Маска смерти

               Сентябрь, бережно, но неотвратимо накрывал столицу своим холодным и сырым красно-жёлтым покрывалом. Прошло лишь несколько недель, как перестал существовать СССР. Время было неопределённым, напряжённым, жутким и противоречивым. День выдался долгим и тяжёлым. День сильно измотал. Концерт прошёл «на ура», как и всегда, но для Игоря такого рода успех уже не имел большого значения. Пришло всенародное признание. Неожиданно. Внезапно. Запоздало даже. То, к чему шёл он долгие-долгие годы, – свершилось. – Он стал «звездой», певцом, поэтом, рокбардом, признанным.. нет, не богемой, а народом. Теперь его знала вся страна. Его стихи врывались в умы и сердца. Его, либо – искренне превозносили и боготворили, либо ненавидели до дрожи в руках. И те, и другие, по одной и той же причине – за правду. Так бывает. Так очень часто бывает с русским народом.   
               Время было уже далеко за полночь. Зал уже давно опустел. Глубоко погружённый в себя и в настраивание своей гитары, Игорь, в белой концертной рубахе, ещё сидел на стуле, почти посреди сцены, слегка освещённой ещё каким-то случайным прожектором. Отдалённые тихие голоса, скрип швабры о паркет и звук демонтируемых эстрадных конструкций. Когда-то давно Игорю приснился страшный сон, что в него кто-то выстрелил, прямо во время выступления, что пуля сразила его наповал, пройдя через сердце. А сегодня вот ещё и струна лопнула, во время исполнения песни... – очень плохая примета. «Так когда же?», – думал он со страхом и скорбью. Нет, он не боялся смерти. Он боялся мучительной смерти. И ещё боялся за свою страну, ради которой жил и трудился всю свою недолгую жизнь. Его Родина и его работа были смыслом всей его жизни. Даже своей жене перед свадьбой он сказал, что его жизнь – это сцена, а уже потом – всё остальное. «Всё остальное»...          

                – Игорь! …  – сбоку от сцены стоял незнакомый мужчина, неприметно одетый, неопределённого возраста – что-то между сорока и шестьюдесятью. Странным было и то, как он здесь вообще оказался, миновав двух телохранителей, да ещё и в такое время суток. Неожиданный оклик окончательно вернул Игоря в реальность; он вопросительно посмотрел на незнакомца:
                – Да.. ? ...
                – Игорь, извините, что отвлекаю Вас, да и поздно уже... Дело в том, что я вижу на Вашем лице.. «маску смерти»...   
            Молчание длилось несколько секунд. Удивлённо и сильно оторопев Игорь ответил: 
                – Что Вы несёте, какую «маску»? … Кто Вы? …   
            Незнакомый мужчина будто бы хотел подойти поближе, но не решался, и в конце концов заговорил как можно тише, почти шёпотом: 
                – Игорь... Не ездите в Петербург. – Игорь остолбенел уже окончательно. «Что за чертовщина?! Кто это? Откуда ему известно о моём намерении съездить в Питер? Я только успел подумать об этом утром». Он почти испуганно оглянулся по сторонам – в зале не было ни души, как по волшебству, как наваждение. Только он и его новый незнакомец неприметной наружности.
                – Послушайте, Игорь, пожалуйста, только не пугайтесь, послушайте... Ещё всё можно изменить.. , – мужчина всё же приблизился к нему на расстояние двух-трёх шагов. – Меня зовут Виктор. Мы с Вами совсем незнакомы. Я никак не связан с миром эстрады, да и на концерт-то Ваш сегодня попал случайно – жена заболела. Пожалуйста, прошу Вас, главное, не волнуйтесь, и попытайтесь понять то, что я Вам сейчас скажу... –  Виктор облизал слегка пересохшие от волнения губы. – Игорь, дело в том, что самого раннего детства у меня проявились определённые «сверхспособности», как это сейчас принято называть. Сперва, будучи ещё совсем ребёнком, я не придавал этому значения, и думал, что так и должно быть, и что все остальные люди – такие же... Но всё оказалось куда сложнее и... Впервые, эти способности обнаружили во мне мои родители, когда мне не было и пяти лет, кажется. Тогда к нам зашла вечерком пожилая соседка, принесла какой-то пирог. Я хорошо знал эту старушку и любил её. Её все любили. Когда же она ушла, я заплакал. На удивление матери «чего, мол, плачешь?», я ответил ей, что мне жаль, что эта бабушка скоро умрёт. Мать мою это моё заявление повергло в шок. Она начала допытывать меня, откуда я взял такое. Как сейчас помню её ужас и смятение от моих слов о скорой смерти соседки... Не стану рассказывать сейчас Вам, Игорь, чем закончился тот вечер. Суть в том, что эта наша соседка-бабулька действительно умерла через два дня. Как Вы понимаете, это, казалось бы обычное в природе событие, – смерть старушки, – в корне изменило мою жизнь и весь наш семейный уклад. – Наша семья просто перестала существовать, как некое доброе и уютное образование...
            Теперь молчание воцарилось уже более длительное. Виктор не решался продолжить свой странный и кошмарный рассказ, глядя в широко раскрытые от неожиданного поворота судьбы, глаза Игоря.    
                – Это что ж, выходит, что и мне.. туда... пора? – тихо и неуверенно проговорил, наконец, Игорь. Достал из пачки сигарету, прикурил и несколько раз глубоко затянулся; снова посмотрел на Виктора, сделал ещё пяток глубоких затяжек. От шока Игорь даже забыл предложить своему собеседнику сигарету.
                – Когда? … – обречённо прошептал Игорь.
                – Завтра... Может быть – послезавтра. Но не больше четырёх-пяти дней...
            Игорь вновь поднял на Виктора свои крупные печальные серые глаза, и лишь проговорил:
                – Ну да, да, я давно знал об этом... А сейчас сижу, и понимаю, что совсем к этому не готов... Я не готов... Я не хочу... А «маска»? Что ещё за «маска»? …
                – Это, Игорь, – такое специальное определение... Его используют люди, наделённые, как и я, способностью видеть на лице человека «маску смерти»... 
                – Но что это за маска, которую Вы видите? – спросил Игорь, – На что это похоже?
            Виктор едва заметно изменился в лице и побледнел. Он сочувственно и даже как-то измождённо прошептал, как будто кто-то мог подслушать их разговор: 
                – Игорь... Простым людям лучше не знать, как эта «маска» выглядит... Достаточно того, что такое явление существует. Даже если бы я смог сформулировать словами то, что вижу сейчас на Вашем лице... Поверьте, Игорь, лучше оставить такие подробности. Так будет лучше и для Вас и для меня.
                – Вы способны видеть на моём лице некую «маску»... Вы предупреждаете меня об увиденном?... Значит ли это, что я ещё что-то смогу изменить? Предотвратить смерть?! Или отсрочить её? – с надеждой спросил Игорь.
                – Нет. К сожалению, нет. Ещё ни один из носителей «маски» никогда не мог ничего предотвратить... Я знаю, что Вы хотите спросить, зачем же я, собственно, тогда пришёл сегодня к Вам после концерта? Я уже сказал, что пришёл сегодня на концерт совершенно случайно, чтоб не пропал билет, – жена захандрила. Я – предельно далёк до мира музыки. До сегодняшнего дня я видел Вас только временами, по телевизору, как и всех других публичных людей. Но сегодня, когда Вы вышли на сцену и спели Вашу «Россию», я понял, что не могу не предупредить Вас о «маске», которую увидел на Вас сегодня, потому, что Вы должны жить! Понимаете? Вы должны постараться «сбросить» «маску смерти»! Я не знаю, как... Но человек, сочинивший «Россию», способен отсрочить и смерть! … Организация, на службе в которой я состою, Игорь, – невероятно могущественна, я бы даже сказал – почти всесильна. Но и она не может знать и предотвратить абсолютно всё. И она не научилась пока предотвращать такого рода смерь - даже если мы поместили бы Вас в резиновой камере в подвале нашей Конторы на Лубянской площади и приставили бы к Вам, в качестве охраны, батальон «Альфы», нам не удалось бы противостоять «маске смерти»... По долгу службы, мне пришлось повстречать уже очень много «масок», но мне не было до их носителей никакого дела, да и сами «носители», часто заслуживали такой участи. Игорь, в данный момент, я – не на службе, а просто подошёл к Вам после концерта, как частное лицо. Ещё никому не удавалось сбросить «маску», но Вы – сможете. – Это говорит во мне – не опыт или профессионализм, а вера... Понимаете? Вера! … Вот, Игорь, возьмите, – Виктор протянул ему свою ладонь с лежащим на ней маленьким серебряным крестиком, – это крестик моего сына. В данный момент, это – единственное, что я могу для Вас сделать.   

                – Игорь! … Игорь?! … Игорь Владимирович! … – крепкой рукой телохранитель-Мишка, тряс его за плечо. – Может домой поедем? Поздно уже.. , а? Там и поспите по-человечески? ...      
                – А где? … Где Виктор?! … – быстро спросил, вышедший из непонятного оцепенения Игорь. 
                – Какой Виктор? Как выглядит?
                – Как выглядит... – печально усмехнулся Игорь, поняв, что никогда в жизни не смог бы описать внешность Виктора.
                – Второй час ночи уже... А... Игорь Владимирович, – продолжал Мишка, – может лучше дома в кровати спать, а не на стуле? Здоровье надо беречь, ещё пригодится.
             «Пригодится...», - повторил про себя Игорь. Он внезапно почувствовал резкую боль в крепко сжатом своём правом кулаке. Ощущение было такое, что ладонь продырявлена насквозь огромным ржавым гвоздём. Кулак не хотелось разжимать из-за страха перед ещё большими болевыми муками. Невыносимая боль... Игорь был убеждён, что уже сидит в луже собственной крови.   
                – Мишка... – простонал он, – Помоги мне... что-то с рукой...
             Телохранитель быстро осмотрел руку Игоря, от локтя до кончиков пальцев. Умелыми движениями разжал его правый кулак.
                – Ну что ж Вы так, Игорь Владимирович, крестик на груди носить надо, а не в кулаке сдавливать... Вон, аж синяк почти...


/Вместо послесловия: «Сыну России от Русского Народа»/
 
2015 г.       


Рецензии
Хорошо помню этот день, когда прозвучало сообщение о гибели Талькова.
Обожаю этого певца и его песни. Но существует мнение, что свою смерть нельзя обойти, просто невозможно.
Рассказ интересный, рождает вопросы, на которые не находятся ответы.
Не хотела бы я быть носителем таких знаний. Это, наверно, очень тяжелый груз, который не каждому по силам. За что же человек так наказан !?
С признательностью за интересный сюжет,

Надежда Мирошникова   06.06.2017 10:40     Заявить о нарушении
Кстати о маске смерти ему реально говорили, было же это за пару месяцев до смерти. До сих пор люблю слушать его песни. И ещё: если бы даже он перестал петь свои песни, он ушёл бы в любом случае, как незадолго до этого "ушли" Виктора Цоя. А вся сказка об аварии это просто сказка. Спасибо за рассказ!!!
С уважением

Аскольд Де Герсо 2   18.05.2018 15:55   Заявить о нарушении
Значит есть что-то, что мы не знаем?

Надежда Мирошникова   18.05.2018 20:55   Заявить о нарушении
Доброе утро, Надежда!
Разумеется есть, но только отдельным людям даётся возможность заглянуть за пределы сознания, что бесит отдельных персонажей, утверждающих и отрицающих всё сверхестественное
С благодарностью

Аскольд Де Герсо 2   19.05.2018 05:23   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.