Просто стань Богом. Часть 4

В милиции Лин что-то долго говорил офицеру. Офицер отдавал какие-то приказания, потом обратился к Роману.
– Он спрашивает, как ее фамилия – перевел Лин.
– Откуда я знаю фамилию! Скажи, что только что привезли.
– У них много привезли, надо фамилию.
Посмотрев на притворно улыбающегося офицера и на Лина, якобы готового помочь, Роман понял, что они хитрят. Они откровенно издевались над ним.
– Ну, что ты теперь можешь сделать, наивный глупый русский – говорили их лица.
Несколько секунд он пытался сообразить, как теперь поступить, но ничего не мог придумать. Вдруг краем глаза он заметил за окном двоих, выходивших во двор. Да это же она! С большим трудом ему удалось не показать своей радости китайцам.
– Ах, вы так – подумал Роман, – ну держитесь, – да вот же она! – воскликнул он, показывая в противоположную строну.
Китайцы, совершенно не ожидавшие такого поворота, дружно повернулись в указанном направлении, а Роман, воспользовавшись моментом, прямо через открытое окно выскочил во двор, оттолкнул охранника и увлек девушку за собой.
Выбежав на улицу, Роман увидел такси, и открыл, было, заднюю дверцу, но водитель отчаянно замотал головой, показывая пальцем на милицейскую вывеску. Опомнившиеся милиционеры уже выскакивали из дверей. Передний схватил девушку. Роман налетел на него и оттолкнул. Что-то стукнуло об асфальт. Девушка наклонилась, но второй выбежавший милиционер набросился на нее.
– Беги, беги – крикнул ей Роман, схватив в охапку второго и отбросив его в сторону.
Наклонившись, он поднял с панели упавший телефон. На него набросились, он еще успел сунуть одному-другому, пока его не скрутили. До чего же мелкие эти китайцы! Они так увлеклись им, что даже забыли о девушке.
Лицо офицера стало серым. Тявкающим голосом он что-то громко и строго говорил, несколько раз повторяя одни и те же  слова. Но Роману было совершенно наплевать на него, ведь не посадят же они его в тюрьму.
– У вас большие неприятности – перевел Лин – он должен составить протокол.
– Я ничего не буду подписывать – возразил Роман, когда ему протянули лист с иероглифами.
Китайцы явно были в замешательстве. Они оживленно что-то обсуждали между собой. Кажется спорили. Удивительно, что Лин вел себя и говорил таким тоном, как будто он был старшим по званию. Роман вспомнил, как он предъявил какое-то удостоверение, когда они пришли в милицию, вряд ли это было удостоверение переводчика. Кроме того, Лин очевидно был заинтересован, чтобы Романа выпустили, так как он клиент его фирмы и должен подписать выгодный контракт.
Через некоторое время Лин приблизился к Роману и угрожающе произнес:
– Он должен вас арестовать и провести следствие, потому что Вы помогли бежать преступнику, но если Вы заплатите штраф, – голос Лина смягчился – он может Вас отпустить.
– Ах, штраф! Хорошо! Только тогда у меня, может быть, не хватит денег, чтобы заплатить за почку.
Лицо переводчика потемнело. Он опять что-то застрекотал офицеру, потом снова подошел к Роману.
– Всего двести юаней – казалось, он просил об одолжении.
– Ладно! – Роман чувствовал себя победителем – держи.
Лин схватил деньги, подошел к офицеру и тут же стал их делить.
Роман, не ожидая приглашения, встал и вышел на улицу. Офицер указал Лину на удаляющегося Романа, но Лин махнул рукой.
– Никуда не денется, сам придет.
Пока Лин перебирал мелкие купюры, он, не мешкая, свернул за угол и был таков.
Пройдя быстрым шагом пару кварталов, Роман нащупал в кармане ее телефон . Но что с ним делать? Как с ней связаться? Позвонить кому-то и спросить, как ее найти? Но он не знает китайского. Остановившись на набережной, и нажимая наугад кнопки аппарата, он смотрел на мелькающие иероглифы, пытаясь выудить из него хоть какую-то информацию, но тщетно. Телефон был абсолютно бесполезен. В отчаянии Роман размахнулся и… телефон зазвонил сам.
 
***
 
В густой тени каштана казалось, что нет никаких врагов и даже было не так жарко. Щебетали птицы, пахло какими-то неизвестными цветами. Роман вальяжно расположился на скамейке возле воды и украдкой любовался нежными чертами молодой китаянки, сидевшей рядом и говорившей по-русски со смешным акцентом.
– Так что же такое этот Фалуньгун? – спросил он выслушав благодарность за спасение и за телефон.
– Фалуньгун это совершенствование. Мы делаем упражнения и стараемся жить по принципу “Истина-Доброта-Терпение”.
– Но почему же они тебя ловят?
– Всех ловят. В 1999 году Фалуньгун был настолько широко в Китае, что в городе Чанчунь, там родился учитель Ли Хунчжи, его портреты... было больше, чем председателя Цзян. Даже  правительство... многие занимались Фалуньгун. Может это зависть, может страх за власть.
– Чем же так хорош ваш Фалуньгун, что столько людей стало заниматься?
– Он глубокий. В Китае люди всегда совершенствовались. Буддизм и даосизм. По Фалуньгун можно совершенствоваться не уходя из дома.
– Ты хочешь сказать, не уходя в монастырь?
– Да, в нормальной жизни. Можно ходить на работу, жить дома. А во-вторых, это здоровье. И не надо платить.  Кто не хочет быть здоровым!
– Да, я приехал в Китай тоже за здоровьем. Мне надо пересаживать почку – брови Романа слегка сдвинулись он опустил голову и замолк.
– Не делай этого – девушка вдруг взглянула ему в глаза.
– То есть как не делай? Я же для этого приехал.
– А почему ты приехал в Китай, в России нет почек?
– В России надо долго ждать, пока найдется подходящая.
– Сколько?
– Ну, может быть год, может два, точно никто сказать не может.
– А здесь?
– А здесь обещали около недели.
– И ты не спросил почему?
– Ну, наверное, в Китае больше народу.
– Но самое главное – откуда эти почки.
– Ну и откуда же? Может быть, их привозят из России?
– Не смейся – голос ее стал серьезным – Эти почки берут в тюрьме у заключенных. Их просто убивают, когда от тебя будет заказ и забирают почку для тебя. Их очень много, поэтому быстро. Но даже после анализов почка может не подойти, поэтому убивают пять или семь человек . Их жизнь ничего не стоит, а ты заплатишь большие деньги. А здоровые они, потому, что занимаются Фалуньгун. Их за это и посадили в тюрьму. Они говорили тебе, что у них очень здоровые почки?
– Да-а.
– Все, кто занимается Фалуньгун, очень здоровые. Об этом даже по телевидению говорили до начала репрессий.
– Варварство какое! Чтобы вылечить одного надо убить другого. Выходит, я зря приехал в Китай?
– Не говори так. Может быть, ты найдешь здесь больше.
– Может быть… – Роман погладил ее черные шелковистые волосы – Так как тебя зовут?
– Лю – она отвела взгляд в сторону.
– Ну, а ты что будешь делать? В кафе тебе возвращаться нельзя.
– Поеду к родителям в Чэндэ. Правда, они и туда доберутся через какое-то время. Придется жить у друзей. Милиционерам дают премии, если поймают кого-то Фалуньгун, поэтому они не остановятся.
– А что будет, если поймают?
– Заставят подписать, что я отрекаюсь от Фалуньгун. Я не подпишу. Тогда посадят в тюрьму и будут пытать, чтобы подписала.
– Тебе надо уехать из Китая.
– Уехать? Как? Меня не выпустят.
– Ну, выйти замуж, например. Ты же не замужем?
– Ты предлагаешь мне фиктивный брак? А как же Истина?
– Ну, почему фиктивный? Я предлагаю настоящий.
– Для этого нужна любовь.
Роман легко провел ладонью по ее черным волосам, привлек ее к себе и нежно поцеловал.


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.