Гримуары 5

- Может, выпьем? – Бота открыл холодильник и достал бутылку виски.
- Закусить нечем.
- А вот же – торт!
- Да, да, я про него забыл. Тогда наливай.
Винс достал две стопки без видимого энтузиазма. Пока Бота резал торт и наливал, он подошел к  окну.
Там падал первый в этом году снег. Он шел большими хлопьями в свете одинокого фонаря.
- Что там у нас?
- Снег…
Бота сел за стол и пододвинул к себе тарелку.
- Вот и зашибись. Надоела эта слякоть. Ну, за природу, – он поднял стопку и опрокинул её в рот. Винс держал стакан в руке, наблюдая за игрой бликов чайного цвета жидкости.
- Ты что не пьёшь?
- Думаю.
- Ты что, с ума сошёл? У тебя после этой книжки вторая половина отказала. Поверь мне, Винси, только в водке – счастье!
Винс молча повертел стакан в руке и поставил его на стол.
- Знаешь, Бота, пожалуй я пойду спать. Что-то я себя чувствую не айс.
- Да? Ладно, старик. Без базара, - Бота выпил вторую стопку и вонзил вилку в остатки торта.

Винс ушел в комнату и включил ноут.
На экране открылась двести двадцать вторая страница.
- Ничего, если я всё съем? – послышалось из гостиной.

…Буквы сливались на мониторе в серые полосы. Полосы двигались и рождали замысловатые узоры.
Он не заметил, как его сморил сон.

Винса разбудил громкий стук.  Он посмотрел на погасший экран и с трудом оторвался от стула. Его шатало.
…Бота лежал на полу в неестественной позе – ноги были переплетены, а левая рука заломлена под туловище.
Над ним склонился незнакомый мужчина. Он смотрел на свои наручные часы. Нет, это были скорее не часы, а браслет из серебристого металла. Винс удивился – ему показалось, что мужчина появился только тогда, когда он представил его.
- Вы кто? Что вы сделали с Ботой?? – Винс не узнал свой голос, хриплый и низкий.
Мужчина обернулся.
Лицо с геометрическими, слегка грубыми чертами показалось Винсу знакомым. Длинные усы с поднимающимися, как у Дали, концами придавали ему гротескную ноту, а аккуратно подстриженная борода говорила об аристократичности владельца. Волнистые чёрные длинные волосы ниспадали на плечи.
Он был одет в камзол викторианской эпохи, шитый золотом. На ногах – ботфорты. К кожаному поясу (Винс потряс головой) пристегнута тяжелая шпага.
Завидев Винса, незнакомец улыбнулся, словно нашёл того, кого так долго искал.
- Ты кто? – повторил свой вопрос Винс.
-  Менинген. Граф Отто фон Менинген, к вашим услугам. А вы Винсент Кальвин?
- Н-н-нет… Калевин моя фамилия. Винсент, правда.
Незнакомец снова улыбнулся и повернул кольцо на браслете.
У Винса помутилось в голове и его мгновенно стошнило прямо на стул, стоящий между ним и мужчиной. Он судорожно схватился за горло, за ворот рубашки, и, махая левой рукой в воздухе, рухнул на пол.

Яркие лучи солнца били в незашторенное окно.
Винс проснулся и посмотрел на часы, висящие над зеркалом – без четверти двенадцать.
Приснится же такое…
На всякий случай он заглянул в гостиную. На столе стояла пустая бутылка из-под виски и два стакана.
Боты не было.
Винс поплелся на кухню и налил в кофеварку воду. Потом вернулся к ноутбуку и включил питание.
На экране высветилась последняя страница книги с вензелем креста и Меркурия.
Неужели он прочитал всё?
Он попытался вспомнить, но не вышло. Вернее, он знал содержание, он чувствовал его, но конкретный текст вспомнить… не мог. Как мимолетный сон, который стоит перед мысленным взглядом только в первые минуты пробуждения, а через час растворяется без остатка.
И всплывает нежданно в памяти спустя год, или два.

Во вторник позвонил Бота.
- Шеф, усё готово. Согласно утверждённому плану. 
- Бота, я…я сейчас же приеду!
- Не, торопиться не надо. Ты хочешь взорвать Вселенную в рабочее время? Приезжай часов в восемь. Да, и пройди через мастерские, вахта будет уже закрыта.
- Хорошо.

В лаборатории горело только дежурное освещение.
- Чтобы никто не догадался, - пояснил Бота и показал на собранную установку рукой, словно приглашая на презентацию.
Винс никак не ожидал, что она окажется такой большой.
Прямо на полу лежал крест из стекла, напоминающий пропорциями католический. Он был опутан электродами, а к центру вели шланги от дистиллятора. По вертикальному вектору в торцах трубок Винс заметил две силовые шины из чистого золота.
- А это ты где взял?
- Где взял, где взял… Купил. Ну что, запускаем, мин херц?
Винс почувствовал, как забилось сердце. Он зачем-то посмотрел в черное окно и притронулся к нему рукой.
Оно было холодно, как лед.
- Может, подождем?
Но Бота уже щёлкал тумблерами генераторов. Комната осветилась мерцанием шкал и индикаторов, и ухо Винса уже уловило негромкое жужжание контуров.
Он посмотрел на крест.
Вода приобретала голубоватый оттенок, она как будто засветилась.
- Ух ты, красотища, - Бота тоже уставился на крест.
- Смотри!
Крест медленно оторвался от пола и завис, покачиваясь, словно лодка Харона.
- Ух ты, - снова произнёс Бота и вдруг вспрыгнул прямо на крест.
- Ты что делаешь?
- Нормуль, Винс. Иди ко мне, прыгай. Прям ковер-самолет!
Он и впрямь стал похож на Хоттабыча, полы его пиджака развивались от поднимающихся из-под креста легких токов воздуха.
Вдруг гудение контуров перешло в высокую ноту, и шины приобрели малиновый оттенок – ток возрос скачкообразно.
- Бота, прыгай!
Раздался оглушительный треск, и Боту выбросило в проход между столами. Мгновенно сработал автомат подстанции, и свет погас…

Винс стоял, как завороженный – КРЕСТ ПРОДОЛЖАЛ…РАБОТАТЬ.

Но совсем по-другому. Над его центром, в полуметре, висело нечто, похожее на глаз. Как око Саурона, оно горело и меняло зыбкие очертания. Винс смотрел на него и вдруг понял, что это такое – он увидел через него «глубь земли». И там, в глубине, творилось невообразимое – летали черные тени, птицы, горело адское пламя, метались сполохи и молнии. Око проливало вниз столб белого света, своеобразный тоннель, достигающий самого центра Земли. Тени, касающиеся этого света, вспыхивали и сгорали. До Винса доносился их неясный стон, или гул.
Но Око «работало» в две стороны.
Вверх, в потолок, светил второй, черный столб света. Винс не понимал логикой ума, как может выглядеть анти-свет, он не мог описать его доступными словами или мыслями – но он видел его! И это был факт.
От беззвучного удара оконные стекла разлетелись на куски, и в лабораторию ворвался морозный воздух. С ним, как показалось Винсу, влетели легионы демонов. Их были тысячи, миллионы. Всё пространство наполнилось воем и скрежетом. Генераторы вновь включились, загорелись все лампы освещения.

Винс почти инстинктивно схватил первое, что подвернулось под руку – тяжелый термостат, и не раздумывая, запустил его в Око.

Раздался взрыв, и все погасло…


Рецензии
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.