Глава 9. Как писался роман Рождение идеи романа

     Роман родился абсолютно неожиданно, появившись на свет совершенно самостоятельно, без помощи повивальных бабок и профессоров акушерства, почти как нежелательная беременность, и оттого я слишком долго считал его пустой забавой. Однако сейчас, оглядываясь на уже более чем шестилетнюю историю самозарождения этого романа, я могу сказать, что его написание можно сравнить с интересным приключением, в которое я отправился, совершенно не подозревая о последствиях.
Никакого романа, тем более о Наполеоне, я вообще-то писать никогда не собирался, но однажды за много лет раздумий и скепсиса у меня родился небольшой докладик, который я распространял среди пары десятков посетителей весьма скромного мероприятия с очень звучным названием «VII Международная Конференция Проекта Цивилизация». Статус международной нашему собранию придавало присутствие одного «иностранца» из Литвы, и мы тогда гадали—если приедет литовец, значит, наша Конференция будет Международной, если не приедет—так и останется Российской. Обычно на наших Конференциях бывало с десяток докладчиков и примерно столько же слушателей, упрямо посещающих эти скромные мероприятия со звучными названиями, проходящими два раза в год.

     Докладик был достаточно скромным—всего на нескольких страничках, и сразу после окончания Международной Конференции был выложен в Интернет на сайте «Проекта Цивилизации». Кто бы мог подумать тогда, что это событие станет роковым для меня! Доклад вызвал повышенный интерес не только у посетителей форумов сайта «ПЦ», но и среди множества других, незнакомых и подчас совершенно неожиданных людей. Большинство людей, конечно же, оказались достаточно благосклонными и доброжелательными к моему скепсису относительно официальной версии тех далеких событий, к тому же начали выползать и другие вопросы—например, очень интересной оказалась в свете нового взгляда трактовка личности Пугачева или ранних американских президентов.

     Наиболее важной вехой в написании своего романа я считаю именно тот момент, когда, внимательно перечитывая монографию академика Евгения Тарле «Наполеон», я наткнулся на то, что матерью Наполеона могла быть Екатерина Вторая. Ни на секунду не усомнившись в истинности этого утверждения, я начал искать доказательства происхождения Наполеона не от четы обедневших дворян из Неаполя, а от Великой императрицы всероссийской, представительницы одного из самых богатых и знатных европейских родов Ольденбургских (Страгородских) из Асканийского Дома (См. статью Пчелов Е.В. «Генеалогия Екатерины Великой», опубликованной в альманахе «ФИЛОСОФСКИЙ ВЕК» № 11 подзаголовок «ЕКАТЕРИНА II И ЕЕ ВРЕМЯ»—СПб, 1999, сс. 125-141).
      
     К моему вящему удивлению нашлось столь великое множество доказательств тайной и великой генеалогии Наполеона, не без помощи, конечно же, посетителей форума «Проекта Цивилизация», что вопрос с Летицией Рамолино вскоре отпал сам собой. И вот тогда-то и возникла идея «копнуть» поглубже под саму Екатерину, благо материалов в Интернете оказалось огромное множество.

     Действительно, когда я начал «копать под Екатерину», то, естественно, первым встал вопрос о ее родословной, и сразу же отыскалась статья Е. В. Пчелова, в которой автор решительно опровергает миф о худородности Екатерины—а заодно, даже не догадываясь об этом, и о худородности Наполеона, ее сына: «В историческом сознании общества достаточно прочно бытует миф о Золушке XVIII века—бедной принцессе Фике, из захудалого немецкого рода, управлявшего крохотным княжеством где-то на задворках Европы, настолько ничтожным, что даже ее отец служил в прусской армии в чине генерал-майора …». Далее он пишет: «Екатерина Великая—принцесса Анхальт-Цербстская София-Августа—Фридерика (…) принадлежала к одной из древнейших династий Европы—Асканийскому Дому, начало которого относится к XI в.». И заканчивает очень интересным выводом: «Итак, обзор восходящей генеалогии Екатерины показывает нам, что предками российской императрицы были многие выдающиеся деятели европейской истории: Карл Великий, Казимир Восстановитель, св. Мешко I, Альфред Великий, Харальд Прекрасноволосый, Генрих Птицелов, Олав Святой, Олав Шетконунг, Вильгельм Завоеватель, Джон Безземельный, ярл Биргер, Рюрик, св. Владимир, Ярослав Мудрый, Владимир Мономах,… и др.».

     Как это обычно бывает, отцом Екатерины тоже был вовсе не ее отец по паспорту, а, судя по многочисленным косвенным доказательствам, Иван Иванович Бецкой.

     Второй, не менее важный вопрос, связанный с Екатериной и Наполеоном, заключался в отцовстве величайшего завоевателя всех времен и народов—и тут ответ пришел очень быстро после анализа списка екатерининских фаворитов, опубликованном на сайте, посвященном Екатерине Великой, что отцом Николая =Наполеона мог быть только родоначальник династии Орлеанских Григорий Орлов. Хотя, возможно, им мог быть и сам граф Сен-Жермен (князь Салтыков).

     Однако третий вопрос коснулся отношений между ее законным мужем Петром III и «самозванцем» беглым казаком Пугачевым. И тут уже, на общей волне скепсиса, мы (то есть посетители сайта «Проект Цивилизация») все дружно прошлись по вопросу Пугачева. Очень благодарен Стасу Покровскому, по-видимому достаточно досконально изучившему вопрос о Пугачеве, который и обозначил четко три периода войны с «самозванцем»: в первый период противник Екатерины вел цивилизованную войну—строил укрепления по всем законам европейского фортификационного искусства, укрепляя захваченные им города, население встречало его как законного царя, и рядом с ним находились все представители самых знатных дворянских родов России. Что совершенно однозначно указывает на то, что объявленное Екатериной убийство ее мужа Петра Третьего в Ораниенбауме по всей вероятности провалилось, и боевые действия перенеслись в очень созвучный Ораниенбауму Оренбург. Первый период войны Екатерины с Петром 3-м был весьма непродолжительным.

     Затем что-то произошло (скорее всего, Петр Третий все же каким-то образом был устранен—отравлен или убит из-за угла), и начался второй период так называемого «восстания Пугачева». Во второй период кто-то другой взял на себя руководство российской армией против узурпаторши-мужеубийцы, и война продолжилась, хотя и с гораздо меньшим размахом. Подкупом и хитростью Екатерине, видимо, удалось переманить к себе часть военачальников, и русская армия вскоре сложила оружие. Окончание второго этапа восстания—это и есть полная узурпация власти и начало Новой Истории России.

     Третий этап восстания—это, понятное дело, просто завоевательные походы победоносной армии новой династии Roma Nova, отколовшейся от Ольденбургско-Асканийского Дома, все дальше на Восток с целью завладения богатствами неосвоенных территорий Великой Тартарии. Для оправдания особой жестокости этой войны была изобретена история о самозванце и устроена публичная казнь правителя завоеванной страны, которого назвали беглым казаком.

     Кроме истории Пугачева, мои оппоненты подкидывали мне множество и других неожиданных историй, в результате чего взгляд на Наполеона также менялся. Можно сказать, что фактически авторами моего романа могут считаться десятки людей. К сожалению, многие из них так и остались в виртуале, ибо мне о них ничего не известно, кроме их ника. Но были, конечно же, и традиционные злобно-хамские выпады, от которых становилось просто не по себе.

     Однако все по порядку. Вот тот самый докладик на шести страницах, распечатанный в количестве десяти экз., который распространялся на Международной конференции и потом был выложен в Интернете, с которого и начался мой роман:


Наполеона пригласили сжечь Москву

Автор: Кагор Дата: 21 Дек 2003 00:16
Во время VII Международной Конференции некий г-н Стамболи помимо своего хамского доклада («Войны Вечного Города Рима и Тартарии») распространял среди присутствующих свой премерзкий докладишко под названием «1812й год: Факты и Фантазии». Предлагаю почтеннейшей публике обсудить этот бред. Помимо этой гадости у Стамболи есть еще пара десятков подобных же измышлизмов. Надо дать ему достойный отпор—ТИшники (ТИ—Традиционная История. ТИ-шники—приверженцы Традиционной Истории, свято верующие в непогрешимость школьных учебников), я к вам обращаюсь! Опровергните написанное, найдите доказательства—в-общем, постойте за научную правду. Итак, доклад:

Отечественная война 1812 года: факты и фантазии

     В школьной истории России Отечественная война 1812 года занимает одно из центральных мест. Напомним в общих чертах канву тех далеких событий, которые вошли во все учебники истории. Многократно битый-перебитый на полях сражений капрал французских королевских войск, провозглашенный вначале генералом, а впоследствии и императором, Наполеон Бонапарт собрал к началу 1812 года невероятную по своим размерам армию—так называемую Великую Армию—численностью более 600 000 человек и сосредоточил ее на границе с Российской Империей на территории Пруссии. 24 июня 1812 года Великая Армия перешла реку Неман и начала свое продвижение к Индии. На пути к заветной цели лежала Москва, и потому бравый капрал решил вначале расправиться с Белокаменной, а затем продолжить свой поход на Восток к Уралу, и далее через казахские степи и отроги Хинду-Куша ударить на Индию с севера, чтобы вслед за Россией поставить ее на колени и присоединить к революционной Франции. Две российские армии под командованием Барклая-де-Толли и Багратиона общей численностью 250 000 человек вынуждены были панически бежать перед многократно превосходящим противником, т.к. скорость продвижения войск Наполеона по старой Смоленской дороге была просто невероятна: за два месяца Великая Армия проделала путь около 1200 верст! (это более 20 км в день, что означало непрерывный двухмесячный марш-бросок и полное отсутствие противодействия со стороны самой большой и мощной в то время в Европе враждебной армии, защищавшей свое Отечество).

     Москва была обречена. Мудрый Одноглазый полководец избегал встреч с противником, опасаясь полного разгрома русских войск в прямом столкновении с французами, и потому было очевидно, что «маленький капрал» с ходу возьмет столицу и тем самым «поразит Россию в самое сердце». Взятие Москвы означало победу французов и подписание позорного для России мирного договора, по которому она становилась жалкой колонией Франции, а Наполеон, вдохновленный этой легкой победой, с утроенной энергией продолжил бы свой путь в Индию.

     Кровопролитнейшее Бородинское сражение немного охладило пыл французов и, хотя они в этой битве начисто победили жалких русских, все же Бородино показало всему миру, что русский солдат тоже умеет защищать свою Родину. Исходя из вышеприведенной логики совершенно непонятен пафос «совещания в Филях», на котором Одноглазый поставил русских генералов перед фактом категорической сдачи Москвы. Сдача Москвы означала спасение русской армии и продолжение Сопротивления «маленькому капралу». Просидев в захваченной Москве некоторое время и напрасно прождав от русского царя предложения позорной капитуляции, Наполеон решает оставить Москву и начать отступление из России, к началу ноября превратившееся в паническое бегство. Перед оставлением Москвы этот ужасный человек приказывает взорвать Московский Кремль («так не достанься же ты никому!»).

     Попробуем теперь разобраться со всей этой путаницей, нагромождением фантазий и восстановить реальный ход событий. Прежде всего, рассмотрим источники по истории войны 1812 года. Их всего два: стихотворение Лермонтова «Бородино» и роман Льва Толстого «Война и мир». Эти источники крайне содержательны и сообщают нам очень много достоверной исторической информации. Например, описание битвы: «Да, были схватки боевые, да, говорят, еще какие!». Они рисуют нам образы Наташи Ростовой и некоего племянника, допытывающегося у своего дяди, за каким … «Москва, спаленная пожаром, французу отдана?». А ведь действительно, если сильно задуматься, за каким … француз захватил эту спаленную пожаром Москву? Белиберда какая-то.

     Позвольте, а что, неужели кроме этих двух, извините за выражение, источников, больше ничего не имеется в наличии? Все же Отечественная Война, должны же были сохраниться воспоминания участников тех событий, военно-исторические документы—всякие там приказы, послужные списки, штатное расписание войсковых частей и т.п. документы… Это невероятно, но указанные реальные исторические источники в действительности существуют. Беда лишь в том, что они рисуют абсолютно иную картину тех самых событий. Не утомляя читателя множеством приводимых документов, также кратко, как была описана канва событий в школьных учебниках, восстановим на основании исторических документов реальную картину пожара в Москве и «нашествия Наполеона» 1812 года. Именно поэтому «серьезные академические» ученые-историки используют лишь два вышеуказанных источника. На одном стихотворении Лермонтова основан весь капитальный труд академика Тарле «1812й год».

     Но вначале попытаемся осмыслить бредовость официальной версии. Все в истории наполеоновских войн отличается размахом и величием. Численность армий всех участвовавших сторон исчисляется сотнями тысяч, а некоторые баталии «собирали» до полумиллиона участников («Битва народов под Лейпцигом»)! Поэтому численность Великой Армии в 600 тыс. человек не кажется школьникам преувеличенной—они помнят, что на курской дуге численность армий с обеих сторон приближалась к 2 миллионам! Но для серьезного исследователя эти численности—абсолютная чушь. В начале XIX столетия просто не могло быть таких армий, тем более что обескровленная за 30 лет непрекращающимися гражданскими войнами Франция не могла выставлять год за годом сотни тысяч свежих рекрутов. В то же время русская армия была прекрасно укомплектована, обучена, обмундирована и представляла собой единственно реальную военную силу в Европе. И даже если бы Наполеону удалось каким-то образом собрать 600 000 человек, это был бы обычный сброд без необходимой многолетней подготовки, вооружения и, главное, высокого морального духа, необходимого для завоевания России.

     Штатное расписание Великой Армии страдает огромными провалами. Если могут оказаться доступными французские военно-исторические архивы (которых просто нет), то станет ясно, что Наполеон стал прототипом Чичикова, собравшим под свои знамена более полумиллиона «мертвых душ», а Пушкин, подсказавший сюжет для одноименного романа Гоголю, на самом деле позаимствовал его у Наполеона. Есть основания предполагать, что во второй части «Мертвых душ» Гоголь обозначил прототипа своего героя Чичикова, но тогда еще слишком была жива память об этом позорном деянии царизма, и участники той войны доживали свои дни в своих имениях. Поэтому еще не пришло время «гласности», чтобы «вывести на чистую воду» Наполеона и, главное, русского царя.

     Тогда получается, что русская армия не только не оказывала сопротивления дутой армии Наполеона, а, превосходя ее многократно и к тому же находясь на своей территории, могла просто смести с лица земли непрошеного гостя. Скорость же продвижения Наполеона к Москве убеждает в том, что русская армия скорее охраняла горстку мародеров корсиканца от народа, нежели в панике бежала перед превосходящим противником. Действительно, сама растянутость коммуникаций давала прекрасные шансы многократно перерезать их во многих местах и не дать возможности французам наслаждаться легкими победами. Однако этого не произошло. Коммуникации были в порядке и ни разу не дали сбой.

     Реально Наполеон вторгся в Россию с армией до 40-50 000 человек. В 5-6 раз превосходящие силы русских маневрировали, отступая к Москве. Случайная стычка под Смоленском чуть было не затормозила взятого французами темпа и могла бы привести к необратимым последствиям: горстка мародеров могла испугаться и выйти из-под контроля, т.е., побросав оружие и обмундирование, утикать обратно в Европу. Чтобы этого не произошло, русская армия ускорила темп отступления, и марш-броски французов на пределе человеческих возможностей более не натыкались на задние ряды колонн русских.

     Вопрос о Бородине высветился с самой неожиданной стороны. Русские военно-исторические архивы сообщают, что на бородинском поле (поименно) погибло всего около 270 средних и старших офицеров, а непоименованных младших рядовых чинов в 3 раза больше, что дает общее число потерь около тысячи человек. Важнейшая деталь: почти все погибшие служили под командованием генерала князя Тучкова, который также погиб на Бородинском поле. Случайное совпадение? Английский наблюдатель сообщил очень важную деталь: часть генерала Тучкова была зажата русскими войсками и ими же обстреляна, причем из этого «котла» практически никто не спасся. Это напоминает нам подобный эпизод в наше время, когда под Первомайском одни части федеральных войск уничтожались другими частями тех же федеральных войск. Потери французских войск на Бородинском поле не разглашаются, но, по всей вероятности, они не могли превышать нескольких десятков раненых.

     Наполеон вошел в город, поразивший его воображение. Ничего подобного он в своей жизни не видел, не считая, конечно, Александрии и Вавилона (Каира) в Египте. Москва не полыхала во время нахождения в ней французов. Лишь после того, как последний француз покинул Москву, русские подрывные отряды спокойно и не торопясь (население было эвакуировано в связи с «Нашествием») заложили бочки с порохом под кремлевские башни и церкви и взорвали их. Рвали точно и целенаправленно в соответствии с планом из Санкт-Петербурга в течение нескольких дней. Разгоравшийся в оставленном городе пожар был лишь на руку исполнителям царской воли «Благословенного» царя.

     Итак, после краткого обзора всех несуразностей попробуем восстановить картину реальных событий того времени. Не углубляясь особенно в историю XVIII века, отмечу лишь один факт: необходимость в строительстве новой российской столицы вызвала проблему ликвидации старой. В особенности «бельмом на глазу» оставался Московский Кремль с его древними храмами, не вписывавшимися в концепцию Нового Времени. Панорама Московского Кремля до-Наполеоновского времени показывает нам совершенно иной вид кремлевских церквей—круглый. Видно, что Иван Великий стоит особняком и скорее напоминает минарет. А вот Спасская башня напоминает европейские замки.

     Необходимость коренным образом изменить панораму Кремля и всей Москвы в целом (например, уничтожение царского до-романовского дворца в Коломенском и многое др.) с одновременной нейтрализацией москвичей вызвала к жизни план «продвижения» международного авантюриста в лидеры и приглашения его «посетить» Москву с целью ее сдачи. Долгих десять лет этот план воплощался в жизнь. Десять лет Наполеону создавался имидж успешного полководца и повелителя Европы, чтобы он не стеснялся на приемах у царских особ, и мог «держать головку» при разговоре с августейшими правителями.

     Считается, что поход Наполеона на Россию финансировался Ротшильдом. Но совершенно очевидно, что всех денег Ротшильда не хватило бы даже на малую часть финансирования такого грандиозного проекта. Известно также, что часть денег Наполеон напечатал в Польше (им было выпущено огромное количество фальшивых русских ассигнаций). И все же большую часть финансирования взяло на себя царское правительство, чтобы осуществить задуманный им план. Итак, 40-50 тысяч «воинов», наспех собранных по всей Европе, преимущественно в Италии и Испании (напомню, обескровленная Франция не могла выставить и малой доли такого количества рекрутов)—те самые «дванадесять языков»—и плюс более полумиллиона «мертвых душ» были выдвинуты Наполеоном к границам Российской Империи. По знаку русского царя весь этот сброд под надзором франко-итальянских и русских офицеров ринулся наперегонки с русской армией по старой смоленской дороге по направлению к Москве.
Население России неодобрительно относилось к маневрам корсиканца, и для охраны его отрядов, коммуникаций и даже уже захваченных населенных пунктов (того же Смоленска) русской армии было приказано всеми силами оттеснять патриотически настроенных жителей от прямого взаимодействия с «солдатами» Великой Армии. Если бы русская армия не выполнила своей миссии, народ просто «поднял бы на вилы» как самого маленького капрала, так и всю его Великую Армию, не заметив даже ее величия. Вспомним хотя бы казачьего атамана Платова, стремившегося «арестовать» зарвавшегося выскочку—именно, не атаковать и разбить всю армию Наполеона в быстром бою, а просто «арестовать» как арестовывают горстку грабителей на большой дороге. При этом реальное соотношение сил всех войск Наполеона и казачьего полка Платова было таковым, что Платов мог это сделать и без больших потерь.

     Снабжение наполеоновской армии не только провиантом, но прежде всего столь необходимой для имитации военной кампании амуницией и вооружением (вплоть до патронов, пороха, пушечных ядер и т.п.) осуществлялось заказчиком—российской стороной—неукоснительно. Несмотря на непредвиденные стихийные противодействия французским интендантам (заготовителям = грабителям) «непросвещенными, темными и забитыми» крестьянами французская армия ни в чем и никогда вплоть до начала отступления не испытывала недостатка, и в этом надо отдать должное российской армии и ее Одноглазому полководцу. Видимо, за 10 лет подготовки к «нашествию» Наполеона российская сторона проделала большую работу по заготовке всех необходимых припасов по пути следования романоязычных волонтеров вглубь российской территории.

     Что касается Бородина, то «тайна проклятия фараонов», нависшая над частью князя Тучкова, легко становится понятной, если вспомнить о поездке князя задолго до Бородина во Францию, где он познакомился с Буонапартом. Ничего хорошего об их отношениях сказать нельзя, и мстительный корсиканец затаил обиду. Бородино явилось «сведением счетов», когда корсиканец в удовлетворение своих амбиций потребовал от русского царя голову князя. На фоне расписанных поэтами декораций (единственное вошедшее в школьные учебники подробное описание виртуальной битвы) корсиканец лишил князя жизни. Остальное—фантазии историков.

     И все же Наполеон нарушил договор. У него просто не поднялась рука на Москву. Поэтому его отступление не было той приятной прогулкой, которую ему гарантировали в случае его послушания. Надо отдать ему должное—он сопровождал своих испано-итальянцев аж до Березины! Но на этом его терпение лопнуло, и он, вслед за многими, утикал в разоренную гражданкой Францию. А русские бросились отлавливать «мусью» из Великой Армии, чтобы иметь халявных учителей хранцузского для своих недорослей. Каково же было их разочарование, когда они поняли, что даже здесь русский царь посмеялся над ними. «Мусью» оказались ненастоящими—среди них почти не было французов. Неграмотный европейский сброд никоим образом не интересовал «непросвещенных полуграмотных» русских, и беглецов сдавали на поруки охранявшей их русской армии. Этапирование этих беглецов обратно в Европу вылилось в так называемый заграничный поход 1813 года. Никаких боевых действий во время заграничного похода вообще не велось, и русская армия, распихивая горе-солдат по домам, немного развлеклась в Европе.

     После отхода французов русские подрывники, пока народ еще не успел вернуться в Москву, срочно занялись осуществлением «плана Б» (план «А» провалился—Наполеон слова не сдержал). Рвать пришлось в сложных условиях —Белокаменная строилась на века, и потому еще не знавшие тротила, гексогена, ядерного полураспада и прочих возможностей российских ученых ХХ века, подрывники загонялись в тупик: стены оказывались прочнее пороха! Легко сгорел деревянный царский дворец в Коломенском. Как-то удалось разрушить легкие круглые шатровые храмы Кремля. Но кремлевские белокаменные стены и башни стояли, и ничто не могло их поколебать. Пришлось срочно изобретать «план В». Белокаменную сделали краснокаменной. С середины XIX века наружную облицовку всего Кремля поменяли на красный кирпич. Денег на это ушло просто невероятная уйма. В самом Кремле на месте руин было сооружено множество новых зданий, и, сравнивая между собой две картинки—до-наполеоновскую с после-наполеоновской— понимаешь, что «внутренность» Кремля была практически полностью заменена Романовыми. То, что не удалось сделать Петру и галантному XVIII веку, доделали в XIX-м. Такое внимание Романовых к московскому Кремлю рождает новые вопросы, но исследование, посвященное кремлевским святыням, я отложу до лучших времен.

С уважением, Кагор


Отзывы в Интернете


Re: Наполеона пригласили сжечь Москву
Автор: hrundel Дата: 21 Дек 2003 00:50

     Щас очнутся... с аргументами типа «доколе», «неужели» и так дале... Историки...


Re: Наполеона пригласили сжечь Москву
Автор: portvein777 Дата: 21 Дек 2003 01:13

     г-н кагор—вы в своей статье много сперли из всемирной истории \\\ побольше смотрите карт 19 века (намек) и статей 19-нач 20 вв. Например —Наполеона погубило то, что он вздумал вести победоносную войну с русскими. Удивительнее всего, что так оно и случилось: Наполеон действительно вел «победоносную» войну с русскими. Всюду русские отступали. Наполеон «побеждал», русские уходили из Москвы, Наполеон вступал в Москву, русские терпели поражения. Наполеон терпел «победы». Кончилось тем, что Наполеон потерпел последнюю «победу» при Березине и ускакал в Париж. (http://www.genstab.ru/satiricon03w.htm)


мои горячие поздравления автору опуса, лично дисту и Проекту Цивилизация в целом!
Автор: Дыбов Дата: 21 Дек 2003 12:05

осталась недобитой «легенда» о походе Суварова в Европе. дерзайте...


Вы несправедливы
Автор: Козлов Евгений Дата: 21 Дек 2003 15:19

     по отношению к Стамболи. Распространяемый докладишко про Наполеона вовсе не докладишко, а великая литература! Какой слог, какая экспрессия! А полёт фантазии автора! Всё это ставит данное произведение в один ряд с такими замечательными примерами детективного и фэнтезийного жанра как циклы о Шерлоке Холмсе Конан Дойля или о Гаррете Р.Асприна.

     Конечно, может эта версия верна, но Стамболи не потрудился её доказать хоть сколько-нибудь. Именно поэтому я и назвал всё это литературой—в распространённом реферате, за исключением одной картины вида Кремля, не было никаких доказательств или ссылок на источники. Такое впечатление, что автор черпает информацию непосредственно из ноосферы. Заготовка для исторического скандального романа, а не научная работа.

     Но у автора есть хорошие задатки, и он наверняка приобретёт известность в литературе и порадует нас новыми замечательными вещами.


Re: Доказательств—уйма!
Автор: Кагор Дата: 21 Дек 2003 19:48

     Да у этого Стамболи (что и противно)—огромное количество доказательств, на которые, кстати, он и ссылается. Перечислю:

1. Военно-исторические архивы (не даю ссылок на конкретные дела, т.к. это слишком много)

2. Описания Москвы и похода Наполеона, опубликованные большими тиражами (Клаузевиц, Стендаль и проч.)

3. Московские архивы (градостроительство)
...

     Список можно продолжать очень долго. Я не привожу его в силу того, что этот премерзкий тип (имеется в виду провокатор Стамболи) не ставил перед собой цель ДОКАЗАТЬ что-либо. Наоборот, он предоставляет возможность почтеннейшей публике самой доказать бредовость и абсурдность его тезисов.

     Когда у него спрашивали, как ему удалось сделать такие жуткие выводы—он отвечал: немного здравого смысла, и все. А что? Действительно, от р. Неман до Москвы—более 1000 верст. С этим утверждением, я надеюсь, никто не будет спорить? Когда Наполеон перешел эту самую р.Неман? 25 июня. А когда произошло Бородинское сражение? 25 августа. Значит, с момента перехода Немана до Бородина прошло всего 2 месяца, за которые французская армия преодолела те самые упомянутые 1000 с лишним верст. А теперь вопрос к «математикам». Сколько в среднем преодолевала французская армия в день по враждебной территории, имея перед собой самую сильную армию в мире? Почти 20 верст/день! Если это—не паническое бегство, то что?

     И так—с каждым тезисом. Я понимаю, что очень трудно поверить во все сказанное. Но факты (как говорил Ленин)—упрямая вещь! И от Немана до Москвы—более 1000 верст, и преодолел Наполеон это расстояние за 2 месяца, и коммуникации у него всегда были в полном порядке, и многое-многое другое. А послужные списки (из которых следует, что под Бородином погибло менее 1000 человек?), а воспоминания участников и проч.? Все это есть, господа присяжные заседатели. И я обращаю ваше благосклонное внимание на огромное количество этого материала. Но, как и было написано в докладе г-на Стамболи, одна беда—из этих материалов следует тот вывод, который и вынесен в заголовок. А что касается других «источников» («Войны и мира» Толстого и «Бородина» Лермонтова), то они, мягко говоря ...

     P.S. А насчет клинических диагнозов и прочих улюлюканий—отвечу сразу: попробуйте включить свой здравый смысл, господа. Так, например, Клаузевиц с удивлением пишет о том, как «таяла» Великая Армия—в небольшой стычке «на безымянной высоте» французы теряли невероятные по своей численности армии—от 30 до 50 тысяч убитыми! Напомню, что Чувашев-Суваров НИКОГДА не командовал армией, превышающей 50 тысяч солдат. А ведь он был под конец жизни фельдмаршалом. Исходя из этой логики, у меня закрадываются смутные подозрения относительно численного состава даже русской армии в 250 тыс. человек. Я просто еще не проверял его в ГВИА.
 
     А потом, господа медики, я приглашал к дискуссии не вас, а историков-профессионалов. Пусть они на основании источников (помимо упоминаемых мною 2х) докажут обратное. Или, даже еще смешнее, пусть они хотя бы укажут на другие источники (Стамболи как раз и писал, что их НЕТ и, таким образом, подтверждений школьной версии вообще нет!). Вот тогда и разговор получится. А пока весь разговор состоит из одних оскорблений—дескать, псих ненормальный этот Стамболи. Извините, а вы—нормальны, что верите в такую чушь, которую вам вдолбили в школе?
Вообще, весь доклад—это сжатый конспект большой книги наподобие «1812 год» академика Тарле. Одна только библиография занимает много страниц, поэтому к ней даже необходим небольшой Путеводитель. Еще раз напомню—в обратную сторону, т.е. у ТИшников, ситуация прямо противоположная, прямо-таки критическая—ПОЛНОЕ ОТСУТСТВИЕ ИСТОЧНИКОВ. С уважением, Кагор


Народообразующая символика Бородина
Re: Доказательств—уйма!
Автор: Покровский Станислав Дата: 21 Дек 2003 20:28

     Да нет, ребята, я готов, хоть Стамболи, хоть самого Кагора признать вполне вменяемыми, но мне необходимы МИНИМАЛЬНО НЕУМОЗРИТЕЛЬНЫЕ УТВЕРЖДЕНИЯ.

     Речь уже не об исторической правде. Речь о том, что тот, кто посягает на уточнение исторической правды, посягает на народообразующую символику. Бородино—это символ России. Весь 1812 год есть символ России. Посягать на этот символ—не безгрешное занятие. На него можно посягать либо в оправдание УНИЧТОЖЕНИЯ РОМАНОВЫХ в 1918 году, либо в оправдание современного господства западных идеологий в российской действительности. Ваша версия работает и на ту, и на другую идеологии. Так вот, дорогой мой ЦЕРКОВНЫЙ КРЕПЛЯЧОК, то, что мы с Вами пишем в Форуме—отнюдь не примитивный треп. Он уже оказывает влияние на расстановку политических сил. А потому извольте халтуру, противоречащую и стихам Дениса Давыдова, и словам декабристов «Мы—дети двенадцатого года!»—ПОПУСТУ не предъявлять. Мы занимаемся Историей. Но при этом занимаемся вопросами, влияющими на текущую политику. Следите за своими «души прекрасными порывами». Иногда они ведут в ад...


Автор: Кагор Дата: 21 Дек 2003 23:51

     Сегодня разговорня о Буонапарте—всего лишь игра ума, равно как и разбор шахматных партий между Капабланкой и Алехиным. Я согласен, что Бородино—национальный символ, т.к. серьезно обсуждаются проекты сдвижки «Дня Российской Армии» с 23 февраля на 25 августа, т.е. день Бородина, и доклад кекса Стамболи ставит в весьма неприятное положение лоббистов этого проекта. Но что я могу поделать, когда уже на Бородине начинают прямо говорить о том, что его не было? Поезжайте на поле и послушайте сами…
С уважением, Кагор


Re: Вот прекрасная сущность историков...
Автор: Ант Росс Дата: 21 Дек 2003 21:08

     Оказывается «мы обязаны». Кому и чему вы все своим стадом обязаны? Разве не поискам истины? Ан нет—обязаны они политической обстановке. То есть прямо и открыто говорится о социальном заказе власти. Они будут служить любой власти. Их история сродни девке с базара. Кто платит—тот и хозяин...
А Стамболи молодец. Он нарыл не на одну книгу...


Re: Позвольте!
Автор: Ван Хукэнси (One Who can see) Дата: 21 Дек 2003 21:47
Покровский Станислав писал(-а):
> А потому извольте халтуру, противоречащую и
> стихам Дениса Давыдова, и словам декабристов «Мы—дети
> двенадцатого года!»—ПОПУСТУ не предъявлять.

     А мы что, изучаем историю по стихам Дениса Давыдова и по лозунгам декабристов? Тогда давайте вслед за ними воскликнем: «Братцы, ура! Вперёд! За Константина и жену его Конституцию!».

     Кагор, в Вашей теме, безусловно, есть здравое зерно. Александр последовательно продолжал политику бабули, а та кромсала Россию и в хвост и в гриву штыками и пушками Суворова.


Любопытная опечатка....
Автор: Горохов Александр Дата: 21 Дек 2003 23:00
Дыбов писал(-а):
> осталась недобитой «легенда» о походе Суварова в Европе. дерзайте...

     Т.е. Суварова-Чувашева? Хм. А пуркуа бы не па?


Re: Недобитый Суворов
Автор: Кагор Дата: 21 Дек 2003 23:59

     Согласен, после близкого знакомства, у меня меняется взгляд и на Суворова. Наиболее загадочной, естественно, кажется его война с Пугачевым, а также и все его антитурецкие кампании.

     За Пугачева просто страшно браться—наверняка, там действительно атомная бомба. Пока поживу спокойно.

С уважением, Кагор


Re: Полнейшая бредятина. Или издевательство над Фоменкой.
Автор: Андрюша Дата: 22 Дек 2003 13:54

     Вывод: Стамболи—ярый сторонник ТИ :-)


Re: Немного фактов
Автор: vava  Дата: 22 Дек 2003 18:50

     Жду книгу Лотмана о 19 веке. В ней он рассказывает и о мемуарах Раевского. Раевский, со слов моего друга, прочитавшего уже эту книгу, совсем по-другому описывает бородинскую битву, заявляя, что многие события и герои перепутаны. В частности то, что Раевский со своими сыновьями возглавил контратаку. Одному из его сыновей было всего 12 лет. Он находился при штабе. Во время битвы пацан собирал грибы в лесу папе на обед и был ранен в ногу шальной пулей.

     В походе участвовало 9000 швейцарцев. Вернулось около 300. В Швейцарии есть общество памяти, которое поименно чтит всех «героев». Наверное, разложить потери на всю «французскую» армию не совсем будет правомерно.

     Французы переходили Березину в 20-х числах ноября, река была безо льда. В Киеве в это время было +10 градусов. Зверские морозы начались в 1812 году только в декабре.

Продолжение следует…


     Так, именно с небольшого докладика и его обсуждения на Форуме сайта «Проекта Цивилизация», я оказался в роли наполеоноведа и волей-неволей был втянут в мощную воронку водоворота в качестве автора исторического романа. Как говорится, назвался груздем—полезай в кузов. Продолжение же той истории оказалось не менее захватывающим: почему-то сам собой родился жанр «школьного романа», где двоечник и хулиган сводит учителей с ума своими идиотскими вопросами, на которые у учителей нет и просто не может быть ответа. Хотя в его хулиганстве его поддерживает никто иной, как весьма почтенный и уважаемый директор школы. В реальности, конечно, лично у меня в школе не было тех отношений с учителями, которые я описал. Историчка была молоденькой девушкой, и, я надеюсь, что не оставил в ее памяти и следа, потому что вел себя на ее уроках вполне прилично. Русичку я почти не помню, и Марьиванна в романе—скорее училка из анекдотов про Вовочку, нежели отражение реального прототипа.

     Единственный герой моего романа, полностью списанный со своего прототипа—это наш всеми любимый и уважаемый директор 20й спецшколы г.Москвы (сейчас это школа № 1239) Антон Петрович Полехин, и описанные в романе отношения Вовочки с Палпалычем действительно имели место у автора с Антоном Петровичем во время обучения в начальных классах из-за сплошных двоек и колов. Поэтому описанное времяпрепровождение автора в коридорах школы, постоянные вызовы мамы к директору и проч. относится только к периоду с 1 по 4 класс. Образ Палпалыча в романе—дань памяти ВЕЛИКОГО УЧИТЕЛЯ, которого автор помнит в пору его директорства в возрасте свыше 70 лет (!!!!). Тот Райский Сад, который развел Антон Петрович в самом центре Москвы, был образцовым. Низкий поклон всем моим учителям и, в особенности, ее директору.

     Вначале у меня даже родилась идея вывести завсегдатаев наших Форумов «Проекта Цивилизация» в виде героев-одноклассников, а маститых ученых-историков в виде учителей—но потом эта идея полностью провалилась. Например, один из героев—Петька Распупыркин по кличке «профессор»—отражал некоторые черты реального человека, но потом я все же решил не связывать их—прототип и моего героя—и Петька зажил в романе самостоятельной жизнью. То же случилось и с остальными героями, равно как и провалилась идея описать историю самого «Проекта Цивилизация» в условно-аллегорической форме школьных будней.

     К тому же не захотелось отвлекаться на всякие школьные истории и сплетни, а сосредоточиться на главном—истории Наполеона и истории появления разных версий про него, начиная с Гоголя и множества сказочников и кончая официальными Горациями Верне, Ван-Далем и Стен-Далем вплоть до «Энциклопедии Наполеона» на французском языке. Вот почему школьная линия постепенно сошла на нет, а сказочная, наоборот, вышла на первый план.

     Но история написания романа на этом еще не закончилась…


Рецензии