Над пропастью

Яркая вспышка фотокамер ослепила меня на несколько секунд. Шум,разговоры,массы людей окружают меня. У меня начинается паника, я не понимаю,что люди от меня хотят. Почему они давят? Я не думал,что публика настолько агрессивна. Остался бы дома, ну кто меня сюда звал? Я не люблю людей, они не любят меня, всё взаимно.
-Я не виноват, извините. Что делать, жизнь меняет людей. Кто знал, что из маленького мальчика, который мечтал стать космонавтом, вырастет беспристрастный нарцисс?

Просыпаюсь от головной боли, и 2 часа смотрю в потолок. Вспоминаю, кем я хотел быть, кем был и кем стал. Лет 15 пролетело с того дня, будто это было прошлой ночью. Вот уже как 5 лет меня держат в городской психиатрической больнице №726. А что я сделал? Я всего лишь устроил дебош в городе, развязал межнациональную войну, всего-то.
Хорошо одно: агент мой вытащил меня из тюрьмы. Нанял лучшего в Бостоне адвоката, чему я был очень рад. Но шествие длилось не долго. Через пару месяцев один нехороший человек,назовем его инкогнито, опубликовал в сети видео, в котором  я якобы затеваю заговор против властей, развязав межнациональные стычки. И главное то, что человека, с которым я якобы говорил, не было на видеозаписи. Но все сделали козлом отпущения именно меня. В итоге меня упекли в пожизненную белую клетку. Я был рад единственному: я не буду кормить  тараканов и крыс в вонючей, безжизненной камере.

И теперь мне 47 лет, на мне смирительная рубашка и я всё тот же беспристрастный нарцисс.
Мне приписали деструктивное расстройство, что меня не очень радовало. У меня конечно часто менялось настроение, но не настолько.
Дверь открывается, в палате появляются двое санитар и выводят меня в коридор. Я молчу.
Они ведут меня вниз по лестнице, затем мы опять спускаемся, но я не знаю те места, куда они меня завели. Передо мной появляется маленькая комнатка, уставленная странными приборами и баночками с кремированными частями человеческого тела. Мне страшно.

-"Ну что, Валерий Степанович, попрощались?"-Басом раздалось позади меня.
-"С кем, у меня вроде никого нет""-Я продолжал говорить тихо,спокойно, не показывая страха и не поворачиваясь лицом к этому человеку.
-С жизнью!
Моё сердце на долю секунды остановилось. Двое санитар взяли меня за локти  и усадили на железный стул.
-"Лоботомия-это не такое простое дело, не думаете?"-Доктор внимательно смотрел на меня пытаясь уловить в моих глазах страх.
-Всё то, что  я делал в этой жизни служило недостаточным уроком, я заслуживаю того, что сейчас произойдет. Я знаю, что вы, доктор, тоже поплатитесь за свои деяния, не сомневайтесь.
-Не время уходить из жизни,дорогой мой. Вы будете таким же человеком, как и сейчас, но только не совсем вменяемым. Проще говоря, вы будете официально отходить от рамок дозволенного, то есть сумасшедшим, ну не совсем конечно, но частично.

Меня просят открыть глаза. И последнее, что я вижу в моей осознанной жизни-это глаза,полные ненависти.


Рецензии