Пират Чарльз Вэйн

В мае 1713 года новость о мире, заключенном Англией и Испанией достигла Ямайки. Все лицензии приватиров были аннулированы. Не у дел оказались крутые каперы Генри Дженнингс и Бенджамин Хорниголд. Морское пиратство на острове было запрещено и чтобы продолжить свой промысел пираты сменили базу. Их новым районом стали Багамы. Группа островов находилась в самом центре торговых перевозок восточного побережья Северной Америки. Там можно было грабить и тут же сбывать награбленное торговцам краденым. Корабли, груженые сокровищами, шли в Европу проливом между Флоридой и Багамами, используя попутное течение Гольфстрим. Мели и бесчисленные рифы в том проливе были союзниками пиратов, но препятствием на пути военных кораблей преследователей. Учитывая все выгоды нового места, морские разбойники избрали своей базой остров Новый Провиденс, главным портом которого был Нассау.

В 1715 ураган выбросил на рифы Флориды корабли испанского флота, груженые колониальным золотом, серебром и драгоценностями. Испанские власти организовали спасательную экспедицию и новость об этом быстро достигла Нассау. Капитан Дженнингс с бандой в 300 пиратов совершил нападение на лагерь спасателей. Пираты утащили более 60,000 серебряных монет, сундуки набитые золотыми украшениями и драгоценными камнями. В море они настигли и обчистили корабль со спасенными сокровищами, удвоив добычу. Спустя какое-то время, Дженнингс со своими головорезами, которых прозвали «Летающая банда», совершил повторный налет на лагерь спасателей и на этот раз пираты унесли более 120,000 серебряных песо. Среди грабителей был и бывший приватир Чарльз Вэйн.

ГРАБИТЕЛЬ.
Рожденный в 1680 году, в Англии, он рос на Ямайке, где рано стал пиратом под началом опытного Дженнингса. В Нассау Вэйн приобрел авторитет, силой и угрозами подчинив своей воле многих. Он был одним из основателей «пиратской республики», среди таких авторитетов как Томас Барроу, Бенджамин Хорниголд, Черная Борода и Джек Рэкхэм. Свой первый самостоятельный пиратский рейд Вэйн совершил летом 1717 года, на захваченной им двухмачтовой шхуне с острова Барбадос. Позже он захватил большую бригантину, назвав свой новый флагман «Рейнджер».

В августе 1718 года в Нассау прибыл новый губернатор Вудс Роджерс, предложивший пиратам королевскую прокламацию о помиловании в обмен на прекращение разбоя.
Из тысячи местных пиратов амнистию приняли половина, остальные разбежались. Склонили головы капитаны Хорниголд и Дженнингс, получившие королевский пардон. Но Вэйн не повиновался. Набив порохом и бочками с маслом захваченный ранее французский торговый корабль, он сделал из него плавающую бомбу. Ночью он зажег фитили и направил "бомбу" на военные корабли нового губернатора. От взрыва и пожара в бухте стало светло как днем. Вэйн поднял паруса своей быстроходной шхуны и обрубив якорный канат, с проклятиями покинул гавань, стреляя из пушек по кораблям губернатора, угрожая вернуться.
 
Губернатор Роджерс, сам в прошлом приватир, нуждался в опытных капитанах.
Он предложил Хорниголду и Дженнигсу принять участие в отлове пиратов. Дженнигс не желал втягивать себя в разборки с бывшими дружками и отказался, перебрался на Бермуды, где награбленные сокровища обеспечили ему безбедную жизнь. Хорниголд согласился с предложением губернатора. Он хорошо знал местные воды и укромные пиратские базы на островах, поэтому был успешен. Пойманных пиратов вешали, в назидание другим. Но однажды корабль Хорниголда был застигнут ураганом, не спасся ни один моряк.

Ну а что Вэйн? Вооружив свою бригантину 12 пушками, пират продолжал набеги вдоль всего восточного побережья Северной Америки. Он захватил пару двухмачтовых шлюпов и сделал свой флот, как это делал его приятель Черная Борода. Капитан собственной пиратской флотилии, Вэйн расширил операции и вскоре стал угрозой для прибрежных вод Южной и Северной Каролины, районов интенсивного торгового судоходства. Жители порта Чарльстон жили в страхе, получив известие об очередном нападении пирата. Вэйн полностью парализовал морскую торговлю Чарльстона и сегодня, спустя столетия, если вы спросите жителей был ли их город назван именем короля Англии Чарльза или именем пирата Чарльза – многие не найдут правильный ответ. Пират оспаривал преимущество своей власти, сея страх и панику среди неселения.
 
В сентябре 1718 года Вэйн навестил в Северной Каролине своего дружка Тича. Спрятав корабли в устье реки Окрасоке, пираты пьянствовали неделю, отмечая очередную свадьбу Чёрной Бороды. Вэйн многому научился у своего приятеля, в том числе и искусству подавлять других своим авторитетом. Он был непререкаем в своих решениях,  но пренебрегал пиратскими правилами, частенько обманывал своих дружков при дележе добычи. Вэйн был грабителем, напрочь лишенным чести, верить ему было нельзя. Его деспотизм давил на компаньонов и выждав удобный случай, те сбежали от него на двух кораблях. Пират особо не отчаялся предательством дружков и продолжил набеги на своем «Рейнджере», в одиночку.

Однажды в водах Нью-Йорка он преследовал очередной корабль, предвкушая богатую добычу. Сблизившись, Вэйн поднял на мачте своего брига пиратский флаг, ожидая безоговорочную капитуляцию жертвы, как это было всегда. Но вместо этого на мачтах «жертвы» взвились флаги и громыхнули пушки. Это оказался французский военный корабль, который бросился в погоню за пиратами. Напуганный агрессивными действиями «француза», Вэйн решил не ввязываться в бой и бежал. С трудом пиратам удалось оторваться от преследователя, спасла ночь. Во время боя, погони или ухода от преследования, пиратские законы оставляли решение за капитаном, но на следующий день был совет, на котором мнения пиратов разделились. Вэйн мотивировал свое решение уклониться от боя тем, что вооружение французского корабля значительно превосходило вооружение «Рейнджера», которого французские пушки разнесли бы в щепки. Но квартермейстер Джек Рэкхем, всегда завидовавший Вэйну, подбил часть команды на мятеж:
- Даже если у них было больше пушек, - Рэкхем грохнул кулаком по столу, - нам стоило взять их на абордаж и показать им наши сабли! И пусть бы день достался самому храброму! При этих словах пираты одобрительно зашумели. Вэйну припомнили все обиды и он был смещен с должности. Капитаном «Рейнджера» был выбран его бывший друг, ставший теперь врагом. Вэйн получил малый шлюп и часть команды, согласная с его решением, покинула корабль вместе со своим капитаном.

Чарльз Вэйн ушел в Гондурасский залив, в малоизведанные воды. Там он быстро освоился, продолжал грабить и топить корабли. Он чистил и смолил днище своего шлюпа на островах, защищенных от преследователей рифами и мелководьями. Там, в укромных бухтах пират прятался, оттуда он совершал свои набеги. Там он прятал часть награбленного и был доволен самим собой.
Но однажды удача изменила пирату. На этот раз Вэйн стал жертвой не человеческих страстей, но стихии. В феврале 1719 года ураган разбил его пиратский шлюп на отмелях атолла Лайтхауз. Вся команда погибла, в живых остались сам Вэйн и один из его моряков. От корабля остались жалкие обломки, из которых можно было разве что развести костер, чтобы поджарить пойманную рыбу. Пираты выживали, питаясь уловом, когда спустя месяц, проходящее судно зашло в бухту пополнить запасы воды. Капитан корабля Холфорд признал своего бывшего дружка, от деспотизма и предательства которого сбежал. Теперь он ставил условие Вэйну:
- Я направляюсь по своим делам и буду на обратном пути через месяц. Тебя я не возьму на борт по той причине, что ты станешь мутить настроения в команде и однажды ночью проломишь мне череп и заберешь мой корабль. И если я застану тебя здесь, то доставлю в цепях на Ямайку, где ты, Вэйн, будешь повешен!
- Есть ли у меня шанс? – Вэйн криво ухмылялся в ответ.
О, да, шанс есть, - отвечал Холфорд, - здесь бывают рыбацкие лодки!
- Ты предлагаешь мне украсть рыбацкую лодку? - рассмеялся Вэйн.
- А что, у тебя уже появилась совесть? У тебя, который всю свою жизнь был грабителем и пиратом, обчищая всех на своем пути...? Оставайся здесь, если ты стал таким трусливым! С этими словами Холфорд поднял паруса и увел свой корабль с острова.

Так прошли недели и однажды еще один корабль зашел на островок пополнить запасы пресной воды. Никто из экипажа не знал Вэйна и тому удалось убедить капитана в том, что они с товарищем несчастные жертвы урагана, разбившего на рифах их торговый корабль. Их взяли на борт и пират воспрял духом, замышляя новое дельце. Но случилось непредвиденное. В море они повстречали корабль Холфорда, возвращавшегося на Ямайку. Капитаны знали друг-друга и Холфорд был приглашен на ужин. Проходя по палубе в капитанскую каюту, Холфорд заглянул в трюм и в одном из матросов признал Вэйна. Он немедленно поставил своего коллегу в известность о том, что тот взял на борт одного из самых отьявленных негодяев и отныне жизнь его в опасности. Они достигли в этом понимания, вооруженные моряки арестовали и заковали в цепи Вэйна и его матроса. В марте 1720 года оба были преданы суду и повешены в Порт Роял, на Ямайке.

Ну а что тот Рэкхем, который однажды отнял корабль и команду у Вэйна?
Какое-то время он захватывал и грабил. Но был никудышним стратегом, просто вором и бандитом. Из багамских вод его шуганул губернатор Вудс Роджерс и какое-то время Рэкхем прятался на Кубе, откуда его погнали испанцы. Ничем не проявил себя, опустился до того что стал грабить рыбацкие лодки и воровать скот у крестьян. В конце-концов был пойман и повешен в конце того же 1720 года на Ямайке, вместе со всеми своими подельниками.

СУНДУЧОК.
Когда ураган 1715 года уничтожил 12 кораблей испанского флота, перевозивших сокровища Нового Света в Испанию, пираты, среди которых был и Чарльз Вэйн, напали на лагерь спасателей и унесли с собой золота, серебра и украшений на сумму 87,000 британских фунтов по курсу того времени. Это был самый крупный куш морских разбойников тех лет! Многие драгоценности предназначались для королевского дома Испании и были изготовлены мастерами-ювелирами с особой тщательностью и обилием драгоценных камней. Вэйн, которому досталась доля тех сокровищ, не расставался с ними, всегда держал при себе свой сундучок. Этот его драгоценный сундучок лежит на отмелях атолла Лайтхауз и сегодня, останки пиратского шлюпа никогда не были найдены... 

 


Рецензии