Акела промахнулся

                (  до -  http://www.proza.ru/2016/03/23/2135  )


     Молча проглотив услышанное, я занялся учёбой.

     Первым делом создал «Словарь бюрократа», перелопатив в Первом отделе копии писем в различные инстанции. 
     И если труд превратил обезьяну в человека, то архивная пыль секретной части и обида на Макаренко  в короткий срок слепили из меня  знатока словесных чиновничьих экзерсисов почище, чем он.

     Огромную помощь в этом оказал мне зам.начальника производственного отдела  Я.Н. Аптекман, очень опытный и знающий специалист, бывший главный технолог Танкограда времён Отечественной войны.

     Чем я ему понравился?

     Скорее всего тем, что у меня была форма допуска к документам   "Особой важности",  и то что обо мне хорошо отозвался познакомивший нас  мой "крестник" - директор "Кировского завода" А.А. Любченко  (http://www.proza.ru/2016/02/28/1472 ).

     Вскоре, он обратился ко мне с просьбой... - вместо него получать в Первом отделе адресованные ему письма с грифами СС и ОВ.
     Он же будет, не оставляя на них своих «следов», выполнять  соответствующие поручения руководства: сочинять письма, проекты решений , приказов, постановлений, используя мой секретный блокнот.
     Далее, получив отпечатанный материал, он будет полностью его оформлять.
     Мне же останется только отдать этот «плагиат» в отправку, где на обороте последнего листа будет надпись - исп. Мироненко 7ГУ.
     Для чего это ему было нужно  я вопросов не задавал, но  взвесив  все «за» и «против»  -  согласился. 

     Не знаю, как он договорился о такой «технологии» с руководством Министерства, но буквально со следующего дня на меня посыпалась сов.секретная и "особой важности" почта, адресованная … Ю.М. Мироненко – «для исполнения».

 В основном эта почта была связана с развитием и реконструкцией заводов отрасли и «особым периодом».

     Несмотря на довольно приличный возраст, Яков Наумович великолепно владел «писательским» талантом и был отличным учителем.
     Я же, учитывая, что он имел беспрепятственный доступ к Министру и его заместителям, получил в его лице не только великолепного редактора моих «творений», но и  "проводника" в соответствующие кабинеты.

     Неважно,  кто из нас был раком отшельником, а кто актинией, но этому симбиозу можно было позавидовать.
     Ведь за очень короткое время у меня образовался широкий круг "знакомых" от нашего Министра С.А. Зверева до его заместителей, помощников, секретариата,  канцелярии и пр.
     Мало того, изучая свой блокнот с черновиками Аптекмана и "адресованную мне" почту я расширил свой кругозор до уровня, недоступного обычным смертным 7 Главка, включая самого Макаренко.
     Да, чего там говорить, я сам себе завидовал – ведь теперь, чтобы подписать  у руководства сочинённый мною документ ему стало достаточно моей визы.

     Небольшое лирическое отступление.

     Случилось так, что ни до знакомства с Макаренко и отделом, ни после, ни кто не поведал мне о моих обязанностях ведущего или "куратора" ОКБТ.

     Когда же я спросил, где найти положение о моей должности, на меня посмотрели, как на идиота, и только один мой коллега из отдела двигателей О.А. Пыжонков выдал конкретику:

     - Ты, как и начальник ОКБТ  Попов, отвечаешь собственной шкурой за своевременное выполнение всех работ, порученных этой конторе.
     Мало того, ты должен быть её премьер-министром  и всеми министрами одновременно, а также дворником и козлом отпущения...  Ты же тут в Москве - под рукой,  а он в Питере.
     Так что  твой разбитый нос заставит его подумать о своём..

     - А что же тогда остаётся за начальником и главным конструктором?

     - Как что? Если "контора" работает хорошо - то от имени всего коллектива получать регалии, звания, премии и быть "выдающимся", гениальным  во всех отношениях..
     - А если плохо?
     - Ну..., тут для оправдания существует стандартный набор причин и мохнатая лапа. А если это не помогает, то остаётся порыться  в  собственной башке, если в ней хоть что-нибудь сохранилось пока продирался к этой должности и ею упивался...


     Мой симбиоз с Я.Н. Аптекманом совпал с отпуском Макаренко. Но отпуска обычно заканчиваются, закончился он и у Александра Михайловича.

     И вот однажды, накопив большое количество причин для скандала, он не выдержал. Действительно,  он поручает и поручает мне подготовить документы, терпеливо ждёт несколько дней,  когда я приду к нему «на поклон», а я не появляюсь...

     Время для скандала было выбрано профессионально. В комнате, кроме аборигенов находились трое представителей отраслевого института, в т.ч. заместитель директора.
     И на меня обрушилось... Я такой-сякой, безответственный лодырь и т.д. и т.п.:
     - Где письма и документы, которые я приказал тебе срочно подготовить и направить в адреса?!
     - Всё давно подписано руководством и отправлено.
     - Почему мне не показал?!
     - Вы же сказали – срочно, я и сделал срочно, а если хотите прочесть, то  в Первом отделе есть копия. 
     - Ты где работаешь?
     - В Миноборонпроме.
     - В чьём отделе?!
     - Вы хотите услышать, что в вашем? Нет, Александр Михайлович, отделы в министерстве ещё не раздают в частную собственность.
     Что же касается того, почему не показал его Вам, то в прошлый раз, когда я к вам подошёл, вы, непонятно  за что, меня, как и сейчас обругали, и я решил больше вас не отвлекать по пустякам…

     Он достал носовой платок, а я как интеллигентный человек постарался поскорее выйти из комнаты, чтобы не мешать ему высморкаться и собраться с мыслями для ответа.

     На следующий день состоялось открытое партийное собрание – вопрос на месте.
     Парторг главка пригласил меня лично.

     Пришёл.  Народу в кабинет начальника главка набилось много, было   душно.    
     Рассматривались в основном производственные вопросы.
     Я обосновался практически за шкафом и ничего не брал в голову. Из полудремотного состояния меня вывело упоминание моей фамилии.
     Спрашиваю соседа: « Чего это обо мне вспомнили?».
     Ответ меня ошарашил: « Макаренко сейчас будет что-то о тебе говорить».

     К столу президиума вышел Макаренко и объявил, что он отказывается со мною работать - я такой-сякой...!
     Место ведущего самого крупного КБ отрасли должен занимать очень подготовленный, опытный и исполнительный человек и т.д. и т.п. , и он абсолютно уверен, что  со мною знаменитое ленинградское ОКБТ не сможет нормально функционировать.

     Честно говоря, я растерялся. Как себя вести в такой ситуации? Доказывать партсобранию, что я не «верблюд», а хороший и исполнительный?
     Чего «выкинул» скотина! Когда я был пацаном, это у нас в Питере называлось – собрать кодлу и сыграть облом!
 
     Война - так война! Я встал...

     Однако, неожиданно ситуация  закрутилась в другую сторону.
     Производственники, все, как один, встали на мою защиту, их поддержали технологи, плановики и снабженцы. А начальница Первого отдела поведала, что руководители Министерства направляют мне напрямую для исполнения очень важные письма, в том числе с грифом "ОВ".
 
     Скандал!
     Я был форменно ошарашен от обилия добрых слов, высказанных в мой адрес.
     Председатель собрания отставной генерал Чиков кое-как утихомирил разбушевавшихся и объявил, что Макаренко не прав и продолжать собрание не имеет смысла.

     «Акела» промахнулся, но не успокоился - он просто сменил тактику.
     Видимо, посоветовавшись с начальником Главка Н.А. Кучеренко, и получив кое-какую информацию, после некоторой паузы начал очередное «наступление».
     На этот раз он отказался от массированного наступления и применил что-то среднее между тактиками партизан  и  Аль-Каиды.

     Начал же с того, что полностью прекратил со мной словесный контакт и стал общаться при помощи листиков из записной книжки, передаваемых мне через работников Первого отдела.
     Все послания начинались ласково – «т.Мироненко Ю.М.».  В этих посланиях, а их в течение месяца-двух у меня накопилось довольно много, мне «следовало взять на себя» практически все провальные ОКР, ранее «числившиеся» за «квадратными».

     Фото одного из них ( по системе С-300В) приложено к этому рассказу.

     Видимо, когда он сочинял это послание на душе было неспокойно. Рука дрожала. И давая поручения двоим:  Щербакову – передать, а Мироненко - взять, адресовал сие только одному – мне, забыв про Щербакова.

     Учитывая, что до конца года было всего два месяца, а за срыв сроков, установленных Правительством, полагалось наказание ,  мне оставалось или попасть вместо моих коллег «под раздачу» или  как-то «увернуться».

     Я решил пока не скандалить , а просто более рационально использовать имеющееся  в моём распоряжении  время.
     А время – это субстанция очень даже материальная. При бережном отношении к нему можно получить хорошие результаты. 

     И я стал получать!  Первым это подметил начальник ГУОР А.И. Чубаренко.

     Не помню уже на какой очередной проверке выполнения  ОКР  Макаренко, притащившему в ГУОР весь наш коллектив, пришлось практически по всем вопросам указывать пальцем на меня.
     Мне  же, на удивление собравшихся,  удалось нормально доложить по всей тематике и ответить на все вопросы.

     В конце совещания Чубаренко неожиданно жёстко обратился к Макаренко:
- Александр Михайлович, с сегодняшнего дня на следующие доклады приходите только с Юрием Михайловичем. Он будет докладывать по основным темам, а вы по оставшейся мелочёвке. Остальных работников вашего отдела я освобождаю от присутствия здесь…, пускай лучше сосредоточатся на выполнении своих прямых обязанностей.

     Не прошло и месяца, как начальника нашего Главка Н.А.Кучеренко освободили от занимаемой должности за провал работ в Харьковских КБ.

     Осиротевшая «Аль-Каида», прекратив свою террористическую деятельность, робко стала демонстрировать краешек белого флага. 
     Это выразилось в том, что со мною начали здороваться и даже обращаться с серьёзными вопросами типа: «Юрий Михайлович, вы знаете, что уже выдают зарплату?».

     Фиг его знает, или коллеги стали «округляться», или я начал приобретать квадратные формы…

     Неумолимо надвигался 1969 год.  До выхода на пенсию всего 35 лет – пустячок.

     Что же касается системы С-300В, которую я «безропотно» получил от «очень загруженного»  Щербакова, то ей придётся посвятить отдельный рассказик.

     Для начала я в раздел " Иллюстрации и фото к опубликованному "прикладываю фото некоторых машин. http://www.proza.ru/2016/03/25/98

     В них есть частички моей жизни и здоровья, которые в настоящее время мне бы очень пригодились.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.