Сафари с приключением

   Людоедка Вара-Вара изящно изогнулась, наслаждаясь овладевшей всем телом истомой. Наступивший день обещал быть самым радостным в ее жизни – именно сегодня она должна стать любимой женой вождя их племени, седьмой по счету.

   Наконец-то она сможет навсегда избавиться от надоевшего шнурка, обвивавшего ее талию. В их племени все женщины, имевшие мужей, ходили нагишом, а незамужние девушки обязаны были подпоясываться тонкими шнурками, подчеркивающими их целомудрие. Такой наряд означал, что девушка полностью одета и за соблюдением этого этикета все очень строго следили.

   Не так давно одна девица легкомысленно нарушила его. Решив искупаться, она,
не задумываясь о последствиях, сняла свой шнурок и начала плескаться в морской воде. Так поглазеть на такое волнующее представление  собрались на берегу океана почти все  воины племени.

   Желая пресечь в корне подобные поступки, разъяренный вождь приказал связать потерявшую стыд развратницу и бросить ее в болото на съедение крокодилам, дабы ни у кого не появлялось желание мечтать о подобных поступках.

   Вара-Вара погладила изящное кольцо, вделанное в носу, и поспешила на поляну между пальмами, куда разукрашенные разноцветной глиной воины принесли на жерди связанного по рукам и ногам муэчину. Посреди поляны полыхал костер с раскаленной жаровней, и вокруг нее собралось всё племя в ожидании обильного угощения. Каждый из соплеменников высматривал самые лакомые кусочки мяса на теле пленника.

   А тот лежал у костра со связными руками и ногами, находясь в бессознательном состоянии. Когда его развязали и стали приводить в чувство, он приоткрыл глаза, выругался матерными словами и глубоко выдохнул, отчего два воина, наклонившиеся
в этот момент над ним, свалились в обморок.

   Пленник с удивлением рассматривал окруживших его негров и пытался с трудом вспомнить, как он здесь оказался. Но память ему категорически отказывала в этом. Лишь обрывками припомнил, как вместе с другом, крутым бизнесменом, приехал в саванну на сафари. Поселились они в бунгало на берегу океана и три дня на охоту не ходили, а с утра и до вечера пили виски.

   На четвертый день, покачиваясь, сели в джип и поехали на огромной скорости по саванне, постоянно прикладываясь к горлышкам бутылок и стреляя во все живое,
что убегало от них. На одном из ухабов он вывалился из джипа, а что произошло с ним после падения на землю, никак не мог вспомнить, и повторно выругался непечатными выражениями.

   - О, русо! – обрадованно обратился к нему один из негров, довольно пожилой мужчина с огромным кольцом в носу, как оказалось, - вождь племени. – Тебе очень сильно повезло в жизни, - продолжил он гнусавым голосом на русском языке, - ты оказался в племени вежливых людоедов. Перед тем, как начнем тебя есть, мы обязаны выполнить последнее твое желание. Так велит наш бог Туку-Туку.

   - Можешь выпить нашего очень вкусного вина, - проговорил он, указывая пальцем на неглубокую яму недалеко от костра. Вокруг нее сидели несколько старых негритянок, жевавшие пучки каких-то растений и сплевывавшие их под ноги  молодой туземке со шнурком на талии. Та энергично месила ногами содержимое ямы, и, наполнив скорлупу от кокосового ореха темной жидкостью, предложила вино домашнего приготовления пленнику.

   Мечтая хоть чем-нибудь опохмелиться, тот, тем не менее, наотрез отказался от изысканного напитка. Видя его отказ от изысканного угощения, вождь продолжил перечень желаний:
   - Можешь прямо сейчас на этом месте полюбить самую красивую женщину нашего племени и умереть в ее объятиях, - прогнусавил он и указал пальцем с длинным ногтем на неровный строй местных красавиц.
 
   Темнокожие искусительницы, со шнурками на поясах и без них, выглядели необыкновенно соблазнительными. У всех лица были украшены замысловатыми татуировками, а в ноздри каждой из них были вделаны изогнутые кабаньи клыки. Темные тела блестели под солнцем от обильного слоя жира на коже со специфическим запахом, нанесенного для отпугивания кровососущих насекомых в радиусе километра. Почти у всех роскошных красавиц груди свисали ниже пупков и покачивались из стороны в сторону при ритмичных движениях их хозяек. Каждая из них, виляя крутыми бедрами, обворожительно улыбалась пленнику, выражая этим горячее желание поучаствовать вместе с ним в исполнении последнего его желания.

   Хотя тот и был по натуре закоренелым бабником, но при виде столь привлекательных дам почувствовал непреодолимое желание спрятаться от них на верхушке одной из пальм.
 
   Видя, что пленник категорически отказался от возможности получить райское наслаждение от любвеобильных и ненасытных соплеменниц, вождь предложил:
  - Придумай сам какое-либо желание, мы его быстро исполним и зажарим тебя на пальмовом масле, а затем съедим.

   Пленник наморщил лоб, а затем высказался:
   - Есть у меня одно горячее желание –  хочу внедрить в вашем племени импортозамещение.
   - А что это такое, - удивился вождь, - я когда-то окончил в Москве Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы с красным дипломом, но никогда не слышал об этом. Преподаватели много говорили мне о диктатуре пролетариата и научном коммунизме, но о нем никто даже не заикнулся.

   - Просто удивительно, какие вы, аборигены, отсталые люди. Вы же не в тундре живете, и должны знать, что импортозамещение – самое передовое достижение в нашей стране. И вашему племени оно тоже крайне необходимо. Скажи мне, вождь, почему не все воины у вас имеют каменные топоры?

  - Топоров на всех не хватает, и всё из-за того, что острые камни для них нам приходится выменивать у соседнего племени на шкуры леопардов. Но их мы почти всех перебили, а соседи отказываются давать нам эти камни без оплаты.
   - А на вашей земле разве нет таких камней?
   - На территории нашего племени мы их не нашли.
   - У меня с детства развит дар - я могу видеть всё, что находится под землей,
и заявляю, что в этой горе, позади ваших хижин, на глубине нескольких метров находятся огромные залежи очень острых камней. Если их выкопаете, тогда люди из других племен начнут приносить вам шкуры леопардов и будут слёзно умолять вас обменять их на острые камни. Это и есть импортозамещение.

   Вождь, погладив облезлую шкуру павиана, перекинутую через плечо, задумался.
Моментально представил себе, как у его ног лежит громадная стопка шкур этих пятнистых зверей, и он смог бы тогда без счета ублажать ими своих любимых жен.

   - Указывай, белый человек, место, где лежат эти острые камни, и мы станем рыть там яму, а когда доберемся до них, то обязательно тебя съедим, - пообещал кладоискателю.
   - В таком случае я назначаю себя директором этой ямы, а тебя, вождь, - главным маркшейдером. С завтрашнего дня начнем ее копать.
    
   Работа закипела. Воины без устали рыли землю, а женщины относили ее в корзинах на головах. Но строительство века в саванне продвигалось очень медленно - за довольно продолжительное время им удалось с большим трудом вырыть каменными топорами и скребками только неглубокую ямку.

  И вождь вынужден был снова обратиться к пленнику:
  - О, директор ямы! Мои люди устали от непосильного труда, а их каменные топоры все затупились. Из-за этой работы мне никак не удается навестить своих жен, и те по этому поводу стали очень роптать. Когда же заработает твое импортозамещение? Может, ты загадаешь какое-нибудь другое желание?
   - Нужно обязательно эту яму выкопать, а иначе ваш бог Туку-Туку очень рассердиться и у вас могут появиться большие неприятности.
   - В таком случае я вынужден принять крайние меры.

   Вождь остановил работу, а затем приказал воинам подогнать к берегу большую пирогу и до краев загрузить ее ананасами, кокосовыми орехами и бананами. Когда его приказание было выполнено, он обратился к пленнику:
   -  Можешь поплыть домой на этой пироге - я отпускаю тебя на волю.  А чтобы ты не  скучал в плавании, дарю тебе в спутницы мою самую любимую жену Вару-Вару.

   Воины схватили молодую жену вождя, связали ее, и, несмотря на то, что та громко визжала и кусалась, уложили на ананасы. Когда пленник тоже сел в пирогу, они оттолкнули ее от берега, и принялись плясать от радости, что их трудовые будни возле ямы подошли к концу.  А затем, схватив затупленные каменные топоры, кинулись в лес охотиться.

   На берегу океана  остался один только вождь племени. Задумчиво глядя вдаль,  пристально следил за удаляющейся пирогой, пока та не скрылась за туманной дымкой, а затем направился к хижинам, откуда доносились радостные крики воинов. Те успели удачно поохотиться и принесли на жерди связанного длинноногого туриста в джинсах.

   Шагал вождь неспешно и с важным видом, как-никак, а звание главного маркшейдера значительно подняло его авторитет среди соплеменников. Подойдя к костру, мысленно поблагодарил доброго бога Туку-Туку за то, что тот не оставил их без пропитания.
   Жизнь в его племени возвратилась в привычное русло.
 



 
 


Рецензии
Очень хорошо написанный рассказ и с подтекстом ироничным. Успехов вам.

С уважением. Миша.

Миша Димишин   28.11.2017 12:41     Заявить о нарушении
Благодарю за доброжелательный отзыв. Желаю Вам только успехов в творчестве.
С уважением - Михаил.

Михаил Дышкант   29.11.2017 23:09   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.