Валенки. Ru

               
               
                пьеса для двух сцен и одного зала*            

                Действующие лица:
ВОЛОДЯ                ПРЕМЬЕР
СЧАСТЛИВЫЙ                ПРЕЗИДЕНТ
ХИРОСИМА                МИНИСТРЫ   

                Левая сцена

   Небольшая комнатка школьного музея. Стенды,  витрины с экспонатами, планшеты с фотографиями. Чучело совы зачем-то…  В центре комнаты – стол. На столе стоят видавшие виды растоптанные валенки. 
   На краю стола в небрежной позе примостился Володя. Он разговаривает по телефону и неодобрительно косится на валенки.

ВОЛОДЯ. Ало! Серафима Леонидовна, это Володя. Здравствуйте! Серафима Леонидовна, я насчёт сегодняшнего заседания. Вы придёте?.. Ну как! Школьный парламент, внеочередное заседание… Кандидатуру в городскую Молодёжную палату утверждаем… Да, да…
                (смеётся)
Спасибо, Серафима Леонидовна… Я знал, конечно, догадывался, что преподавательский состав меня поддержит, но всё равно приятно слышать… Согласен, формальность... Да… Однако процедуру всё равно соблюсти надо: выступления, голосование, протокол… Ну так вас ждать?.. Угу, понял, понял... До свидания.
                (хочет повесить трубку, но спохватывается)
Ало, ало… Серафима Леонидовна! Чуть не забыл… Я в музее сейчас… Да, в нашем, школьном. Тут валенки какие-то... Да, прямо на столе стоят. Старые, драные – я думал с помойки кто-то ради хохмы притащил…  А-а-а, понял… Да, да, конечно… Ну, это другой разговор, Серафима Леонидовна.  Если дедушки вашего – вопросов нет… Я же не знал, что он первостроителем плотины был… Бригадир бетонщиков? Да вы что! Класс!.. Орденоносец? Вообще супер!.. А знаете, Серафима Леонидовна, что я подумал… Мы эти валенки в центральной витрине разместим. Да, там, где каски сейчас… Ну и что? Каски мы наверх, где спортивные кубки. Раз первостроитель – пусть на самом видном месте… А у вас фотография дедушкина есть?.. А грамоты какие-нибудь остались?.. Здорово, тогда вообще можно целый тематический раздел оформить… Ага… Да, да… Понял… До свидания, Серафима Леонидовна!
   (Володя кладёт трубку,  хмыкает. Берёт валенки двумя пальцами, сбрасывает на пол)
Жалко, что кальсоны дедушкины не сохранились. Или портянки вонючие… А то бы мы их тоже – на витрину, под стекло… Дурдом!
            
                Правая сцена

   Внушительный и помпезный зал, в котором с минуты на минуту должно начаться заседание Федерального Совета. Вдоль длинного стола чинно сидят министры. Вполголоса перешёптываются. Место Премьера – рядом с президентским креслом.
   Под звуки гимна в зал входит Президент. На нём тёмно-синий костюм, брюки которого заправлены в невысокие строгие, но элегантные валенки.
   Приглушённо шурша валенками, встают министры.

ПРЕЗИДЕНТ. Садитесь, товарищи, садитесь… Здравствуйте. Как настроение? Рабочее? Что ж, замечательно. Тогда приступим?
             
*Пьеса играется одновременно на двух сценах, в одном зрительном зале

ПРЕМЬЕР. Добрый день.  Позволю себе напомнить, уважаемые коллеги, что сегодняшнее заседание Федерального Совета посвящено такой злободневной теме, как обеспечение населения качественной отечественной валянной обувью…

ПРЕЗИДЕНТ. Простите… Вы сказали вяленой обувью?

ПРЕМЬЕР. Валяной, валяной обувью. Вот тут написано…
                (показывает нужное место на листочке)

ПРЕЗИДЕНТ. Ах, валяной! Извините… Микрофон немного фонит, поэтому я…

ПРЕМЬЕР (в сторону). Будьте добры, отрегулируйте звук. И света можно добавить… И в той части зала тоже… Спасибо.
                (поправляет микрофон)
Итак, как вы помните, товарищи, данная тема была озвучена на прошлом заседании. Также мы просили вас озвучить предложения по увеличению длины голенищ  президентских и депутатских валенок. Надеюсь, все успели подготовить свои соображения?

ПРЕЗИДЕНТ. И комментарии…

ПРЕМЬЕР. Комментарии?

ПРЕЗИДЕНТ. Ну да… Я же давал поручение подготовить краткие комментарии к новой редакции 12-й главы Кодекса об административных правонарушениях.

ПРЕМЬЕР. Кому давали?

ПРЕЗИДЕНТ. Всем.

ПРЕМЬЕР. Когда?

ПРЕЗИДЕНТ. Да в прошлый раз! Помните, когда мы ещё в Малахитовом зале собирались…
                (обводит взглядом собравшихся)
Ну, когда наши ещё чилийцев обыграли!..

ПРЕМЬЕР. А-а… Но разве это чилийцы были? По-моему, мы тогда с новозеландцами встречались. И матч на ничью, кажется, свели.

ПРЕЗИДЕНТ (смеётся - громко и непринуждённо). Что вы, что вы… Уж чилийцев-то от новозеландцев я отличу. Как-никак грамоты у чилийского поверенного недавно принимал… Выиграли мы тогда, 5:3 выиграли!

ПРЕМЬЕР. Может быть, может быть…
                (барабанит пальцами по столу)
А мы, кстати, об этом сейчас у Министра физкультуры спросим.
                (вглядывается в зал)
Уважаемый Ольгерд Янович, вы там не прячьтесь, не прячьтесь за широкие спины коллег… Да, я к вам обращаюсь. Давайте-ка к микрофону!

                Левая сцена

   За дверью слышен  шум. Дверь распахивается,  вваливается Счастливый. В одной руке у него мешок, в котором обычно носят сменную обувь, другой он тащит упирающуюся Хиросиму.

СЧАСТЛИВЫЙ. Вот. Ещё одна Дуся с мыльного завода. Переобуваться не хочет. Я ей: где сменка? А она только шарами своими дебильными хлопает…

ВОЛОДЯ (с раздражением). Слушай, Счастливый, тебя стучаться мама с папой не учили?.. Что стряслось?

СЧАСТЛИВЫЙ. Говорю же – не переобувается. А у самой туфли в мешке.
                (вытряхивает туфли прямо на пол)
ВОЛОДЯ (Хиросиме). Привет, красавица! Что это за дела такие?.. Ты из 8-го «А»? Э-э-э… Лиза, кажется?

ХИРОСИМА. Сима, а не Лиза… Я вообще-то из 7-го «Б».

СЧАСТЛИВЫЙ (ржёт). Сима, Сима – Хиросима…

ВОЛОДЯ (жест в сторону Счастливого). Погоди!.. Из 7-го, так из 7-го… Ты, Сима, на общешкольной линейке была?

ХИРОСИМА. Была.

ВОЛОДЯ. Что Серафима Леонидовна говорила, слышала?

ХИРОСИМА. Слышала.

ВОЛОДЯ. А если слышала, то знаешь: с этого понедельника на второй этаж пропускаем только в сменной обуви. А у кого нет – гуляй, Вася, жуй опилки! И прогул.

СЧАСТЛИВЫЙ. Да есть у неё…
                (пинает ногой туфли Хиросимы)
Дурочку тут гонит…

   Володя бросает на Счастливого уничтожающий взгляд. Спрыгивает со стола, подбирает туфли, нарочито аккуратно – одну к одной – ставит туфли на стол. На то самое место, туда, где недавно стояли валенки.

ВОЛОДЯ. Ну, вот, Сима… Туфли как туфли. Не писк недели нью-йоркской моды, но… Что, так трудно сапоги снять – в туфли впрыгнуть?..
                (Счастливому)
Ты дежурный или моль в стакане? Почему сам не заставил?..

СЧАСТЛИВЫЙ. Говорю же: не хочет она!

ВОЛОДЯ. Как это – не хочет?.. Директор приказ издал, школьный парламент утвердил…
                (Хиросиме)
 Всё – закон! Давай,  переобувайся…

ХИРОСИМА. Не буду… На улице  что, дождь? Зачем переобуваться, если грязи нету?

ВОЛОДЯ. Сегодня нет, завтра будет… Тут даже не в грязи дело.  Ту т принцип. Понимаешь, раз ученический парламент приказ утвердил, его надо исполнять. Ты что, не голосовала на общем собрании?

ХИРОСИМА. Не знаю… Голосовала, наверно…

ВОЛОДЯ. Вот. Значит, ты проголосовала и за все решения школьного органа самоуправления. А теперь сама же эти решения исполнять отказываешься.

ХИРОСИМА. Не отказываюсь я… Я… Я не хочу просто…

СЧАСТЛИВЫЙ. Во-во! Ты понял?.. Эти мелкие вообще оборзели не по росту…
                (Хиросиме - на повышенных)
Я, может, тоже не хочу. И Володя не хочет. Но мы пришли в школу и первым делом переобулись…
    (приподнимает штанины, демонстрируя кроссовки. Теребит Хиросиму за голенище сапога)
А у тебя что?

                Правая сцена

   Министр физической культуры робко приближается к трибуне. Долго раскладывает свои бумаги, откашливается, пьёт воду из графина…

МИНИСТР ФИЗКУЛЬТУРЫ (читает). «За отчётный период национальный антидопинговый комитет провёл 1238 проверок. Из них повторных – 420, межведомственных – 44. Положительные результаты получены в 82 случаях, что составляет 131 процент к показателям прошлого года. Если полученные результаты классифицировать по видам спорта, то мы можем наблюдать следующую картину…»

ПРЕЗИДЕНТ. Ну, так что же, Ольгерд… э-э… Янович, победили наши чилийцев?

   Министр физической культуры явно в замешательстве. Он снова пьёт воду и вытирает платком вспотевшую шею.

ПРЕЗИДЕНТ. Ну!? С каким счётом наши выиграли?

МИНИСТР ФИЗКУЛЬТУРЫ. За отчётный период… Чтобы не быть голословным… И если сравнить с цифрами второго квартала…

ПРЕЗИДЕНТ (теряя терпение). Так выиграли мы или нет?

МИНИСТР ФИЗКУЛЬТУРЫ. Это… Что я могу доложить… Обязательно выиграем! Мы, товарищ Президент, уже и нового тренера для нашей сборной присмотрели… А у чилийцев так себе команда… Дворовая… Валенки они против наших, товарищ Президент!

ПРЕМЬЕР (негромко кашляет в микрофон). Вот именно... Поэтому, если не возражаете, вернёмся к повестке.
                (придирчиво глядит на яркую обувь Министра)
Ольгерд Янович, а почему вы не в форменных валенках? Что за самодеятельность? У Президента страны – и то скромнее.
                (кивает на валенки Президента)
Люди, простые люди в своих обращениях часто задают мне вопрос: почему у Президента великой державы голенища валенок – всего-навсего до середины икр? Не пора ли нарастить их немного, хотя бы до колен?
                (вновь взгляд на вычурные валенки Министра физкультуры)
А вы, Ольгерд Янович, как погляжу, этот вопрос для себя уже решили. Что это за узоры у вас, что за кисточки такие, с позволения сказать, гламурные? Здесь всё-таки заседание Федсовета, а не дискотека.

МИНИСТР ФИЗКУЛЬТУРЫ (пытается спрятать ноги за трибуной). Извините… Я это… Я даже как-то не подумал… Нам всем такие на Олимпиаде выдали… С национальным колоритом, так сказать…

ПРЕМЬЕР. Всем?
                (недобрый прищур)
А вот по моим данным, далеко не каждый наш спортсмен до сих пор  может похвастаться качественной валяной обувью. Легкоатлеты Саранска, например…
                (сверяется с бумагами)
Да, Саранска, Перми, Нижнепавловска до сих пор в старых кроссовках щеголяют. Вы это знаете? Я только что из поездки по стране. С народом встречался, беседовал… Так вот, уважаемый Ольгерд Янович, что-то я таких валенок ни в Чите, ни в Благовещенске и близко на спортсменах не видел. И в Якутске не видел, и на Алтае. А ведь я…
                (оглядывается на Президента)
А ведь мы вам конкретные сроки давали…

ПРЕЗИДЕНТ (Министру – нахмурившись). Вот именно – конкретные! И вполне, считаю, реальные… Я отлично помню, как вы стояли перед нами, обещали… И не стыдно?

   Министр физической культуры понуро кивает. Вытирает мокрый лоб платком.

ПРЕМЬЕР. А знаете, товарищ Президент, есть такая категория людей, которые действую по принципу: стыдно, у кого видно…

   Дружный смех в зале.

ПРЕМЬЕР (с металлом в голосе). Только не стоит думать, что у кого болтается – не считается…

   Смех мгновенно смолкает.

ПРЕМЬЕР (уже мягче). Шутки шутками, товарищи, но на моём сайте уже давно висит письмо от одного тренера по кёрлингу. Из Ярославля, кажется… Так вот, он пишет, что ваше, Ольгерд Янович, ведомство уже третий год не может решить проблему с валенками для тренерского состава.
                (эффектная пауза)
И заслуженные, немолодые уже люди вынуждены проводить занятия на голом льду в простых кедах! Только вдумайтесь: в кедах!

   Гул возмущения в зале.  Министр физкультуры словно вжимается в трибуну.

                Левая сцена

ВОЛОДЯ. Погоди, Счастливый, тут горлом ничего не сделаешь…
                (Хиросиме)
Сима, ты представление об эстетике имеешь?

ХИРОСИМА. Чё?

ВОЛОДЯ. Понятно… А о гигиене элементарной?.. Ты думаешь, сменку в школах взрослые дядьки-тётки от нефиг делать придумали? Во-первых, это красиво – когда обувь однообразная. Это ведь тоже элемент формы. Дисциплинирует. А во-вторых ноги отдыхают, не потеют...

ХИРОСИМА. А у меня и так не потеют.

ВОЛОДЯ. В таких сапогах – и не потеют? Ну-ну… Да это унты, а не сапоги. Пимы какие-то… А ты в них целый день в школе. Не жалко ноги?
                (протягивает Хиросиме туфли)
Давай, переобувайся по быстрому, урок скоро.

ХИРОСИМА (отворачивается). Не буду я…

ВОЛОДЯ. Будешь, дорогая! Все переобуваются…

ХИРОСИМА (тихо). Они опять смеяться будут…

ВОЛОДЯ. Кто?

ХИРОСИМА. Они… Эти… Из класса и вообще…

ВОЛОДЯ. Из класса? Из твоего?.. Почему – смеяться?

ХИРОСИМА. Потому что стрёмные они. Туфли стрёмные… Мамка их на распродаже купила. Хоть бы меня спросила…

ВОЛОДЯ (присматривается к туфлям). Обычные туфли… Чего смеяться?

ХИРОСИМА. А чё – не видно? Каблук дурацкий, старушечий какой-то, эти стразы на застёжках… Сандалеты какие-то, а не туфли!

СЧАСТЛИВЫЙ. Слушай, Хиросима, может, хватит по ушам тут нам ездить? Села и быстро сняла сапоги!

ВОЛОДЯ. Давай, действительно… Сейчас звонок дадут… А с твоими одноклассниками я разберусь. Никто больше не будет смеяться, обещаю.

ХИРОСИМА. Они всё равно будут… И бомжихой называть будут, я знаю…

ВОЛОДЯ. Ну, допустим… А тебе что важнее: мнение нескольких дегенератов или собственное здоровье? Ты так месяц-другой в сапогах пропаришься и всё – испортила ноги… Ну и потом… В школе проверка за проверкой. Гороно внешний вид смотрит, дисциплину… А тут ты такая, в сапогах, типа  самобытная…

СЧАСТЛИВЫЙ. Хиросима, последнее китайское предупреждение…

ХИРОСИМА. Сказала, же: не буду… Девчонки ведь снова начнут… Они мочалкой меня называют. Секондхэндихой…
                (шмыгает носом)
Я же не виновата, что мамка хороших купить не может… У них… У этих – из «Гостинки» туфли, из «Славянских рядов»… А мне мамка – на распродаже…

ВОЛОДЯ. Ну… С матерью твоей я тоже переговорить могу. Вот будет общешкольное родительское – и поговорю…

ХИРОСИМА. Не придёт она… Когда ей? Она днём в Гидрострое полы моет, а вечером в круглосуточный гастроном несётся, там драит.



                Правая сцена

ПРЕМЬЕР. А вы не прячьтесь, не прячьтесь… Вы лучше сюда, на центр, выходите. Чтобы все вас видели.      

   Задевая за все углы, Министр физической культуры неуклюже выходит в центр зала.

ПРЕМЬЕР. У вас какой размер обуви?

МИНИСТР ФИЗКУЛЬТУРЫ. Сорок… это… Сорок третий, товарищ Премьер-министр.

ПРЕМЬЕР. Вот и отлично! Снимайте-ка эту вашу хохлому. И побыстрее! В Ярославль ваши валенки поедут.

ПРЕЗИДЕНТ. А я возьму процесс передачи валенок под свой личный президентский контроль!

   В зале – бурные аплодисменты. Гул одобрения. Красный от смущения Министр физкультуры быстро стягивает валенки, оставляет их возле трибуны и в одних носках семенит на своё место.

ПРЕЗИДЕНТ (задумчиво). Мда-а-а… И с такими кадрами мы ещё умудряемся у чилийцев выигрывать…

ПРЕМЬЕР. И с новозеландцами ничьей добиваться… А к слову: как у нас обстоит дело с закупом шерсти в Новой Зеландии? Своей-то вряд ли нам на весь нацпроект хватит.  На такое количество валенок.

   Со стороны общего стола раздаётся робкое покашливание.

ПРЕМЬЕР. А-а, Раис Андронович…  Ну да, кому, как не Министру общих ресурсов докладывать? Прошу к нашему шалашу.
                (приглашающий жест)

   Министр общих ресурсов бодрым шагом выходит к трибуне. Раскрывает папку.

МИНИСТР РЕСУРСОВ. «За отчётный период инвестиционный портфель увеличился на 16,5 процента. Однако из-за неблагоприятной внешнеэкономической конъюнктуры, сложившейся в первом квартале, индекс объёма стратегических ресурсов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года несколько снизился…»

ПРЕЗИДЕНТ. Уважаемый Раис… э-э… Андронович. Вы по 12-й главе комментарий подготовили?

МИНИСТР РЕСУРСОВ. Да… То есть, почти…

ПРЕЗИДЕНТ (хмурится). Как это – почти? Почти – да? Или почти – нет?

МИНИСТР РЕСУРСОВ. Я, товарищ Президент, в это время в Австралии находился. Шерстью занимался. Работы много было. Но я сделаю, я обязательно…

ПРЕМЬЕР. Очень хотелось бы в это верить. Как и в то, что вы внесёте сегодня свои предложения по изменению длины голенищ депутатских и президентских валенок.

МИНИСТР РЕСУРСОВ. Я считаю, голенища должны быть увеличены. И намного!.. Как минимум – до колена…

ПРЕМЬЕР. Что ж, мы учтём это пожелание… Обсудим… Теперь к Австралии. Сколько вы там шерсти закупили?

МИНИСТР РЕСУРСОВ. Без малого 40 тысяч тонн, товарищ Премьер-министр. Тонкорунной, первой категории. И ещё контракт на 20 тысяч подписали.

ПРЕМЬЕР. Тонкорунной, говорите? Первой категории?.. На валенки она годится?

МИНИСТР РЕСУРСОВ (мнётся). Мы экспертное заключение в США запросили. И у европейских специалистов консультировались…

ПРЕМЬЕР. Я, кажется, вам прямой вопрос задал. Вы, уважаемый Раис Андронович,  по-русски понимаете? Шпрехен зи Русиш?

   Хихиканье в зале.

МИНИСТР РЕСУРСОВ. Я… Я… Ес, товарищ Премьер-министр… То есть, да!

ПРЕМЬЕР. Знаете, как говорят: ес-ес-ОБХСС… Причём, в буквальном смысле…
                (достаёт какие-то листки, потрясает ими)      
А по моим сведениям, все эти ваши тысячи тонн – сплошная туфта! Это, если своими словами… И туфта действительно – первой категории. Тонкорунной там даже не пахнет... И теперь мы эту вашу некондицию, закупленную, между нами девочками говоря, по премиум  ценам – все 40 тысяч тонн, в лучшем случае, на промвойлок пустить можем.   

   Министр общих ресурсов покрывается пятнами.

ПРЕЗИДЕНТ. Вы только посмотрите на него! Совестно, конечно, совестно…

ПРЕМЬЕР. Возможно… Но скорее – жарко ему. Ещё бы: в таких валенках перед нами – в двухслойных, с начёсом… В то время, когда глава нашего государства…
                (с ехидцей)
И где такие дают, Раис Андронович? Уж не в Австралии ли? Не в Новой ли Зеландии?..

   Министр общих ресурсов силится что-то сказать, но у него ничего не выходит. Он просто трясёт головой.

ПРЕМЬЕР. Подтверждаете? Значит, меня правильно информировали. И за какие заслуги вам такую красоту  тамошние фермеры преподнесли? А?

МИНИСТР РЕСУРСОВ (хрипло).  Не преподнесли… Я купил. Сам в Сиднее купил… То есть, не лично – помощник купил, в универмаге. На свои. То есть, на мои…

ПРЕЗИДЕНТ (возмущённо). И после этого мы ещё будем говорить о поддержке отечественного производителя!

ПРЕМЬЕР (кивает). Согласен, совершенно согласен…
                (Министру общих ресурсов)
А насчёт того, что купили, это мы проверим, проверим... Снимайте валенки. Мы их на экспертизу отправим.

ПРЕЗИДЕНТ. Обязательно, непременно следует проверить.
                (стучит пальцем по краю стола)
И эту проверку я намерен взять под свой личный президентский контроль.

                Левая сцена

ВОЛОДЯ (смотрит на часы). Ладно, понял я… Понял, что ты одна у нас такая уникальная… Неповторимая из 8-го «А»…

ХИРОСИМА. Я в 7-м «Б» учусь… Сказала же…

ВОЛОДЯ. А какая, нахрен, разница? Тебе ведь наплевать на остальных, на 7-й и на 8-й, на директора, на порядок, на всё! Если у меня туфли не из города Парижа, значит пусть родная школа в городском смотре медным тазом накрывается! Так?

   Хиросима насупилась, молчит.

ВОЛОДЯ (ставит туфли у её ног). Надевай!

   Хиросима хлюпает носом, но не двигается. Счастливый хватает её за шиворот.

СЧАСТЛИВЫЙ. Давай, кукла, шевели поршнями! Задолбала ваще!..

   Снова жестом Володя останавливает Счастливого.

ВОЛОДЯ (Хиросиме). Ты, Сима, думаешь, нам много радости сидеть тут, таких как ты убеждать? А мы, тем не менее, сидим и убеждаем. Потому что жалко нам смотреть, как ты сама своё здоровье губишь.
                (кивает на батареи)
В школе градусов 25. Так? У тебя каждый день уроков по шесть, а то и по семь. Плюс продлёнка… Так? Ноги же потеют! Преют же ноги… Из-за этого всякая порнография на ногах может образоваться…

СЧАСТЛИВЫЙ. Грибок – запросто!

ВОЛОДЯ. И грибок, и опрелости, и ещё чего похуже… Ты этого хочешь?

ХИРОСИМА. Да не потеют у меня ноги… Я ведь это… Я же не вообще отказываюсь… Я только эту неделю дохожу в сапогах, ладно?  А там у меня день рождения… Сестра старшая с Севера приедет. Может, нормальные купит…

ВОЛОДЯ. И ты целую неделю собралась в этом по школе рассекать?
                (жест в сторону сапог)
Нормально! Да если тебя кто-нибудь из гороновской комиссии хоть краем глаза – это ж нам сразу минус пятьдесят  баллов! Да нас с таким отношением к Молодёжной палате и на выстрел не подпустят!..
                (снова усаживается на стол)   
Хиросима, ты же девушка… Будущая… Если ты о своих ногах не позаботишься, кто позаботится? Ты и так, извини, не Кира Найтли, а вот когда кожа на ногах облезать начнёт…  Ты только представь!.. Да ты нам потом ещё спасибо скажешь!..
                (показывает взглядом на туфли)
Вперёд!

СЧАСТЛИВЫЙ. Ты чё, глухая? Или помочь?..
                (не дождавшись ответа, силой усаживает Хиросиму на стул)
Давай резче, на урок скоро…

                Правя сцена

   Пока Министр ресурсов разувается и, сопровождаемый насмешками коллег, на цыпочках пробирается на место, из-за стола встаёт Министр внутренних сношений. Вытягивается в струнку.

ПРЕЗИДЕНТ (тревожно). Что?.. Что такое, Аделаида… э-э… Львовна?.. Вы что-то нам сказать хотите?

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ. Есть проверить!

ПРЕЗИДЕНТ. А, вы об этом… Да, будьте добры, уточните. Задействуйте этих ваших… Ну, специалистов… Товарный чек найдите… Ну, я не знаю, очевидцев опросите… И мне лично – пояснительной запиской.

ПРЕМЬЕР. А мне – на коллегии доложите.
                (Министру внутренних сношений)
Ну а раз встали, милости просим к нам.
                (короткий взмах руки в направлении трибуны)

   Министр внутренних сношений, чеканя шаг, выходит в центр зала. Не дожидаясь дополнительной команды, разувается, ставит свои валенки в один ряд вместе с валенками Министра Физкультуры и Министра ресурсов.
   Хорошо поставленным голосом начинает читать доклад.

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ. «За отчётный период нашими сотрудниками предотвращено более трёх тысяч правонарушений, направленных на расхищение общественной и государственной собственности. Это на восемь процентов выше подобных показателей минувшего года. Если говорить конкретно, то заметнее других категорий преступлений снизились квартирные кражи и угон скота…»

ПРЕЗИДЕНТ. А как обстоят дела в строительном секторе?

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ. В строительном, товарищ Президент, показатели примерно прошлогодние. Плюс-минус…

ПРЕЗИДЕНТ. Так плюс или минус?

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ. Больше со знаком плюс.

   Президент удовлетворённо кивает. Что-то записывает к себе в блокнот.

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ (продолжает). «…Что касается раскрываемости,  то этому показателю мы традиционно уделяем особое, можно сказать, первостепенно-доминирующее значение. В первом полугодии раскрываемость криминальных преступлений  составила 72,2 процента…»

ПРЕЗИДЕНТ. 72 и 2? Я не ослышался?

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ. Так точно, товарищ Президент! 72 целых и две десятых. А вот по лини общественной безопасности цифры несколько ниже. В целом они не дотягивают до пятидесяти процентов, что позволяет говорить о некоторых упущениях в сфере реализации программы защиты прав граждан…

ПРЕМЬЕР (не без иронии). Нет, это мне нравится. Неплохо сказано: «о некоторых упущениях»!
                (премьерский карандаш нервно постукивает о край стакана)
Скажите, уважаемая Аделаида Львовна, а как продвигается расследование фактов массового хищения валенок со складов стратегического резерва?

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ. Расследуем, товарищ Премьер-министр. Изучаем улики, нарабатываем свидетельскую базу… Однако, я бы не стала драматизировать ситуацию по данному правонарушению. Объём похищенного не так уж велик… К тому же это единичный случай…

ПРЕМЬЕР (смешок). Ах, вот оно что! Выходит, по-вашему, один раз – не пидорас?
                (в зал)
Прошу у коллег прощения.

   Министр внутренних сношений подавленно молчит.

ПРЕМЬЕР. Молчите? Тогда скажите мне: сколько раз нужно украсть и в каком объёме, чтобы ваше уважаемое ведомство подняло зад с насиженного кресла и начало выполнять свои прямые обязанности? А?..  Ведь не коробок спичек со складов стянули. Не ржавую шестерёнку… Полторы тысячи пар валенок умыкнули. Новых валенок!
                (откидывается на спинку стула)
Вы вдумайтесь только! Это значит, что полторы тысячи наших граждан, наших с вами соотечественников встретят эту зиму в сандалиях, в полуботинках, в тапках!..
        (достаёт из своей папки листок, протягивает его Министру внутренних сношений)
Вот, прочтите.

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ. Зачем?

ПРЕМЬЕР. И вы ещё спрашиваете?.. Читайте!

   Министр внутренних сношений берёт листок.

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ (читает). «Здравствуй, дорогой Дедушка Мороз!..»
                (непонимающий взгляд на Премьера. Тот кивает: читайте, мол, дальше)
«…Дедушка Мороз… Да… В этом году у нас в Омске выпало очень много снега. Целая гора. Мои друзья играли в снежки, катались на санках и коньках. Я тоже хотел поиграть с ними, но мама меня не пустила. Она сказала, что без валенков…».
                (поднимает глаза)
Здесь так и написано – валенков…
                (Премьер кивает: читайте, читайте)
«…Что без валенков она меня на улицу не отпустит. А то я простужусь, и горло будет болеть. Мама сказала, что пока мы не заплатим дяденьками из банка за наш коттедж и за наш новый джип ИХ ПОТЕХУ, новые валенки она мне не купит. Дорогой Дедушка Мороз, у меня в этом году было хорошее поведение, а Юркин скутер не я сломал, это он врёт. Подари мне, пожалуйста, на праздник, новые валенки, чтобы я мог с ребятами достроить снежную крепость. А маме подари денежки, чтобы она отдала дяденькам-банкирам ИХ ПОТЕХУ. А папе…»

ПРЕМЬЕР. Дальше можете не читать.
                (забирает письмо, прячет в папку)
По-моему, всё предельно ясно.
                (обводит многозначительным взглядом присутствующих)

   По залу прокатывается гул понимания.

ПРЕМЬЕР. И вот таких писем, товарищи, я получаю десятки, сотни в день.
                (быстрый взгляд на Президента)
Уверен, что и наш Президент тоже получает не меньше.

   Президент кивает. Краем платочка вытирает слезу. Сморкается.

ПРЕМЬЕР. И в каждом, товарищи, похожие просьбы. О чём это говорит? Это говорит о том, что мало, очень мало уделяем мы внимания насущным нуждам наших граждан.
                (наваливается грудью на стол)
И в то же самое время мы позволяем себе роскошь закрывать глаза на вопиющие факты хищений и разгильдяйства.
                (косится на обувь Министра внутренних сношений)
И в то же самое время мы позволяем отдельным возомнившим себя вельможами чиновникам носить вызывающие по роскоши валенки. Я бы сказал эксклюзивные, да ещё и расшитые какими-то чудовищными полосками!
                (Премьер указывает на валенки Министра внутренних сношений)

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ.  Это не полоски, товарищ Премьер-министр, это лампасы. Генеральские. Мне они по должности полагаются… По нашему штатному расписанию… Форма одежды…

   Премьер быстро встаёт со своего места, подходит к трибуне, берёт в руки валенок Министра внутренних сношений.

ПРЕМЬЕР (потрясая валенком). А это тоже вам по должности положено?.. По расписанию?.. Молнии золотые с внутренней стороны – это по форме одежды? Вы валенки нашего Президента видели? У народных избранников – едва щиколотку прикрывают… А теперь сравните со своими, царскими.

                Левая сцена
            
ХИРОСИМА. Не буду… Не буду я… Сказала же… Хоть завуча вызывайте, хоть директора…

СЧАСТЛИВЫЙ. А чё ты думала? И позовём…

ВОЛОДЯ. Стоп, стоп, стоп… Зачем мы будем администрацию по таким пустякам дёргать? Своих дел у них мало? Неужели сами с разгильдяями не справимся?.. Это ведь наше решение – о введении сменки? Наше, парламентское. Значит, сами должны и выполнение его обеспечить. Так, Счастливый?

СЧАСТЛИВЫЙ (пожимает плечами). Наверно… Только побыстрее бы, а? У меня это… У меня алгебра первым…

ВОЛОДЯ. А у меня немецкий. Зачёт по теме…  Только, Счастливый, вот этой подруге на наши с тобой зачёты и уроки насрать.  Ей всё это глубоко по барабану…

СЧАСТЛИВЫЙ (угрожающе). А харя у неё не того?.. Не треснет?..
                (садится перед Хиросимой на корточки, силой стягивает с неё сапоги)
Если старшие говорят – надо делать! Если сказали, что ноги потеют – значит потеют…

ХИРОСИМА (отбивается). Не потеют! Говорю же – не потеют у меня ноги, не потеют… Не буду я… Не надо… Пожалуйста, не надо! Отпустите…  Они смеются…

СЧАСТЛИВЫЙ. Посмеются и перестанут…

   Извернувшись, Хиросима толкает Счастливого ногой. Тот падает.

СЧАСТЛИВЫЙ. Ты чё, коза, творишь, а? Да я тебя…

ВОЛОДЯ (кладёт руку на плечо Счастливому. Совсем другим голосом). Остынь, Счастливый… А может, девочка нам просто не верит? Может, она хочет, чтобы мы доказали ей?.. Ну, что вредно это – в зимней обуви в тёплом помещении… А?
                (ногой пододвигает Хиросиме старые валенки)
Ну-ка, примерь…

СЧАСТЛИВЫЙ. Точно!.. Смеются там над ней… А чтоб вся школа уржалась – не хочешь?

   Счастливый хватает Хиросиму, силой напяливает ей на ноги валенки.

СЧАСТЛИВЫЙ. Не потеют, так сейчас вспотеют… Увидишь, как это…

ВОЛОДЯ. Ну как, не жмут? Нормально?.. Туфельки одеть не надумала?

ХИРОСИМА. Да пошли вы!.. Сказала же… Отпустите меня ваще…

   Хиросима пытается сбросить валенки, вырывается, молотит Счастливого кулачками по лицу. Разъярённый Счастливый отвечает ей увесистыми ударами. От очередной оплеухи Хиросима отлетает в угол. Похоже, у неё разбит нос.

ВОЛОДЯ. Ого! Пора переходить к водным процедурам…
                (достаёт из шкафа ведро, швабру, ставит всё это перед Хиросимой)
Кто насрал, тот и мыть должен. Справедливо? По-моему, справедливо… Посмотрим, чему тебя мама научила…
                (кивает на красные капли на полу)

   Счастливый вытаскивает всхлипывающую Хиросиму из угла. Хиросима, подгоняемая его смехом и пинками, берёт в руки тряпку, возит ею по полу.
   Ей неудобно и стыдно – в огромных старых валенках, но она продолжает бессмысленно размазывать по линолеуму свои слёзы и свою кровь.
   Счастливый идёт к двери, распахивает её.

СЧАСТЛИВЫЙ (громко – куда-то в коридор). Серый, Димас, Длинный, хотите аттракцион бесплатный? Сюда давайте… Скоростное перевоспитание посредством трудотерапии. Хиросима в позе «зю» – это верное решение всех ваших половых проблем!
                (демонстративно сплёвывает себе под ноги)

   В комнату вваливаются старшеклассники. Они галдят, смеются, отпускают в адрес ползающей по полу Хиросимы разные шуточки.
   На столе звонит телефон.

ВОЛОДЯ. Ало. Да, я, Серафима Леонидовна… Да, ещё тут, но скоро на урок… Ага… Что? Дедушкин значок «Ударник пятилетки» нашли? Так это же отлично! Мы его тоже на стенд – рядом с валенками… Хорошо… Всего доброго, Серафима Леонидовна!

                Правая сцена

ПРЕЗИДЕНТ (приподнимается с места). Позвольте, позвольте я взгляну…
                (ему передают второй валенок)
Действительно – молнии… И с бриллиантами, похоже… Безобразие!

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ. Это не бриллианты, товарищ Президент. Это феониты обыкновенные, дешёвые… А без молнии мне никак. Нога не влезает…

ПРЕЗИДЕНТ (насмешливо). Да что вы такое говорите! Что, по-вашему,  Президент страны бриллианта от феонита отличить не может? Чистой воды, да еще карат на двадцать…

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ. Да я клянусь!.. Товарищ Президент, я вас заверяю… Да разве бы я когда-нибудь…

ПРЕЗИДЕНТ (укоризненно). И после всего этого…
                (неопределённо обводит рукой)
После этого у вас хватает смелости заверять… Оправдываться…

ПРЕМЬЕР. Знаете, уважаемая Аделаида Львовна, такую присказку народную: верю каждому зверю, а ежу – погожу? По-моему, мудрая присказка…

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ (прижимает к груди свои бумаги). Товарищ Премьер-министр!.. Товарищ Президент!.. У меня же закупорка вен… Ноги опухают, в стандартные валенки не входят… Пришлось по спецзаказу… Откуда же я знала?..

ПРЕЗИДЕНТ (назидательно). Незнание законов от ответственности не освобождает. Это вам как Министру внутренних сношений следовало бы помнить… И спекулировать на собственных болезнях, Аделаида… э-э… Львовна, не очень этично!

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ. Извините… Извините, пожалуйста… Я готова понести наказание… Но, поверьте, не бриллианты это, не бриллианты!.. Феониты это…

ПРЕМЬЕР. Ну, это уже выходит за все рамки! Да кто вам право дал указывать всенародно избранному Президенту страны, где феониты, а где бриллианты?.. Вы что это такое себе позволяете?..
      
   Гневный ропот в зале. Многие из присутствующих от возмущения даже с места встают.

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ. Я… Я не указываю… Вы меня неправильно поняли… Я только пояснить хочу…

ПРЕМЬЕР. А нужно ли? По-моему, тут и так всё ясно… Как говорится, дело ясное, что дело тёмное…

   В зале – гул одобрения.

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ. Зачем, зачем вы так?.. Я просто объяснить хочу…

ПРЕЗИДЕНТ (строго). Мне кажется, товарищ Премьер-министр вполне понятно  выразился… Исчерпывающе…

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ (торопливо). Конечно, конечно…  Я только хотела сказать… Хочу сказать вам… Всем… Позвольте мне только показать…

   Министр внутренних сношений пытается взять валенок из рук Премьера. Тот не отдаёт.

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ (тянет). Да я вам покажу только… И вы увидите сразу… Там на застёжке клеймо фабричное…

ПРЕМЬЕР. Причём здесь клеймо? Причём клеймо-то?..

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ. Да вы сами увидите – не бриллианты… Откуда у меня?.. Давайте я сама покажу…

   Очередное усилие Министра внутренних сношений оказывается успешным. Она вырывает валенок у Президента. Тот по инерции с размаху садится на пол.
   Потрясённая этим, Министр внутренних сношений прижимает валенок к груди, пятится. Громко всхлипывает, пытается что-то сказать…
   И вдруг – опрометью бросается к выходу.

ПРЕМЬЕР. Что это она?.. Куда она?.. Да смотрите же!..

   Первым на происшествие реагирует Президент: он запускает валенком вслед беглянке. Бросок получается на удивление метким, поражённая в спину Министр внутренних сношений падает на пол.

ПРЕМЬЕР. В яблочко!

   Этот возглас  служит сигналом для всех присутствующих. Министры вскакивают с мест, свистят, улюлюкают. Многие стягивают с себя валенки и швыряют их в поверженную даму.
   Министр внутренних сношений лежит на полу и, не выпуская из рук своего валенка, пытается увернуться от града летящей на неё валяной обуви.

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ СНОШЕНИЙ. Товарищи… Позвольте мне объяснить… Товарищи, не надо… Это жестоко, товарищи…




                Конец






                г. Челябинск
 


Рецензии