сопровождении медсестры, на мгновение остановился, а затем направился к машине друга. Когда все разместились в ней, та сорвалась с места и помчалась по оживленной улице.

     Жена бывшего больного постояла некоторое время в раздумье возле машины с шашечками, затем села в нее, и уехала, но уже в другую сторону улицы.


     После этого события незаметно пролетел месяц. Надежда Михайловна оформила на работе отпуск, но так и не поехала в Сочи, хотя Владислав неоднократно звонил ей по мобильному телефону, просил прощение и настойчиво предлагал встретиться в черноморской здравнице. Но она категорически отказывалась восстанавливать с ним прежние отношения, да и сама мысль о том, что он будет ее обнимать после того, как порезвился с молоденькими девицами, вызывала у нее отвращение.

     На Черное море всё же поехала, но не в Сочи, а в санаторий в Геленджике по двухнедельной путевке. Погода стояла великолепная, и она смогла даже за довольно короткий срок пребывания в нем превосходно отдохнуть и снять с себя остатки неприятных воспоминаний о собственных приключениях в столице.

     После отдыха на Черноморском побережье съездила в Санкт–Петербург в гости к дочери и три дня гуляла по улицам и проспектам Северной столицы, любуясь изумительной красотой творений великих зодчих. Помимо посещения Эрмитажа и Русского музея прослушала вместе с дочерью оперу «Травиата» в Мариинском театре.

     А дома Надежду Михайловну поджидало всё то же тягостное одиночество, лишь работа отвлекала ее от грустных размышлений о несбывшихся мечтах. Она даже смирилась с тем, что ее желание любить и быть любимой никогда не сбудется, и ей больше не суждено будет безрассудно потерять голову, а сердце никогда уже не затрепещет в сладостной истоме от всепоглощающего чувства. А долгожданный принц не прискачет на белом коне и не позовет ее за собою в даль светлую.

     В один из дней ненастного октября месяца, когда свинцовые тучи почти цеплялись за крыши домов и неистово орошали город обильными дождями, она вышла из больницы после напряженного рабочего дня. Открыв зонтик, почти бегом направилась к автобусной остановке, надеясь спрятаться под навесом от проливного дождя.

     Неожиданно дверца стоящего у обочины дороги автомобиля открылась, и из него вышел ее бывший  пациент Александр Петрович, без головного убора, но с огромным букетом роз в руках. Он подошел к ней, вручил ей цветы и поцеловал ее руку. От неожиданной встречи она даже немного растерялась, с опасением глядя, как струи дождя омывают его начинающие седеть волосы, и озабоченно проговорила:

     - Спасибо за цветы, но вам, Саша, ни в коем случае, нельзя простужать голову - это может пагубно сказаться на вашем здоровье.
     И заботливо накрыла его своим зонтиком.

         
   
   

 







      


Рецензии
С начала 60годов я « тёрся на бонах», так называли три вокзала и всё было, бомжи, проститутки, изучал жизнь, потом студентом подрабатывал, продажные менты, мошенники,, если наберусь терпения и преодолею отвращение к тем годам и себе дураку идеалисту и ЕБЖ опишу все прелести и приключения той поры...

Петр Мозговой   25.06.2015 22:38     Заявить о нарушении
Я подозреваю, Петр, что ситуация на площади у трех вокзалов мало в чем изменилась с того времени, когда происходили события, описанные в моем рассказе. Если у Вас будет возможность побывать на этой площади и присмотреться к той публике, которая обитает на ее задворках, то Вы тоже сможете многое почерпнуть для своего будущего произведения об этой территории, где властвует оборотная сторона нашей жизни.
С уважением - Михаил.

Михаил Дышкант   30.06.2015 18:02   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.