Демон

               Кора оказалась сырой и нога сорвалась с ветви яблони. Я упал с высоты нескольких метров на спину, на молодую траву. От сильного удара о землю я не мог пошевелиться. Во рту почувствовался вкус крови. Понял, что теряю сознание. Темнота.
               Запах сырости, конюшни и тления привёл меня в чувство. Неописуемый смрад. Холод в спине. Очень темно, но глаза быстро привыкают. От кровавого кашля я начал задыхаться и хотел вскочить на ноги, но не смог, так как руки были привязаны толстенными верёвками к груди, правая рука поверх левой. В тот момент мне показалось, что я захлебнусь собственной кровью. Страх умереть от удушения пронзил меня. Не в силах подняться я перекатывался по холодному грунту, пытаясь прокашляться. А кровь всё лилась изо рта на твёрдый глинообразный холодный грунт. Я не понимал, что произошло. Когда же мне удалось подняться, взору моему представилось гигантское помещение, напоминавшее заброшенный католический храм, превращённый в заплесневелый склеп, в невероятных размеров хлев или конюшню, со стойлами, явно превышавшими размеры известных мне животных. Шорох. Стоны. Мычание. «Где я? Что происходит?», - проносилось в моей голове. Мне захотелось поскорее выйти отсюда, выбежать, сбросить с себя то необъяснимое, что внезапно постигло меня. Но здесь не было ни выхода, ни входа. Здесь было сыро, холодно, смрадно и очень темно, а верёвки, опутавшие меня, были крепки. Звучала музыка, очень неприятная, похожая на органную и скрипичную, музыка, какофония, воспроизводящая в звуках мои душевные терзания. Какофония, производимая моим собственным сознанием! Как кошмарный сон. От мысли об этом мне захотелось взвыть. Справа, в запертых вонючих стойлах шевелились невиданные мной прежде огромные животные с чёрной кожей и шерстью. Своими длинными шеями они напоминали динозавров. Они вертелись и мычали, недовольные чем-то. Слева, за обрушенными, местами, каменными колоннами, во тьме слышался частый стук копыт и какое-то жуткое завывание... Страх. Мысли, проносившиеся в голове, были одна кошмарнее другой. Гул и смрад, окутавшие меня, казались безвыходными. Глядя на высокий чёрный сводчатый потолок, я попытался было что-то крикнуть, но вместо крика смог только прохрипеть и вновь закашлял от попавшей в горло и лёгкие крови. Хриплое дыхание. Кровь капала на холодный пол. Сильно болела и кружилась голова.

               Животные в стойлах вдруг притихли, а стук копыт во тьме сменился близким и тяжёлым дыханием. Нечто необъяснимое и страшное дышало мне в висок и в затылок. Что-то произошло...
               Впереди меня, на возвышении, напоминавшем алтарь, в огромном старомодном кресле восседало существо, вид которого не оставлял более сомнений касательно места моего пребывания. Это был момент истины. – Демон... Представитель «тонкого мира», в существование которого, порой, так трудно поверить человеку верящему только в то, что он может увидеть или пощупать. Вопреки тем же обывательским представлениям о нечистой силе, демон этот не вызывал страха или смятения, он скорее удивлял своим спокойствием. Он был огромен, крупнее меня раза в четыре. У него была страшная морда, – смесь человека, козла, кабана и собаки; мощные закрученные рога и когтистые лапы. Серо-зелёная, местами покрытая седой шестью кожа. «Старый демон...», – подумалось мне в тот момент. Признаюсь, тогда у меня возникло чувство, ну, что-то вроде уважения к его старости – нелепая, дурацкая мысль, но тем не менее.         
               Он сидел безмятежно, оперевшись одним логтем на спинку кресла и, почти по-человечески, нога на ногу, или лапа на лапу, аккуратно обрабатывал маникюрной пилочкой свои серые когти. Я хотел было что-то спросить у него, но не знал, как обратиться: "на ты" или "на Вы"? В целом картина эта была бы наверно даже смешной, если бы она не была реальной и по-настоящему жуткой. Не часто приходится видеть демона собственными глазами и на таком незначительном расстоянии.   
        - Что... Что происходит? - спросил я его.
        - Тебя надо спросить, - ответил демон, не поднимая головы, - в своей жизни ты так часто произносил моё имя, даже не замечая этого. Ты ныл и жаловался, что жизнь, которую даровал тебе.. Он, тебе опостылела и в мыслях своих ты так часто умолял Его сократить твои дни, потому, что «в мире стало столько зла!». Твои мысли?!
               
               Тотчас каким-то непонятным колдовством демон ввёл меня в незнакомое мне прежде состояние. Я не мог пошевелиться или сопротивляться этому колдовству. Тело моё онемело и застыло. Но память моя, будто бы вышла из анабиоза, в котором прибывала она, очевидно, уже более тридцати лет. Я вдруг увидел, со стороны, ребёнка лет семи, бегавшего по квартире от своей бабушки, которая хотела его за что-то наказать, отшлёпать... Увидел людей, давным-давно забытых уже, с которыми когда-либо встречался в своём детстве и юности. Но главным здесь были не эти люди и никому не нужные эпизоды моего детства, - ощущение греха не покидало меня, и чем старше я становился, чем дальше двигался в своём трансе, тем более страшными и непоправимыми представлялись мне грехи, совершаемые мной на всём протяжении моей насыщенной событиями жизни. Случай за случаем прокручивались сцены моего прошлого, как в стародавнем чёрно-белом фильме. Ужасным было ещё и то, что абсолютное большинство видимых мною теперь больших и малых неискуплённых  грехов, были мною либо не замечены при жизни, либо напрочь забыты! И чем старше я становился, тем более тяжкими и постыдными становились мои грехи. Несколько раз увидел своего ангела-хранителя... Он был неописуемо красив. Не по-земному красив. Красота его заключалась в его любви к Богу. И только в самые тяжёлые и опасные моменты моего земного существования, появлялся он, незримо тогда, но видимый мне теперь, создавая что-то вроде мощного энергетического кокона вокруг меня, и никакая бесовская сила не могла более повредить мне в этот момент. Мне захотелось заплакать. Я хотел было приблизиться к нему, дотронуться до него, хотелось рассмотреть его лицо и ещё о чём-то спросить. Но ангел к этому готов не был. И только на миг, на долю секунды я ощутил в своём сердце ту абсолютную Любовь, в которой прибывал мой ангел-хранитель всегда, вечно... Но как...
        - И не пытайся отрицать, - вновь крикнул мне демон, прервав окончательно мысленное путешествие в моё прошлое. От контраста стало не по себе. - Как видишь, у нас всё записано! И ты спрашиваешь меня, «что происходит»? (непечатная лексика) Твой ... ангел-хранитель так часто выручал тебя, вопреки всем нашим планам и стараниям, а ты всё ныл, наивно полагая, что после твоей смерти Он даст тебе утешение и вознаградит тебя за все твои земные страдания, поселив в царствие своем и накажет согрешивших против тебя? - Ведь ты так надеялся на это, не правда ли? ...                            
               Мне было нечего ответить, демон был совершенно прав.
        - Но, как ты можешь видеть, - продолжал демон издевательски, - всё сложилось несколько иначе. Он сотворил тебя, но не сказал «зачем», сказал «разберись сам», «познай сам», «страдай, страдай и страданиями своими спасёшься!». Всякий раз, когда ты взывал к нему в поисках ответа или помощи, он говорил тебе «Промысел! Это мой Промысел! Потерпи, мой хороший! Верь мне!». А ведь мог, мог, зараза, свернуть галактики в одно мгновение одной лишь «славой своей...», но не сделал это! ... А, как тебе это нравится, человече? Он сделал недоступным понимание сути и меры страданий, равно как и правила игры, возраст и размах которой почти столь же сакральны и недоступны твоему воображению, как вечность и бесконечность. Ты слишком мал, слишком глуп, чтобы понимать природу добра и зла, и слишком часто принимал грех за добродетель. По сути, Он сделал всё, чтобы ты НЕ нашёл путь к Нему! Чтобы ты, несмотря на всё своё природное стремление найти Его... загремел к нам! Навсегда! Да! Бессмертна! Бессмертна! Ведь ты так часто сомневался в этом?! Но она и впрямь бессмертна! Твоя дрянная душа! Его промысел! Он сделал твою душу бессмертной только лишь затем, чтобы ты страдал вечно! И сейчас ты дрожишь от страха, потому, что не чувствуешь здесь Его присутствие. Он оставил тебя! Он обманул тебя! Он - вообще великий обманщик! Хочешь узнать, где находятся души тех, кто верил в Него от Начала? Так смотри же! ...

               Какая-то непонятная сила вновь захватила меня и парализовала мою волю. Передо мной предстала картина вселенной, полной выгорающих звёзд и чёрно-красных обугленных планет. Состояние неописуемого дискомфорта и безысходности сопровождало чьё-то шептание: «наше... скоро всё будет наше...». Ощутимо было незримое присутствие несметного количества душ грешников, здесь заключённых. Все они были лишены образа и голоса, но могли делиться друг с другом своими мучениями путём передачи мысли. И мысли их источали лишь грех и страдания, и были доступны всем и вся, и никто не мог скрыть ни одного помысла своего о своём настоящем или прошлом. Души эти при земном своём существовании слишком утвердились во зле и ни одна из заточённых здесь душ не могла уже изменить или облегчить адское состояние своё, так как не имела более ни плоти, ни языка, ни воли - ничего из того, чем обладала она в земной своей жизни. То был лишь второй Круг - Круг прелести и алчности.      
               Удар или невероятной силы взрыв прогремел где-то за пределами Круга, заставив меня сбросить с себя наваждение демона. Щели в стенах и в потолке осветились грозовыми вспышками. Гады в стойлах заволновались и замычали. Земля под ногами задрожала. Из тёмного грязного сводчатого потолка что-то посыпалось мне на голову, пыль попала в глаза и стало трудно дышать. Демон вновь непристойно выругался и швырнул куда-то маникюрный свой инструмент. Взрывы повторились ещё раз и ещё, вызывая визг чертей и гадов и заглушая брань демона. Верёвки, опутывавшие меня ослабли и я смог от них освободиться, к большому моему облегчению. 
        – Радуйся, несчастный, за тобой пришли, – рявкнул мне демон, впервые за всё время подняв на меня глаза, – Гошка... – прохрипел он с раздражением и злостью, глядя вверх.
        – Гошка.. ? - переспросил я удивлённо, протирая глаза от пыли.
        – Да! Гошка! Гошка! Машка, Гошка! Кто же ещё! Георгий ваш... святоша... Но мы старше...
               «Георгий... святоша... Святой Георгий? ... Так значит, всё это – не сказки», – подумал я, – «Георгий Победоносец...»
        – Сказки-не сказки, – озвучил демон мои мысли, – можешь считать, что на этот раз тебе чертовски повезло! Мал ты ещё... и бог ваш стар... Как я вас всех ненавижу! …                                 
               Этот демонический бред отозвался будто проклятие в моём мозге. То ли от этих слов, то ли от потери крови я понял, что теряю сознание. Последнее, что я запомнил, была моя окровавленная белая футболка... 

               Сколько прошло времени? Мгновение или несколько часов? Не знаю, но пришёл в себя я от очень яркого золотистого сияния через закрытые веки. Я лежал на чём-то мягком и уже не задыхался от крови. Очень яркое сияние. От волнения и страха ослепнуть решил не открывать глаз. Стук конского копыта. Громкое прерывистое дыхание коня над моей головой... «Какое милое любопытное животное...», – подумал я, улыбаясь, представляя себе склонившуюся надо мной его огромную белую голову, гриву и широкие ноздри. Ощущение душевного покоя и нескончаемой благодати переполняло меня. Конь касался своей мордой моей щеки, волос, шеи, будто призывая обратить, наконец, на него внимание... Затем, очевидно отчаявшись, белый конь лёг возле меня, прижавшись ко мне своим могучим туловищем, в то время, как его хозяин тихо произнёс: «... это был верхний Круг, Круг одиночества и тоски. Волею Божию демонам этого Круга запрещено сильно терзать души. Душа здесь мучается от адского одиночества и от страха быть низвергнутой в нижние Круги. Человеческий разум не в силе осмыслить и представить себе весь ужас и страдания, царящие в нижнем Круге. Там содержатся души изуверов, богохульников и равнодушных. Туда не проникает Благодать, там нет времени и нет надежды. Ни я, ни один из вселенских ангелов, никто уже не сможет вызволить душу, попавшую в лапы демонов нижнего Круга. Никто, кроме Него... И никому неведом замысел Его... Не следует принимать слова демона за чистую монету. Он стар и многоопытен и хорошо знает, какие подбирать слова, искусно смешивая святую правду Божию с ложью бесовской.
               Возвращайся, живи и трудись так, как если бы всё зависело только от тебя, и молись ко Господу так, как если бы всё зависело только от Господа - в этом и есть одна из тайн бытия и предначертанности человеческой судьбы».

               Аромат цветущей яблони наполнил мои лёгкие. Сквозь дымку яблоневых соцветий щурилось и смеялось озорное майское солнце. Ни коня, ни его хозяина рядом не было и я подумал, что просто заснул на мягкой траве и всё, что со мной произошло, было всего лишь сном. Не болела ни спина, ни голова, я мог вставать, ходить, прыгать; во рту не было вкуса крови... И лишь окровавленная одежда предательски напоминала о некогда тяжёлых травмах, о чудесном спасении и исцелении.


2014-2015 г.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.