А был ли мальчик. Часть вторая

(гомоэротический рассказ 18+)

Я с нетерпением ждал занятий с Никитой и упивался общением с ним. Наши отношения были странными и непонятными. Они выходили далеко за рамки привычного альянса «учитель – ученик», но очень сложно сказать, кем мы на самом деле были друг для друга. Приятелями? Да ну, бросьте вы: когда между людьми разница в двадцать лет, какое там может быть приятельство? Иногда Никита утверждал, что видел во мне отца, но мальчик, вероятно, имел очень необычные представления о том, какими бывают отношения между отцом и сыном: «сынок» позволял себе такое в моей компании, за что иной папаша избил бы собственного отпрыска до полусмерти. Любовником, слава богу, я его никогда не видел даже в фантазиях, но над нами неизменно витала аура чувственного томления. Касания Никиты были мне бесконечно приятны, аромат юношеского тела вызывал головокружение, а его подвижным лицом с обезоруживающей улыбкой я мог любоваться целую вечность. Возможно, наши отношения были пронзительно сладостными именно потому, что они всегда пребывали в состоянии мерцающей неопределенности. И еще потому что я знал, что у них не может быть будущего. Все, что я мог себе позволить – это наслаждаться настоящим моментом.
Ход наших уроков был совершенно непредсказуем, и инициатором этой непредсказуемости всегда оказывался Никита. Он мог прервать проверку домашнего задания и задать вопрос совершенно не по теме, инициируя один из наших замечательно нелепых диалогов. 
– Вадим Андреевич, вы бабник? – как-то спрашивает Никита, обрывая на полуслове мои объяснения.
– Да нет, – криво усмехаюсь я. – Совсем не бабник.
– А я бабник, – вздыхает Никита. – Я влюблен во всех девчонок нашего класса. Со всеми целуюсь, а они из-за меня дерутся.
Потом без всякого перехода спрашивает:
– А как по-английски будет «конюшня»?
– “Stable”, – отвечаю я, пожимая плечами.
Услышав это, Никита разражается неистовым смехом, с грохотом выпадает из кресла и принимается кататься по паласу. 
– Stable! – захлебываясь от хохота, повторяет он. – Stable!
– Именно так, – подтверждаю я, невозмутимо поднимая пацана на ноги и упихивая его обратно в сидение. – Скажи, что смешного?
– Это погоняла одной девочки, – поясняет Никита, вытирая слезы. – Мы ее называем «Конюшня», потому что у нее огромные зубы, и кажется, что целуешься с лошадью!
– Балбесы, – сурово хмурясь, выношу я порицание, но не выдерживаю и издаю непедагогичное хрюканье.
Никита улыбается, слегка тянется ко мне и, делая губы трубочкой, издает смачный звук поцелуя.   
– Вы же меня любите, Вадим Андреевич? – произносит он скорее утвердительно.
– Люблю, – со вздохом признаю я. Потом улыбаюсь и с нежностью запускаю руку в его коротко остриженные, но очень густые волосы.
Мы одновременно тянемся друг к другу и слегка ударяемся лбами. В таком положении молча сидим несколько минут, и состояние наше, заключенное в эти временные пределы, именуется счастьем…

Однажды во время чаепития, ставшего неотъемлемым ритуалом наших уроков, Никита познакомил меня в ютюбе с передачей «+100500», в которой некто Макс комментировал любительские видеоклипы. Мы оба ржали как кони, и я помню, что под конец у меня начали литься из глаз слезы.
– Ой, бля-а-адь! – простонал я, чувствуя, что больше не в состоянии корчиться от смеха. – Выключай это, или я умру!
Услышав от меня непроизвольный мат, Никита зашелся в новом припадке веселья и умоляюще потряс руками и головой: дескать, подождите немного, еще только один выпуск!
Выпуск этот начинался знаменитым изречением от Зигмунда Фрейда: «Дрочат все, а тот, кто говорит, что не дрочит, дрочит в три раза больше всех!» После этих слов Никита потянулся к мышке и выставил программу на начало. Снова появился веселый Макс и снова проговорил те же озорные слова. Дослушав их до конца, Никита повторил процедуру и заставил меня прослушать краткий курс по сексологии еще разок.
Потом выключил ролик и с хитрым взглядом исподлобья спросил меня:
– Вадим Андреевич, а вы дрочите?
Я несколько секунд обдумывал варианты ответа, после чего с усмешкой поинтересовался:
– А если я скажу, что нет?
– Тогда я решу, что вы дрочите больше всех, – скаля зубы, сказал Никита.
– Черт, малолетний провокатор, – проговорил я, принимая наигранно озабоченный вид, – что бы я ни сказал, все обернется против меня!
Никита широко ухмыльнулся и положил мне на плечи обе руки.
– Вадим Андреевич, да вы скажите прямо, что гоняете лысого по ночам, – успокаивающим тоном посоветовал юный психотерапевт, – облегчите душу добровольным признанием. В этом же нет ничего плохого…
И продекламировал озорной стишок:
 
Солнце, воздух, онанизм
Укрепляют организм,
Уменьшают вес мудей
И расходы на ****ей.               

Я начал ощущать приятное возбуждение в затылке. Оно устремилось вниз по позвоночнику и отозвалось сладким покалыванием в промежности. Двусмысленность ситуации (очаровательный парень держит тебя за плечи и вызывает на откровенные разговоры) лишь усиливала пикантность момента. Я решил «перевести стрелки» и вызвать на откровенность самого Никиту.
– Значит, ты укрепляешь организм регулярной мастурбацией? – понизив голос, наполовину утвердительно спросил я. – Давно балуешься?
– С двенадцати лет, – глядя мне прямо в глаза, прямолинейно ответил он. – Уже три года.
– Тебе же четырнадцать – значит, только два.
– Нет, мне уже исполнилось пятнадцать, – возразил Никита.
– О, да ты онанист со стажем, – протянул я голосом, который невольно начал окрашиваться эротическими обертонами. Я почувствовал, как меня охватывает нешуточное возбуждение. Благо, с утра я надел под джинсы облегающие плавки, и постороннему глазу не было заметно вздыбление моего члена. – Болт, наверное, уже здорово разработал, да?
– Ага, у меня больше всех в хоккейной команде, – подтвердил Никита, глаза которого подернулись дымкой сексуального томления. – И яйца самые крупные.
– Ты уже бреешь яйца? – с наслаждением продолжал я «допрос»: не каждый день мне доводилось разговаривать с ребятами на подобные темы.
– Нет, у меня не очень волосатые.
– Все равно попробуй разок, – посоветовал я, – увидишь, какой это кайф – ласкать бритую мошонку.
– ОК, сегодня попробую, – отозвался Никита. Я почувствовал, как его руки соскользнули с моих плеч, проехались по бокам торса и затормозили на бедрах. Большие пальцы Никиты лежали по обе стороны от бугорка на моих джинсах. Стоило ему сдвинуть один из пальцев хоть на сантиметр, и он бы уткнулся прямо в мой напряженный член.    
Внезапно меня пронзила мысль: это же РЕБЕНОК! Не дай бог он ляпнет матери что-нибудь о том, чем мы тут занимаемся на уроках, а та передаст моей знакомой. За развращение малолетних по голове точно не погладят – мне только не хватало обвинения в педофилии!
– Все, давай заниматься, – поспешно сказал я и со всей деликатностью, но твердо отстранил Никиту от интимных частей своего тела. – Полчаса с тобой проболтали – времени совсем не осталось.
– Хорошо, – поскучневшим голосом отозвался Никита и нехотя взял в руки раскрытый учебник. Он прикрыл книгой ширинку и что-то там поправил свободной рукой. – I’m ready.

Окончание следует


Рецензии
Вань, это чудесно... ) Как же здорово... Эротично и главное, с юмором. Одним словом, все сексуальные составляющие налицо :))
На душе - приятное томление. Жду заключительной части )
Спасибо тебе!

Максим Светлов Дзэн   18.09.2016 13:25     Заявить о нарушении
Спасибо за рецензию, добрый Максим :) уж не знаю, насколько это чудесно, но я действительно попытался соединить эротику с юмором - выходит, получилось)) через денек выложу заключительную часть))

Иван Лескофф   18.09.2016 13:37   Заявить о нарушении
Я никогда не пишу рецензий, если мне не нравится, Вань ) Я весь рассказ прочитал с улыбкой, и даже смеялся кое-где, но тем не менее, он все равно волнующий. Причем приятно волнующий, не откровенно. Я люблю такое... Ну, ты же знаешь :)
У тебя отлично все получилось!

Максим Светлов Дзэн   18.09.2016 13:44   Заявить о нарушении
"приятно волнующее и неоткровенное" - в этом смысл эротики, и в этом ее отличие от порнографии, где все предельно откровенно и сказано больше, чем вообще возможно))

Иван Лескофф   18.09.2016 14:10   Заявить о нарушении