Диалектика социального идеала, часть 1

Публикуется текст, написанный при подготовке к докладу на конференции «Государственная идеология и современная Россия», проводимой «Центром научной и политической мысли» (руководитель Сулакшин С.С.)  28 марта 2014 года ЦДЖ.
Пояснение рисунков, помещённых перед текстом, даётся в тексте.

ДИАЛЕКТИКА СОЦИАЛЬНОГО ИДЕАЛА

Последовательное применение принципов диалектики к категории «идеология» позволяет выявить глубинные причины идеологического, экономического и политического  тупика.  И наметить пути выхода. Здесь понятие «идеология» используется в двух смыслах. Идеология как образ социального идеала, выраженный в наборе ценностных, целевых и сущностных  координатах. Идеология как логическое обоснование  сущностных  характеристик идеологии, понимаемой  в предыдущем  значении этого слова.

ДВУЕДИНОСТЬ МИРА. ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ ДУАЛИЗМ. ПАРНАЯ ПАРАДИГМА.
 Методологической основой взята диалектика, доведённая до логической полноты.  Главный тезис диалектики «единство и борьба  противоположностей»  применяется в буквальном смысле  к каждой субстанциональной сущности, в том числе и к самому понятию «идеология». Тогда каждая сущность представляется ПАРОЙ  противоположностей, более строго -   парой противоречивостей. Причём противоречивостей (антиномий) не в смысле Канта, а в смысле Гегеля.

Справка.
Согласно Канту «Критика чистого разума» (1781), антиномии необходимо возникают в человеческом. разуме при попытке мыслить бытие как единое целое, подразумевая в качестве предпосылки идею безусловного или Абсолюта. По Канту, неизбежные противоречия рождаются в нашем уме вследствие того, что понятие абсолютного, бесконечного, приложимое лишь к миру вещей в себе, применяется к миру опыта, где наличествует только преходящее конечное и обусловленное. Гегель подверг критическому анализу кантовское решение вопроса об антиномии, показав, что противоречие есть неотъемлемая объективная характеристика развивающегося духа, исторического бытия и мышления. В диалектике Гегеля понятие антиномии было преобразовано в понятие синтетически разрешимого противоречия.

 В нашем тексте «синтетически разрешимое противоречие»  представляется ПАРОЙ противоречивостей ©. Такая диалектическая пара выступает и как единое целое и как взаимодвижение противоположностей, её состояние в каждый момент времени характеризуется МЕРОЙ отношения полярных противоположностей. Так снимается вопрос о первичности одной из противоположностей (идеального или материального). Это особенно важно при рассмотрении социальных явлений, где идеология (как идеальная субстанция),  с одной стороны, определяет реальный социальный строй (как материальной субстанции), а с другой стороны сама является продуктом материальных отношений. Такой подход нельзя отнести ни к материализму, ни к идеализму, но он отличен и от общепринятого толкования дуализма. Здесь противоположности рассматриваются не в плане дихотомии независимых начал, а напротив, как противоположности, существование которых вне пары лишено смысла. Приведённое философское вступление полезно  для адекватного понимания дальнейшего материала вне  идеализма или материализма.
 
Итак, сама категория «идеология» как идеальная субстанция рассматривается как противоположностью материальной субстанции – реально действующей идеологии  в конкретном обществе. Если первое это мысленный  идеал, виртуальная сущность, то реальные социальные отношения  воплощены в реальных законах, институтах и культуре. Насколько  наше субъективное видение идеологии и её объективное воплощение адекватны  – этот вопрос  и есть главная проблема политики и предмет споров. Взять  хотя такой вопрос, как «был ли социализм в СССР?», на который в среде профессионалов ещё нет однозначного ответа.

Но если Абсолюта нет, то всё дозволено? Отнюдь. Парная логика подсказывает, что сама идеология как образ будущего имеет  противоположные ценностные качества. Есть идеология доброкачественная, и есть идеология недоброкачественная. То есть  мысленный образ будущего может быть продуктивным, соответствующим развитию конкретной цивилизации. Но может быть и злокачественным идеалом, следование которому влечёт к тупику (гибели) конкретного пути развития. Например, идеал фашизма – это пример злокачественной  идеология,  которая имеет и свою идеальную форму («Майн Камф»), и своих материальных носителей (фашистская Германия). Такая идеологии должна быть запрещена, у неё нет будущего.

Далее рассматриваем лишь пространство доброкачественных идеологий. Практическая социология (соцопросы), да и личная практика  показывают, что на каждый сколь-нибудь   принципиальный идеологический вопрос, существуют реальные противоречивые  ответы. Более того, их распределение по множеству испытуемых симметрично. Ещё раз подчеркнём, что оба противоречивых мнения доброкачественны,  оба они достойны здравомыслия честного человека – не негодяя, не паразита, не преступника.

Идеология не может быть выражена одной субстанциональной парой, на-пример, авторитаризм/либерализм, план/рынок и т.д. Идеология – это вектор пар, и каждая координата есть синтез противоположностей. Человек амбивалентен. Смысловое наполнение этих  пар – отдельная тема.

ФИЛОСОФИЯ ОРГАНИЦИЗМА. Социальные процессы автор рассматривает с позиций органицизма. (см. Пунтус В. «Возможные альтернативы эволюции государства как коллективного головного органа общественного организма» Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 27 мая 2011 г.) Нравственно государство как императив государственной эволюции, стр. 439. Москва, Научный эксперт 2011.). Ради целостности темы приведём здесь основные тезисы.

Классовый подход не годится для адекватного понимания социальных процессов. Не годится и теория формаций, построенная на классовой основе. Нужен анализ  более тонкой социальной «материи». Общество рассматривается как единый живой многоклеточный организм, состоящий из суверенных организмов разного уровня.
 
Общество имеет иерархическую структуру по вертикали и сетевую по горизонтали. Нетрудно и здесь обнаружить диалектическую пару «иерархия/сеть». Можно так же обнаружить, что вложенные организмы всех порядков обладают свойством фрактальности, то есть их характеристики инвариантны масштабам. А это значит, что те закономерности и свойства отношения, которые можно наблюдать и исследовать в обозримом коллективе из более двух  человек, окажутся справедливыми и для организмов более высокого уровня: региона, страны, империи.
 
Взаимодействия "человеков-клеточек" можно свести  к энергообмену: каждый что-то производит и каждый что-то потребляет. Возможны два  типа отношений, именно два, а не три или четыре, как часто не понимают мои оп-поненты. Один тип – это  когда осуществляется баланс энергообмена. Другой тип – ему противоречивый,  когда один из пары потребляет больше, чем производит. Важно подчеркнуть, что при такой типологии подразумевается свободное волеизъявление, без насилия.

Первый тип условно можно назвать «равноправным», второй «соподчинённым», причём если в паре первого типа оба партнёра симметричны, то в паре второго типа одна «клеточка» – господствует, другая  – подчиняется. Критерием соподчинённости могут быть разные качества: сила, власть, богатство, ум, образование  и т.д.

Безусловно,  это типологическое разделение людей, в чистом виде тип практически не встречается, как это и должно быть в диалектической ПАРЕ. Можно лишь говорить о противоречивых началах в одной субстанциональной паре. Такая типология справедлива и к отношениям стран, и к отношениям в коллективе. Более того, можно показать, что именно разрешение коллизий противоположностей и является движущей силой развития цивильных отношений. Конкуренция и война – это одни формы их разрешения. Противоположные им формы - договор, союз.

Для анализа политических отношений используем известные идентифика-торы «левый»/«правый», не уточняя пока критерий противопоставления, тем более, что одной парной сущностью здесь не обойтись. Левые и правые – это векторные противоположности.  В качестве ориентира можно обозначить следующие пары: коллективизм/индивидуализм, эгалитаризм/элитаризм, суверенность/зависимость, самоуправление/тоталитаризм, план/рынок, эта-тизм/либерализм и т.д. Ещё раз напомним, что речь идёт не о черно-белой дихотомии, а лишь о типологическом разделении. Проецируя эту типологию на носителей идеологии, получаем,  что все «человеки-клеточки»  также должны разделяться на противоположные социальные типы. Речь идёт не о делении на хороших и плохих, на трудоголиков и паразитов, на добрых и злых и т.д. А о делении людей с позиций нравственного идеала социальных отношений.

Сложность проблемы в том, что неподготовленный в плане парной пара-дигмы человек воспринимает противоположную социальную ориентацию как порок, и стремится к доминированию своей социальной ориентации в обществе. Отсюда и коллизии этических норм, эмоциональное напряжение. Безусловно, наряду с противоположными чертами нравственных идеалов парная парадигма утверждает и общие нравственные идеалы для людей противоположных социальных типов. Наша задача в том и состоит, чтобы отделить частное от общего при социальном обустройстве.

Нравственные оценки разные, но энергетическая суть социальных отношений одна. Экономия энергии труда признаётся здесь как объективный закон природы человека. Но воплощается этот закон  людьми противоположных социальных ориентация по разному. Либо человек стремится в помыслах и делах использовать чужую энергию труда, экономя свою. Это «правая» ориентация. Либо человек отдаёт свою энергию на общее благо, понимая, что делая более эффективным всё общество, он  тем саамы экономит и свою энергию, но через посредство общего дела. Это «левая» ориентация. В русской философской литературе этот мотив получил название «разумный эгоизм», этой позиции следует и автор. Следует различать идеологию личную и идеологию общества (государства). Они несут разные смыслы,  в общем случае как противоположные, так и общие, как всё в парной логике, в паре частное/общее. Интересы личности не всегда соответствуют интересам общества. И это нормально. Важно, чтобы реальные дела такой кле-точки-персоны не шли во вред обществу и другим. А это зависит от совершенства правового поля. Самый лучший вариант, когда векторы личной идеологии и государственной доминанты совпадают. Далее будет показано, что это невозможно воплотить в реальности, но стремиться к этому можно.
 
ДИАЛЕКТИКА ДОМИНАНТЫ ИДЕОЛОГИИ.

Важно понимать, что менталитет народа зависит от официально принятой нравственной доминаты. Важно также понимать, что менталитет народа есть нелинейная взвешенная сумма индивидуальных (частных) идеологий. И наконец, важно понимать, что общая доминанта сама есть производная от мировоззрений «человеков-клеточек». Здесь сознание определяет бытие, и бытие определяет сознание в диалектическом единстве пары материя/идея. Наша страна жила и при левой  доминанте (после 1917 года), и при правой (до 1917 и теперь).

 Вопрос: какая из двух альтернатив, левая или правая  адекватна Абсолюту?

Мы знаем теорию научного коммунизма как одну из альтернатив. Но мы также свидетели и ожесточённой её критики. Так кто же прав, апологеты или противники, где же Истина как справедливость? Истина в том, что практика однозначно выявляет деление единого русского народа по нравственному критерию на две социальные противоположности, что и доказывает справедливость парной диалектики. Это даёт основание полагать, что персональная идеологема суть  не только благоприобретённая, но и предопределённая на уровне психгенотипа, что доказывает «естественность» самой парной парадигмы. История трех поколений СССР показала, что несмотря на жёсткий прессинг левой идеологии, все «человеки-клеточки» не стали единомышленниками. Естественный социальный «эксперимент» - выборы президента страны в 1990 году дал количественную оценку соотношения персональных идеологий. Электорат  разделился  поровну между символом левой ориентации А. Зюгановым и носителем правой ориентации Б. Ельциным. Важно отметить, что водораздел прошёлся по каждому классу, по каждому сословию. Это доказывает, что классовая нарезка общества слишком груба и не может выявить  более токую «материю», необходимую для анализа социальных отношений.
 
Переход на более тонкую социальную материю, учитывающую социальную ориентацию человека вместо прав и свобод либерального «общечеловека» показывает, что какая бы не установилась идеологическая доминанта, единодушия по всему множеству «человеков» народа быть не может. Каждый стремится выразить и воплотить свой социальный идеал, а идеалы противоположны. Закономерен вопрос, возможна ли стабильность в обществе: и если да, то, что делать?
 
Чтобы адекватно представить социальные отношения в динамике, рассмотрим распределение социальной эффективности  по множеству электората (рис.1). По вертикальной оси откладывается относительное количество людей в процентах. По горизонтальной оси – социальная эффективность человека в относительных качественных единицах. Её можно представить как произведение социального  статуса (авторитета) общественной активности Активность, например, может характеризоваться ресурсом временем, которое человек готов посвятить общественному обустройству. Единица соответствует максимальной социальной активности. Ноль соответствует социальной пассивности, человек даже не принимает участие в голосовании. Ясно, что социальная  эффективность депутата или популярного политолога на порядок выше активности рядового гражданина. Условно весь диапазон (0 - 1) для каждой половины (правой и левой) разделён на три интервала: (0 - 0,4) – социальное «болото», (0,4 - 0,8) –«середина», (0,8 - 1) – «актив».

Закон распределения принимается нормальным, и диаграмма на рисунке есть его грубая аппроксимация. В соответствии с рисунком  полагается, что «болото»  составляют  50 процентов населения (по  25%  «левых» и «правых»), «середина» - 20% для каждой противоположности, «актив» по 5% с каждой стороны. Цифры условны.
В стабильном состоянии общества распределение симметрично, наблюдается баланс интересов. Это вовсе не означает, что все единодушны и благодушны. В обществе как едином организме устанавливается та или иная доминанта, которая прописана в Конституции и реализуется официальной властью. Очевидно, что та часть людей, чья социальная ориентация совпадает с доминантой, лояльны власти и приветствуют общественные порядки. Люди противоположной социальной ориентации критически относятся и к власти, и к Конституции, и  к людям иной социальной ориентации.  Наибольшая поляризация проявляется между теми пяти процентами «актива» с той и другой стороны, но противостояние  демфируется массой безразличия «болота» и сдержанностью «середины».
 
Однако новейшая история нашей стран показывает, что социальная стабильность и сама доминанта не вечны, в течение прошлого века дважды произошла смена социального строя (идеологической доминанты), да и сейчас состояние общества трудно назвать стабильным. Такая картина социального развития  не может быть  объяснена поступательным  трендом социального прогресса, как это следует из теории формаций. Но тенденция смены  идеологии на противоположную  вполне логично объясняется гипотезой социальной поляризации «человеков-клеточек» в едином организме  по критерию социальной ориентации.

На рис.2 показана динамика изменения распределения социальной эффективности по множеству всех «человеков-клеточек». Образно диаграмму можно представить как качели, левое и правое плечо которых уравновешено в стабильном состоянии.
 
Положим, что в обществе установилась  правая доминанта, это значит, что Конституция, государственные институты и официоз образованы людьми преимущественно правой ориентации. Это соответствует крену диаграммы вправо (левая часть рис.2).  Далее происходят следующие процессы. Правые силы, поддерживаемы властью и институционально, укрепляют свои позиции, что приводит к росту конфронтации и протестной активизации со стороны сил противоположной социальной ориентации. Часть «середины» левого крыла перетекает в область «актива» (позиция 1 на рис.1), часть «болота» активизируется и переходит  в область «середины» (поз.2). Происходит смещение «центра тяжести» левой части диаграммы влево.

Но и в правом крыле наблюдается деформация распределения, только  в противоположном направлении. Часть «актива» переходит в «середину» (поз. 3), так как власть достаточно устойчиво держит правую идеологию, и необходимость в активной поддержке своих апологетов. Часть «середины» по этой же причине переходит в «болото» (поз. 4), поскольку существующая идеология воспринимается ими как само собой разумеемое, и можно сосредоточить свою энергию на профессиональную трудовую деятельность. В результате центр тяжести правого крыла диаграммы также  смещается влево (внизу на рисунке показано смещением вертикальных контурных стрелок влево).
 
В итоге такой деформации диаграммы распределения результирующий «момент» эффективности левых сил (произведение массы на плечо) превышает результирующую эффективность правых сил на критическую величину, и при даже незначительном  дестабилизирующем факторе (внешнем и/или внутреннем) происходит смена самой идеологической доминаты (крен диаграммы влево на правой части рис.2). Это может быть революционная смена власти,  или победа на выборах оппозиции, или реформа Конституции  в результате Референдума, или госпереворот  и т.д.
 
Таким образом, мы показали, что общественное сознание (точнее доминирующая идеология) определяет социальное бытие (общественный строй), а не только  бытие определяет сознание, как нас учил диамат, давая материалистическое   решение  основного вопроса философии.
 
Во второй части покажем, какие политические  выводы как руководство к действию следуют из такого парного (идеалистически-материалистического) миропонимания.


Рецензии