Прими, Михалыч, должно помочь

    
     Конец июля 1970 года.
     Неожиданно поступает предложение идти в отпуск, т.к. мои начальники, начиная с конца августа решили брать отпуска один за другим.
     Опосля ничего не светит - начнётся битва за выполнение годового плана.

     Незамедлительно созваниваюсь с руководством Кировского завода и прошу срочно выгнать в отпуск моего друга Виктора Ивановича Яшина - отдыхать так отдыхать.
     Оба мы были ребята мобильные, так что через день он с женой на машине прибыл в Москву, а вечером следующего дня мы на двух машинах уже подъезжали к Киеву.
     Конечной целью нашего путешествия была Одесса, вернее малонаселённое место на берегу моря недалеко от неё.

     У нас были две палатки, бензопечки для приготовления пищи, мешок с посудой, кастрюлями, сковородками и прочим.
     Прихватили мы ещё пару мешков с картошкой, около 30 больших банок тушёнки и рыболовные снасти.
     Для пяти человек этого обычно хватало, как подспорье, дней на 25.

     Учитывая, что в СССР самой твёрдой валютой являлась водка, то в наших авто всегда, куда бы мы не ехали, хранилось по две бутылки «Московской».
     Это «НЗ» предназначалось для решения вопросов в различных непредвиденных обстоятельствах, в том числе и для общения с представителями ГАИ.
     Действовало оно безотказно, особенно поздним вечером и ночью.   
     На этот раз, чтобы не «переплачивать», я взял 4 «четвертинки».

     В Одессе мы бывали неоднократно, поэтому город нас не интересовал.
     Нам нужно было Чёрное море. И не бедное морской фауной Кавказское побережье, а Одесско-Крымская его часть с бычками, креветками, скумбрией и пр.

     Опуская приключения на участке Киев – Одесса, докладываю, что 1 августа мы, проехав Одессу с её пылью и грязными лиманами, направились в сторону Николаева.

     Выезжая из посёлка Сычавка, влево от дороги, обратили внимание на огромный сад и решили туда свернуть.
     Проехав метров 50 по довольно широкой дорожке, я упёрся в нЕчто.
     Такого, да ещё в начале августа я никогда не видел.

     На огромных, выше 5 метров деревьях, свешивались невероятно крупные темно-красные вишни.
     Чтобы до них добраться нужна была очень высокая лестница или надо было расстилать на земле полотнище и трясти деревья.
     Пинок в соседнее дерево вызвал такую ягодную бомбёжку, что наши пассажиры завизжали от восторга.

     Неожиданно сзади раздался громкий и хриплый бас: «Чаво вы здесь….!!!».
     Орало и материло нас огромное и странно одетое существо.
     Август, температура воздуха не ниже +25 в тени, а босой мужик выступает в грязных ватных штанах, ватнике и в зимней меховой шапке с опущенными «ушами».
     Мало того, у него на плече висит ружье типа берданки.

     Пришлось налаживать контакт:
     - Извини мужик, раз ты тут самый главный, разреши нам собрать немного вишни. Мы заплатим.
     - Я не мужик, а баба! Вертайте таки назад, купляйте бутылку, тогда имейте фрукт.

     Вчера вечером за четвертинку водки шофер наполнил мне бензином три канистры.
     Может быть отделаться от этой бабы четвертинкой вместо поллитровки.
     Открываю багажник, достаю и молча даю ей бутылочку. Сработало!

     Она хватает, отворачивается и, содрав с неё «бескозырку», выливает содержимое в рот.
    Затем, закусив поднятой с земли вишенкой, не оборачиваясь, поковыляла от нас в гущу деревьев.
     Набив всё, что у нас было вкуснейшей вишней, мы выехали из сада.

   Проехав с километр, обнаруживаем справа песчаную равнину, покрытую кустами, и .. море, до которого рукой подать.   Полное безлюдье – то, что надо, так что через несколько минут мы уже плескались в воде.

     Последующая разведка местности выявила в 300-ах метрах справа одинокий запертый сарайчик, рядом с которым был колодец с довольно приличной питьевой водой.
     Слева в 100 метрах речушка, а за нею в 2-х км какие-то дома.

     Таким образом мы стали обладателями целого побережья. Оставалось только огородить нашу территорию от незваных гостей кольями с натянутой на них бечёвкой, что мы и сделали.
     Рассредоточили автомобили и палатки, натянули тенты, короче говоря – обустроились.

     Пассажиры занялись своими делами и приготовлением пищи, а мы с Виктором пошли ловить бычков.
     Кратко опишу технологию ловли.
     Заходишь в воду по пояс, нагибаешься, хватаешь креветку, стадо которых буквально окружает твои ноги, рвёшь её пополам и одну из половинок насаживаешь на крючок.
     Закидываешь, и буквально через несколько секунд у тебя на крючке болтается приличный чёрный бычок.

     Ловля «на халяву» так нас захватила, что мы не вылезали из воды часа три, поймав не менее полутора сотен бычков. По предложению Вити они были развешены для завяливания на бечеву нашей изгороди.

     В «процессе» возникла цель – окружить всю нашу территорию бычками. Однако план окружения пришлось отложить – это мы почувствовали вечером.
     Три часа в одних трусах под палящим солнцем не прошли даром. Мы покраснели, как варёные раки, и покрылись пузырями.    В течение четырёх дней появление на солнце нам было противопоказано, но на пятый мы своё взяли.

     На шестой день появились рыбаки и стали проверять сети, установленные метрах в 200-ах от берега. Пока они возились с сетями, приехавший с ними повар приготовил обед, и они угостив нас скумбрией, уплыли в Одессу.

     После отъезда рыбаков началось столпотворение. Откуда не возьмись за последующие два дня понаехало штук 20 автомобилей и все с палатками. Хорошо, что мы огородили нашу территорию бычками.

     «Претензии» агрессоров отметались словами: « Со дня на день ждём приезда многочисленных друзей».

     Наступает мой первый день рождения – 9 августа ( по паспорту 20-ое См.http://www.proza.ru/2015/09/26/1251).
     Мы с Виктором берём большие авоськи и в одних цивильных трусах(с карманами) направляемся к виднеющимся вдали домам.
     Как нас проинформировали рыбаки там дома отдыха и есть продуктовые магазины. Набив авоськи съестным и выпивкой на неделю вперёд, возвращаемся в своё поместье.
     Обходим кусты и упираемся в оцепление с жёлтыми флажками, на которых надпись «заражено».

     Откуда-то появляются солдаты и тормозят нас.
     - Вы что слепые! Видите флажки! Прохода нет, поворачивайте обратно.
     - Ни хрена себе обратно! Вон наши машины! Пропустите!
     - Не положено. Приказ.
     - Кто у вас старший?
     Солдат кричит:
     - Товарищ подполковник, тут до вас просются.
     Из-за кустов появляется подполковник артиллерийских войск.

     Представляюсь, он тоже. Выясняется, что сегодня ночью умер повар рыбаков, и пока мы добирались до посёлка и болтались по магазинам, в домике рыбаков обнаружена холера.
     Теперь вся автомобильная стоянка оцеплена и в карантине на 40 дней.

     Выяснилось также, что подполковник, как и мы – ленинградец, и не против пропустить нас к машинам, но выпустить из карантина не может – «слишком много глаз и ушей».
     Единственное, что пообещал –это снабжать нас чистой водой и продуктами.
     Поблагодарив, я пригласил его, когда стемнеет, на мой день рождения.
     Командир отдал честь и сказал « Есть!».

     Вечером он пришёл не один. Второй наш гость был 78-летний врач, единственный из медиков, который помнил эпидемию «адеской халеры» в начале 20-го века. От него мы узнали, что всю «микстуру» от холеры наша страна недавно отдала братской Чехословакии, поэтому нам лечиться нечем.
     Остаётся одно - пить очень кислое сухое вино или уксус – холера кислоту не любит.
     Ну, а если ничего кислого под рукой нет, то можно и «крепкое», только в очень больших количествах – до отключения. Жизнь «оно» не продлит, но остаток её может скрасить.

     В процессе уничтожения недельного запаса спиртного мы договорились, что наши друзья при первой возможности освободят нас из заточения.

   На следующий день, где-то в середине дня у меня проявились признаки холеры - боли в животе и кровавая рвота, причём очень частая. Воду я пить не мог – мгновенно возникала  тошнота.

     Принимаю решение. Чтобы не беспокоить наш коллектив и не заразить его, достаю резервную одноместную палатку и поселяюсь около кустов в 20 метрах от стойбища.

     Медик и подполковник уехали в Одессу, и единственный мужик, который сам себе разрешил посещать меня был Витя.
     Минут через 20 после моего поселения у кустов, он на четвереньках проник в моё убежище со стаканом водки и кульком соли: «Прими, Михалыч, должно помочь. Я советую с солью…». Чуть пригубив, я еле успел добраться до кустов…

     Витя понял, что это лекарство на меня пока не действует, допил его и поплёлся восвояси.

     Через пару часов он повторил свой подвиг, и не получив «согласия», вынужден был осушить стакан.

     Не помню сколько раз Виктор пытался меня вылечить и с какой периодичностью, но холера действительно его не брала. Мало того, у него проявилась необыкновенная активность.

     Будучи отличным пловцом, он навестил сети, понадёргал из них целую авоську рыбы, затем сплавал к домам отдыха и приволок очередную порцию спиртного на случай, если у меня «откроется жор».

     Наступает второй день, «симптомы» продолжаются. Ни есть, ни пить не могу, силы стремительно меня покидают. Со своим приговором я согласился, а вот за близких страшно.

     В середине дня на территории нашей резервации появились какие-то официальные лица с ёмкостями и аппаратурой для проведения дезинфекции хлоркой автотранспорта и мест общего пользования .
     Причём эта дезинфекция по-одесски  включала «пролив» хлорным раствором автомобиля снаружи и внутри, т.е приведение его в полную негодность.

     Но, чем бы не занимался одессит, он от всего должен получать гешефт, поэтому наиболее "сознательным" гражданам предлагалось самим выполнить «дезинфекцию без присмотра», т.е. получить ведро хлорки за 200 руб.( в то время - это месячная зарплата ответственного лица в приличной организации):
     - И ви же таки знаете, что за ним надо делать…
    
      Вот так...     Другого выбора у советских граждан, запертых в этом "лепрозории" - не было.

     Мы оказались не советские.
     Витя так грамотно понёс «официальных лиц» по ихней «адеской» Бениной матери, и для убедительности ещё показал издали гербовую корочку моего красного удостоверения, что консенсус сразу же был достигнут.

     Им не оставалось ничего, как бесплатно выдать нам ведро, а всем остальным "соответственно" повысить цену.
 
     Наступает третий день.  Приступы продолжаются. Окончательно обезвоживаюсь.

     Перед заходом солнца меня разыскал порученец подполковника и объявил, что ровно через полчаса мне откроют коридор для выхода из карантина, «направление - вон на тот кипарис», а пока солдатам дан приказ перенести флажки ближе к нашим соседям.

     Короче, мы остаёмся на территории свободы. На мой вопрос о возможности бунта со стороны остальных «отдыхающих» я получил нечто гениальное:
     - Заткнём их сообщением, что вас всех госпитализируют, поэтому и переносят флажки.

     До сих пор не пойму откуда у меня появились силы.
     Я буквально помчался в поместье проинформировать всех о нашем вызволении.
     Но радость радостью, а Витька оказывается взял авоську и уплыл трясти сети.
     Кричать и звать бесполезно – до сетей с полкилометра.

     Приказываю всем срочно набивать машины нашим скарбом и снимать палатки.
     Чтобы личным примером подхлестнуть коллектив, включаюсь в нелёгкую работу.

     Дело в том, что за несколько дней мы очень капитально «обжили» наше огромное поместье.
     Ко всему прочему на «ограде» болтаются полусырые бычки, не менее пяти сотен, которые теперь нафиг не нужны.

     Перегоняю на шоссе одну машину, затем бегу за второй. Опять еду к шоссе, но впопыхах забываю про рыхлый песчаный грунт, срываю его и буксую.

     Не знаю, как бы я откопался, но раздаётся голос Виктора:
     - Подержи сетку и отдохни. Оборачиваюсь – Витька и два солдата.
     Он оказывается увидел, что угоняют его машину и побил личный рекорд.

     Через некоторое время мы, проехав пару километров в сторону Николаева, остановились в посёлке Коблево на совещание.
     Совещание, начавшись довольно мирно, переросло в скандал.
     Витя по натуре, легко возбудимый, крайне возмутился моим отказом ехать в Бессарабию кушать виноград.
     Он, видимо, за эти дни очень перенервничал, да и «употреблять» ему пришлось за двоих, а может быть за четверых.

     Я ему стал доказывать, что Молдавия не очень далеко от Одессы и сегодня-завтра холера её обязательно навестит. Он  стоял на своём.
     Наша дискуссия затянулась. Начало темнеть. Пришлось попросить его поделиться кастрюлями, сковородками, ложками и пр., т.к. удирая мы свалили всё в один мешок и закинули в его багажник.
      Он со злобой выдернул мешок из багажника, не глядя вытряхнул в него меньшую половину содержимого, а большую закинул в мою машину.
     Затем не прощаясь, скомандовал жене садиться в машину, сел сам, мотор взревел, и они понеслись в сторону Одессы и Молдавии.
     Мне же оставалось одно – выбираться из холерной зоны.

     Стемнело окончательно. Не доезжая до Николаева нас остановило ГАИ:
     - Откуда ?
     - Да вот, пытался попасть в Одессу, но меня ваши братцы развернули в обратную сторону.   Оказывается там то ли холера, то ли чума. Придётся возвращаться в Москву.
     - Ну, и правильно решил. Счастливо.

     Пронесло.  Надо теперь иметь заготовку – откуда едешь, т.к. не исключено, что будут останавливать частенько.

     Подъезжаю к Херсону.
     Дорожный указатель показывает стрелкой вправо – Армянск… Смотрю карту – то, что надо, Крым!
     Только забрезжил рассвет, а я уже в районе Раздольного у моря.
     Останавливаемся у огромного палаточного лагеря автомобилистов, быстро ставим палатку и ложимся спать.

     Просыпаюсь часов в 7 от нестерпимой жажды. . Никаких признаков холеры. Чудеса!

     Высовываю голову из палатки – у моей машины стоят три мужика и чего-то обсуждают.
     Спрашиваю, какие проблемы их разволновали. Отвечают, что их заинтересовали номера моей машины.
     Как так получилось, что у них всех номера поснимали, в связи с холерным карантином, т.е. обездвижили, а у меня не сняли.
     Я честно признаюсь, что только недавно к ним примкнул. И поведал про Одессу.
     Они посмеялись и дали совет – снимать номера пока не поздно, а ночью дать отсюда дёру, что я и сделал.

     Затем была Каховка, Мелитополь, Запорожье, Красноград и дорога на Полтаву… Везде меня останавливали, расспрашивали и разворачивали.

     Последний раз я встретился с гаишником по дороге на Кременчуг.
     Меня он обрадовал тем, что в Кременчуге останавливают поезда, идущие из Одессы и всех пассажиров загоняют на 40 дней в карантин.
     Однако дал мне дельный совет.
     Послушавшись его я развернулся, повернул налево, проехал около 15 км и оказался в прекрасном месте – речка Псёл, тишина, рыбалка и в 2-х км большой посёлок с магазинами. Всё очень дёшево, жители дружелюбные и никакой холеры.

     Приехав в Москву я первым делом позвонил Виктору.
     Ссора осталась в прошлом, и он с юмором рассказал о своих приключениях.
     Оказывается в Молдавию его не пустили и развернули на Киев.
     На полдороге у него развалилось сцепление - 70-ые годы, запчастей нет и в помине.

     Пришлось поэтапно на буксире добираться до Ленинграда – отпуск полностью сгорел. 
     Виноград ему всё же удалось покушать, только не молдавский, а купленный в Питере болгарский, но тоже, как оказалось, вкусный.

     P.S.   Мешок с посудой, брошенный Виктором в мой багажник, содержал все сковородки, крышки от кастрюль, ложки, вилки, ножи, тряпки и скатёрки. Виктору же достались все кастрюли, тарелки кружки и стаканы.
     И самое главное. Стресс - это панацея от всех болезней, в том числе и от холеры. А тетрациклины, эритромицины и левомицетины и всякое там сухое вино -  это фигня!


Рецензии
Вот прочитал Ваш рассказ,и в недоумении.Я думал тема интересная про отпуск в Социалистические времена,так красиво началось,и свои воспоминания как отдыхал присовокупились,а тут что получается,можно сказать драма разыгралась,тем более с холерой шутки плохи,может Вы для красного словца этого добавили.Творческих Вам успехов.

Сергей Шежемский   03.07.2016 13:32     Заявить о нарушении
Большое спасибо,Сергей, за посещение моей скромной хаты,
прочтения и прекрасные отзывы! Всё что я излагаю в своих
"виршах" - чистейшая быль. Большинство упомянутых лиц,
слава богу, живы, читают мои "заготовки" для Прозы.ру и даже
вносят коррективы. Этот рассказ - краткий документальный репортаж
"отдыха" моей семьи и семьи моего друга.
С Уважением,

Мироненко Юрий Михайлович   03.07.2016 18:11   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.