Перекрёсток

Вопрос первый: Вы видели когда-нибудь шаровую молнию? Нет?!
А я видел. На даче летом, когда перешёл в четвёртый класс.
Сразу после грозы в больничном от озона воздухе неразгаданный комок электричества медленно плыл над картофельными грядками. Одинокий положительный заряд разрушительной силы искал куда-бы притулиться.
Как заворожённый, смотрел я на потрескивающий, белый шар. Он прокатился над моей головой по водосточному желобу и залетел в открытое окно спальни, где в кресле-каталке сидел парализованный дед. Сделав круг по комнате светящийся объект вылетел вон. Проехав над грядками салата, наконец сел на ограду и облегчённо взорвался. Память о странном госте до сих пор хранит обугленная верхушка столба калитки.
Порой, когда одиночество особенно сильно ноет в горле, я сажусь на электричку и возвращаюсь в детство. Касаясь, вымытой дождями и снегом выжженной воронки, разговариваю с этим кретином, закончившим свою жизнь взрывом. Он что-то бубнит в своё оправдание про несбывшиеся мечты. Выслушав его нытьё я спрашиваю: Ну и что ты доказал?

Вопрос второй: Пытались когда-нибудь проскакать галопом? Отпустив поводья и стукнув пятками в атласные бока, первые десять метров вы пронесётесь по инерции, а потом безнадёжно сползёте набок или на круп, который, как на родео, равномерно подбрасывая через: раз, два-а, тр-и-и.. обязательно сбросит под копыта. Но если всё-таки ушли верхами на одном недоуздке, то остаётся только снять шляпу и аплодировать вашей решительности. Всё время я пытаюсь сделать это и пока не выходит. Но так получается, что скакать галопом приходится снова и снова.
Ещё один вопрос и я оставлю вас в покое..
Видели усталых людей, добирающихся на метро с двумя пересадками и трамвае до каждодневного утреннего старта? Их глаза устремлены в темень вагонного стекла. Видели таких? О чём мечтают, знаете? Никогда не догадаетесь: Они мечтают скакать галопом.
===
Моё одиночество, сложенное пополам, сидит на скамейке перед гипермаркетом. Головой, зажатой меж колен, я с упоением разглядываю разноцветные булыжники мостовой. Искуственно застиранная майка «Diesel», тщательно разорванные джинсы «D&G». По обугленному от загара предплечью, по пробитым «дорогам» стекает татуированная готическая вязь, подтверждающая принадлежность к районному картелю. Запястье украшает браслет аутентичного Cartier.. Фаланги сбиты в кровь.
Меня штырит на глушняк, между гранями разноцветных булыжников зернистый песок, он скрипит под веками, ломая кайф. Рот полуоткрыт и веретённая нить слюны вот-вот коснётся пола. Закашлявшись, сплёвываю и разгибаюсь. И не рад, что вернулся.
Жарко. Мимо бредут натруженные варикозные ноги в стоптанных туфлях, катятся фронтовые авоськи на колёсиках. Военный капитализм. Вытряхнув сигарету, смотрю в другую сторону. В совершенно другую сторону. Там марципановые шлюхи из фитнесс-центра попарно дефилируют к спортивным кабриолетам. Распаренные хамамом складки целлюлита эпилированных промежностей, отшелушенные пилингом розовые пятки, как несуществующие в природе, химически чистые элементы периодической системы вожделеют скорее вступить в реакцию со средой и сравнять неестественный баланс. Боясь замараться бизнес-леди и просто состоятельные домохозяйки избегают смотреть в мою сторону, но если захотят вываляться в стилизованном дерьме, чтобы отбить запах родной фермы, то в памяти их I-Phonов забит мой номер с пометкой «Грязь»
До вчерашнего вечера всё так и было. До тех пор пока басмач из Душанбе не осадил маршрутку на светофоре, справа от меня за тонированным стеклом внедорожника женская рука барабанила по рулевому колесу, отбивая мелодию.
Я уже видел эту руку с тонкими ниточками нерожавших вен, выбиравшую молоток в секции хозтоваров. Помню этот напряжённый, трусливый затылок у кассы. Пытаясь обернуться в мою сторону, его обладательница пользовалась шпионским боковым зрением. Помню, как её рука рассеянно протянула кредитную карточку. Стоя за два человека перед мной, она забыла (Невзначай?) пакетик салфеток для чистки оптики и кассирша томно прошептала в след: « Де-е-вушка!»
Но спинакер незагорелой кожи с зодиаками южных созвездий в вырезе пенного шифона уплывал вслед за тележкой, заполненной гуманитарной помощью одиноким островитянам: пучок латука, две коробочки био-уогурта и универсальный молоток с эргономической ручкой, красиво декорированный наклейками и разноцветными бирками.
Последняя деталь вываливалось из общей картины прорвавшегося "синего чулка" и вдребезги разбивало представление о ней. Что замышляет её слабая неумелая рука? Расколоть стекло, за которым мы находимся? Как по мне, то тяжёлый предмет мог-бы послужить орудием справедливой вендетты сослуживцу за аннулированный абонемент секс-упражнений под названием: Любовь.
--Скажите девушки подружке вашей .. – фальшивя и перебивая фальцет кассирши, заорал я, желая, чтобы она наконец обернулась.
И она обернулась.
Отстранённый взгляд только, что плакавшего ребёнка и канистра антифриза в тележке взрывом шаровой молнией осветили всё вокруг. Я понял, что ропщу и нашёл то, что не искал. Кассирша укоризненно покачала головой: Вот, мол, ни спасибо, ни .. Еле дождавшись своей очереди, я сунул деньги и, схватив бутылку дешевой водки, выбежал на улицу.
Но её нигде не было. Ну, нигде!

И вот, пожалуйста, сидит в лакированном танке Land Cruiser на перекрёстке и подпевает CD-ишнику. Больше не раздумывая, я выскочил из маршрутки и пошёл галопом, пытаясь нагнать её джип.

Последний вопрос: А чтобы вы хотели услышать под конец?
Визг тормозов ДТП или марш Мендельсона?
Ладно, можно не отвечать.


Рецензии
Ну, как всегда, БРАВО!

Михай   17.02.2014 17:48     Заявить о нарушении
Как всегда мерси, Светлана.

Валодинъка   21.02.2014 21:03   Заявить о нарушении