16. Бог покинул...

Бортовые радары обнаружили вход в подводный тоннель восточнее городских причалов, на глубине сорока метров. Я решил попытать счастья и вернуться по подземке в южный город. Преша не возражала - возможно, что у неё имелись какие-то свои планы.
Лодка вошла в тоннель, ощупывая камерами стены. Через четверть часа мы всплыли в каком-то гроте, в кромешной темноте. На рубке имелись прожектора, и я включил их.
Это была старая военная база. Мы спустили трап, и Преша прихватила кое-какое обмундирование и вещи – комбинезоны,  продукты, пару автономных респираторов, магазины для экстракторов.
Подземное рукотворное озеро рассекал на две равные части бетонный мол, у которого покачивались ещё две лодки, я таких никогда не видел. На каждой из них имелись древние нарезные орудия, по одному возле основания рубки. На самих рубках – номера и большие красные звезды.
Я взглянул на счетчик – уровень радиации приближался к красному столбику. Придётся надеть защитный комплект.
Я посмотрел вниз, в черную воду.
Мне показалось, что здесь  кто-то уронил рыболовные сети…
Но это были не сети.
Волокно, из которого они были сотканы, то утолщалось, то меняло геометрию. Иногда судорожно сжималось, покрываясь дыхательными отверстиями-ртами. Сквозь ячеи сновали зеленые существа со змееподобными туловищами и рядом цепких лапок. На поверхность озера иногда выходили струйки газа.
Это была жизнь.

…Бог покинул нас.
Он давно покинул Землю, а у меня к нему ещё оставалось много вопросов.
Что он задумал, каков был его промысел в том, что произошло? Что за пути Господни, которые теперь больше неисповедимы, чем существовавшие до этого?
На материке остались лишь жалкие оазисы жизни человеческой. Мы все изгои здесь. Мы воины, не имеющие ни дома, ни близких, ни покоя. Без оружия мы обречены на смерть.
Мы лишние в этом новом мире, где зарождается новая жизнь, новая цивилизация. Более справедливая и разумная.
Кто уничтожил нас? Ты, Господи, или мы сами, которых ты так любил? Ты лишил нас разума и шанса, или мы сами сошли с ума?

Преша сняла куртку.
- У тебя какая группа? – спросил я.
- Пятая. А что?
- Ничего.
Я заметил у неё на руке татуировку, кажется китайский иероглиф.
- Что это?
- Знак школы «Саин Ли».
- Каратэ,  У-Шу?
- Нет, это иероглиф «река». Я владею искусством Танто.
В её руке оказался кинжал с длинным узким лезвием, оно сверкнуло в свете прожектора. Я не уследил, откуда и как она его достала.
Она улыбнулась и кинжал исчез так же незаметно, как и появился.

Мы облачились в защиту, справедливо распределили поклажу  и двинулись вглубь базы.
Мол  заканчивался нагромождением старого хлама – бочек, ящиков, обломков ржавого оборудования. За этой кучей я обнаружил штатный тоннель, который вел в помещение с коротким перроном. На рельсах стоял головной вагон с бензиновым двигателем.
- Проверь, нет ли других веток, - сказал я ей и полез в вагон.
Двигатель был исправным. Мне показалось, что им недавно пользовались.
Преша вернулась через минуту.
- Что там?
- Завал тоннеля, мало воздуха и много трупов саприконов. Похоже, здесь недавно была большая бойня. Что у тебя?
- Попробую завести.
Я подсоединил адаптер к сети и нажал кнопку запуска. Двигатель провернулся несколько раз, чихнул и завелся.
В вагоне загорелся свет.

…Я разогнал поезд до пятидесяти  километров, больше было опасно. Затхлый ветер ровно задул в разбитое лобовое окно, фара выхватывала впереди череду мокрых шпал.
- Куда мы едем? – Преша взглянула на меня. Я стал чувствовать её взгляд, и это не предвещало ничего хорошего.
- Южнее должен быть путь из Города, в сторону…
- В какую?
- В ту, откуда мы пришли. Будет станция, если нам повезет. Там ты сойдёшь.
- Мы…пришли? Вы с Дорис?
Я не ответил. Лишние разговоры – лишняя трата энергии в подземке. Мы продолжили путь в молчании, и примерно через час путь преградил совсем свежий завал.
Я заглушил движок.
- Держись за моей спиной, - сказал я.
Перебравшись на ту сторону,  мы вышли на площадку, освещенную одним фонарём, болтавшимся на шесте. Здесь была стрелка, и где-то левее должна быть станция. Да, по моим расчётам через пару сотен метров, если верить карте.
Преша схватила меня за рукав.
- Что?
- Тихо!
Она толкнула меня к нише в стене, и вовремя.
Послышался шорох, и на площадку вышел саприкон. Мне показалось, что он был крупнее Ро. Даже морда  казалась короче, с небольшой пастью, как лицо. Тело – почти без шерсти, только на загривке топорщился клок.
В лапе он держал  что-то, напоминающее охотничий рог. Он вышел на середину, поднес «рог» ко рту и затрубил.
Это был тот самый звук, который я слышал в бухте. Состоящий из двух нот, низкой и высокой.
Протяжный, зовущий, от которого стало не по себе. Преша тоже это почувствовала и прижалась ко мне, словно её охватило то же оцепенение.
Ре…сиии…
Ре…сиии…
Вдруг из нор, ходов и паттерн на площадку начали выбегать саприконы. Такие же крупные мутанты, как и трубач. Они строились в шеренги, на них была военная форма. Нелепо скроенная, доходящая до «колен», напоминающая балахоны старого спецназа.

И все они были с оружием…


Рецензии
" Как хорошо быть молодым и горячим!Верить, что у тьмы есть сердце, у врага - имя, а у экспериментов - цель...

Кирилл...найди сердце тьмы. Даже у абсолютного зла должно быть сердце..."

Читаю "Чистовик" Лукьяненко. На бумажном.
И кста..( может и нет), но озвучу:

– Чушь какая-то! – не выдержал я. – Если мир начинает меняться, то он должен измениться радикально. Изменения все накапливаются и накапливаются, не должно быть уже ничего общего! Какие у вас страны? Мы – в Италии?

– Мы в Ватикане, – улыбнулся Марко. – А Ватикан в Италии, да. Он разделяет Италию на Северную и Южную.

– Час от часу не легче… США?

– Северные Штаты Америки?

– Соединенные Штаты Америки.

– Ну… есть.

– Развитая страна?

– Весьма. Одна из самых развитых. Канада, конечно, побольше…

– Бред! – с чувством сказал я. – Россия?

– Какая из? Северо-восточная Россия, Южно-Украинская или Сибирско-Дальневосточная? Это конфедерация.

Я не выдержал и потянулся за бутылкой с коньяком. С хорошим местным коньяком, произведенным во французской провинции Коньяк.

Коньяк не изменился.(с)

Как вам...тебе..такой поворот?)

Елена Рубинина   07.01.2019 12:53     Заявить о нарушении
Странное дело. Если они в Ватикане, а коньяк - местный, то должен быть Мартини.
Не французский.
Я предпочитаю "Старую Крепость" или "Ле Барон".

Гавриил Фрост   08.01.2019 10:31   Заявить о нарушении
Полагала, что на другое обратит внимание написатель-фантаст.
На то, что Россия - конфедерация в воображении коллеги)

Елена Рубинина   08.01.2019 12:28   Заявить о нарушении
Она конфедерация в воображении Альбац и ЦРУ.

Гавриил Фрост   08.01.2019 14:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.