Девушка из высшего общества - часть 5

На  следующий день ноги сами повели меня к месту нашей встречи. Отчего-то мне было важно снова увидеть Риту и узнать, что у нее всё хорошо. Я села на террасе ресторана, заказала чай и кусочек трюфельного торта, открыла айпед и стала ждать её.  Прошло два часа, но Рита так и не появилась.

На третий день, с упорством маньяка, я снова пришла в ресторан и села на террасе высматривать Риту. Её снова не было. Зато я увидела официанта, который обслуживал нас в тот день. Официант вспомнил меня, приветливо улыбнулся и склонился в галантном поклоне, прижав руку к сердцу.  Ох уж эти французы, кружат нам, неискушённым девушкам, головы!

 «Только бы мне хватило тех ста английских слов, которые я знаю!» - подумала я, решаясь спросить, не видел ли он Риту. Официант оказался смышленым парнем и из набора моих слов сумел собрать конструкцию, которая позволила ему понять вопрос. Он принялся было подробно объяснять что-то, но, увидев в моих глазах «полнейшее недопонимание», как выражался в шутку один мой приятель, сократил свой ответ до двух слов: «Rita chek out» и для убедительности сделал соответствующий жест рукой, а затем рискнул добавить с улыбкой: “Yesterday”. Ну это-то слово я тоже знаю! Я поблагодарила его широкой улыбкой и в который раз пообещала себе заняться английским. «А зачем, Катенька?! Ведь справляешься как-то!» - сразу услышала я вкрадчивый голос лени.
Я ковырнула кусочек трюфельного торта и с грустью подумала, что, видимо, наши пути с Ритой разошлись навсегда. Мы вращаемся на разных орбитах. Хотя, надо будет попросить Ольгу поспрашивать своих знакомых о Рите. Канны – городок маленький. Может, кто-нибудь да знает её.

С возрастом редко встретишь человека, с которым хочется продолжать общаться. Все мои друзья – из детства и юности. Почему так, интересно? Вот Ольга, например. Мы познакомились с ней в театре, когда нам было по двадцать лет. Вернее, в буфете театра.  Я пришла на спектакль со своим будущим мужем, и спектакль нам жутко не понравился! Это было время, когда театры перестали воспитывать вкус зрителей, начали заигрывать с ним и опустили планку искусства на уровень плинтуса, ну то есть вообще убрали планку. Мы пришли на спектакль известного режиссёра, с хорошим актёрским составом, а через десять минут нам уже нестерпимо хотелось покинуть этот храм Мельпомены. Человеческие тела сидели в зале и, закидывая чипсы в рот, ржали (именно ржали!) над скабрезными шутками. Было стыдно и жалко смотреть на народных артистов, которые веселили публику, произнося примитивные диалоги, в которых особый акцент делался на нецензурные слова.

Запросы зрителя в перестроечное время изменились – никому не хотелось думать о высоком и бродить в лабиринтах своей души. Народ выживал и хотел развлечений. Театр тоже выживал. «Хлеба и зрелищ» - старо, как мир… Театру не привыкать развлекать полупьяную толпу на площади. И театр трансформировался. В конце концов, театр без публики не существует. А актёры тоже хотят есть, им семьи свои кормить надо. В общем, мы из вежливости досидели до окончания первого акта и пошли в буфет, чтобы не спеша подумать, что делать дальше. Дома – родители, на ресторан денег нет, а на дворе зима - долго не погуляешь. Сходили в театр!

Мы решили набрать бутербродов и посидеть в тепле буфета. Прозвенел приглашающий на второй акт звонок. Зрители вернулась в зал, и среди заваленных грязной посудой столиков мы обнаружили еще одну, такую же, как мы, пару с горой бутербродов. Ребята тоже были возмущены пошлостью спектакля и гоготом невзыскательных зрителей. Мы разговорились и выяснилось, что они поженились три месяца назад и проживают в  съёмной однокомнатной квартире. После буфета мы отправились к ним в гости, купив по дороге  вина. 

В следующем году нашей дружбе будет двадцать лет! Правда, через восемь лет ребята развелись, и Ольга вышла замуж во второй раз, но мы все четверо остались в дружеских отношениях. И только Олег – Ольгин новый муж – не вписывается в нашу компанию. Мне он не нравится: всегда угрюмый, слушает внимательно, говорит мало, а что он там себе думает – поди угадай! Бирюк какой-то! Но Ольга утверждает, что он умный и порядочный. Ну и славно! А ещё он богатый и жадноватый. Но это уже моё наблюдение и другая история. Главное, что Ольга счастлива с ним. У неё характер лёгкий – его на двоих хватит!

Мой случайный отпуск подходил к концу. Ольга с мужем вернулись в Канны и пригласили меня на прощальный ужин. Ольга заказала столик в их любимом ресторане. Добраться до него можно было пешком, и мы решили прогуляться. Влажный воздух был чист, свеж и сладок от  цветения тропических растений, щедро украшавших улицы городка. Мы шли парами: Ольга и я - впереди, Олег с Ритой на поводке – за нами.  Ольга взахлёб рассказывала о ресторане и их хозяевах. Оказывается, этот ресторан на протяжении почти ста лет принадлежит одной семье и находится в доме, в котором потомки проживают уже более ста пятидесяти лет. Ресторан называется «Под дубом» и действительно во дворе дома растет высокий, могучий дуб с раскидистой темно-зеленой кроной. По утверждению хозяев ресторана, он был посажен их предком сто пятьдесят лет назад.

Как же замечательно, когда существует преемственность поколений и потомки знают свои корни, когда есть семейные ценности и на стенах висят портреты прадедов, когда, проходя мимо одного из них, ты краем глаза отмечаешь, что нос у тебя – от прапрадеда Николая, глаза – от бабушки Галины, а вреднючий характер – по единодушному мнению всех членов семьи – от двоюродного дяди по материнской линии Степана. А главное (что приятно!), при случае всегда можно свалить свою вину на предков - мол не виноват, гены прабабки Генриетты проснулись - и в ответ увидеть снисходительное понимание, а потом, проходя мимо портрета прабабки, лукаво подмигнуть ей и тихо, по-родственному, прошептать: «Спасибо тебе, бабулечка, отмазала!»

Ресторан оказался небольшим, очень уютным и добротным.  Хозяева сами готовили и обслуживали гостей. Дочь хозяина – Софи - принесла нам меню, но Олег отложил его и попросил её порекомендовать нам, что поесть. Она поинтересовалась, что бы мы хотели: рыбное или мясное. Мы с Ольгой хотели рыбное, Олег – мясное. Софи понимающе улыбнулась и предложила нам с Ольгой попробовать лангустины и соленую треску с лесными грибами, а Олегу - ягнятину Ванту c кедровыми орешками. На десерт сегодня был фирменный ганаш с лавандой и тимьяном. Обжора Ритка сидела в ногах Олега, преданно смотрела на Софи влажными маслинами и внимательно слушала перечисление блюд. «Тебе тоже обязательно что-нибудь достанется, дорогая! Я принесу тебе мисочку», - Софи наклонилась к Рите и дружески потрепала её за складочку на загривке. Рита игриво переступила передними лапками и до конца вечера не сводила с неё влюбленных глаз. Очень продажная собака! Ужин был потрясающе вкусным. И, слава богу, без этих мишленовских пенных «слюней», украшающих каждое блюдо!  Мы поблагодарили хозяев за ужин и похвалили блюда. «Ну что вы, спасибо! Наши блюда очень просты.  Просто их рецепты отточены временем» - скромно сказала Софи и лукаво улыбнулась.  Что тут добавить?! Лучше не скажешь!

Но один момент всё же ненадолго омрачил мне вечер. Когда принесли счёт, я вежливо предложила заплатить за себя, и Олег невозмутимо взял причитающиеся с меня восемьдесят евро.  Я посмотрела, оставит ли он чаевые, и облегчённо выдохнула, увидев, что вместе с кредитной картой он положил тридцать евро.

Продолжение - ч. 6: http://www.proza.ru/2015/12/23/1733


Рецензии