Проклятие

"Vita tantum viam mortis", - сказал учитель истории, моментально вылетая из кабинета директора с раздраженной физиономией. Если я не ошибаюсь, то он процитировал немецко-язычного писателя Франца Кафка, только на латыни... Эти строки переводятся так: вся жизнь - лишь путь к смерти. И было похоже, что из его уст вылилось словно проклятие. Это не удивительно, ведь о его странностях ходило большое количество слухов в университете. Он пронёсся мимо меня, обронив какие-то бумаги. Я с ним поздоровалась, но, кажется, он не заметил этого. Я подняла три листа формата А4, но ничего кроме каких-то каракуль и небольшого набора цифр не увидела. В надежде на то, что я не стану жертвой его проклятия из-за его испорченного настроения, хотела отдать ему бумаги, но дверь в самом конце второго этажа громко хлопнула, и я не стала испытывать судьбу. Ну так и быть! Отдам эти несчастные три листа завтра. Глубоко выдохнув, поправив маленький фиолетовый бантик в качестве заколки, а заодно и прическу, я направилась в библиотеку. Посчастливилось же мне встретить учительницу по английскому, которой я до сих пор не сдала реферат на тему: "Роль английского языка в жизни человека"; а это, между прочем, нужно было сдать месяц назад. Она посмотрела на меня взглядом, в котором явно читалось недовольство, и прошла мимо меня. Поверьте, я не единственный человек, который недолюбливал её. Её внешность говорила сама за себя. Вздёрнутый нос, немного пухлые губы, карие глаза, большой лоб, волосы, всегда собранные в конский хвост - все эти черты лица дополняли друг другу форму безобразности её профиля.
strashilka.com
Перестав думать о своём, я повернула круглую ручку скрипящей двери, причем скрипела она как-то неестественно. Библиотека была очень большая: большие дубовые шкафы касались потолка, и, было чувство, что вот-вот один из них пошатнётся и за ним другие, словно домино; большое количество книг, тематика большинства, которых не соответствует программе, по которой мы учимся; единственная огромная люстра, лампочка которой перегорела, и всего светило две, а было чувство, что за окном скрывается солнце, от лучей, которого не скрылась б никакая книга, на самом деле была пасмурная погода, и облака хорошо прятали за собой небольшое желтое светило. Эти ощущения передавали чувство, что ты находишься не в простой библиотеке, а в каком-то большом уютном, родном и тёплом городке. Я могла бы гулять вокруг этих книжных полок вечно, если бы не график работы и, конечно же, учеба. Меня вернули в сознание мысли, что нужно взять несколько учебников по итальянскому языку. Пока я неохотно искала эти 4 книги, я наткнулась на очень интересную маленькое или даже сказать миниатюрное издание, на форзаце, которого были написаны следующие строки: "Vita tantum viam mortis" - те же самые, что с недовольством прокричал учитель истории. Мне стало интересно, совпадение ли это? Заодно я захватила её тоже, ну, дай-ка, думаю, почитаю из любопытства. Наконец-то я нашла, то что искала, и со спокойной душой пошла домой.

Дома меня встретил Тимоша - наш кот; родителей дома не было, так что я могла спокойно включить музыку и прибывать в душевной атмосфере. Немного погодя на улице начало темнеть. Я наблюдала как маленький горящий шар прячется за горизонтом, оставив после себя тёмное бархатное небо. Очень люблю смотреть за природными явлениями - это лучше всякой учебы и клубов. Спустя час, я решила достать книги, которые взяла в библиотеке, и бумаги, которые обронил мистер Радвель - учитель истории со странностями, чтобы они были всегда на виду. Но на моё удивления ни книг, ни бумаг в своём рюкзаке я не обнаружила. И только после того, как я вошла в комнату, чтобы всё хорошенько вспомнить, я увидела бумаги, лежащие на полу, книги по итальянскому, разбросанные по кровати и наконец бумаги, видневшиеся из-под рабочего стола. Моя память совсем проваливается, и я не могу вспомнить, как их сюда положила.

Испугавшись, что в доме кроме меня еще кто-то есть, я взяла электрошокер (ну мало - ли что), сняла многослойные браслеты, которые издавали много шума, и на цыпочках, не издавая ни малейшего звука, пошла искать так называемого "вора". На мое облегчение в ванной комнате никого не было, в комнате родителей тоже. Оставалась гостиная, кладовая, кухня, и комната брата, в крайнем случае сад. Подумав, что мне будет нелегко его отыскать, хотя вряд ли у нас можно было где-то спрятаться, я начала с комнаты Саймона - младшего братишки. Осмотрев под его двух ярусной кроватью, за шторками (хотя вряд ли это требовалось) я никого не нашла. В сию же секунду я услышала топот, доносившийся из кухни. "Ага, вот ты и попался" - подумала я, и молниеносно, без шорохов и скрипов спустилась на кухню. Двери в гостиную и кладовую были распахнуты настежь, на кухне его не было и я не знала куда идти, то ли в кладовую, то ли в гостиную. Если я выберу один из двух вариантов, то он либо возьмет меня на мушку, либо я покалечу его электрошокером. Так и быть, я выбрала кладовку. Моё шестое чувство подсказывало, что он мог прятаться там, и ему некуда было бежать.

Осторожно обходя ковёр, об, который я так часто падала, я дернула за дверную ручку кладовки. Дверь медленно открылась. Ничуть не испугавшись, с гордо поднято головой и мыслью, что я поймаю вора, я стремительным шагом стала спускаться по лестнице. Освещение, конечно, было не из лучших, ну что поделать? Я на всякий случай взяла фонарик, ну мало ли что, может лампочка перегорит? Кто знает? Внезапно я услышала, что кто-то пробежал позади меня. Я быстро обернулась, но там никого не было. "Я знаю, что ты здесь, выходи! Тебе не спрятаться, я все равно найду тебя" - сказала я, держа электрошокер наготове.

Вдруг, дверь захлопнулась. Я свалила всё на сквозняк, гуляющий по вечерам. Становилось душно, я быстро сняла свитер и бросила его на старое кресло. Вдруг, стал слышен шорох, доносившийся из дальней части жаркого помещения. Я подкралась к шкафу, за которым всё происходило, и чуть ли не крикнула: "Вот ты где!". Спустя секунд 10 я отодвинула шкаф, в надежде, что вор опешит и сдастся. Для меня было шоком, когда вместо двухметрового бугая, я увидела ребёнка, стоящего спиной ко мне. "Малыш? Эй, с тобой всё хорошо?" - успокаивающе сказала я. Он не отвечал, и я решила взять его за плечо. "Эй!" - окликнула я его, протягивая руку к его плечу. Неожиданно он повернул ко мне своё "личико". Ужасная гримаса, которую он мне представил, была страшно правдоподобной. "Vita tantum viam mortis", - с ухмылкой на лице он произнёс и испарился.

Не знаю, как передать словами то, что я чувствовала. Это был страх, который я даже врагу бы не пожелала. Я ущипнула себя, в надежде, что я сплю, но, кажется, это было взаправду. Некоторое время спустя и услышала, что старое кресло, на котором лежал мой свитер, с ужасным скрипом сильно качалось. В надежде, что дверь захлопнул сквозняк, я молниеносно, словно чемпион олимпийской сборной, пронеслась вверх по лестнице. К моему большому счастью, это оказалось правдой. Я чуть ли не вынесла дверь, от сильного страха и быстро побежала к себе в комнату. Заперла дверь на ключ, села на кровать и стала звонить родителям. Прерывистые гудки доносились, никто не брал трубку. Я решила переждать, пока они придут. Закрыла шторы, выключила компьютер, не издавала каких-либо признаков жизни.

Так прошел час. И снова топот внизу, затем последовали звуки шагов, которые постепенно приближались к моей двери. Остановились. Что-то, стоящее за ней, долго не уходило. У меня начало сводить ноги от сильного страха. Я забралась под одеяло. Спустя каких-то 5 минут дверь отворилась так, будто бы её не закрывали на ключ. Нечто сдёрнуло с меня одеяло, в дверном проёме стоял ребёнок, широко открыв рот. Последние слова, которые я услышала: "Vita tantum viam mortis".

Анджелу нашли мёртвой спустя 2 часа. В её деле зафиксировали, что она умерла во сне по неизвестной причине. На её столе нашли 3 бумаги, которые она хотела отдать учителю, а на них кровавая запись "Vita tantum viam mortis".


Рецензии
Один Поэт напророчил себе:
-Я умру в крещенские морозы.
Я умру,когда трещат березы.

Саша Пчелка   06.01.2017 01:43     Заявить о нарушении
Все мы когда-нибудь умрем, и такие пророчества либо совпадения,либо абсолютное знание, либо чистая интуиция)

Кристина Щекаева   06.01.2017 03:04   Заявить о нарушении
Забавно вы об интуиции и прочем чистом знании...)) А ведь на самом деле, это - одно и тоже!
Что касается стихов, то это написано Николаем Рубцовым, замечательным русским поэтом - советским "Есениным".

Анти Фимас   12.01.2017 11:48   Заявить о нарушении