14. Бегство

Утром Дорис не вышла из каюты. Только через час я узнал, что её срочно отправили в медчасть. Она не приходила в сознание до полудня – по словам Преши. На «Сарратоге» имелась  медчасть, оборудованная по максимуму. Здесь можно было делать биоинженерные операции, но не было специалистов. Всем хозяйством заведовал один врач, профессор Ильин,  и лишь несколько волонтеров ему помогали в экстренных случаях.
Он заверил, что опасности для жизни Дорис нет. Сканеры показали нормальное функционирование всех жизненных систем.
- Я не могу сейчас сказать, чем вызвана такая дисфункция. Поэтому она останется пока под наблюдением, - Ильин посмотрел на меня поверх очков.
Мы стояли у левого борта. Город был скрыт шлейфом дыма, тянущимся от восточной части.
- Я могу к ней пройти?
- Вечером, часов через пять-шесть…
Ильин заложил руки за спиной и быстро пошел в сторону кубрика, дымя трубкой.

В кубрике собралось несколько человек, их собрала Преша на внештатное собрание. Говорил высокий парень с нашивками бригадира пехоты. Кажется, его звали Авар Бей.
- На корме мы обнаружили несколько паяльщиков. Они разбирают конструкции силовых турбин и переправляют их на берег на лодках. Мы хотели выбить их оттуда, но сегодня резко изменилась ситуация.  Около полуночи полностью отключилась Сеть Интернета всего Северного города. Это означает, что крысы проникли в сектор управления, и людей там нет. А сегодня утром наблюдатели засекли большое скопление тварей в районе затона.
- Что они там делают? – спросила Преша.
- Они запустили двигатели на одном из уцелевших танкеров.
- Что ты хочешь сказать? Они же просто крысы!
- Они захватили город. А это было сложнее, чем запустить турбину.  Если они справятся с управлением, то будут здесь менее чем через два часа. И тогда…
- Ты уверен?
- Воистину так.
Преша на минуту задумалась.
- Сколько у нас шлюпок?
- Две. Хватит на пятьдесят человек. Ещё одна есть в ста метрах по правому борту, но я не уверен, что она исправна.
- Нужно покинуть судно, Авар. Грузите на шлюпки гражданских, здесь оставляйте только наш взвод пехоты. Пусть доберутся до третьей, а там решим по ситуации. Если крысы доберутся до корабля, нам придётся принимать бой.
Я встал и поднял руку.
- Можно мне сказать?
- Говори.
- Где находится третий реактор?
- Под главной рубкой, в километре от носовой палубы.
- Необходимо попасть туда. И мне нужен доброволец, умеющий обращаться с техникой.
Преша поднялась и подхватила экстрактор.
- Хорошо, иди за мной.

Мы спустились на восьмой уровень и через десять минут достигли отсека реактора.
Я осмотрел рабочую часть. Контур был пуст, стержни подняты в защитный блок, паровой редуктор перекрыт заглушкой.
- Я осматривала его. Неисправна турбина – перебиты лопатки, - Преша откинула люк на теле турбины, - вот, сам посмотри.
Несколько лопаток действительно были деформированы – следствие выстрела в торцевую часть. Я обнаружил входное отверстие.
- Заварить сможешь? – спросил я.
Она усмехнулась и кивнула на сварочный аппарат, висящий на стене у инструментального шкафа.
Я перевёл флажок экстрактора в положение максимума – «одиночные». Надо было работать очень точно и осторожно. Приложив инжектор к основанию первой поврежденной лопатки, нажал на спуск.
Раздался щелчок, и лопатка упала в поддон.
- Ничего не получится. Ротор разнесет турбину на куски, как только в неё подадут пар.
- Заваривай.
Преша пожала плечами и зажгла запальник горелки, опустив маску.
Я отстрелил все лопатки и провернул ротор на 180о. Примерно наметив такое же количество, отстрелил противоположные целые.
- У тебя готово?
- Да.
- Сними заглушку. Сколько воды в пищевых баках?
- Полторы тонны.
- Хватит.
Мы заполнили контур. Преша отключила аварийную блокировку и мы покинули зону радиации.
Стержни начали опускаться.
- Сколько нужно, чтобы он вышел на режим?
- Полчаса. При достижении температуры клапан сам откроется.
- Идём от греха…

Мы поднялись на палубу, и Преша связалась с Аваром.
- Что на берегу?
- Пока что никакого движения. Танкер стоит в затоне,  двигатель работает. Что у тебя?
- Надеюсь на чудо, Авар.
Я посмотрел на неё.  Преша была небольшого роста, этакая худышка. Лицо симпатичное – маленький рот, широкие скулы и восточный разрез глаз. Чёрные, как у японок, волосы были убраны под военную кепку-кубинку.
Мы двинулись обратно к кубрику, и почти пришли, когда палуба мелко задрожала – запустилась турбина. Но через несколько секунд дрожь уменьшилась и сошла на нет.
- Надо же, у тебя получилось, - сказала девушка.
- Ты расстроена?
- Это как посмотреть.
- Понятно…
Ни черта я не понимал этих женщин.
Мы почти ворвались в кубрик – Авар по рации говорил с пехотинцами, отдавая короткие приказы. Завидев нас, он отключил связь.
- Шлюпки отчалили четверть часа назад. Третья вполне исправна. Я ждал вас, нужно быстрее сматываться отсюда.
- Подожди. Они далеко отошли?
- Примерно на километр к западу.
- Идём в боевую рубку.
- У вас получилось?
Она не ответила. Мы выбежали на палубу и поднялись по лестнице в рубку. Преша включила питание, экраны мониторов засветились.
- У тебя есть ключи пусков?
- Нет. Они не нужны, давно не работают…
- И что вы хотите сделать? – Авар сел за пульт управления.
- Пушки работают только по правому борту, так? Развернуть крейсер невозможно. Но мы можем активировать главный калибр.
- Понял тебя. Сейчас посмотрим… Первое носовое, системы в норме, боекомплект – два снаряда.
- Нам нужен всего один. Сколько ватт в сети?
- Полтора мегаватта. Разворачиваю!
Башня медленно, со скрипом, пришла в движение. Преша приникла к окуляру буссоли.
- Посмотри.
Я взглянул в экран. Палуба танкера казалась словно в двух шагах. Она буквально шевелилась от миллионов саприконов. Они щерились и вставали на задние лапы.
Авар щёлкал тумблерами на пульте.
- К стрельбе готов, траектория задана.
Преша смотрела неотрывно на монитор.
- Авар, свяжись с бригадирами. Пусть лягут на палубу и закроют уши чем-нибудь.
- Понял тебя, - он включил связь и отдал команду.
- Готово.
- Огонь!


Рецензии
Сколько ж времени они крутятся и работают на выживание.

Эта глава хороша тем что в ней неплохо развит быстрый экшн и также труд тяжелый ратный но отметил бы все-таки не совсем идеальную однотипность "саприконы, саприконы, саприконы"

Понимаю впрочем что то же Волкин Дэд за это и любят потому что борьба против зомби и против чего то плохого - да борьба со злом хороший знак. Вставать раз за разом.

Но это не все. Мне все таки здесь не нравится то что нету эволюции к большему, роста. Доброго и злого. Они ярко бьются, но их технологии не совершенствуются, в жизни бы было по другому!

Лайтовик Производства   08.01.2018 11:54     Заявить о нарушении