Долина. Глава 2. Виктория

Ванька сегодня не ночевал дома. На улице блондит.  Лето началось, тепло, он и не ночует дома поэтому.

Так я и думала: Ванька сидит на лавке возле нашего подъезда. С ним ещё Максимка Толмачёв.

- Ванька, ты почему дома не был? Только на меня мать все утро орет.
- А ты пинаешься ночью,- отвечает  Ванька, - и матрас воняет.
- Ванечка, я не виновата. Я не хочу, так получается. Я не буду больше. А к нам тётя Оля вчера приходила, сосиски давала. Может и сегодня придет.
- А у тебя точно есть дом? – спрашивает Максимка Толмачев Ванечку.
- А ты думал Ванька бездомный? Бомж какой-нибудь? – смеюсь я.
- Ви-ка! –  Ванька кричит Вику Марычеву, не обращая внимания ни на меня, ни на Максимку. Ему Вика нравится. Они гуляют часто вместе. Он к ним в гости ходит.
Вика, с мамой и бабушкой, живет в нашем подъезде. Вике шесть лет.  Они с Ванькой дружат. Я тоже дружу, но Ванька больше. Он к ним кормиться бегает иногда или прятаться от пьяного папки… или мамки… Я к Марычевым редко хожу. Мне кажется, Вика врушка. Все у неё хорошо как-то. Дома чисто и игрушек полно. Она их отдает, как будто надоели. А как они надоесть могут? Врет!
- Я кашу жду, - кричит Вика в открытое окно. – Заходи ко мне.
- Не, я тут подожду, - оглядывается на нас Ванька.

Мы ещё посидели. Максимка с Ванькой покатались на тягах-перетягах.


Наконец, видно благополучно закончив с кашей, Вика выходит на улицу.

- Привет, Марычева! Чего вырядилась? Как попадья на пасху? –  умничает Ванек.
- Почему, как попадья? –  удивляется  Вика.
- Почему-почему, потому что! – злится Ванька.  Не знает, поди, сам-то, кто такая попадья, а злится ещё и потому, что голодный. Он всегда с утра голодный. А кашу есть не пошел, потому что…потому что… ну, потому и всё!

Марычева, правда, сегодня нарядная. В красивом платье белом, в красный горох, с белым бантом, в белых гольфах и красных сандаликах.

- Я уезжаю завтра, - говорит Вика.
- Уже?

Вика переезжает в другой район. Ванька уж месяц по этому поводу переживает. И сейчас вон  загрустил, и, возможно, продолжил бы тему о Викином отъезде, но в этот момент, как заурчит его живот и Ванька говорит:

- Всё! Побежали!
- Куда? – спрашиваю я. Ванька не отвечает. Вредина! Он вообще малоговорливый какой-то…

Бежим. Молчим. Опять этот Ванька чего-то удумал! Суматошный!
 
- Ваня, а куда бежим-то? – спрашивает Максимка, едва поспевая за нами.
- К мусорке, куда же ещё, - деловито отвечает Ваня и переходит на шаг.
- А зачем нам к мусорке? – не унимается Максимка.
- Узнаешь! Скажи лучше, ты зиму больше любишь или лето?
- Зиму люблю, - отвечает Максим. Поди про подарок новогодний вспомнил, вот и любит он зиму.
 – Тебе сколько лет? – снова спрашивает Ваня.
-  Вот столько, - загибает четыре пальца, Максим.
- Мал ещё. Мне вот шесть уже. Я, Максимка, лето люблю, больше, чем зиму. Ну, когда дождик только не люблю. А жарко если, люблю.
- Почему?
- Почему-почему…  домой  ночевать можно не ходить, потому что.
- М-м…А зачем дома не ночевать?
- Вырастешь – узнаешь!
- А тебе не холодно? – не унимается Максим.
- Холодно – это, если вон на лавке спать. Так только дурачки спят, да дядьки пьяные. Ты бы вот улегся, потому что глупый. В беседке или под машиной спать ещё теплее, чем дома! Машин только в нашем районе мало. Я когда вырасту, куплю себе машину, большую…не, не очень большую…даже маленькую скорее. Маленькую-то быстрее от мотора нагреть, ясное дело. Куплю маленькую машину и буду в ней жить. А есть можно и из мусорки.

Я знаю, что Ванька роется в баках. Но Максимка только в этом году к нам прибился, не понимает и удивляется.
Ванька разъясняет:
- Я все-то подряд не ем. Ну, так, чё…бывает.  Когда живот журчит, как сейчас , - крутит руками.- …Больно…даже. Тогда можно.
- Чего  к нам не зашел? – возмущается Вика, - мама кашу манную сварила, зашли бы поели.

Ванька ничего не ответил, только рукой махнул.

- А ещё, мелкий, - вновь обращается к Максиму, - бывает, кто-нибудь даст чего-нибудь. К церкви можно пойти, если праздники какие. Но, там мамка с папкой караулят…А я зажуливаю всё равно. На Троицу сто рублей припрятал, - улыбается довольно Ванька. (Жук он,  всё-таки. Мне ничего не сказал! Куда дел, интересно?) - Пришли.

Рядом с одним из баков лежит большой осколок бетонной плиты, на нем камень. Бомжи  притащили для удобства. Ванька карабкается на камень и зависает возле края бака. Ой, как похож на рыжего кота из барака, в котором Толмачёвы живут! Хи-хи-хи… В баке полно мусора. Картофельные очистки, туфля, бутылки из-под водки, ещё что-то несъедобное…черный пакет, с нарисованной на нем викторией.

-О! -восклицает Ваня, -  Я пробовал эту ягоду в прошлом году. Вика, помнишь, ты давала? Эх, и вкусная! Я бы всю жизнь её ел! Слышь,  а вдруг она там?
- Кто? – спрашивает Вика.
- Ягода, кто же ещё? В пакете? Должна быть! Иначе, отчего бы такой пакет покупать. Пакет купили, а ягоды нет? Этого не может быть. Мне бы только достать . Далеко лежит пакет-то, видать специально закинули, могут вернуться за ним. Надо скорее достать, пока не вернулись.

Прыг с камня на плиту, прыг с плиты на землю. Ищем палку теперь все, как дурачки какие...

- Не то…Мала будет…эта тоже… Вот! Подойдет!

Ванька взлетает к краю бака и ловко подтягивает  желанный пакет.

- Мусор какой-то. Кому только в голову пришло, в такой красивый пакет мусор класть. Много все-таки люди едят, а выбрасывают всё вонючее. Вот они! Листики от ягод тех.

Мы стоим тихо-тихо. У Ваньки губы дрожат, как будто его только что предали:
- Уж весь пакет вытряхнул!! Где виктория-то?! М-м?

Спускается на землю… к баку прислонился… плачет..

- Я вчера крысу видел, - нарушает тишину  Ванька, – за баком. Я шорох сначала услыхал. За бак глянул, смотрю – сидит, толстуха. Одна и та же ходит. Наглая такая, толстая и хвост у неё длинный-длинный и лысый. Так вот, сидит, а недалеко от неё кусок белого хлеба. Крыса меня заметила, но не ушла. Говорю ж, наглая.  А кусок большой, полбуханки почти, белого…плесень-то с бочку только. Ну, я приноровился, хвать!  Вообще  нормальный хлеб был!
- А я вчера макароны ел, - говорит Максим, - сегодня бы тоже поел, только дядя Витя встал злой.
- Это поэтому, ты в трусах одних? – смеется Ванька.
- Угу.
- Вот, ей-ей глупый! Одежду надо всегда ближе к выходу класть. Ворона! Так вот, - продолжает Ваня, - хорошо увидел вовремя, крысу-то. Эта толстуха забрала бы хлеб, проворонь я немножко.

Не обнаружив ничего съестного возле мусорок, мы ушли … ни соли, ни хлебавши!

Уселись на лавку, недалеко от баков и стали смотреть на облака.
- О! Смотри, Максимка, как облако на медведя похоже. А сейчас - на подушку.
- У-гу. И на молоко.
- Вон, заяц с ухом!
- Где?
- Вон-вон… От подушки маленько в стороне…
- Не вижу…
- Да вон же… Эх, пока ты искал, уж оторвалось ухо-то… Куплю машину и викторию! – вздыхает Ваня.  - Вик, а у тебя виктории нет?... Случайно?
- Не-а. Ну, мамка если купит, я тебе дам. Только она может и не купит. У неё начальник на работе осабачил, как-то, что-ли, я не поняла, кароч: денег не платит… давно.
Тут Максимка, засмотревшись на облака, падает с лавки. Мы смеёмся, конечно.
- Я так и хотел! – хмурит брови Толмачев и, важно скрестив руки на пузике, продолжает сидеть рядом с лавкой.
- А, нет, не осабачил, озверел просто, начальник-то, – вспоминает Вика. - Пойдемте к дому, что ли?

И мы пошли: я, Вика в красивом платье горохом, Ванька в трико и футболке и Максимка в трусах. Ванька прав – маленький Толмачев ещё, подрастет – научится быстро хватать нужную одежду. Это сейчас жарко, а зимой-то, тоже бегают.

Незаметно пройти мимо нашего подъезда не получилось.

- Катька! А ну, быстро домой! С Жанкой, кто сидеть будет? Я, что ли?
- Иду. – Отвечаю я мамке.  Чего спорить-то. Хуже только будет.

Продолжение: http://www.proza.ru/2016/04/03/1776


Рецензии
Здравствуйте, Татьяна!

Даже руки похолодели, пока читала эти главы. Ужас какой! Будто попала в другой мир, в иное измерение или в другое время... Так нет же, понимаю, что это - реальность. За детей страшно очень...

Как преподаватель, сталкивалась с разными семьями, да и не только по работе бывала в разных соц. условиях. И некоторые казались запредельно ужасающими. Теперь ясно понимаю, что только казались, и с ужасающим я еще не встречалась.

Татьяна, ценю Ваше намерение, душевный порыв обратить внимание на эту сторону жизни посредством своего произведения. Спасибо Вам!
С теплом и сопереживанием,
Елена

Елена Петелина   12.10.2016 19:34     Заявить о нарушении
Добрый вечер, Елена! Очень признательна Вам за этот отзыв. Не все понимают, насколько ужасно положение с неблагополучными семьями. Это болото, из которого почти никому из деток не удается выбраться. Они взрослеют и повторяют судьбу своих родителей, не умея и не хотя, зачастую, жить по-другому. И ведь в большинстве своём это многодетные семьи. Не вижу выхода. Рожать не запретишь.

С добром,

Таня Успешная   12.10.2016 21:22   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.