Лорейн. Глава 7. 1

Назад: http://www.proza.ru/2016/06/04/761

Лорейн смотрела на шумную толпу и думала, что зря все-таки она вызвалась пойти на пресс-конференцию. До этого момента ей казалось, что за последние несколько лет люди стали поспокойнее. Хотя, может, такое столпотворение тут просто потому, что группа не с Земли, а это особенно подогревает фанатизм и любопытство. Да даже она сама поддалась этому настроению и не просто вызвалась посетить пресс-конференцию AFN, а буквально выбила себе аккредитацию. Лорейн подрабатывала в журнале о рок-музыке помимо своей основной работы. Правда, предпочитала писать отчеты на концерты и рецензии на альбомы, а не брать интервью, хотя несколько раз приходилось - у неочень известных зарубежных музыкантов. Просто она вечно не могла придумать, что можно у них спросить. Банальные вопросы задавать не хотелось, а оригинальные в голову не приходили. Вот и сейчас вопросов у нее заготовлено не было. После получения аккредитации девушка взялась все-таки за изучение информации на сайте группы, и там было так много всего, что отпали даже те вопросы, которые она придумала заранее. Ну да ладно, на пресс-конференции она же не одна. В любом случае придется писать статью, состоящую из вопросов разных людей. А после ей предстояло поехать на концерт AFN, и вот за свой отчет на шоу девушка не переживала.

Лорейн с трудом пробралась сквозь скопление фанатов и на входе столкнулась с другой проблемой: охранники не сразу поверили, что она журналист, и не хотели ее пропускать. А все потому, что надо было надеть не обтягивающие леггинсы и ремень с цепями, а брюки и пиджак, как на основную работу. А в таком виде она действительно больше на фанатку похожа, чем на серьезного человека, способного общаться с охранниками на равных. Но вскоре пропуск все же выдали, и девушка прошла внутрь здания. Конференц-зал оказался еще закрыт, и перед ним стояла другая толпа – на этот раз журналистов. И зачем только ей понадобилась эта аккредитация? Могла бы ведь просто на концерт сходить и не ехать сюда за несколько часов до него. А теперь придется дважды давиться в толпе – здесь и еще раз на концерте. Девушка аккуратно просочилась сквозь все это сборище и встала у самых дверей. Опыт проникновения мимо людей в труднодоступные места у нее был богатый – не один десяток рок-концертов позади, а первые песни она предпочитала наблюдать из самой гущи, чтобы рассмотреть выступающих вблизи. Да и ее небольшие размеры позволяли просачиваться между людей не очень заметно и никого особо не толкая.

Лорейн прислонилась к стене рядом с входом в зал и расстроено вздохнула. Лучше бы не готовилась к пресс-конференции вообще. Потому что чем больше она читала интервью, тем меньше оставалось вопросов. Музыканты, кажется, на все возможные и невозможные вопросы уже ответили и все это выложили в интернет. А остальные наверняка будут спрашивать что-то банальное, потому что, судя по опыту других пресс-конференций, к встрече с музыкантами на самом деле мало кто готовится.

По ее впечатлению Джей, Ник и Вампир были неизменно милыми, вежливыми и улыбчивыми, Джек и Тина бывали грубоваты, а Райан производил непонятное, двоякое впечатление: то тоже казался весьма милым и простым, то вдруг откуда-то появлялись высокомерие и пафос, которые снова сменялись широкими и, вроде бы, вполне искренними улыбками. Это все интриговало, так что на него Лорейн было особенно интересно посмотреть. И не только она одна обратила внимание на этот калейдоскоп эмоций, который он демонстрировал в интервью. Когда музыканта однажды спросили, какой он в реальной жизни, тот посмеялся и сказал, что почти всегда так кривляется, если не занят чем-то серьезным, и что все это настоящее, просто такой уж он «разнообразный». Лорейн сомневалась, что с таким «разнообразным» можно все время находиться рядом и, возможно, остальные музыканты просто терпят его в группе, а вне музыкальной деятельности не проводят с ним много времени. Но это все были просто ее домыслы. Потому что на вопрос, как им удалось продержаться больше ста лет в одной группе, не меняя состава, музыканты всегда заявляли, что они друзья и никакие творческие и финансовые разногласия не могут встать между ними, потому что они выше музыкального бизнеса: они не зависят от студий звукозаписи, и могут записать и выпустить все сочиненные композиции, не заботясь о том, будет ли альбом коммерчески выгодным. Настолько полезным было наличие в группе властителей, которые могли профинансировать любой проект.

Наконец, двери открылись, и стадо журналистов буквально внесло Лорейн внутрь, чуть не уронив по дороге. Казалось бы, все они пришли сюда работать - а ведут себя не лучше бешеных фанатов. Девушке удалось занять место в первом ряду, правда не посередине, а правее – ближе к выходу. Теперь ожидать музыкантов стало намного комфортнее, а ноги стоило бы поберечь: ей еще весь концерт предстоит отстоять, точнее отпрыгать, на этих шпильках. Лорейн вскоре перестала кидать злые взгляды на окружающих людей, успокоилась и уткнулась в смартфон, чтобы чем-нибудь себя занять. И только минут через сорок однообразный гул голосов на улице сменился громкими воплями: рок-звезды явно подъехали. Наконец-то. Лорейн оторвалась от телефона и отметила, что она прямо-таки волнуется почему-то. Хотя тут было несколько десятков журналистов и от нее успешность конференции не зависела никоим образом.

График у группы был в этот день плотный, поэтому автографы раздавать они не стали, а сразу прошли в помещение. С появлением в зале первого же музыканта притихшие было репортеры тут же снова загалдели и со всех сторон засверкали вспышки фотоаппаратов. Расселись рок-звезды не сразу, минут пять постояли у длинного стола, поулыбались, попозировали. И только потом стали располагаться на своих местах. Ник и Джей заняли дальний от Лорейн конец стола, и их было почти не видно с ее места. Но больше расстроило то, что Вампира тоже не очень хорошо видно было за Райаном. Но зато хоть Райана видно было нормально. А Тина и Джек сидели практически напротив девушки. Лорейн ожидала, что вживую все эти люди будут выглядеть не столь интересно, как на экране. Но нет, все было, почти как в записях: и огромный барабанщик-панк с грубоватым лицом и трехцветным ирокезом, и зеленоглазая гитаристка с ярким макияжем и ядрено-розовым ирокезом. И бледнющий раскрашенный Вампир со своими темно-фиолетовыми локонами до талии, сверкающий латексным костюмом и переливающимися женскими стрипами до колен, и весь увешанный разнокалиберными анками и крестами. И милая и, как ни странно, скромная, улыбка Джея. И чуть ли ни дыбом стоящий глэмстерский начес Ника. И высокий, весь в черной коже, Райан, тоже бледный, с ярко блестящими черными глазами и выразительными бровями с изломом. И непомерной длины прямыми волосами. Которые он аккуратно перекинул на одно плечо, прежде чем сесть. «Это, видимо, для того, чтобы на них не сесть», - позабавилась про себя Лорейн.

Вспышки фотоаппаратов мигали все реже, голоса тоже становились тише. А Лорейн просто наблюдала за музыкантами. И тут Райан снова ее насмешил. Его взгляд остановился на бутылке питьевой воды, стоящей перед ним на столе. Несколько секунд он ее рассматривал с явным неодобрением, потом перевел взгляд на сидящего рядом Джека и выжидающе поднял брови. Джек поймал его взгляд и заржал на весь зал, потом полез куда-то под стол. Оказалось, что там лежал его рюкзак. И из этого рюкзака начали появляться бутылки с пивом. Райан удовлетворенно кивнул и принялся передавать их остальным музыкантам. Лорейн сидела, тихо посмеиваясь. Похоже, они понимают друг друга не то, что с полуслова, но даже с одного взгляда! Впрочем, взгляды у Райана очень уж выразительные.

- Вообще-то, тут запрещено распивать алкогольные напитки! – послышался голос одного из охранников.

Райан тут же оторвался от своего занятия по передаче бутылок и нашел глазами охранника, посмевшего сделать замечание:

- Простите, что? – переспросил он с непередаваемым пафосом и впился в мужчину пронзительным взглядом.

Ответа не последовало. Райан еще раз удовлетворенно кивнул и с громким характерным звуком распечатал бутылку.

Лорейн боялась задохнуться от смеха, так как громко смеяться не решалась. И тут внезапно почувствовала взгляд вокалиста на себе. Девушка сразу же замолчала, испугавшись: а вдруг он не считает свое поведение забавным и ее смех может ему не понравиться. Райан сначала окинул ее ничего не выражающим взглядом, но потом вдруг задорно ей улыбнулся. Лорейн расслабилась – все же чувство юмора у него есть. Она это давно поняла по его интервью, но в тот момент все же засомневалась.
Конференция прошла хорошо: музыканты охотно и развернуто отвечали даже на самые банальные вопросы. На самом деле, один вопрос у Лорейн все же был. Но пока она собиралась с силами, пытаясь преодолеть свою иногда внезапно появляющуюся застенчивость, ее опередили. И кто-то другой спросил Райана об этих песнях на религиозную тематику.

- Для нас это все не более чем легенды, - отвечал вокалист, - Я с легкостью могу провозгласить себя кем угодно – хоть богом, хоть сатаной. А почему бы и нет? Теоретически планеты и людей создавать я умею, а моя мать когда-то сделала это на практике. Чем не богиня? Другое дело, что для меня более увлекательно провозглашать себя дьяволом, а не богом, – с едва заметной улыбкой продолжал Райан, - Зло всегда казалось мне интереснее, чем добро. И если теперь кто-то из этих ваших религиозных фанатиков всерьез считает меня сатаной, олицетворением Зверя, предвестником апокалипсиса или чем угодно подобным, - мне это только льстит. Но главное – меня это забавляет.

Лорейн заслушалась. Она была впечатлена этими его дерзкими для землян словами. Точнее даже не словами, а тем, как он это говорил. И ведь даже в его внешности мерещилось что-то демоническое. Такой романтизированный образ дьявола: бледная кожа, впалые щеки, черные длинные волосы и – особенно – эти сверкающие черные глаза. И не боялся ведь это все тут, на Земле, высказывать. Спокойно, четко, с пренебрежительной полуулыбкой. А взгляд в этот момент у него был очень уж резкий и какой-то надменный.


Пресс-конференция пролетела быстро. Сфотографироваться с музыкантами и взять у них автографы никому не разрешили, потому что им нужно было уже спешить к стадиону, где должен был состояться концерт. Охранники образовали проход для музыкантов к дверям, отгородив их от толпы репортеров, повскакивавших со своих мест. Журналисты недовольно переговаривались, разочарованные тем, что их не пускают пофотографироваться со звездами. Музыканты тоже встали из-за стола и направились к выходу. Джек, шедший первым, дернул ручку двери, но та не открылась. Начальник охраны подскочил к нему и тоже дернул за ручку, но дверь действительно не поддавалась.

- Нас заперли! – со смехом сообщил барабанщик остальным музыкантам, стоящим позади.

Они тоже рассмеялись. Начальник извинялся и одновременно пытался выяснить, у кого из охранников ключи, но все разводили руками. Тогда он стал кому-то звонить, чтобы принесли запасные ключи и открыли зал снаружи. Журналисты столпились за спинами охранников, окруживших музыкантов кольцом. Не то, чтобы они плотно стояли – пролезть между ними можно было с легкостью, но никто не решался. Лорейн опять – впрочем, как почти всегда, - оказалась в первом ряду, сразу за охранниками, и ей отлично видно было музыкантов, которые теперь находились даже еще ближе, чем во время конференции. Они реагировали на задержку совершенно спокойно, стояли, переговариваясь друг с другом и посмеиваясь. Жаль только, что вокалист повернулся к публике спиной, общаясь с Вампиром. Зато гитарист стоял рядом с ним так, что было видно его лицо. Он широко улыбался и смеялся, обнажая удлиненные клыки, когда отвечал что-то Райану. Улыбка у него очаровательнейшая, еще раз отметила Лорейн. А, впрочем, пусть вокалист так и стоит, отвернувшись, потому что так лучше всего можно рассмотреть его густые волосы, струящиеся по спине, блестящие, переливающиеся от каждого его движения. Но Лорейн все же заставила себя оторвать взгляд от этих волос, чтобы рассмотреть музыкантов, которых ей плохо было видно во время конференции. Джей был совсем обычным, хоть и весьма симпатичным, парнем. Ник со своей почти белой начесанной шевелюрой и накрашенными ярко-голубыми глазами впечатлял куда больше.

Потом Лорейн невольно взглянула на одного из охранников – он стоял впереди нее и чуть левее. Ее взгляд притянуло то, что у него в руке был зажат пистолет. Странно. И не похоже на обычную травматику, заметила девушка. Да и травматическое оружие так и висело у него на поясе в кобуре.

Потом время для Лорейн словно замедлилось, и она наблюдала происходящее будто со стороны - как не из своего тела.

Вот охранник поднимает руку и направляет ствол пистолета в сторону музыкантов. И его голос, полный ненависти, разносится почти на весь зал, громко и очень четко:

- Исчадье ада!

Райан поворачивается в сторону восклицания, но еще не видит оружие и не понимает, что должно сейчас произойти. И, похоже, никто, кроме Лорейн, не понимает.

- Сдохни! – отчеканивает охранник.

Лорейн вдруг с визгом кидается на него со спины. Раздается оглушительный выстрел. Райан падает. Но Лорейн этого не видит, она висит на охраннике, изо всех сил сжимая его шею, как учил брат, когда объяснял некоторые приемы боевых искусств. Через секунду она вдруг слышит странный хруст, такой противный, что от него сводит зубы, - Джек оказался рядом, перехватил руку охранника, в которой тот держал оружие, и вывихнул ее. Охранник истошно орет и падает на пол. Лорейн тоже падает, так и не отпуская его. Но кто-то отцепляет ее от охранника и поднимает на ноги и удерживает, сильно сжимая предплечье. Лорейн вся дрожит от переизбытка адреналина и готова снова накинуться на охранника, чтобы продолжить его душить. И только через несколько секунд осознает, что это Тина ее держит, сжимая руку до боли. И эта боль немного приводит в чувство. Девушка переводит глаза на то место, где только что стоял Райан. Теперь он сидит или даже скорее полулежит на полу, завалившись на сидящего позади Вампира, и зажимает себе бок окровавленной рукой. Люди вокруг что-то кричат, охранники теперь стоят плотно, плечом к плечу, сдерживая толпу. Лорейн понимает, что она находится внутри круга охраны, вместе с музыкантами. Также, как и стрелявший мужчина, который воет от боли и корчится на полу, прижимая к себе сломанную руку. Джей и Ник, оба, куда-то звонят - видимо, вызывают своих с Примаберы. Во взгляде Вампира ужас и паника, но он помогает Райану сдерживать кровотечение. Райан смотрит куда-то в пол, и его губы плотно сжаты, он не позволяет себе стонать от боли. Потом он вдруг поднимает глаза и встречается взглядом с Лорейн. И взгляд у него абсолютно осмысленный. Полный боли, но не затуманенный ею. Он пристально смотрит на девушку, и в этом взгляде она читает благодарность. Но он продолжает молчать. Говорить ему, видимо, сложно. Джек, который некоторое время стоял неподвижно, вдруг склоняется к охраннику и начинает бить его головой об плиты пола. И только тогда Райан отрывает взгляд от лица Лорейн.

- Джек, не убей его! – выкрикивает все-таки Райан, - Он еще понадобится!

Джек с явным усилием воли останавливается. Рот его кривится от ярости, мышцы подрагивают от напряжения - но все же он останавливается. Мужчина теперь лежит без сознания с окровавленной головой. Джек выпрямляется и пинает ногой неподвижное тело.

- Еще минут пять и наши приедут, - сообщает дрожащим голосом Джей Райану, присаживаясь рядом, - Ты как?

- Жить буду, - сквозь зубы отвечает тот.

Лорейн хватается за руку Тины, которая все еще сжимает ее предплечье, и шипит:

- Хватит меня держать уже! Больно!

Тина тут же отпускает:

- Извини, переволновалась.

Лорейн потирает предплечье и снова смотрит на Райана. Взгляд у него уже не столь осмысленный, он все больше заваливается назад, на Вампира.

- Все, не могу, - неразборчиво произносит он, - Теряю сознание…

Тут слышится оглушительный треск. Лорейн, как и многие другие, подпрыгивает от неожиданности. Дверь срывается с петель, и в зал вбегает около десятка человек. Или больше - Лорейн не может сообразить, сколько их. Но судя по форме и модели оружия – это примаберцы. Они тут же рассредоточиваются под командованием своего руководителя: двое – к Райану, двое – к стрелявшему охраннику, часть отряда окружает музыкантов вместо землян. Другая часть начинает выводить из зала журналистов.

- Ты пойдешь с нами, - сообщает Тина Лорейн.

Та только кивает. С вами – так с вами. Сейчас вообще все равно. Адреналин схлынул, и теперь мыслить ясно не удается. Она словно во сне смотрит, как Райана укладывают на пол, разрезают его рубашку, начинают перевязывать рану. Кто-то помогает Вампиру встать, он пытается вытереть дрожащие руки, стереть с них кровь каким-то полотенцем. А Лорейн кажется, что она может упасть, ноги подкашиваются. В зале землян уже не осталось, кроме нее и стрелявшего охранника, - примаберцы всех вывели. И Лорейн без сил присаживается на ближайший стул.

- Никуда не уходи! Ты пойдешь с нами, - повторяет Тина.

Лорейн так и хочется ей ответить, что она все равно не может никуда идти, даже если б очень хотелось. Но сил говорить тоже нет.

Потом она наблюдает, как безвольное тело Райана укладывают на носилки и уносят. Потом уносят и охранника. Кто-то из этих примаберцев в форме подает ей руку и помогает встать, выводит из зала, где все так весело начиналось. Вдруг Лорейн слышит выстрелы на улице и вздрагивает.

- Что это? – спрашивает она у примаберца, который продолжает ее поддерживать под руку.

- Людей разгоняют выстрелами в воздух, - объясняет он.

На улице оказывается еще несколько десятков примаберцев – они оцепили все здание. Толпа фанатов сильно поредела. А те, кто осмелился остаться, и еще какие-то любопытные зеваки, стоят теперь в отдалении, на безопасном расстоянии. Лорейн сажают в одну из полицейских машин. Причем, примаберских полицейских машин. Никого из музыкантов она поблизости не видит. Машина трогается с места. Лорейн прикрывает глаза и потирает виски. Интересно, он бы убил Райана, если бы она на него не набросилась? Ведь выстрел был в упор… Точно убил бы.

Лорейн понимает, что машина двигается как-то странно, открывает глаза, смотрит в окно. Земля оказывается далеко внизу. Так значит, это аэромобиль… Вообще-то, примаберцам при посещении Земли запрещено перемещаться в аэромобилях по воздуху, но сейчас они это правило нарушают: ситуация того требует.

Лорейн чувствует себя совершенно опустошенной, и первый полет на аэромобиле не вызывает никаких эмоций. Совсем. И даже нет сил спросить, зачем ее взяли с собой. Только теперь она понимает, что напугана тем, что произошло. И хорошо, что страх пришел только сейчас, иначе она не осмелилась бы накинуться на охранника.

Продолжение: http://www.proza.ru/2016/06/18/1629


Рецензии
Прочитала с удовольствием, хотелось бы продолжения.

Ольга65   06.08.2017 13:59     Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.