Ангельские заботы 2

Иду медленно, потому что Душа волочится за мной – мы в глубокой депрессии. Депрессия советует выброситься в окно, говорит, так я вылечусь. Душа, лежа, протестует.
Я села на диван:
- Хочу умереть.
Ангел, которого в состоянии дисфории я не видела и не чувствовала, встрепенулся и ринулся ко мне, чтобы запечатать уста, но споткнулся о распластанную на полу Душу и упал на мое тело, выронив блокнот.
- Что-то совсем меня придавило, может, лучше снотворное принять и уснуть вечным сном.
Депрессия сказала, что это было модно в двадцатом веке и упрекнула меня в отсутствии изобретательности.
Ангел, пятясь, ретировался из квартиры.
Раздался звонок в дверь. Меня охватило раздражение. Чем сильнее звонили в дверь, тем убежденнее я вдавливала себя в диван. Депрессия предложила открыть, вдруг там маньяк, тогда точно можно будет обойтись без снотворного. Я поплелась в прихожую, распахнула дверь:
- Ну?
Мужичок в кепке и с мешком картошки на плече аж присел:
- Это…как ее… картошка нужна?
- Чистить лень, - я захлопнула дверь.
Депрессия посетовала, что ей сложно со мной работать, потому что сейчас у каждого нормального европейца есть машина, и он может попасть в аварию, а у меня даже прав нет. Душа вяло приподнялась, предъявила Депрессии фигуру из трех пальцев и опять растянулась в соответствии с ей одной видимыми силовыми линиями Земли.
_ _ _

Ангел, растрепанный и взбудораженный, мчался в Храм, надеясь на помощь наставника. Массивные резные двери Храма резко захлопнулись перед его лицом, от такого приема он отшатнулся, потерял равновесие и шлепнулся на пороге, выронив блокнот.
- Да что ж такое сегодня!!! – взмолился недопущенный в святая святых, вставая и отряхиваясь по старой памяти.
- Держи, - голос за спиной ударил раскатистым громом. Ангел от неожиданности подпрыгнул и опять рухнул на порог Храма.
Архистратиг поднял его.
- Такого взъерошенного Ангела я со времен Потопа не видел. У тебя даже перья дыбом встали, - Михаил протянул блокнот.
Храм аккуратно приоткрыл дверь и выдвинул белоснежную мраморную скамью.
- Присядем, - Михаил заботливо пригладил перетерпевшие стресс перья Ангела.
- Почему Он не впустил меня?
- Дресс-код сознания, друг мой. Твое разбалансировано. Если впустить тебя в Храм, ты собьешь Его настройки частоты, и другие ангелы начнут падать, где не надо.
- То-то я весь день падаю…
Ангел выглядел глубоко несчастным, причина его страданий отображалась во всем облике, словно набранный текст исторической справки на белом листе, но Архангел мягко позволил ему высказать свою версию произошедшего:
- Какая последняя запись в блокноте?
- Хочу умереть. Нет. Да. Сначала было: хочу исцелиться. У нее нашли неизлечимое аутоимунное заболевание. Я отправил ее к хорошим врачам, все они подтвердили диагноз и прописали одну и ту же гормонозаместительную терапию. Сказали, бывают случаи, что пациенты излечиваются, и я решил - это шанс. Но… от выписанного препарата у нее начались депрессии, теперь она хочет… - Ангел зарыдал.
_ _ _

У меня выступили слезы на глазах:
- Как защемило в груди, словно сердце плачет.
Депрессия скинула черную бархатную накидку, долго рылась в своем сундуке, наконец достала пиджак из зеленой змеиной кожи и надела его.
- Может, выпьем, - произнесла задумчиво, оценивая свой образ в зеркале и почесывая кончик носа.
- Эта кожа… Ты и его довела?
- Он сам предложил выпить. Я, конечно, недооценила масштаб внутренних проблем и самокритики Змия. Теперь его работа – мои заботы. Вот так.
- Глупая ты.
- В моем деле ум не нужен, только терпение и настойчивость. От большого ума вы все и попадаетесь в мои ловушки, бродите в лабиринтах мыслительных процессов и теряете энергию. Хотя встречается святая простота, что узнает меня в любом обличии, раскланивается, благодарит за полученный опыт… Э-э-эх… Что-то я расчувствовалась.
Душа приподнялась с пола, Депрессия, косясь на нее, опять залезла в сундук.
- Почитай вслух, пожалуйста. Меня так бодрит эта книга! – театрально смахнула слезу и положила мне на колени «Замок» Кафки.
_ _ _

Архистратиг обнял скорбящего духом, восходящий радужный вихрь затанцевал вокруг них и влился в Ангела. Он успокоился и стал зачарованно следить за радужной энергией, что переливалась из одной его ладони в другую.
- Это энергия творения, - Михаил с улыбкой следил за подопечным. – Ей пронизана вся наша Вселенная. Радужный мост между Асгардом и Мидгардом – напоминание. Теперь, думаю, следует объяснить тебе разницу слов исцелиться и излечиться.
Ангел положил ладони на колени, весь обратившись во внимание.
- Ты попытался излечить ее и отправил к соответствующим специалистам – врачам, но ее желание было исцелить себя. Излечить можно только физическое тело, исцеление требует полного анализа причинно-следственных связей, диагностирования всех тонких тел и энергетических центров. Последние человек блокирует сам своими мыслями, которые необходимо контролировать, а каждое тонкое тело – есть определенное колено рода, таким образом при проработке всплывают родовые (кармические, т.е. следствия деяний) проблемы, что привели к болезни. Только понимание этого процесса приводит к истинному прощению и исцелению. Это долгий путь, но путь освобождения.
Ангел глубоко вздохнул и робко спросил:
- Миша, я так мало осведомлен… Ты уверен, что я не угроблю ее?
Архангел искренне засмеялся предположению. Храм расслабился и открыл двери.
- Ты помнишь свою прошлую жизнь?
- Я, пожалуй, эту уже плохо помню.
- Все твои воспоминания – это жизни Милы. Ты и есть она. А я есть вы. И все мы есть Храм. Мила исследует свою мерность, ты – следующую, и так без конца. Полагаю, Храм, как и все наши Боги, уже организовывал разведывательные операции в следующую Вселенную. Нельзя угробить вездесущее.
Храм одобрительно заиграл колоколами.


16.12.2016.


Рецензии