Кузькина мать

        Ранним утром в вагоне электрички, едущей в Москву, сидят два работающих пенсионера. Они знакомы друг с другом.
 
Один солидного вида, пострижен коротким бобриком. Одет по-молодежному : модная рубашка в цветочек и зауженные книзу ярко синие джинсы, которые явно с трудом налезли на него и теперь еле удерживают на ремне его выпирающий живот. Нахмурив брови, он сидит молча и неподвижно, созерцая свой телефон.

Его приятель, одетый по-стариковски, – тщедушен на вид и ничем больше не выделяется, кроме мятой кепки, нахлобученной на голове. Он часто вертится и егозит на сиденье, как будто ему неудобно. Иногда он тяжко вздыхает, очевидно, от скуки.

Собравшиеся в вагоне вялые и не выспавшиеся пассажиры, – глубоко погружены в себя. Едут они неизвестно куда и проклинают всё на свете: долгую дорогу, дурно пахнущую и старую электричку, сидящих вокруг людей. Ведут они себя, как сонные мухи поздней осенью: иногда шевелятся и вертят головами в разные стороны, иногда  рассказывают о пустяках соседу и снова лениво умолкают. Многие с пристальным любопытством разглядывают друг друга, или же равнодушно закрыли глаза, не желая больше глядеть на чужие лица и давно опротивевший пейзаж за окном. А там все время мелькает одно и то же: дороги, идущие люди, машины, магазины, дома, снова дороги и люди, – всё это беспрерывно мельтешит перед глазами. Электричка едет то плавно, то резко. Иногда она разбегается и несется, как скаковая лошадь с горы, раскачиваясь и подпрыгивая, как на ухабах, потом резко дергается и притормаживает. И вместе с ней разбегаются и раскачиваются, дергаются и тормозят несчастные пассажиры.

Наконец, пенсионеру в кепке надоедает скучать, и он пристаёт к приятелю с вопросом:
– Что пишут?

–Я новостей не читаю, – играю, – отвечает тот и показывает свой телефон, на экране которого прыгают разноцветные зайчики.

–А-а-а…, – разочарованно протягивает пенсионер в кепке и вздыхает.Они едут дальше. Но пенсионеру в кепке не сидится, и он снова пытает соседа:

– Слыхал, вчера передавали, будто Мавроди уже в Индии открыл «эм-эм-эм»? 

Солидный, нехотя,  отрывается от своих телефонных зайчиков,  глядит на приятеля поверх очков и говорит:

– Давненько не слышно. Пришла пора…. Я видел сюжет,  только там вроде был не Мавроди, – а какой-то индус.

Пенсионер в кепке оживляется. Он ерзает на сиденье и с ехидным смешком заявляет:

– Наверно, перекрасился….Без разницы, где деньги собирать….. . Со всего мира соберёт. Сколько простых людей  обманул, а всё как с гуся вода…. Его ведь, будто в тюрьму посадили, а он опять сухим вылез, – он с сожалением вздыхает. Ему стыдно за Мавроди и за правоохранителей, которые не уберегли мир от такого опасного явления , как «эм-эм-эм».
 
Солидный  думает и уверенно заявляет:
– Мафия…, – после чего как-то загадочно смотрит на приятеля.

– Чья ? – глупо брякает пенсионер в кепке.

Солидный смотрит на него, как на умалишенного:

– Ты, что? На свет только родился?  – вопрошает он и со знанием дела поясняет, – наша, конечно….Если хочешь знать мое мнение, то кому-то...., – он многозначительно умолкает и показывает пальцем на потолок, – выгодно, чтобы наш «эм-эм-эм» вышел на свободу.

– Да это понятно, –  соглашается приятель, – мне за державу обидно. Такого афериста отпустили.

–А Сердюков, что лучше? – возмущенный и риторический вопрос повисает в воздухе.

– М-да…., – обреченно кивает головой пенсионер в кепке, – и Васильеву эту.... тоже отпустили…, – вспоминает он недавнее громкое уголовное дело. Потом грустно вздыхает и обреченно поникает головой.

Солидный сочувственно глядит на него и подбадривает : 

– А если это наши специально Мавроди за границу послали, чтобы он до Америки добрался? Пускай американцы теперь сами вляпаются в своё «эм-эм-эм». Наш Мавроди ещё покажет им кузькину мать! Наш человек…., – одобрительно замечает он.

Пенсионер в кепке не верит, но задумывается. Такой невероятный расклад меняет в его глазах всё дело. Тем более, что с недавних пор далекая Америка с помощью  телевизора, радио и газет превратилась для него во врага номер один, и всякий гражданин по его мнению просто был обязан хоть чем-нибудь насолить вражеской державе!

– Хорошо бы, если бы так…, – соглашается он, – только это фантастика....

Но он все равно размышляет. Подброшенная идея про «нашу кузькину мать в стане врага» не оставляет его в покое, и он тихо бормочет под нос:

– А хорошо бы подбросить им…такую кузькину мать……, – после чего мечтает и успокаивается, и уже до самой Москвы ни о чем больше не разговаривает.


Рецензии
Может, правы старики, что Мавроди покажет в стане врага кузькину мать?

Будем надеяться!
Удачи и здоровья, Валерия!
С уважением
,

Зоя Кудрявцева   20.06.2016 10:57     Заявить о нарушении
Спасибо, Зоя! И Вам удачи и здоровья!

Валерия Карих   21.06.2016 13:34   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.