Памяти ВОВ. Благодарная память...

                ПАМЯТИ ВОВ.
                БЛАГОДАРНАЯ ПАМЯТЬ.

                Проект «История моей семьи», (группа «Планета Гранитогорск», «Одноклассники»).

           Из рассказа Альфиры Вильдановой.
    «Мой отец не любил рассказывать о войне.
    Вот только 1997 году я услышала от него историю о битве под Сталинградом, где он остался чудом в живых!
    Защищали какую-то высоту (я уже и не помню), очнулся после боя, открыл глаза и не мог понять, где находится. Постепенно пришел и в себя и понял, что на поле боя. Огромный холм был усыпан телами. Слышались стоны. В воздухе стояла гарь, все в округе пылало пламенем, хотел подняться, но не мог даже руки поднять, рукой ощутил липкую кровь. Увидел бричку с санитарами, они показались ангелами, но крикнуть тоже не смог – губы были слипшиеся. Правой рукой нащупал винтовку-трехлинейку, поднять не мог, но на курок нажал, не думал даже, что может выстрелить, но на счастье, выстрел прогремел, и санитары вернулись на выстрел, забрали его…
    А сколько таких, каким был он остались на поле брани неспасенными…!
    Низкий им поклон и ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ И СЛАВА!»

           Из рассказа Татьяны Божко.
    «Скоро мы будем отмечать День Победы. Хочется поделиться историей о моем отце.
    История нашего отца простая и необыкновенная. Такие истории были у многих людей бывшего Советского Союза. И все же, эта история, ни на чью не похожа.

    Родился он 18 августа 1922 года в селе Петрополье, на Украине. В 30-40 гг. оно именовалось Соси-Петрополье. В селе было около 3-х сот домов. Жили общиной-колхозом. В селе была 4-х летняя школа. В классах было по 25-30 человек. Учились в две смены. Папа закончил 2 класса и до 7 класса сдавал экзамены, а подготавливался сам. Экзамены принимали учителя прямо на полях. Больше всего из школьной жизни отцу запомнилась басня Крылова “Чиж и голубь”. Он её выучил лучше всех в классе и его пригласили прочесть эту басню перед колхозниками на общем собрании. Он рассказывал её с таким воодушевлением, с таким выражением лица, что его еще потом долго приглашали на праздники и просили прочесть эту басню. По окончании 2 классов уже помогал матери на работе в колхозе.
    В 30-е годы на Украине, как и везде по стране, жили небогато и ели не вволю. В колхозе был сепаратор, и отец носил молоко перегонять, так ему частенько “перепадали” сливочки. Одежды особо не было, т. к. во время раскулачивания всё забрали. Остались одни брюки, которые даже брюками-то и не назовешь. Так вот в них он и ходил. А перед войной за хорошую работу были даны ему штаны от колхоза – в них он бегал на свидания. А рубашки ему мама из всего сама перешивала.
    У родителей папы: Божко Феодосия Михайловича, Божко-Грищенко Аделины Антоновны, было 5 детей. Когда папе было 4 года, три старших дочери искупались в бочке. Вода была видимо холодной и за ночь они умерли. Остались только папа и младшая сестренка Надя. Отец моего папы не пережил такого горя и в этом же году умер. Мать осталась одна. Дядьки ей помогали, как могли, но после раскулачивания помогать было нечем. Она вышла второй раз замуж за Левченко Петра, он был раньше у них батраком. В этом браке родилось еще трое детей: Екатерина, Павел, Мария. (Марийку 5-летнюю немцы выкинули на мороз, издевались над ней на глазах у матери, девочка умерла).
    Началась война. Немцы шли на Украину. Нужно было спасать колхозный скот. Папа был в числе тех, которые перегоняли скот за линию фронта. Когда они справились со своей задачей, назад уже возвращаться было нельзя. Как потом он узнал, сестренку Надю угнали в Германию, Марийку замучили, а Катю и Павла удалось спрятать. Мать такого не перенесла, замкнулась в себе и такой была до самой смерти…
    В 1941 году папа попал в действующую армию. Говорить о войне он не любит, так как слишком много горя эта война принесла его семье, да и другим тоже. Служил он в 6-й армии Юго-Западного фронта.
    Один случай произошел с ним 12 мая 1942 года. Участвовал он в Генеральном наступлении на Харьковском направлении, где и был тяжело ранен. А случай был такой: стоял солнечный день. Взводу требовалась лошадь, чтобы вытащить пушки и минометы. Сделать это надо было срочно, так как готовилось генеральное наступление. Все лошади были убиты. Оставалось только одно – увести лошадь у немцев. Генерал Федор Яковлевич Костенко попросил об этом моего отца. Отец был не первый, к кому генерал обратился, но все, кто ходил на это задание, были убиты. Мой папа хорошо все продумал: разделся по пояс, снял обувь, оставил винтовку и пошел. Он с детства любил животных и знал их повадки, поэтому захватил с собой сахар. Ползком, чтобы его не заметили, добрался до овражка и потихонечку сахаром стал приманивать коня. Конь не быстро, но всё же подошел к нему. Тогда папа также осторожно ползком передвигался обратно, а конь шел за ним. Так, медленно, но наверняка, и смог привести коня, за что и был награжден медалью “За отвагу”.
    12 мая началось Генеральное наступление наших войск. Это было Харьковское направление, Барвенково-Лозовая. В бою он получил тяжелое ранение, но успел подбить три фашистских танка связками гранат. За это он был награжден “Орденом Славы” 3 степени. Про награду он узнал только в 1951 году и получил её в военкомате города Фрунзе.
    Раненного его вынесли с поля боя и отправили в госпиталь. По дороге он часто терял сознание, так на одной из остановок его сняли с поезда, как умершего.
    На улице было холодно, и он пришел в себя. Когда стали оформлять документы, как на умершего, он застонал. Все, кто был рядом, переполошились, быстро его занесли в помещение, так попал в госпиталь в городе Ташкент.
    Из Ташкентского госпиталя направили долечиваться в Киргизию и закрепили за Панфиловским военкоматом. Рана у него была незаживающая, сильно сочилась, шел неприятный запах. Папа часто менял повязки. Постирает бинты, высушит и снова перебинтовывает. Люди, которые встречались ему по дороге, здоровались с ним. Говорили: “Здравствуй, Ваня”, он удивлялся: откуда его знают? Так сидел возле арыка, стирал свои бинты, к нему подбежала девочка и как закричит: “Наш Ваня вернулся!” Все к нему подходили, как к знакомому, расспрашивали – не мог ничего понять. Потом прибежала женщина посмотрела и говорит: “Ваня, да не мой…”
    Оказалось, что отец сильно похож на Ивана Фоменко, жителя этого села, ну, прямо, как две капли воды! Только мать смогла узнать, что это не он. А девочка, которая первой его увидела, была младшей сестренкой Ивана Фоменко Диной. Она так плакала и кричала, что это их Ваня, что матери ничего не оставалось, как забрать папу к себе.
    Так он у них и жил. А их Ваня погиб на фронте. Отец так у них и остался. Эта семья приняла его, как родного, помогали во всем, женили.
    Они всю жизнь поддерживают связь, особенно с Диной.
    В 1944 году отец снова ушел на фронт и пробыл там до 2 августа 1946 года. Когда в феврале 1945 года их из учебной части города Алма-Ата везли на фронт, он с поезда на лошадях быстро добрался до Панфиловки, успел зарегистрироваться браком с мамой в сельсовете, догнал в Луговой свой поезд и уехал на фронт».

        Орфография и стилистика авторов сохранена полностью.

        P.S. Прочитав рассказы односельчан на форуме, не сдержалась и решила опубликовать их на своей страничке, чтобы больше читателей ознакомились с нашей историей, узнали о людях, ковавших победу в стране и мире, о тех, кого сейчас старательно пытаются забыть фашиствующие человечки.

          Май, 2014 г.                Материал взят с сайта «Одноклассники».

             Фото из Интернета.

                http://www.proza.ru/2015/05/04/1067


Рецензии
Вечная Память! С Почтением Гевхар Антига.

Гёвхар Антига -Гёвхар Ариф Гызы   16.08.2015 13:53     Заявить о нарушении
Благодарю от всего сердца, уважаемый Гёвхар!
Мы по сей день не забыли о подвиге наших дедов и отцов! Светлая им память! Мир всем нам!
С признательностью,

Ирина Дыгас   16.08.2015 16:24   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.