Гайдельберг. Сон странника

   Сон странника начался пафосно и торжественно, советско-нацистским маршем «авиаторов»* и словами инфернального гида, на фоне панорамы крыш прекрасной Германии с высоты птичьего полета. Вкрадчивый добрый и чуть простуженный голос вдохновенно вещал:
     «Гайдельберг, – живописный университетский старинный город; город студентов, очаровательных привидений и легенд, что не дают скучать местным жителям и привидениям, питающимся молодой кровью студентов. Город – сказка, город – загадка, город – древний вампир; влюбиться в него, пожалуй, проще, чем переспать, в своем воображении с проказницей Бетти Пейдж* тинэйджеру одиноким весенним вечером; только вот очень уж велика вероятность того, что роман этот разобьет ваше сердце. Достаточно прогуляться по милым улочкам между мостом Альте - Брюкке и старым замком на склоне горы Кенигсштуль, как этот город станет частью вашей души; а если же вы заглянете в один из чудесных винных погребков, то вскоре почувствуете, что любовь ваша взаимна, и ее так много, как только может вместиться в самую большую винную бочку в мире, созданную честными бюргерами, дабы укрепить дух и порадовать сердце.
     Ходят слухи, что отведав вина из этого «бочонка», вместимостью в двести двадцать одну тысячу семьсот двадцать шесть литров, можно увидеть призрак придворного карлика, охраняющего вино; но, только Эльвире был интересен совсем другой призрак".

— Бабушка, ты уверенна, что нам необходимо это вино? – спросила Элли, следя за тем, как молодая смазливая горничная разливает кофе. – Не думаю, что урожай сорок пятого года вообще возможно достать.
— Можешь заглянуть вечером к ней в комнату, – сказала Хельга Вюцнер Габриелю, рассматривающему вызывающий наряд горничной. – Уверенна, что она будет не против.
— Бабушка! – воскликнула Элли. – Не заставляй меня краснеть. Мы говорили о вине и заклинании.
— Не беспокойся, милая. Я вижу, что твои друзья никакие не брат с сестрой, да и не люди вовсе.
     Когда я начала стареть, то вместе с заботами и суетой меня стал покидать мой обывательский разум. Я стала забывать многое, стала сходить с ума, но вместе с безумием, ко мне вернулось и то, что я могла в детстве, а я тогда видела многие вещи. Сильней ведьмы девственницы только ведьма старуха, – выжившая из ума, не боящаяся ни черта, ни бога, а потому, очень опасная.
    Я знаю то, что и ты, Люсильда, и этот юноша, – совсем не те, кем хотите казаться. У вас есть сила. А я так и не нашла своего деда. Я прожила никчемную обычную жизнь. Все промелькнуло, и вот, – мой бочонок пуст, а жажда и похмелье остались. Я собиралась уйти, съесть лишнюю таблетку, – много ли старухе надо; но Отто Вюрцнер пришел ко мне. Впервые за столько лет он явился лично, и не дал мне умереть. Он произнес только твое имя, и я отправила открытку, пока была при памяти. И вот вы тут.
     Две древние реликвии; настолько древние, что даже сам Уриан, должно быть, не помнит, откуда они взялись. Книга и череп. Найдите их, и мы с дедом сможем уйти, а ты, Эльвира, получишь то, что принадлежит тебе по праву одной из десяти, через поколение. Теперь оставьте меня, я должна прилечь.

    Горничная поднесла Хельге Вюрцнер микстуру и укатила кресло-каталку в дальнюю комнату. Через пятнадцать минут она бесшумно вернулась, и произнесла с намеренно сильным акцентом:
— Вечером фы должны будете идти ф библиотеку. Там будет ждать херр Фридрих Венцель. Приятного отдыха. Auf Widersehen.
 
— Что-то у меня нет никакого желания торчать тут до вечера. – Сказала Люси, озираясь по сторонам. – Этот дом словно застрял между прошлым и настоящим. Ни там, ни тут, – не в том мире, ни в этом.
— Все это чувствуют, – сказала Эльвира. – Но многие просто не понимают того, что происходит, пугаются и стараются поскорее покинуть страшное место, уехать отсюда. В этом доме всегда творилось неладное, особенно после смерти Отто Вюрцнера.
— До вечера еще целый день. Есть идеи? Как можно развлечься в этом очаровательном городке? – неожиданно для самого себя спросил Габриель.
— Думаю, да, – сказала Люси. – Места силы, такие, как этот город, всегда взаимодействуют со своими двойниками в иных мирах. Не скажу, что всегда это есть хорошо и полезно, но если вам будет интересантно, то я могу взять на себя роль проводника, даже медиума.
— Ты хочешь устроить нам экскурсию в одно из злачных мест Преисподней? – испуганно произнес ангел.
— Ну, что ты, радость моя, – усмехнулась Люси. – Нам с тобой вовсе не следует светиться, и я это прекрасно понимаю. Если бы только можно было вот так просто вернуться, – мечтательно вздохнула она, – но нет, тут иное. Давайте тронемся в путь, и я кое о чем вам поведаю; ну а поскольку Эльвира не столь искушена в этих вещах, как ты, Габриель, то попрошу тебя о терпении и снисходительности за аллегории.
 
    Выйдя на свежий воздух, ангел облегченно вздохнул и закурил папироску, чем вызвал два веселых женских смешка. Вдохнув аромат доморощенной студенческой травки, дьяволица взяла под руку Элли, и повела ее по древним мощеным улочкам. Габриель лениво шел следом, не отставая, тем не менее, ни на шаг.

— Сабля и шашка, – сказала ведьма, любуясь игрушечными домиками, покрытыми красной черепицей и чистой влажной дорогой впереди. – Гордая элегантная сабля и дерзкая молниеносная шашка, – так похожи, но они даже не сестры. У них разные предки: у шашки дедушка – крестьянский нож, которым рубили лозу бородатые горцы, у сабли же, – знатный рыцарский меч. Но, следуя к одной цели, – убийству, они достигли невероятно похожей красоты, грации и эффективности, и почти неотличимы для дилетанта. 
    В своем стремлении к идеалу мы достигаем порой нереально высоких вершин, и чем совершеннее мы становимся, тем богоподобней, но, тем менее человечней. И чем дальше мы движемся по этому тернистому, но прекрасному пути, тем более понимаем, что не создаем ничего сами, – мы лишь мучительно, по крупицам выуживаем извне то прекрасное, что становится после в наших руках стихами, картинами, музыкой, – всем тем непостижимым, за что мы благодарны своим великим гениям и безумцам. 
      Так и великие города, – они не растут сами по себе, но и не люди их строят,  – их воздвигает Сила, которая словно болезнь, овладевает разумом избранных и заставляет их, как Бог Метатрона, писать скрижали судьбы. Не тот колдун, что веря в материальность слова, чистит карманы бедных домохозяек, но тот, кто, растопив углем горн, выкует совершенство, тот, кто создаст место, подобное этому.
— И уголь должен быть древесным, – добавил Габриель. – Ибо, как полный серы, каменный его собрат губит хорошую сталь, так же, – лишь чистый разум способен породить нечто воистину великое и прекрасное.
— Ангел, мой, лапочка, – обаятельно сказала Люси самым нежным на свете голосом, – ну что же ты за язва такая? 
— Ну, не тебе же одной вечно меня подкалывать, – пожал плечами Габриель.
— Есть огромная разница между шуткой и ядовитым замечанием. Я продолжу?
— Да ради бога, – как-то по-женски ответил ангел и поперхнулся дымом, чем вызвал явное удовольствие ведьмы.
— У Гайдельберга есть брат близнец в Преисподней. Имеются и другие отражения, но между этими двумя я не заметила пока особой разницы. А посему, если все так, как я думаю, то вот в этом чудесном здании нас ждут небывалые услады и развлечения.
   
     Ангел, демон и человек подошли к маленькой неприметной таверне, с древней, как само время, выцветшей вывеской. Толстая дубовая дверь была приоткрыта, из-за нее доносился аромат жарящегося на углях мяса, крепкий пивной душок и что-то еще, почти недоступное неискушенному обонянию, знакомое, но едва уловимое, ускользающее, как запах из детства. Люси вздернула бровь и посмотрела на своих спутников, приглашая войти...

               
                ***WD***

http://www.youtube.com/watch?v=DRvtwBscQIU


Рецензии
**У них разные предки: у шашки дедушка – крестьянский нож, которым рубили лозу бородатые горцы, у сабли же, – знатный рыцарский меч. Но, следуя к одной цели, – убийству, они достигли невероятно похожей красоты, грации и эффективности, и почти неотличимы для дилетанта** - красиво определил "место предмета", Камрад! Вроде и знал я нечто похожее, но чтобы так выразить? Эх. Давай ваяй скорее Люсинду, желаю успеха!

Иван Таратинский   01.11.2015 17:36     Заявить о нарушении
Данкэ, Камрад. Ток что новую главу выложил)

Вадим Доннерветтер   01.11.2015 17:43   Заявить о нарушении
Уловил. Иду!)

Иван Таратинский   01.11.2015 17:55   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.