Экст. отпуск. Этап 3 Кисловодск - Владикавказ

      
                (начало  http://www.proza.ru/2016/05/21/1263 )

     Вечером  Виктор мрачно заявил, что моё блестящее вознесение на Лермонтовскую скалу и не менее эффектное приземление навело его на мысль, что  пора покидать Кисловодск со всеми его окрестностями...
     А утром следующего дня поделился с нами очередной новостью:
     - Братцы, у меня же есть ещё одна тётя – в Тбилиси! Жмём на Владикавказ! От него по Военно-грузинской дороге до Тбилиси  всего  пару  сотен.  Вперёд?   А?  .
               
     И опять – в четвёртый раз за несколько дней. через  Пятигорск.. 
Но на этот раз в сторону Владикавказа.
     Витьки, как всегда изображали авангард, несясь по середине шоссе, а я скромно висел у них на хвосте, как принято у велосипедистов-шоссейников.

     Баксан и Чегем миновали без происшествий, но где-то на горном и узком участке перед Нальчиком мне сзади посигналил таксист.
     Я, помахав ему рукой, вежливо уступил дорогу, он  тоже сделал дружелюбный жест. 

     А вот с Витьками ему пришлось повздорить – они  решили похвастаться новенькими "Жигулями" и прибавили скорость.
     Коренной кавказец, выжав всё, что мог из своей «Волги», пошёл на обгон с жёсткой подрезкой.
     Находясь от них в 10 метрах я заметил, что таксёр и Витя успели о чём-то поговорить.
     Разговор кончился тем, что «Волга» подставилась под «Жигули», и Виктору  ничего не оставалось, как умудриться отвернуть и остановиться.
     Впереди в нескольких метрах тормознул и кавказец.

     Яшин со Смирновым выскочили из машины и бросились к нему. Он тоже выскочил.
     Когда расстояние между ними сократилось до двух метров таксист выбросил вперёд правую руку со здоровенным кинжалом.
     Пришлось вмешаться.
     Вклинившись между ними, я кое-как уговорил таксёра опустить кинжал и «словом» с применением силы  загнал своих друзей в машину.
     Кавказец оказался вспыльчивым, но достаточно умным мужиком, так что всё кончилось без кровопролития.

     Во Владикавказ мы приехали, когда стало темнеть.
     Прохожие посоветовали нам остановиться в отеле «Дарьял», расположенном на выезде из города у «истока»  Военно-грузинской дороги.

     Администрацию отеля олицетворяла одна единственная дама «кавказской национальности» необъятных размеров и убежденности в своём всевластии внутри данного отеля.

     «Дарьял» был абсолютно пустой, так что мы своим пребыванием « до утра» особых интересов для неё не представляли.
     Тем не менее она довольно быстро обслужила двух Викторов и выдала ключ в двухместный номер.
     Настала  наша с Наташей очередь и  вот тут-то и началось…
     Наташа, порывшись в сумочке, не обнаружила в ней своего паспорта, а порывшись в памяти, вспомнила, что брать его и не собиралась…
     Не знаю, как в странах западной демократии, но у нас в СССР дамочек, не достигших 30-летнего возраста без паспорта да ещё с тремя 40-летними мужиками дальше порога в гостиницы не пускали.

     Скандалить было бесполезно и мы стали искать консенсус.

     Администратор, выслушав десятка два наших «вариантов», смилостивилась и предложила свой.
     Он заключался в том, что «поселить» Наташу можно только с письменного разрешения начальника милиции города Владикавказа, других вариантов, кроме возвращения в Москву за паспортом – нет!

     Нет так нет, поехали искать начальника милиции.
     С большим трудом в полутёмном незнакомом городе нашли «главную» милицию и, оставив машины у  её входа, проникли внутрь.

     В столь позднее время (в 22.30), когда все нормальные владикавказцы, включая начальника милиции, спали, ночной штат этой организации капитан и сержант - бодрствовали.
     Оба были заняты борьбой с ночной преступностью.
     Капитан, похожий на молодого Кикабидзе, с задумчивым видом сидел за столом, отгороженным от посетителей «прилавком», а сержант в другом конце приёмной заведовал телефонным аппаратом. 
     Принимая сообщения с мест событий, он через всю комнату докладывал их краткое содержание начальнику, а тот, почмокав губами принимал решение.
     Когда мы подошли к «прилавку», сержант докладывал:
     - Товарищ начальник, на Карла Маркса большая драка! Тех человек 6 и этих человек 8.     Кубалов просит вашей помощи. Ему одному с ними не справиться.
     - Скажи, что я сейчас одену фуражку и побегу помогать! Он же знает, что я очень занят! Пускай сам принимает меры! Детский сад, понимаешь..
     Сержант передал звонившему приказ начальника и повесил трубку.

     Оценив обстановку, я обращаюсь к капитану:
     - Товарищ начальник, разрешите обратиться с большой просьбой ( на всякий случай вежливо демонстрирую ему красную корочку своего удостоверения с Гербом СССР).
     - Слушаю вас (вежливо отзывается начальник).
Объясняю ему создавшуюся ситуацию и прошу, чтобы он написал соответствующее указание хозяйке «Дарьяла».
     - И что я должен написать?
     - Всего несколько слов, что она ( я показал на Наташу пальцем) моя жена.  Этого вполне достаточно. Поставьте Вашу подпись, печать и все дела.
 
     Наш разговор прерывает очередной звонок и доклад сержанта о драке на Хетагурова.
     Начальник кричит сержанту, чтобы он не отвлекал его по пустякам, оборачивается ко мне и переспрашивает, что он должен написать. Я не успеваю открыть рот, как раздаётся очередной звонок, после чего сержант с криком выбегает на улицу.
     Через несколько секунд он возвращается:
     - Товарищ начальник на нашей улице очень большая драка! Что делать?
     - Закрой дверь на замок. Видишь, я с человеком решаю вопрос!
     Сержант побежал закрывать дверь.
     Витьки бросились за ним – там же стоят наши машины! 

     Капитан достал лист бумаги, повертел его в руке и задал мне очередной вопрос:
     - А почему это разрешение должен давать я?
     - А кто же ещё может его дать! Только Вы! Кто сейчас в городе самый главный начальник? Вы самый главный начальник! Все сейчас спят, а Вы один работаете на этой ответственной должности! И печать у Вас есть! Так что никто, кроме Вас, во Владикавказе ни один вопрос решить не может!   Я правильно говорю?
     - Вроде бы, да……
     - У нас в Москве тоже есть должность «ночного министра». Жизнь у нас с Вами такая…

     Он вздохнул, положил бумагу на стол, взял ручку и написал три слова: « Она его жена».  Затем посмотрел на потолок расписался и поставил печать.

     Узнав, что завтра утром мы едем «по делам» в Тбилиси, посоветовал оставить здесь машины и слетать туда самолётом, т.к на Военно-грузинской дороге хулиганят – стреляют с гор по машинам…
      Мы его "сердечно" поблагодарили и  через несколько минут были в «Дарьяле». 

     Администратор, увидев бланк милиции и печать, сказала нам, что она ни капли не сомневалась, что вопрос разрешится, и приобщила милицейский документ к каким-то бумагам.

     Тут-то у меня  и родилась мысль – надо эту уникальную бумагу привезти в Москву – такого там ещё не видели!
     Это же самое настоящее  "брачное свидетельство", выданное нам Владикавказской милицией!
     Его надо немедленно «обмыть» в придарьяльском  кабаке!

     Но не тут-то было – тётя наотрез отказалась мне его дать, ведь это «важный»  документ, и он должен быть подшит в журнал «приезжающих».

     После долгих уговоров она всё же согласилась выдать его мне «до утра» под залог. Залогом должно  послужить моё удостоверение.
     Делать нечего – под залог, так под залог, главное – у нас есть что «обмывать»!
     Обмыли…
     Поспав часа два, разбудили «администрацию», и обменяв «свидетельство о браке» на министерское удостоверение, покинули гостеприимный отель.

     Часы показывали ровно 4 утра – время, когда все должны спать, в том числе и местные снайперы. Однако солнце уже появилось.
     Перед отъездом я  сделал всего три фотографии своих друзей, т.к. на этом закончилась плёнка.
     Остальные фотографии -  нас  на фоне гор, видов на Владикавказ и на отель «Дарьял», мы делали фотоаппаратом Виктора Смирнова.
     Поочерёдно поработав фотографами, забрались в свои авто и тронулись в сторону Тбилиси.

     Проехав километров 70, нами была обнаружена горная дорога, в стороне от которой располагалась хорошо сохранившаяся сторожевая башня. Это место мы и облюбовали для завтрака.
     Доставая из машин аккуратно упакованные Яшинской тётей продукты, Виктор Смирнов с прискорбием сообщил нам о потере фотоаппарата.
     Оказывается перед тем, как сесть в машину, он решил снять пиджак и временно положил фотик на крышу машины…
     Лучше бы он положил туда пиджак – тогда бы сохранилась уйма фотографий, а так...
 
     Оба Виктора, плотно поужинавшие всего два часа назад, попили только водички.
     Наташа тоже чего-то поклевала и пошла любоваться на природу.
     Надо сказать, что после обмывания брачного свидетельства я временно потерял способность полноценно воспринимать вкус и запах пищи. Видимо, поэтому черт и дёрнул меня съесть несколько кусков кроличьего мяса…

     Последствия содеянного мною Яшин прокомментировал просто – «ты нажрался протухшего в багажнике кролика, вот тебя и понесло…».
               

                Фото -  http://www.proza.ru/2016/05/25/937

                ( продолжение http://www.proza.ru/2016/05/28/986 )

               
 


Рецензии