Стихи из ранних тетрадей

     Странное удовольствие доставляет чтение старых тетрадей! Только ради этого грустного удовольствия стоило их исписывать в юности. И уже кажется совершенно излишним писать об этом времени в прозе. Я был тогда предельно искренен. Я не предполагал, что эти стихи могут быть опубликованы... 


              ***

Вновь вода струится
В голубом заливе,
И луна влачится
К той далёкой иве.

Быстро мчали кони
В розовые дали,
Тёплые ладони
Плечи обнимали.

Слышу я в тревоге,
Как шумят ракиты,
И босые ноги
Серебром облиты.

И в тоске глубокой
Зашумели ели…
Грустью одинокой
Плакались и пели…


                *** 

Проснулся я… светильники горели…
Я чуял запах осени и хвои…
И в ожидании метелей
Раздумья стали вдруг подобьем роя…
И вышел я в облезлые берёзы,
Уже не зная ни любви, ни счастья…
А на лице – и капельки ненастья,
И очистительные слёзы…


             *** 

И снова мрак ночной
И слизь осенней яви…
И охмелев мечтой,
Бреду к твоей отраве…

И губы, как пятно
И очертанье муки,
И белое вино,
И сомкнутые руки.

Наивная мечта
Исхлёстана юдолью,
И стала красота
Безумием и болью…


               ***

Идём  по листьям, по траве…
Увил запястье я косою.
Раздумий клочья в голове,
И не понять мне, что со мною…

Осенний ветер на кустах,
Я не пойму своих видений,
И холод вечера в речах,
И глаз твоих юдоль и тени.

И я раздумьями больной,
Хмельной и памятью, и снами,
Бреду по листьям за тобой
И за холодными руками…

Мельканье веток и теней,
И бело-нежный зов оскала…
И сгусток ночи холодней,
И тишина на плечи пала…


                ***   

И снова лето и ручей,
И повилика на заборе…
И снова чёлка до бровей
И фортепьянный вальс в миноре.

И снова груда старых книг,
Мои пометки на страницах...
И вдруг с иконы светлый лик
Рассеял грусть на смертных лицах...

И ночью пряное тепло
Из неухоженного сада,
И вдруг касанье обожгло
Почти смертельною усладой.


                ***

Она захотела влюбиться,
И брезжило счастье во сне...
И были порывы молиться
Иллюзиям, Богу и мне.

А мне ведь молитвы не надо,
И святости я не хочу… –
И нежность, грехи и усладу
К смертельным канунам влачу.

И всё непонятно до боли:
Зазывные губы, слова
И счастье моё поневоле,
И страстных метаний канва…

И стали губительной смесью
Постыдная злоба и страсть…
А снились лазурь в поднебесье
И в туче звериная пасть…


                ***   

Сегодня – дождик, грязь и слякоть,
Угар от печки в тишине…
В такие дни хочу я плакать
Иль забываться в долгом сне…

У церкви нищие слонялись,
И я смотрел на них в окно,
И тени медленно сливались
В одно огромное пятно.

На низкой паперти горели
Манящим чадом фонари,
И я истому чуял в теле
И говорил себе: «Умри…

Пойди и сядь в церковном сквере
Во мгле на грязную скамью
И там умри в своём безверье,
Чтоб жизнь не прокляли твою...»


                ***   

Я перебрал все книги, ноты
И бросил шпильки от волос,
И захотелось мне работы
Без яда нежности и слёз.

Она ж в унынье хохотала,
О ком-то память берегла,
Затем бездушно изменяла
И, как сказали, умерла…

Остались ноты, шпильки, книги,
Рояля пыль и чернота,
Воспоминанья, как вериги,
И фотографий немота…

Порой хочу я верить в чудо,
Я пред иконой жгу свечу...
Но втайне мерзко знать я буду,
Что с ней чудес не захочу.


                *** 

Вдруг осень влетела в оконце
И вдруг разбудила меня…
Светает… похожи на солнце
Тревоги минувшего дня.

Внезапно вчера стало больно
От бала, пороков и лиц,
И вновь я мечтала невольно,
Чтоб наглые кинулись ниц.

И верить вино помогало,
Что это случалось порой,
И я от мечтаний сияла
И вдруг полонилась тобой.

Наивный!.. проснись поскорее…
Пора и тебе уходить.
Я с каждой минутой умнее
И, значит, бессильней любить!..


                ***

Я поднял голову от книг,
Ночные пролистав страницы…
Я сочинял банальный стих
О белизне больной девицы.

Стишок писался без труда,
Как убивает иней розы,
Как исчезают навсегда
Надежды, радости и грёзы.

Я похвалил в стишке любовь
Слащаво-вздорную, смешную… 
Был обольститель – суеслов,
И все жеманились, тоскуя…

И понял я, что боль твоя
Не поддаётся описаньям,
И это было для меня
Сплошным и новым наказаньем.


                ***

Я вспомнил счастье под грозою!..
О, как она была страшна
Своей негаснущей красою
Для жизни, выпитой до дна!..

Стенало небо надо мною,
Играло волей грозовой,
Моею праздною душою
И упоеньем, и судьбой…

Смотрел я тусклыми глазами
На утро в буйной синеве,
И оробелыми руками
Коснулся влаги на листве…

Гроза металась предо мною
И будто мучила себя,
Как ночь былая над тобою,
Как день, угасший без тебя!..

 
                ***

Зимой на речке лёд трещит,
И снег подтаял на полянах,
И почернелый лес дрожит
В рассветном ветре и в туманах.

Тропинка вьётся меж кустов
И подсыхает понемногу,
И сани с парой ездоков
Кобылка ввозит на дорогу…

Зима ещё придёт сюда,
И потому мне грустно снова,
И мнился лес мне иногда
Гримасой страстной и суровой…

И память дрогнула во мне,
И сожаленье пробудилось,
И брёл я в мутной тишине,
И показалось: жизнь – приснилась…


               ***

Пусть я радостно упился
Непонятною красой,
И опять тебе молился
Прежде утренней душой…

Всё равно я недостоин
Даже думать о тебе,
Ведь не сказочный я воин,
Чтоб противиться Судьбе…

А Судьба, видать, решила,
Чтоб не знала ты меня…
Лишь капризно поманила
Для минутного огня...


                ***

Я утром проснулся и вскоре
За книгой тебя увидал,
И радость в тоскующем взоре
На вешней веранде читал…

А ты, улыбаясь, глядела,
Как вновь я мечтал о тебе,
Как мысленно, страстно, несмело
Молился о счастье Судьбе!..

И в этой весёлой минуте,
Когда воскресала любовь,
Вдруг прежняя жизнь почему-то
Припомнилась с мукою вновь...


                ***

И снова шелесты берёзы
Летят над синею водой,
И утром росы, словно грёзы,
Напоены моей мечтой.

Но где же мир весёлый, дальний,
Что так манил и мучил нас?
Ужели осенью прощальной
Он дымно вспыхнул и угас?

Ужели в памяти и в мире
Колдуют бред и суета,
И чувства сгинули в кумире,
И развратилась красота?


                ***       

Когда и ты, и вдохновенье
Измучат ревностью меня,
Невмочь забыть мне упоенье
И вьюгу свадебного дня.

Уж я не рвусь тебя увидеть,
Но страшно мне забыть тебя
И, значит, мир возненавидеть,
А вслед за миром и себя!..

И, значит, снова до рассвета
Приду нервически стенать,
И, грешным телом обогретый,
И тьму, и нежность целовать!..


                ***   
          
И отмолились, и забили
Покрытый лаком, чёрный гроб…
Старухи сипло голосили,
И все в толпе крестили лоб.

В осенних тучах дождь рождался
И, наконец, заморосил…
И дряблый старец притворялся,
Что он покойника любил.

А гроб засыпав, укрепляли
Чугунный крест над бугорком…
И близ могилы замелькали
Бутылки с водкой и вином…

И каждый радовался втайне,
Что он пока ещё живой,
И стало проще и банальней
Причастье смертной пустотой…


                ***   

В осенней мгле изнемогая,
Любовь притихла, замерла…
Но ты, – лукавая, ночная, –
К былым утехам повлекла.

А что найду в их праздной скуке?
Изнеможение страстей?
Былые очи, речи, руки
И тягость памяти моей?

Вино и кофе после спальни?
Рояль, этюды и стихи?..
Я стану злее и печальней
От суматошной чепухи…

Исход известен… только снова
Ты дальше жить меня влечёшь,
И ради жизни мы готовы
Любить заведомую ложь.


                ***

Уже булыжная дорога
Покрыта мёртвою листвой…
Кресты с могил застыли строго
Над охладелою землёй.

И всё тоскливо и невзрачно,
И как наскучившее зло,
Манила церковь грозно, мрачно,
А в ней – и пенье, и тепло.

И кошка, источая скуку,
Мяукать стала средь могил…
И надпись ноет про разлуку
И о душе, лишённой сил…

Твердит плита, что всё растленно,
Напоминает о конце,
И даже мыслит вдохновенно
О послежизненном венце.


                ***

Ты все минувшие года
Прогнать из памяти сумеешь…
Я буду весел и тогда,
Когда во мгле с другим сомлеешь.

Я отосплюсь, ну а затем
К тебе вернусь: его ты бросишь… – 
Он станет снова глуп и нем,
А ты красивых слов попросишь.

И вскоре ты, поплакав в шаль,
Начнёшь меня просить для счастья,
Чтоб я изгнал твою печаль
И целовал твои запястья.

Возможно, буду целовать
И говорить тебе о страсти,
И ты начнёшь в мольбе гадать,
И выйдут карты красной масти.


                ***   

В снежинках новая статуя
Закатной бронзою блестит…
Оратор, приторно тоскуя,
Про смерть поэта говорит…

Народ понурый и недружный
В ладоши хлопает с ленцой,
Но старец крестится натужно
И шепчет мне: «Поэт – святой...»

А я бессилен верить в святость
И с равнодушным взором лгу,
Но позабыть свою проклятость
Я даже в коме не смогу…

Она белела под иконой,
И я, терзаясь, не любил…
И я в молитве потаённой
Творца за смерть благодарил...


                ***

Пошли, Господь, мне упоенье
В мой скучный надоевший день,
Чтоб я познал успокоенье,
И не томила смерти тень.

Чтоб я не ведал откровений,
Ни утомления, ни слёз,
Чтоб боль усталых вдохновений
В безумный час другим не нёс.

Чтоб я забыл, что прежде было,
Не сожалел бы, не любил,
И чтоб душа оледенила
Потоки слабостей и сил.

Молю тебя, чтоб Ты поверил,
Что я не верю, не люблю…
Я в этот миг не лицемерил…
Исправь, Господь, судьбу мою.


                ***      

Ночных часов докучный бой,
Слепая жизнь, пустая повесть…
Мир, исковерканный мечтой,
Вдруг истощил и страсть, и совесть…

В немую боль уже вплелось
Любви и мира отрицанье,
Мечтанье явью обожглось,
И измельчало вдруг страданье…

И стало пошлостью искать
Средь женщин бред самозабвенья,
И возбуждается опять
К любви истлевшей озлобленье…


                ***    

Мы на земле – больные гости,
И мучит души бред людской,
Но через призму пошлой злости
Мы видим в грёзах мир иной.

И он сияет негасимо
И властью дивною своей
Влечёт к себе неодолимо
В пути ослабленных людей.

И мы, прельщённые красою
Гуманной, человечной лжи,
Брели мистической тропою
И созерцали миражи…

И наши души рвутся в бездну,
Но будто цепь – земная жизнь…
И все молитвы бесполезны,
Ведь Бог не терпит укоризн…   

Вини себя… и грянет чудо,
И ты свою познаешь суть,
Ведь смесью нег для лизоблюда
Себя уже не обмануть…


                ***   

Я грустной смерти видел тень,
И тень под утро исчезала…
И мельтешил бесплодный день,
И мысль о смерти замирала.

Но в сумрак, чтоб коверкать сон,
Рождала тень изнеможенье,
И, смертной тенью упоён,
Я посвятил ей вдохновенье…

Её постылой красотой
Терзал и душу, и свободу,
И становился неживой
И всё бездушней год от году.

Чужую смерть воспринимал,
Как зов далёкой дивной власти…
Я в том бреду не понимал:
Как можно мне мечтать о счастье?!


                ***   

Моё тщеславное моленье
Господь отверг, и понял я,
Что жизнь людей – не озаренье,
Но злая скука бытия…

Что мудрым незачем родиться,
Ведь раньше смерти ты умрёшь,
И к бездне ты начнёшь стремиться,
Узнав людей и мрак, и ложь…

Узнав, что в мире совершенства
Нет даже в счастье и в любви,
И мы приемлем, как блаженство,
Лишь заблуждения свои.

И бред людской в нас поощряет
Все оскверненья красоты,
И уж не мучит, не терзает,
А кормит гадкие мечты.

И знанье токами страданий
Корёжит душу, тело, жизнь,
И мы хотим достигнуть грани,
Где нет стыда и укоризн.

У грани смерти уж не надо
От омерзения стенать,
На смертной грани ждёт услада –
Друзей без муки предавать.

Там сгинут, наконец, мечтанья
О красоте души людской
И позабудется страданье
От омерзения собой…


                ***

Ночью, павши на колени,
Я, Господь, Тебя молил,
И восторги искушений
Я с презрением смирил.

И забвенье неземное
Охватило вдруг меня,
И моё растленье злое
Унесла мольба моя.

Я с восторгом отрешался
В мир божественно-благой,
С умиленьем изливался
Я молитвою ночной.

Мир безбожный и ненастный
Копошился за окном,
А мистически-прекрасный
Догорал во мне самом!..


                ***   
            
Когда усталой красотою
Придёт духовной муки бред,
И мы постигнем, что Судьбою
Нам не дарован райский свет…

Тогда, мой тайный, страстный гений,
Не требуй ты иной Судьбы,
Не ведай прежних вдохновений,
И будь покорен без мольбы.

Придёт ли новая разлука
С любимой, не познавшей нас,
И безысходной станет мука, –
Сдержи себя и в этот раз!

Не то низринет мир бесплодный –
В своей расчётливости злой –
Порыв мистически-свободный
И… озарённый красотой!..

И будет наше вдохновенье
Рождать в толпе ревнивый вздор,
И все нам явят озлобленье,
Которым пышет мелкий вор…


Рецензии
Николай! Хорошие стихи! Понравилось!

Игорь Ковязин   23.11.2015 13:46     Заявить о нарушении
Всё-таки приятно читать свои давние вирши! Спасибо Вам...

Николай Серый   23.11.2015 14:00   Заявить о нарушении