ДОЧЬ МОЯ

Еду к тебе, моя хорошая. Бог видит, как я люблю тебя. Моя единственная девочка.
 Увидел бы твой папа, как я до сих пор тебя называю. Он наверняка рассмеялся. Тебе уже за сорок, а мне вот столько.
И всё равно вижу тебя маленькой, как ты ходила семеня маленькими ножками. А как смеялись мы, когда папа твой, обвязав полотенчиками шёл следом за тобой согнувшись в три погибели, чтобы вовремя поднять.

 Дочь моя я еду к тебе, ведь ты скучаешь и я соскучилась по тебе, Моя радость и моя жизнь.
Я помню всё. Помню, как папа твой вышел в магазин, и уже не вернулся. Так жаль, что не успел тебя поцеловать прежде. Чем уйти на небеса. А меня почему – то так крепко обнял и целуя прошептал
- Так люблю тебя, моя единственная любовь…


Я возмутилась
- Как единственная? А дочь?
А ты засмеялся – К ней другое.
 Я решила на такси. Почему – то мне, казалось, что я буду очень переживать увидев знакомые места, но это не произошло. Водитель попался разговорчивый, наверняка был рд тому, что ему попалась такая  женщина, которая сразу, не споря, согласилась на его сумму.


 А я прикрыв глаза думала о тебе. А ехать четыре часа. Можно будет и поспать, но разве я смогу?
Конечно, нет. Водитель хотел бы услышать ответы на свои многочисленные вопросы, но…
Видя, что я занята своими мыслями замолчал и только музыка тихо, настолько тихо, что, казалось она звучит издалека. И я…


 И я вдруг вернулась в те года, когда влезла доча, в твою жизнь, так бесцеремонно, что до сих пор, милая моя, мне так стыдно перед тобою.
 Ты помнишь, что я всегда оберегала тебя от всех ветров, которые дули на нас. Мы ведь жили с тобой, как два деревца, на вершине горы. Я так старалась обогреть тебя. Унас ведь не было защитника. И когда мне сказали, что твоего отца сбила машина.

 Я не могла понять о чём они говорят мне. Я улыбалась не соображая. А когда увидела твоего папу такого, какого увидела….
 Я не могу до сих пор понять, зачем ему нужно было идти за  сладостями, у нас итак было много всего.
 Но видимо тот, кто нёс ему смерть, звал его настоятельно.


А после похорон. Я не услышала и не видела ничего. Сказали так,  что от стресса произошли изменения.  А потом слух частично пришёл, и я услышала твой голосочек:
- Мамочка, я хочу кушать….
Если бы ты знала, как я хотела увидеть тебя. Я молилась неистово взывая с мольбой к Господу, дать шанс на проживание не для себя, а ради тебя. Бог услышал меня.

Милая моя, ты всегда была моей жизнью. Потихоньку налаживалась жизнь, и сквозь бескрайнее море слёз, я поняла, что надо жить. Жить только ради тебя. Я должна была быть тебе  - Оберегом.
Ты всегда обнимала меня и говорила
- Мамочка, я люблю только тебя. И не найдётся ни один, кто бы затмил мою любовь к тебе.

Я это усвоила и потому, когда ты прибежала однажды такая возбуждённая, необычайно красивая. Румяная, с блеском в глазах, я почувствовала, что твоя любовь ко мне, отодвинулась в сторону.
МАТЕРИНСКАЯ РЕВНОСТЬ, будь она неладна.
Я ещё не видя его возненавидела всей душой. А ты не могла понять, отчего мама никогда не спрашивает о нём, о твоём рыцаре.


 Ты приносила золотые украшения а я бурчала – С какой стати такие подарки. А ты непонимающим взглядом и с дрожью в голосе
- Мамочка не подумайте ничего плохого. Я с ним осторожна. И он может позволить себе только быть нежным со мной…
Я видела по твоим глазам, что ты говоришь мне только правду. А я…


 А я всё рассказала подруге. Мы с нею дружили уже лет двадцать. А правду говорят, что  никогда и никого не надо подпускать к сердечным делам. А я, подпустила её к твоим. Я столько раз мысленно просила у тебя прощение, что влезла в твою жизнь и заставила тебя рыдать, родная….
Я рассказала и она стала узнавать всё о нём и принесла мне тревожную весть. Он был женат. Откуда мне было знать, что она  наговорами на нас, отобьёт его, для своей дочери.
 Прости меня, за мой язык.

Продолжение. ЭльХан


Рецензии