Детям о Екатерине II

Екатерина II была великой русской царицей.
И это большая загадка русской истории. Потому что была еще одна царица Екатерина. У нее был первый номер. Но она не была великой.
Это говорит о том, что не номер красит человека.
Царь под номером один может быть так себе царем.
Еще одна большая загадка нашей истории заключается в том, что великие русские были нерусские. И Екатерина II тоже была нерусской.
В России всегда ценили немецкое качество. Поэтому Екатерину привезли из Германии, чтобы выдать замуж за будущего русского царя. Но поначалу все даже расстроились, когда ее увидели. Была она из захудалого королевства, из приданого пару драных перчаток привезла и горшок. «Ладно, - решили русские придворные, - нашему придурку и такая годится. А эту подкормить надо, а то совсем отощала в своей Германии». Придурком они называли жениха и будущего царя Петра под каким-то не первым номером.
И первым делом Екатерину накормили. Принесли чугунок щей наваристых, чтоб ложка стояла, сметанки, пирогов с вязигой, стерлядки, само собой, водочки выпить заставили… А к концу обеда она уже пела вместе со всеми: «Ой, мороз, мороз…»  А потом показали ей карту, чтоб знала, чем править-то придется. Она сначала на Россию посмотрела, потом на королевство, из которого приехала, сравнила – и даже испугалась. «Дас ист фантастиш», - прошептала она, схватившись за сердце. «Нормально, - успокоили ее. – Это с первого раза страшно. А потом пообыкнешь, еще захочешь». Так оно и случилось. Екатерина, когда царицей стала, как увидит землю бесхозную, так сразу ее и присоединит. «Эту привычку к гоп-стопу державному нам бы не худо с тобой перенять», как сказал поэт. И его пророчество сбылось.
Сначала она пошла в русскую церковь и вышла замуж.  В церкви ей понравилось, а замужем нет. И она стала думать, как ей выйти из замужа. Ничего не придумала, но ей русские гвардейцы помогли. Потому что они ее за муки полюбили, а она их за состраданье к ним. «Не кручинься, матушка, - сказали ей гвардейцы. – Это дело поправимое». И царь Петр под непонятным номером немедленно умер от непонятной, но всех устроившей болезни. Кажется, ночью о чью-то шпагу споткнулся, когда по нужде шел. С тех пор эту болезнь так и зовут: смертельный спотыкач.  И всем сразу как-то легче стало.
Екатерина очень полюбила Россию и русских за такое хорошее к ней отношение. И сначала даже хотела какую-нибудь конституцию написать. Но ее отговорили. «Матушка, - сказали ей добрые люди, - ты сама подумай: где мы, где конституция?  Это для какой-нибудь Англии хорошо или Голландии, где плюнуть некуда. Там до ветру вышел - в какую-нибудь границу уперся. А у нас?» А тут как раз пугачевский бунт начался. Казак Пугачев себя Петром под непонятным номером объявил. Он говорил: я – царь Петр, я не умер, а бежал, потому что меня убить хотели. А хотели меня убить за то, что я народу волю хотел дать. И народ был весь за Пугачева. Очень народу воли хотелось. А зачем, он и сам не знал. Спросят, бывало, у народа: «Зачем тебе воля?» –  «Чтоб как ветер в степу, чтоб душа пела!» - отвечал народ и светлел лицом. – «А работать?» – При этом вопросе народ лицом темнел и отвечал неразборчиво: «Будя…  кровушки народной… Ужо ишшо намедни заколдобится!» После бунта Екатерина окончательно поняла, что Россия не Европа.
Потому что в Европе все по правилам и законам:
1. Чтобы хорошо жить, надо хорошо работать.
2. Чтобы хорошо работать, человеку нужна свобода.
3. Чтобы человек хотел свободы, он должен себя уважать.
4. Чтобы человек себя уважал, он должен уважать других.
5. Воровать нехорошо.
В России эти законы не действовали. Потому что не по-христиански все это, с демократической гнильцой и мерзостью индивидуализма. Православных прям тошнит от такой жизни.
К счастью,  Екатерина русскую душу постигла, никаких реформ не проводила, кроме одной – картофель сеять приказала. И заслужила за это народную любовь.
А с воровством она решила так: воруй, но честно. Потому что в правде Бог.
Но Европа все-таки как заноза в глазу сидела. И терпежу нет, и вытаскивать больно. Выхода было два: присоединить Россию к Европе или Европу к России. Второй вариант был проще.
И в это время к ней пришла большая и светлая любовь до гроба. И потом приходила еще несколько раз.
И стала Екатерина простой русской бабой из немецкой провинции. Как и все русские бабы, провожала своих любимых на войну или в баню, стоя на крыльце с платочком. Русские бабы при этом говорили любимому таковы слова: «Много-то не пей! И на других баб не заглядывайся! Вернешься – глаза-то бесстыжие выцарапаю!» И Екатерина тоже: «Много-то не воруй! И на графинь чужих не заглядывайся! Вернешься – в Сибирь отправлю! Губернатором свой срок мотать будешь».
Особенно большое чувство связывало Екатерину с Григорием Потемкиным. И, как простая русская баба, она хотела, чтоб он ее жалел. Потому что любовь по-русски – это страсть огневая и жалость сердечная. Входит, например, Потемкин в кабинет Екатерины, а она, пригорюнившись, сидит, и слезы на какой-нибудь смертный приговор капают. «Катюш, - ласково спрашивает ее Потемкин, - ты это… съела чего?» - «Ах, Гришенька, - отвечает императрица. – Это так, дело женское, царское. Ох, тошнехонько мне, сиротинушке, виноградье во садике вызрело, да склюют его вороны хищные…» – Но Потемкин смотрит на нее во все свои единственные глаза, и очень ему ее жалко. «Кать, - говорит он, - я человек простой, я этой сумароковщины не понимаю,  ты скажи, чего надо. Я из-под земли достану».
И Екатерина говорит слабым голосом, но понятным языком: «Доктор говорит: хворь у меня женская - черная меланхолия от жестокой любви. Лечиться, говорит, надо, климат поменять, фрукты, говорит, море... В Крым, говорит, ехать надо». – Потемкин осторожно так отвечает: «Да ведь, матушка, Крым-то… Он не наш… Может, в Италию какую?» - Тут Екатерина зарыдала, головку бесталанную на ручки белые уронила, вдругорядь запричитала о судьбе своей несчастной. Вздохнул Потемкин и вышел. А через месяц, глядишь, и Крым чей надо, и Екатерина в Крым едет, и гораздо ей веселее.  Солнышко светит южное, степи кругом привольные, а вдоль столбовой дороженьки села богатые. И в каждом встречают Екатерину добрые поселяне в праздничной одежке, песни заздравные поют, подносят матушке-царице хлеб-соль, щи-кащу, водку-селедку, фрукты-овощи, хаммон-моцареллу, бананы-ананасы, чай-кофе – то есть все, чем издавна богата наша теперь русская земля.
И потому Екатерину зовут не по номеру, а попросту, по-русски: Великой.
И рейтинг у нее до сих пор зашкаливает.


Рецензии
Интересное изложение сказки)))

Илона Карпович   23.05.2016 12:52     Заявить о нарушении