Чушь собачья!

     Всем известно, что непримиримого борца с буржуазией Павку Корчагина закаляла рубка деревьев в зимнем лесу под Бояркой, но мало кто вспоминает, что характер у молодых научных сотрудников и инженеров во времена развитого социализма выковывался в упорной борьбе с гнилой картошкой на овощных базах. И этой почетной обязанности редко кому из них удавалось избежать, не испытав на себе карающего гнева начальников.

     Начальство всегда придерживалось мнения: ударный труд подчиненных облагораживает их, а работа в овощехранилищах облагораживает вдвойне. Ведь по теории Дарвина только труд превратил дикую обезьяну в человека разумного. Так почему он не может возвысить подчиненных до уровня интеллектуальных генераторов идей, если они интенсивно поработают в овощных закромах города?

     Сами начальники разного уровня считали себя довольно благородными людьми, поэтому не нуждались в плодотворном влиянии на них работы в овощных хранилищах, и даже не знали, где они находятся. А каждый молодой специалист просто обязан стать истребителем гнилой картошки, заодно получая возможность повысить свой творческий и интеллектуальный потенциал.


     Младший научный сотрудник Анатолий Шустриков нисколько не удивился, когда нашел на институтской доске объявлений свою фамилию среди лиц, направленных в местную командировку на овощную базу. Он уже смирился с неизбежной участью один раз в неделю, а то и чаще, разгребать гнилье в контейнерах в поисках картофелин, уцелевших от тлетворной деятельности гнилостных бактерий.

     В числе десяти человек отправился совершить трудовой подвиг на овощной базе. Сам процесс переборки картофеля никакого интереса не представляет, поэтому не станем его описывать, а вот ритуал принятия пищи во время обеденного перерыва достоин того, чтобы рассказать о нем более подробно.

     Как только наступили долгожданные двенадцать часов дня, борьба с гнилью прекратилась, и, невзирая на недовольство заведующей овощехранилищем, начался процесс подготовки обеденного стола. В укромное место овощного помещения мужчины принесли  пустые ящики, и на них разместились кружком все участники битвы со сгнившими овощами, а в его центре, на развернутой газете, появилась горка нехитрой закуски, выложенная ими.

     Конечно, импровизированный на скорую руку обеденный стол не мог по сервировке претендовать на изысканность ресторанного сервиса, но участники застолья не обращали на это внимание. Все с нетерпением ожидали торжественного момента разбавления спирта водой из-под крана. Такая операция всегда считалась очень тонкой, даже филигранной, и не каждому она доверялась. Иной дилетант мог только испортить ценный продукт. При неумелой манипуляции с разбавлением тот нагревался до такой степени, что никакого удовольствия от его употребления не доставлял.

     Анатолий считался непревзойденным мастером по превращению ректификата в изысканный горячительный напиток, и на этот раз превзошел все ожидания участников застолья – после его непродолжительного колдовства все могли наслаждаться непередаваемым вкусом алкогольного шедевра, могущего поспорить даже с коньячными изделиями самого высокого качества.

     Нужно отметить, что продвинутое руководство их института понимало: употребление спирта на овощной базе – святое дело, поэтому смотрело сквозь пальцы на то, как кладовщик Петрович регулярно снабжал этим продуктом сотрудников, направленных на переборку картофеля. Но при этом придерживался установленного им же самим норматива – выделять не более ста граммов ректификата на каждого будущего труженика в хранилищах плодоовощной продукции.

     И на этот раз Анатолий получил от Петровича и доставил на овощную базу две пол-литровые бутылки, наполненные чистейшим спиртом.

     Но наслаждаться вожделенным благородным напитком оказалось почти некому – из десяти участников трапезы выпивающих мужчин было всего лишь трое, а остальные оказались малопьющие женщины, многие из которых только слегка пригубили алкогольный нектар. Из-за этого целая бутылка спирта оказалась нетронутой, чего раньше никогда не наблюдалось, - всегда всё выпивалось до последней капли.

     После окончания трапезы женщины запаковали оставшиеся бутерброды с сыром и колбасой в газету и предложили Анатолию:
     - Толя, уноси оставшуюся еду домой, ведь ты человек холостой, а дома она тебе очень пригодится. Захвати с собою также бутылку со спиртом – выпьешь его с друзьями.
И уложили все оставшиеся после трапезы продукты в его сумку.

     Возвращался домой Анатолий в приподнятом настроении – его душу ублажили похвалы участников застолья за изысканный напиток. После обильных возлияний ему хотелось обнять весь мир, но для полноты ощущения счастья катастрофически не хватало небольшой дозы чего-нибудь высокого и светлого.

     И такая возможность прильнуть к прекрасному и изысканному источнику у него появилась. Возле торгового центра, мимо которого он проходил, в глаза бросилась маловероятная ситуация – у пивного ларька почти совсем не было очереди.

     Большим грехом было бы не воспользоваться этим везением, и вскоре недавний борец с гнилью пристроился с кружкой пенистого напитка на бетонной плите. Пиво, как это было всегда, оказалось разбавленным, но для него этот факт не имел большого значения – он ловил кайф от смакования продукции пивоваренного завода.

     - Эх, хорошо бы к этому пивку добавить немного водочки, - раздался чей-то голос.
     Он повернулся в сторону человека, страдающего от недостатка алкоголя в пиве. По внешнему виду обратившегося к нему индивидуума трудно было определить его возраст - давно небритое и потемневшее лицо исключало всякую возможность это сделать. Изношенная одежда подтверждала догадку о том, что этот субъект принадлежит к неистребимому племени безнадежно спившихся личностей.

     Анатолий решил снизойти до представителя категории изгоев общества, которых порядочные граждане всегда обходят стороной, и захотел пообщаться с ним.
     - Так в чем же дело? – откликнулся на его возглас. - Сейчас мы постараемся исполнить ваше пожелание.

     Как добрый джин из восточной сказки, достал из сумки бутылку со спиртом и плеснул его часть в кружку с пивом страждущему от недостатка алкоголя соседу по бетонной плите. И в собственную кружку также добавил немного огненной жидкости.

     Потрепанный жизнью субъект, закрыв глаза от удовольствия, стал наслаждаться удачей, выпавшей на его долю, смакуя небольшими порциями вожделенный напиток. А в перерывах между редкими глотками завел с появившимся благодетелем беседу, претендующую на некоторую интеллигентность.

     От появившегося собеседника  Анатолий узнал, что тот в свое время занимался глобальными разработками в области теоретической физики, но из-за дружбы с Зеленым Змием был с треском уволен с работы, и теперь скатился на самое дно жизни.

     Чувствуя себя благодетелем, он снисходительно выслушивал исповедь спившегося человека, не веря ни единому его слову. Хотя сам был еще молод годами, но ему уже приходилось сталкиваться с опустившимися личностями, заявлявшие с пеной у рта, что когда-то были влиятельными людьми и могли открывать ногой двери кабинетов даже самых высоких начальников.

     Изобразив на лице мину сочувствия, предложил бывшему теоретику:
     - Закусывать будешь?
     - Если предложишь – не откажусь.

     Анатолий развернул газетный сверток, а его собеседник схватил бутерброд с колбасой и принялся поглощать его. По всему было видно, что тот давно не лакомился таким деликатесом. Покончив с одним бутербродом, сразу же завладел вторым, не забывая при этом рассказывать о былой творческой работе.

     - Если ты такой большой знаток решения проблем в теоретической физике, то тебе ничего не стоит решить одну не очень сложную задачу, - проговорил Анатолий, не питая никакой надежды получить вразумительный ответ.

     Без излишних слов вкратце изложил бывшему теоретику суть задачи, над которой безуспешно бились лучшие умы их института. Подходил срок сдачи сложной системы управления, а электронный прибор не мог обеспечить ее устойчивость. Никому из ведущих специалистов пока не удалось даже вывести уравнение, по которому система должна устойчиво работать.

     - Да это же элементарно, Ватсон! – воскликнул бывший теоретик, больше смахивающий на алкаша. – Давай мне свою шариковую ручку и смотри, как всё легко решается.

     Пододвинув к себе газету, на которой лежали бутерброды, он с необыкновенной легкостью изобразил дифференциальное уравнение работы системы.

     - Тебе остается только подобрать соответствующие коэффициенты и всё будет в ажуре, но при этом нужно предположить, что электроны имеют форму тора, а проще говоря, они – с дырками,- выдал ошеломляющую разум гипотезу слегка захмелевший бывший теоретик.

     - Но это же чушь собачья! Твое предположение противоречит даже законам элементарной физики в области строения атома! – возразил недоумевающий Анатолий.

     - А я нисколько не сомневаюсь в классической теории строения атома, но для данного случая удобно сделать такое невероятное предположение. Впрочем, мое дело советовать, а твое – соглашаться с ним или нет. Может, мы сделаем еще один заход к ларьку и повторим по кружке пива? Заодно и познакомимся. Кстати, меня зовут Вованом.
     - А меня - Толяном, и я согласен с таким разумным предложением.

     Но когда Вован расправился со второй кружкой пива с добавлением спирта, то его развезло, и он стал нести такую ахинею, от которой  сводило скулы. И Анатолию ничего не оставалось делать, как, упаковав остатки бутербродов в газету, расстаться с новым знакомым. Уже дома разложил бутерброды на тарелке и поместил в холодильнике, а газету скомкал и выбросил в мусорное ведро.

     Даже просмотр увлекательного сериала о бандитских разборках не помешал ему  посмеиваться над незадачливым теоретиком:
     - До чего же фантазия у него оказалась неуемной. Как только ему в голову могла взбрести такая нелепая мысль, что электроны продырявлены? Даже самый нерадивый двоечник в школе, сидящий на последней парте в классе и  больше обращавший внимание на коленки одноклассниц, чем на доску с формулами, и тот не высказался бы о том, что электроны похожи на бублики. Скорее всего, этого горе-теоретика уволили с работы не столько за пристрастие к алкогольной продукции, сколько за сочинение сумасбродных бредней в области теоретической физики.


     А в институте обстановка была накалена до самого высшего предела – неумолимо приближался срок выполнения важного проекта, но работа по нему застопорилась. Грозовые тучи сгущались на горизонте, и было принято решение собраться всем его исполнителям на следующий день и провести мозговой штурм непокорной проблемы.

     - А иначе, - рассуждали более опытные сотрудники, - в случае провала проекта всем нам достанется от начальства и на пряники, и на бублики.

     Услышав от встревоженных сотрудников о неминуемой раздаче бесплатных бубликов, Анатолий вспомнил Вована и его высказывание об электронах с дырками, больше похожее на бред сивой кобылы. «Нужно будет всё-таки еще раз взглянуть на его уравнение, а вдруг, чем черт не шутит, в этой бредовой идее кроются крупицы истины», - подумал про себя, не питая никаких иллюзий по поводу нахождения этих самых крупиц.

     Оказавшись вечером дома, заглянул в мусорное ведро и выудил из него скомканную газету, а затем, разгладив ее, аккуратно переписал уравнение на чистый лист бумаги. Даже одного  взгляда на него было достаточно, чтобы понять, что оно полностью подходит для решения той задачи, над которой бились ведущие специалисты института. Оставалось только скорректировать спасительное уравнение согласно требованиям технического задания.

     И Анатолий целый вечер просидел за расчетами, выполняя эту нелегкую для себя задачу.

     На следующий день исполнители проекта, собравшись вместе, приступили к мозговому штурму проблемы, мешавшей  успешному завершению работы. Даже сам директор института, видный ученый, решил заглянуть на это совещание разработчиков системы управления, очень важной для народного хозяйства страны.

     - И что же мы имеем в осадке по данной работе? - задал он вопрос исполнителям таким тоном, что все поняли о неизбежности крупных неприятностей. – Я вижу, что вы успокоились, забыв о том, что в ближайшее время предстоит сдача этой системы Государственной комиссии, а у вас даже математическое обеспечение проекта выполнено не в полном объеме. Хочу услышать от вас, от ученых, четкий ответ: когда будет произведен полный расчет устойчивости управляющей системы?

     - Мы тщательно проанализировали  разработанную нами систему управления и пришли к выводу, что добиться ее устойчивости в работе нам не удастся – многие неблагоприятные факторы будут влиять на ее функционирование. Нужно будет просить министерство сдвинуть сроки сдачи этого проекта, - высказал свое мнение старший научный сотрудник Иван Петрович, считающийся в институте самым компетентным специалистом.

     - Но вы хотя бы представляете себе, что нам грозит, если мы обратимся в министерство с подобной просьбой? – взвился директор. – Тогда нам всем, и в первую очередь, естественно, – мне, обязательно намылят шею. А сейчас я понял, что ничего вразумительного от вас, опытных научных зубров, я услышать не смогу. Может, наша молодая поросль подскажет нам что-нибудь дельное по этому вопросу?

     И Анатолий Шустриков, повинуясь какому-то чувству, встал со своего места в задних рядах разработчиков и подошел к доске. А дальше на ней мелом изложил все расчеты, выполненные им накануне вечером в домашних условиях. Самое главное уравнение устойчивости системы управления даже дважды подчеркнул. Об электронах с дырками благоразумно промолчал, опасаясь насмешек со стороны коллег по работе.

     Все присутствовавшие на этом мозговом штурме исполнители проекта сидели ошеломленные, с открытыми от удивления ртами. Решение задачи оказалось таким простым и изящным, что каждый из них невольно подумал: а почему я не смог раньше до этого додуматься?

     - Да у вас, коллега, оказались гениальные способности решать сложные теоретические задачи, - высказался директор. – Я сражен вашей эрудицией, и после успешного завершения этой работы вы можете смело рассчитывать на повышение должностного оклада.

     Обычно директор очень редко называл кого-нибудь из подчиненных коллегой, но когда такое событие происходило, то это был верный знак признания им больших заслуг того, кто удостаивался заслуженной чести быть его сотоварищем.

     Работу над проектом исполнители успешно завершили, и тот сдержал данное им слово: оклад Анатолию Шустрикову значительно повысили. После этого совещания все разработчики стали с уважением относиться к нему, и если возникала очередная необходимость высказать оригинальную идею при решении сложной задачи, то все надежды возлагали только на него одного.

     И Анатолий никогда их не подводил, да и усилий огромных с его стороны не требовалось. Для этой цели он переодевался в изношенную одежду, в которой посещал овощную базу, покупал в магазине бутылку водки и, захватив с собою несколько бутербродов с колбасой, отправлялся к торговому центру. Там, возле пивного ларька, находил Вована, и они уединялись от остального пьющего сообщества на бетонной плите.

     Тот был рад появлению собеседника, немного разбирающегося в теоретической физике, и, смакуя коктейль, составленный из пива и водки, с большим удовольствием втягивался  в разговоры о проблемах современной науки. А Анатолию оставалось лишь ненавязчиво озадачить бывшего теоретика той задачей, над которой бились его коллеги по работе. Но нужно было успеть высказаться о возникшей проблеме до принятия им на грудь второй кружки хмельного коктейля, после чего его язык всегда начинал заплетаться, и ничего вразумительного добиться от него было невозможно.

     А после первой кружки пенного крепленого напитка тот полностью оправдывал ожидания собеседника, моментально выдавая оригинальное решение поставленной перед ним задачи. Правда, Анатолию иногда хотелось воскликнуть: «Да это же чушь собачья!», но неимоверным усилием воли сдерживал себя.

     И уже дома, поразмыслив немного, убеждался в правоте бредового предположения Вована. Ему оставалось лишь произвести окончательные расчеты идеи, высказанной им, и представить коллегам по работе окончательные результаты.

     Чтобы еще больше сблизиться с бывшим теоретиком, пожаловался ему на то, что его тоже уволили с работы за пьянство на рабочем месте. Вован искренне посочувствовал ему и посоветовал не опускать руки, а тренировать мозги путем решения всевозможных задач по теоретической физике, и обещал оказывать посильную помощь в этом нелегком деле. А для Анатолия эти слова были бальзамом для души.

     Теперь в стенах института он стал очень уважаемым человеком. За активное участие в разработках многих проектов ему предложили должность научного сотрудника, и уже не посылали перебирать гнилой картофель на овощной базе. Директор института запретил направлять подающего большие надежды ценного сотрудника на эти мероприятия, заявляя, что талантливых людей нужно оберегать от получения возможных травм в хранилищах овощей.

     Молодые лаборантки и даже аспирантки стали величать его не иначе как Анатолием Митрофановичем и при этом загадочно улыбались при встрече с ним. Чего греха таить, ему было приятно осознавать свою значимость в жизни института, а купание в лучах славы даже в институтских стенах доставляло громадное удовольствие.


     Незаметно подошло время сдачи Государственной комиссии министерского заказа, выполнение которого курировал лично директор института. Он и собрал исполнителей на совещание у себя в кабинете, надеясь ускорить разработку очень важного проекта.

     - Я не стану лишний раз напоминать вам о необходимости выполнения в срок задания министерства. Хочу только заметить, что на сегодняшний день очень отстает от графика изготовление «железа» в цеху и имеется пробел в теоретической части проекта. Я поручаю Анатолию Митрофановичу завершить в срок разработку его математического обеспечения и надеюсь, что он легко справится с этим заданием.  Уверен, что наш коллега, как всегда, блеснет перед нами нестандартным мышлением.

     - Но мне нужно свободное время для обдумывания вашего задания, - заикнулся Анатолий.

     - Учитывая важность поставленной задачи, три следующих дня можете не выходить на работу, и в спокойной домашней обстановке у вас появится возможность обдумать выполнение теоретической части проекта. Я очень надеюсь на вас, Анатолий Митрофанович! А после успешной сдачи работы, в чем я нисколько не сомневаюсь, вы станете старшим научным сотрудником, можете быть в этом уверены, - пообещал директор.

     Анатолий и сам нисколько не сомневался, что успешно справится с поставленной перед ним задачей. Нарядившись в старую одежду и прихватив с собой бутылку водки с бутербродами, отправился к пивному ларьку. Но встретить Вована возле этого заведения в тот день ему не удалось – тот не появлялся на месте своего постоянного обитания.

     Следующий день также выдался неудачным – бывший теоретик, словно в воду канул, что было совсем несвойственно его натуре любителя хмельного напитка. Тогда он  обратился к постоянному завсегдатаю пивного ларька, который часто напрашивался третьим в их компанию. На вопрос о том, где может находиться Вован, тот ответил:

     - Дык, он уже две недели здесь не появлялся, может, заболел или даже окочурился после перепоя. Давай я заменю тебе его - ты будешь приносить для меня водяру, а я буду рассказывать тебе разные анекдоты и байки из своей жизни, - предложил постоянный обитатель  злачного места, надеясь заполучить щедрого спонсора.

     Но Анатолий наотрез отказался от такого заманчивого предложения. Он лишь ругал себя за то, что за время знакомства с бывшим теоретиком не удосужился даже узнать: где тот проживает и какая у него фамилия? Вся надежда у него была только на чудо.

     И чудо произошло. В конце третьего дня совершенно случайно встретил Вована на выходе из универсама, но вначале даже не узнал его. Одет тот был в темно-серый костюм, а белоснежную рубашку украшал галстук в полоску. На чисто выбритом лице сияла благодушная улыбка, и шел он под ручку с миловидной женщиной, а в руке нес авоську, сквозь сетку которой просматривались продукты и две бутылки кефира.

     Увидев недавнего собеседника возле пивного ларька, стоящего с открытым от удивления ртом, тот, невзирая на явное недовольство спутницы, подошел к нему.

     - Слушай, Толян, можешь порадоваться вместе со мной - у меня наметился крутой поворот в жизни. Я случайно встретил свою первую любовь - она оказалась незамужней женщиной, и мы решили пожениться. И теперь буду вместе с ней шагать по жизни. У нее - большие связи, и они помогли мне устроиться на хорошую работу, связанную с теоретической физикой.
     Хотя ты человек уже пропащий и тебе терять нечего, но ты же еще молодой, и я советую тебе тоже порвать с этой пьяной жизнью. Устройся для начала работать хотя бы грузчиком, и всё у тебя наладится, поверь мне.
     А сейчас извини меня, Толян, но мы очень спешим. Купи себе бутылку водки и выпей с кем-нибудь из моих бывших дружков.

     После этих слов, оглядываясь на недовольную подругу, тайком от нее вложил что-то в карман Анатолию и вернулся к ожидавшей его женщине. Тот сунул руку в карман и достал из него пять рублей. Растеряно держа в руке хрустящую бумажку, уныло глядел на удаляющуюся пару.

     Какое-то шестое чувство подсказывало ему, что должности старшего научного сотрудника ему не видать, как собственных ушей.



 
               
   

 


Рецензии
Спасибо Михаил!
Порадовали с утра.
Доброго дня Вам!!!!!

Яков Капустин   29.04.2015 05:20     Заявить о нарушении
Благодарю за благоприятный для меня отзыв. Поздравляю с наступающим праздником весны и желаю творческих успехов.
С уважением - Михаил.

Михаил Дышкант   30.04.2015 22:06   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.