Вампир. Глава 4, часть 8. 2

Предупреждение: 18+, гомосексуальные эротические сцены, проституция, насилие.

Назад: http://www.proza.ru/2015/09/04/185


- Сейчас, еще немного, - Лест сидел с закрытыми глазами, он слышал улыбку в голосе Феалин, которая наносила ему несмываемые тени.

Примаберские технологии позволяли накладывать перманентный макияж легко и безболезненно. Именно поэтому макияж Вампира всегда был идеален. А еще с помощью примаберских технологий можно было ускорить рост собственных волос. Так что теперь у Леста была черная копна своих волос до талии, уложенных в крупные локоны. Это было его собственное предложение: сделать волосы намного длиннее и изменить синий оттенок на фиолетовый, и уложить в крупные локоны, а не мелкие. Так же он хотел использовать сиреневые линзы вместо темно-фиолетовых. Предлагая это все, он не особо надеялся, что Феалин и Райан согласятся, но они с радостью начали претворять его идеи в жизнь.

Он до сих пор не видел, что из него получилось – Феалин не давала посмотреть в зеркало в процессе его перевоплощения. Он до сих пор не видел ни как он выглядит с нарощенными клыками, ни с этими локонами, ни в новой для него одежде. Одежду они пока решили подбирать скорее в стиле Romantic Goth, чем Fetish Goth, как это делал до него Вампир, хотя Лест предполагал, что впоследствии будет использовать оба стиля, но пока весь этот латекс казался ему слишком вызывающим, что его смущало.

Закончив с тенями, Феалин наложила темно-фиолетовую помаду на его губы и покрыла их блеском поверх. Наконец, она выпрямилась и с удовлетворением окинула его взглядом:

- Нэре, ты великолепен. Теперь можешь посмотреть на себя.

Лест медленно встал. С одной стороны, было дико любопытно, что получилось и насколько неотличим он от Кантора, с другой – страшно, вдруг, несмотря на явный восторг Феалин, он, увидев себя в таком виде, решит, что это не для него… Парень нерешительно повернулся к зеркалу.

Это был не он. Это был Морнэре, гитарист Aeterna Flamma Noctis. И все же - не совсем…

Белое лицо, на котором ярко выделяются полные фиолетовые губы и большие глаза нежного сиреневого оттенка с несколько неуверенным взглядом, полным любопытства и удивления. Тонкие черные полукруглые брови, придающие лицу некоторую совсем не вампирскую наивность. Овальное лицо с острым подбородком обрамляют фиолетово-черные пышные локоны, тщательно уложенные, они спускаются чуть ниже талии. Тонкие, чуть узловатые пальцы, которые кажутся хищными, с накрашенными черным ногтями, унизаны крупными кольцами. Огромный анкх на шее. Красный кафтан, расшитый серебром, латексные брюки со шнуровкой по бокам…

- Великолепно, - повторила довольная Феалин и уселась в кресло, наблюдая за продолжающим разглядывать себя Лестом.

Он не мог оторвать взгляда от человека, отражающегося в зеркале. Он определенно ему нравился. Это было именно то, что он представлял себе. Именно то, что он хотел видеть. Мечты сбываются. Даже его мечты. Даже такие, казалось бы, неисполнимые…

В зеркале продолжало отражаться красивое произведение искусства, сделанное из той, в общем-то, симпатичной заготовки, которой он был еще всего несколько часов назад. Так мало естественного осталось в нем – так много искусственных усовершенствований, превративших его в прекрасное нереальное создание.

- Надо тебя показать Райану, - улыбнулась Феалин.

Райан тоже решил слегка изменить имидж с ним за компанию и на несколько часов раньше него выбелил свою смуглую кожу. Теперь она была почти молочно-белой, чуть темнее, чем у Леста, и составляла резкий контраст с его угольно-черными глазами и черными же волосами. В последнее время еще больше увлекшись готикой, он решил, что эта бледность будет смотреться готичней, чем его естественная смуглость.

Когда Феалин и Лест вошли в его комнату, они застали вокалиста у зеркала. Сегодня Райан то и дело возвращался к нему, снова и снова рассматривая себя с этим новым оттенком кожи. Он определенно нравился себе еще больше, чем раньше, так что пока не мог найти сил, чтобы надолго отлипнуть от своего отражения. Он уже мысленно посмеивался над своим прогрессирующим нарциссизмом.

Увидев отражение Леста позади себя, он резко обернулся, окинул его взглядом с головы до ног и изумленно выдохнул:

- Потрясающе!

- Спасибо, - не мог не улыбнуться такой реакции Лест.

- То ли он, то ли не он… - Райан задумчиво обошел вокруг него, потом широко улыбнулся, - Но по-любому – потрясающе!

Феалин рассмеялась, а Лест продолжал чуть смущенно улыбаться.

- А еще… подожди-ка, - Райан подошел к своему огромному шкафу, открыл его и выудил оттуда гитару.

Всю ту же черную сверкающую гитару, резкой угловатой формы.

Он протянул ее Лесту:

- Теперь возьмешь?

Снова она, эта вдохновляющая переливающаяся гитара… Нэре не дожил до своего Дня рождения. И теперь, возможно, он заменит его. Эта гитара все равно досталась ему. И теперь Лест не мог ее не принять … Поколебавшись, он протянул руку и забрал гитару у Райана. Пожалуй, она действительно как нельзя лучше подходила к его новому образу.

- Я думаю, нужно сделать фотосессию. Твою первую фотосессию. Идем, - Райан вышел из комнаты, Лест и Феалин последовали за ним, в коридоре властительница распрощалась с ними и направилась в Центр Управления.

Райан и Лест же вошли в лифт с разветвленной шахтой и спустились вниз, на второй этаж, где находилась фотостудия.

- Фотографов я не приглашал, - сообщил Райан, - Но я и сам кое-что умею. Но, главное, я могу объяснить тебе, как получаться в том же стиле, что и Кантор, расскажу, какие ракурсы тебе подойдут, чтобы хорошо смотреться и при этом не выпадать из образа.

Лест и не предполагал, что фотосессия - это так утомительно. Думал, что встал так и эдак, тебя щелкнули – и все. Но нет, Райан мучил его несколько часов, ставил в разные позы, которые иногда отличались совсем немного, например, поворотом головы или положением ноги. Заставлял его то снимать кафтан, то надевать обратно, стоять то прямо, то выгибаться, фотографировал то с гитарой, то без нее. Просил то улыбаться, то скалиться, показывая клыки, то просто приоткрыть рот, то приподнять брови… Смотреть то в сторону, то прямо в объектив, то в пол…

Наконец, Райан отстал от уставшего Леста, вынул карту памяти из фотоаппарата и вставил ее в стоящий тут же компьютер.

- Тебе надо бы немного подкачать мышцы – у Кантора тело было рельефнее, - посоветовал Райан, - А пока придется носить закрытую одежду, ибо мышцы так быстро исчезнуть не могут.

Потом он открыл фотографии:

- Посмотри, как ты красив…

На экране появилось изображение все того же произведения искусства - нежного, изящного, андрогинного, ирреального…

- И от Кантора не отличить, просто прическа другая, - тихо продолжал Райан.

Он нашел фото Кантора, и открыл одновременно его фотографию и Леста, обе с оскалом. Лест всмотрелся в фото. Он и сам бы с трудом смог понять, кто из них на каком запечатлен. Райан продолжил листать фотографии и сообщил:

- А с гитарой ты смотришься еще лучше. Вы словно единое целое.

- Райан, прекрати расточать комплименты, - попросил Лест, - Я, наверное, покраснел уже…

Райан, не глядя на него, с усмешкой отозвался:

- Ты теперь не можешь краснеть. Это непробиваемо-белый оттенок.

Лест сделал несколько шагов в сторону, чтобы увидеть себя в зеркало. Действительно, несмотря на то, что он чувствовал жар на лице, цвет нисколько не изменился, все та же белизна.

Райан встал и повернулся к нему:

- Завтра тебе надо будет встретиться с остальными. Если ребята согласятся, я выложу эти фото на сайт – пусть народ порадуется… Они и так расстроились, когда мы заявили, что у нас перерыв в концертной деятельности. Мне страшно подумать, как они бы отреагировали, если бы узнали, что произошло на самом деле, - он протянул ему карту памяти, - Возьми пока. Уже поздно… Я, пожалуй, пойду спать. Спокойной ночи, Нэре, - улыбнулся ему Райан и вышел, оставляя Леста одного в студии.

Он медленно повернулся к зеркалу. Да, он видел в нем Нэре. И это было настоящим. Это было реальностью. Леста больше не было.

Он подошел ближе и, глядя в свои сиреневые глаза, прошептал: «Нэре…».  Он снова словно пробовал это имя на вкус, повторил еще раз, следя за движениями своих переливающихся фиолетовых губ:

- Нэре…

Продолжение: http://www.proza.ru/2015/09/08/1189


Рецензии
Да, я помню про многовековой опыт несравненной Феалин! Теперь она еще и визажист, мастер перманентного макияжа, что бы это ни значило... Нет слов! :))) Ну, да ладно, смирился уже. )) И я был прав, что перемены Лесту на пользу будут скорее, чем ожидание и долгая подготовка. Он адаптировался почти мгновенно. И воспоминаний не осталось о Земле, и следа от депрессивной забитости. Как там и был. Леста лишили права на собственную жизнь, навязав чужой образ, пусть и образ кумира. Неужели у него нет самолюбия? Ведь вернуться в себя будет невозможно. Поклонники не простят.

Гай Северин   04.07.2016 01:41     Заявить о нарушении
Двухмесячные курсы - и ты мастер макияжа!
Лест сам хотел такой образ)) Откуда у него самолюбие? Его и не было))

Мелиан Морен   01.07.2016 09:49   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.