Инфантил на Бер-муд-ах 5

Глава 5. Я с красавицей блондинкой...

      "И слово было к Богу"...
   Подозреваю, Всевышнего кто-то "развел"
   на создание мира вообще и человека в частности.
   Философское от автора

   Еще с вечера выбрал среди натасканных Игорем древесных стволов два полновесных посырее-посвежее и уложил  друг на друга в  костер. Такое сооружение --  на Северах его называют «нодья» --  может неторопливо гореть пять-шесть часов, отпугивая нежелательных диких хозяев, которые, как я подозревал, на острове водились.
   За недостатком времени не удалось серьезно осмотреться. Судя по количеству древесного хлама и толстому плодородному слою в глубине островка, здешняя экосистема копилась веками, не претерпевая серьезных катаклизмов. Островок расположился на подводном хребте, разделяющем противоположные морские течения. На юг направлялось холодное, светлое, закипающее бурунами на скальных берегах; и омы-вающее «наш берег» течение с юга, в котором между делом сегодня от души пополоскались.
   Затекли ноги и, осторожно двигаясь, привел себя в горизонтальное положение. Красивая головка модельной блондинки плавно перетекла на мою грудь, а руки обхватили нежно и плотно, с явным намерением держать и хранить. Мелькнула в мозгу игривая бардовская строчка:  «Я с красавицей блондинкой,  я с красавицей в обнимку, на песчаной полосе»*. Ничем не объяснимое доверие принесло легкое волнение, возбуждение и ответственность.
   С детства приобщенный к чтению, черпал ориентиры из русской классики: стать «комильфо», как Лев Толстой; знать «довольно по латыни, чтоб эпиграфы разбирать», как Евгений Онегин. Знать цену всем и презирать людей вообще и женщин в частности, как Печорин. Как Александр Сергеевич, составить список из ста семи любовниц... Купил абонемент в театр: семь опер и шесть балетов – и все посетил. Дитя классической литературы. Надо же было додуматься.
   Привычка ставить высокие цели и героически достигать рубежей ушла незаметно и тихо годам к тридцати. Цель накопить денег   казалась сомнительной изначально. Деньги пришли и скоро ушли, не подарив радости и оставив кучу проблем; деньги пришли – деньги ушли…  Когда они ушли в очередной раз, то увели цели и желание их ставить. "Даже когда не видишь цели, надо к ней идти, и цель сама найдет тебя и сделает счастливым" -- глянцевая фраза из рекламного проспекта турфирмы.  Видимо,  я должен быть благодарен ребятам за подаренные ответственность и желание заботиться о милой,  доверчиво прижавшейся к моей груди блондинке.
   Вечерняя чернота ночи чуть отступила. Незнакомые южные звезды светили ровным ярким светом, и неестественно повернутый месяц неподвижно и неискренне улыбался из-за растрепанных причесок прибрежных пальм. Уютно потрескивал костер и, как пишут в плохих романах, ничто не предвещало беды….
-- Ой! ее-, ни хрена себе, … е…ть! – голос вежливейшего из дачников, склонного к наукам и размышлениям Степана Сергеевича, сыпал бессвязными просторечиями и неприличными словами.
   Я придремал и пропустил начало спектакля. Бережно освободившись от объятий Ирины, бросился к костру,  забросил в огонь большую охапку сухой травы и хвороста. Поднявшееся пламя осветило толпящихся в центре спального настила туристов, и обтекающие помост с двух сторон, взблескивающие в свете костра всеми красками, живые ручьи змеиных тел. Теть Валя, традиционно вооруженная двухметровой жердиной, одна стояла на краю помоста и пресекала попытки пресмыкающихся спрямить путь и проползти через полати.  Шорох змеиной кожи по песку и раковинам-ракушкам сливался с шипением гадов в сплошное непрекращающееся «шу-у-ш».
   Шестиметровая анаконда, едва подняв голову над потоком, получила от теть Вали крепкий тычок в район уха.  Контуженное земноводное сделало пируэт по всей длине и поползло быстрее, оглядываясь и показывая теть Вале раздвоенный язык. Мужественная женщина погрозила жердиной, и ушибленная голова питона торопливо нырнула к земле. Как не восхититься теть Валей и ее жердью.
   Животные не нападали, а убегали, и память услужливо подсунула соответствующую страничку романа   Жуль Верна. Там убегали парнокопытные, здесь – безногие. Прошел вдоль змеиного ручья. Каких только тварей тут не было: от десятисантиметровых ядовитых «стрелок» до трубообразных питонов-удавов. Поток пересекал пляж и сливался, баламутил хвостами воду, постепенно смещаясь в глубину, откуда уже доносились пушечные хлопки акульих хвостов. Хищники со всего океана сплывались на неожиданную халяву и удачную охоту.  Вслед за змеями замелькали в траве разрозненные группки грызунов: кролики и крысы. Я поднял Ирину на руки и, стараясь не наступать на кишащую под ногами живность, перенес на помост.
 -- Беда, Степан Сергеевич. Крысы с корабля сбежали, а нам податься некуда. Хотя бы до утра стихия потерпела.
-- Чтобы успеть по светлому побарахтаться в океане, -- громогласно, видимо, освобождаясь от пережитого страха, пошутила Марина. Обняла меня за плечи и прислонила к спине свой четвертый размер. – Не нагнетай, Андрюх, прорвемся.
   Ирина и качок Игорь сверкнули глазами и агрессивно придвинулись. Изольда засуетилась, торопливо растолкала народ по кругу, освобождая место для драки.
-- Марина, не провоцируй, -- мягко освободился из объятий и поднял руку. -- Мальчики и девушки, хочу ошибиться, но, похоже, к нам идет беда: землетрясение, вулкан, цунами или что-то еще более страшное. Звериный исход ничем другим объяснить не могу. Предлагаю начать готовиться к спасению.
-- «Предлагаю построить ковчег»,**  -- неуместно и неправильно процитировал классика Артур.
-- Или сразу боевой корабль «Арго», а  оставшиеся дни посвятить поиску золотого руна, -- критикесса Лора  не могла оставить последнее слово за поэтом.
-- Позавтракать надо сначала, -- теть Валя левой прислонила к груди  лысую головенку хлюпика  Федора, а правой воинственно оперлась на боевую жердину.
-- Теть Валь, вот не пустят вас в самолет с этим дрючком.
-- Как раз с ним и пустят, -- отрезала теть Валя. – Говори, раз начал.
-- Из бревен, запасенных Игорьком, необходимо собрать плот на случай наводнения. Артур, старший по стропам, выдай каждому по веревке. Нет, Марина, не вешаться, а привязаться к пальме, или ее вершине, или к другу, чтоб не унесло поодиночке. Каждый прямо сейчас берет себе одеяло и носит под мышкой, чтобы завернуться и не умереть от переохлаждения.
-- Доставка тела на Родину равна цене билета в эконом-классе, --  неожиданно проинформировал, выглянув из-за теть Вали, хлюпик Федор.
-- Желающие сэкономить на билетах одеяла не берут и вешаются молча.  Степан Сергеевич белыми ракушками выкладывает большую надпись «Спасите наши души».
-- Чтоб с самолета увидали, -- догадался Игорь.
-- Я такую длинную за три дня не успею, -- повинился-признался Степан Сергеевич,  а «пышка-кругляшка»  Изольда уперла руки в нижние «двести» и агрессивно уставила на меня «двести» верхних.
-- Степан Сергеевич, -- примирительно засмеялась Лора. -- Только три английские буквы.
-- Не обучен языкам иноплеменным, -- все еще обиженно, но с оттенком гордости похвастался Степан Сергеич, а Изольда повернула свой калибр на Лору.
-- Светает. Лора, стремление не знать иностранных языков -- это часть русского патриотизма, -- попытался шуткой сгладить конфликт. -- Сам со школьных лет отзываюсь на "шпрехен зи дойч", но только одной фразой  "Ви хайст ду?" и нецензурный ответ по-русски. Полиглотам нас не заморочить. Давайте шевелиться. Девушки…
   Отправил Ирину и Марину собирать папоротник и валить в костер, надеясь, что с моря заметят густой дым.  Пока не поднялось солнце, скатали и увязали плот в два наката: восемь бревен внизу, шесть поперек сверху. Прищемили палец Федору и, не дожидаясь теть Вали с жердью, поскорее отправили парня ломать ветки для костра.
   Лора позвала полюбоваться надписью: Степан Сергеич заканчивал последнюю «S».
-- Подайте денег, -- по-обыкновению, неостроумно схохмил Артур.
-- Объясни, -- обиделся дачник...
-- Доллар-ноль-доллар, -- торопливо выговорил Артур, пятясь заодно от Игоря: общеизвестно, если спортсмены  не понимают или «не догоняют», они свирепеют.
-- И ничего не случилось, -- покровительственно разулыбалась теть Валя, протягивая миску-кокос. – Зря,  Андрюш, надрывался-паниковал.
   Взрослая женщина успокоила попавшего в смешную ситуацию несмышленыша, добрая душа. Общая работа и коллективная болтовня мешают замечать опасность, а я одиночка, мне замечать, слышать и думать «сам бог велел». Над островом повисла тишина: не стрекотала мошкара, не шуршали крабы и змеи, не пели птицы и не шелестели листья. Солнце, поднимаясь с востока, не белело, а все более налива-лось красным, жутковато, матово расплывалось в белесой густеющей дымке.
   Не летели самолеты почитать красиво выложенный SOS. Не плыли пароходы взглянуть на черный дым от нашего костра... два черных дыма. Второй гуще и чернее нашего поднимался на противоположной скалистой стороне острова.
-- Море убегает, -- удивилась Изольда.
-- Остров поднимается, -- поправила Марина.
-- Море волнуется,  раз,… -- начал поэт-хохмач, и Лора продемонстрировала критику действием.
   Потирая ушибленную о поэта руку, задала вечный литературный вопрос:
-- Что делать?
-- Одеяла и веревки держите в руках или привяжите за спину.  От плота не отходим. Если начнется камнепад или пепел, ныряем в шатер под защиту пальм.
   Земля под ногами задрожала, а воздух загудел, завибрировал низким утробным гулом.
-- Все к плоту.
   Хлюпик споткнулся, но заботливая рука подхватила и направила.  Безбашенные спортсмены с «гиканьем» и «гаканьем» скакали по кочкам и стволам деревьев. Артур пытался на ходу оправдаться перед Лорой. Дачник Степан Сергеич заботливо направлял стройную Изольду. Я глянул на не двинувшуюся с места Ирину, вздохнул, поднял на руки и привычно понес к «ковчегу» любимую ношу. Кажется, Ирина мурлыкала.
* Александр Новиков
** Владимир Маяковский


Рецензии
Вот это нормально. И, гляди, какие умные - надпись SOS выложили. Надеюсь, большим жирным шрифтом?

Но, как недостаток, мне кажется, - эта их какая-то беспечность. Надо побольше им испуга на себя напустить, а то они только в остроумии упражняются. Неуместно и нереально как-то.

С улыбкою,

Дон Боррзини   05.02.2017 05:36     Заявить о нарушении
Дон, помнишь в ужастиках герои всегда лезут в самые темные и страшные углы, а мои за счастьем придумали и ничего особо страшного не видят: солнце, океан, юга, блин)))

Анатолий Шинкин   05.02.2017 09:12   Заявить о нарушении
Все равно, уж слишком они выеживаются. "Будьте проще,..." как говорится. Или они все смертники? Тогда дело другое?
С улыбкою,

Дон Боррзини   05.02.2017 09:36   Заявить о нарушении
Или можно так - умные - пусть выеживаются, а какой дурак - пусть попаникует. С дурака какой спрос?
С улыбкою,

Дон Боррзини   05.02.2017 09:38   Заявить о нарушении
Во второй главе парень паниковал "Убить нас хотят, а деньги присвоить", но народ успокоил: "за тысячу баксов так далек убивать не возят, тюкнули у подъезда и готово"))

Анатолий Шинкин   05.02.2017 09:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.