Вампир. Глава 4, часть 10. 2

Предупреждение: 18+, гомосексуальные эротические сцены, проституция, насилие.

Назад: http://www.proza.ru/2015/09/15/274


Морнэре замер у окна, с содроганием наблюдая потоки стекающихся к клубу людей. В голове билась одна единственная мысль, состоящая из двух слов: «Какой кошмар!». А они все шли и шли, толпились у входа, слышны были какие-то восклицания и счастливый смех в предвкушении концерта.

Они все сегодня будут на него смотреть… Зал вмещал в себя десять тысяч зрителей… Руки уже не слушались. Как он вообще будет играть?!

Сквозь туман в голове Нэре заметил, что некоторые подняли головы, стали показывать друг другу на что-то, потом все больше людей стало поднимать головы, разглядывая что-то с интересом. Он сосредоточенно наблюдал за ними, пока не услышал стройное скандирование: «Вам-пир! Вам-пир! Вам-пир!»

Нэре отпрянул от окна и налетел на стоящего позади Райана. Тот засмеялся и обхватил его за плечи, потом сжал в объятиях:

- Надо было не отпрыгивать от окна, а помахать им ручкой!

Нэре замотал головой. Он боялся, что у него все-таки начнется истерика прямо перед концертом. Тогда он точно не сможет выйти на сцену… Райан отстранился, но он вцепился в его рукав:

- Не отпускай…

Вокалист снова обнял его, потом сказал:

- Мне накраситься бы надо… У меня же не перманент. Скоро придет Феалин, она побудет с тобой, ей не нужно сегодня выступать.

Он снова отстранился, зато Нэре почувствовал чьи-то похлопывания по спине, потом чьи-то объятия: остальные по очереди подходили к нему, пытаясь успокоить, говорили ему что-то… Потом появилась Феалин со своей ласковой улыбкой, полной спокойствия, усадила его на диван и оставшееся время до концерта просидела с ним, пока остальные продолжали приготовления.

Потом они все вышли из гримерки, по полутемным коридорам направились к залу. Музыканты переговаривались, посмеиваясь, то и дело говорили ему что-то ободряющее. Рука властительницы уверенно лежала на его плече.

Хозяин концертного зала, где AFN выступали далеко не в первый раз, был несказанно удивлен, когда они недавно сняли зал на неделю, чтобы репетировать выступления. Но музыканты только посмеивались: такая уж блажь на них нашла, бывает… Гитарист необычайно мрачный? Так его девушка недавно бросила, все забыть ее не может. А почему бы и не быть ему мрачным? Он же гот – ему положено!

Сегодня, непосредственно перед концертом, они все тоже вели себя несколько странно: попросили сделать так, чтобы им как можно меньше пришлось сталкиваться с обслуживающим персоналом – чтобы в гримерке вообще никто не появлялся, а по дороге к сцене посторонних было как можно меньше, только если это совсем уж необходимо. Странно это было: обычно они спокойно общались с персоналом, а в гримерку часто пускали парочку фанаток.

Музыканты остановились у выхода с бэкстейдж. Нэре прислонился к стене – ему казалось, что он вот-вот упадет. Он слышал шум… Это шумела толпа в ожидании рок-звезд. Так близко… Совсем рядом.

Вампир знал, как выглядит сцена, знал, как выглядит зал. Они несколько раз прорепетировали концерт. Но тогда зал был пуст, только Феалин в одиночестве наблюдала за парой репетиций… А теперь там были они. Зал, как всегда на концертах AFN, был полон.

- Нэре, помнишь, как договаривались? – теперь Райан положил руку ему на плечо, - Сначала барабанщик, потом клавишник, потом бас и ритм, потом ты. И я последний, к началу слов.

Вампир кивнул. Музыканты продолжали переговариваться еще несколько минут, периодически обращаясь к нему, снова и снова стараясь ободрить перепуганного нового гитариста. Потом Джек решительно шагнул на сцену. Нэре услышал рев толпы, дрожь пробрала тело. Неужели, когда он выйдет, они тоже будут так кричать? Еще один продолжительный вой, очень продолжительный: Ник, Джей и Тина появились один за другим. Его очередь. Морнэре отлип от стены, судорожно сглотнул, поправил ремешок гитары – беспроводные электрогитары были старинным изобретением примаберцев, многие музыканты выходили на сцену сразу с ними. Нэре встал перед светлым проемом. Даже сейчас он не верил, что сможет сделать шаг вперед и выйти из мрака бекстейджа на сцену…

Феалин быстро обняла его и поцеловала в щеку, повторила, что все будет хорошо. Райан снова ободряюще хлопнул по плечу. Нэре с усилием глубоко вздохнул и сделал шаг вперед. Еще один. Свет ударил в глаза. Вой толпы оглушал. Еще несколько шагов по направлению к середине сцены. Теперь ближе к краю, туда, где его микрофон. Ближе к ним… Все ощущается, как во сне. Он продолжает слышать этот монотонный и такой громкий шум толпы… Первые ряды так близко. Он различает лица. Остальные ряды колышутся из стороны в сторону, почти как волны… Наконец, он у микрофонной стойки. Наверное, у него сейчас очень испуганное выражение лица… Кто-то тянет руку к его ноге, пытается дотронуться до ботинка, пытается прикоснуться… Тихий звон одной из тарелок барабанной установки вместо перестука палочек, который не было бы слышно в таком зале. Звон затихает. Рядом оказывается Джей. Нэре оглядывается на Джека, тот поднимает руку с зажатой в ней палочкой, замирает на пару бесконечно долгих мгновений. Зал, кажется, даже не дышит. И в следующую секунду барабанщик обрушивает удар на тарелку. Пальцы снова зажимают нужные аккорды, бездумно. Вопль зала снова оглушает, наряду с грохотом музыки, заставляющей пульсировать что-то внутри. Что ж, по крайней мере, не слажал – вступил вовремя. Джей улыбается. Где-то правее мелькает ядовито-розовый ирокез Тины, прыгающей посреди сцены. Еще дальше, в противоположном конце сцены, колышется почти белая шевелюра Ника над парой синтезаторов. И снова еще один радостный рев толпы – вокалист на сцене: черной тенью пролетел позади гитаристов и оказался у самого края. Сильный вокал влился в потоки мощной музыки.

Идут минуты, и при виде остальных музыкантов, кажется, не останавливающихся на месте ни на секунду, Нэре начинает забывать себя - под эти тяжелые аккорды, под крики толпы, колышущейся перед ним. Пройтись по сцене он так и не решался, но стоять столбом перестал, начал встряхивать волосами и изгибаться с гитарой под восторженными взглядами девочек из первых рядов. Иногда, как и на Земле, к нему подходили оба гитариста, чтобы синхронно поводить грифами, иногда рядом оказывался вокалист… Время от времени он поднимал голову – с его стороны, сбоку от сцены был балкончик, с которого смотрела концерт Феалин. Когда он кидал туда взгляд, он иногда видел, что она трясет хаером, а иногда встречал одобрительный ласковый взгляд синих глаз, дарующий поддержку и придающий уверенность.

А толпа все кричала, все прыгала. Их рев оглушал снова и снова после каждой песни и еще раз в начале каждой следующей. Песни сменялись одна за другой.

Наконец, последняя. Райан в очередной раз падает на колени у края сцены. Девочки с визгом, исполненные надежды, тянут к нему ручки. Он тянет руку к ним, не достает совсем чуть-чуть. Издевается – ведь стоит ему еще немного наклониться, и они достанут до него, коснутся кумира… Но нет, вскакивает на ноги и стремительно уходит в другой конец сцены. Насмотревшись на издевательства вокалиста, Нэре решается сделать шаг вперед, чтобы порадовать стоящих в его углу. Весь концерт эти тянущиеся к нему руки смущали, но под конец, все-таки подавив эти ощущения, он делает небольшой шаг ближе к краю. И одна девочка со счастливым визгом вцепляется в штанину его латексных брюк, еще одна достает до ботинка. Нэре чувствует, как по его губам расплывается улыбка: неужели они могут быть так счастливы от одного прикосновения к его одежде? При виде его улыбки они снова визжат, широко улыбаются в ответ, снова начинают прыгать от радости.

Последние аккорды. Последние мощные, быстрые удары по барабанам и тарелкам. И тишина. И в следующую секунду очередной вой толпы, кажется, еще громче, чем между песнями… Едва основная масса затихает, как кто-то умудряется переорать тех, кто еще не замолчал: «Райа-а-ан!!!» Вокалист резко оборачивается в сторону вопля, длинные волосы взлетают от резкого движения, кожаный плащ колышется за спиной, он изгибается, прикладывает пальцы к губам и посылает толпе воздушный поцелуй. Надо идти к середине сцены, чтобы по традиции поклониться со всеми вместе. Нэре делает шаг назад, вырывая штанину из цепких пальцев фанатки. Слышит душераздирающий вопль «Вампи-ир!», краем глаза замечает, что девушка падает, кто-то подхватывает ее и пытается удержать. Это что, обморок? Он, испугавшись, останавливается. С ней все будет в порядке? Кто-то хватает его за руку и тянет к середине сцены – Тина. Они обнимают друг друга за плечи и сгибаются в поклоне. Рев толпы теперь вообще не замолкает. Они покидают сцену. Снова все, как во сне. Вой толпы остается за спиной. Они снова бэкстейдж, снова в полутемном коридоре. Снова чьи-то объятия. Снова кто-то что-то ему говорит, радостно, очень громко, но он ничего не понимает. Кто-то подпрыгивает рядом, хватая его за руку. Ноги немеют. Кажется, становится еще темнее… Ноги окончательно отказываются держать, и Нэре с отстраненным удивлением замечает, что падает. Его подхватывают сильные руки.

- Ребят, пропустите, - над кучкой музыкантов, присевших рядом с упавшим Нэре, появилась Феалин, - У меня нашатырь!

Она присела рядом с Вампиром, голова которого лежала на сгибе локтя Джека. Через несколько секунд он зашевелился, пытаясь избежать неприятного запаха, потом открыл глаза. Над ним склонились уже такие родные лица, все обеспокоенные, но, тем не менее, счастливые.

- Ну вот, самое страшное позади! – улыбнулась Феалин.

- Ты молодец, все круто было! – наперебой начали остальные.

Джек поставил его на ноги и поддерживал, пока они шли в гримерку, где он усадил его в кресло.

- Воды? - предложил Ник.

Нэре кивнул – в горле, действительно, то и дело пересыхало.

- Правда, неплохо для первого раза, - улыбнулся Райан, присаживаясь в кресло напротив.

- Там… девушка… - начал Нэре.

- Их там много, - кивнул Райан.

- Она упала в обморок, кажется.

- Таких тоже немало, - усмехнулся вокалист.

- С ней все будет в порядке, как думаешь?

- Конечно, - пожал плечами Райан, - Рядом стоящие о ней позаботятся. На Земле я бы тоже поволновался, на Примабере с этим полегче – они не так тесно стоят, не задавят. Да и заботятся они друг о друге, так что поднимут ее и вытащат, не беспокойся.

Продолжение: http://www.proza.ru/2015/09/19/240


Рецензии
Конечно, не буду оригинальным, концерт удался! Именно этого и ждал все время, пока они в каких-то подвалах выступали, когда же наконец настоящий драйв! Атмосфера передана более чем реалистично, особенно, если учесть, что со слов полуобморочного Леста. )) Кстати, с его гиперчувствительностью уже перебор, нет? Могу ошибаться, конечно, но уж никак не привыкнет. Но все равно молодец, справился. Тоже все ждал, вот бы его девицы утащили и на лоскуты порвали.)))) Но! Опять убила меня эта женщина. Ну, не идет к императорскому лицу выражение "трясет хаером с балкона"! Назвала бы ее Атаманшей, что ли. В ее Сиятельный титул подобные телодвижения не вписываются. Имхо, как всегда. )))

Гай Северин   04.07.2016 01:26     Заявить о нарушении
Гай, спасибо) Сиятельный титул она сама себе придумала, потому что так ей захотелось)) По факту, как угодно можно называть-то, атаманша так атаманша, тоже неплохо)))

Мелиан Морен   04.07.2016 01:30   Заявить о нарушении
Да, она сама Скромность.)))

Гай Северин   04.07.2016 01:37   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.