Баба-Мара

Всё идёт из детства. там всё начинается, и туда всё приходит. Вспомнил и написать захотелось, почему- то, никакой видимой причины, просто так,о бабушке своей, о бабе- Маре. Собственно говоря -она никакая мне не бабушка была, а являлась родной сестрой действительной моей бабушки- Бабани, которую вы все знаете.Они были похожи- внешне, и совершенно разные по душе своей.Два разных характера,два мира.Имя её-Марфа, по паспорту. Вместе с сёстрами прибыли в Москву, в 20х, не дожидаясь ссылки по программе раскулачивания. Вместе с родителями, всё бросили, спасали себя. Бабаня сразу в Москве нашла подходящего молодого еврея, не из богатых правда, и быстренько вышла замуж, определив течение своей жизни. А баба Мара- нет, устроилась на работу, на кондитерскую фабрику им купца Бабаева,в бараке рядышком жила,когда дом для работников построили, тут же, рядом,дали ей квартиру- метров 20, там и прожила и проработала всю жизнь. Работа адская, в три смены, я пробовал как-то в молодости, не реально вообще. Была у неё война, был лесоповал, была статья сталинская (после его смерти- выпустили), она не рассказывала об этом никогда. Был позвоночник сломанный,(дерево упало, там на лесоповале), и потом, опять родная фабрика в три смены (Маруська, Танька, Верка)Ещё собака была, болонка, Жулькой звали. Я её помню. Я любил приезжать к ней на зимних каникулах.После шумного двора на Ленинском проспекте, бабаевский тупик поражал своей тишиной.Только иногда-гудок товарного, да протяжный визг электрички( рядом-три вокзала). Я полюбил там читать.Спокойно и хорошо.После чая и  пирожков с капустой,- лечь в высокие, мягкие перины, на кровать с железными шариками, на комоде-слоники.И книга погружающая в свой мир. Далёкий голос женщины-диспетчера, распределяющий по путям товарняки. Баба- Мара была одинока. Вообще-то у неё была Бабаня, был мой дед, мы с сестрой, были мои мама с папой, была Жулька, но не было мужа своего. Никогда. Не было в жизни любви, не было даже любовников,  Она была девственницей.И было- то ей тогда, может лет пятьдесят, а то и меньше,а я её помню живущей для нас, для Бабани, для дачи. Летом, вся работа по огороду, и вообще. всё тяжёлое было на ней. Взрослые часто подшучивали по поводу её девственности, на что она просто отвечала- ну не сложилось, не могу я без любви.( Бабаня-та могла, ещё как могла)А не жалеешь?-пытали дальше. Неа, я ж не знаю, какого это, чего ж жалеть-то? И как-то переставали шутить, разговор переводили на другое. а она шла пропалывать дальше "свою" клубнику.А ещё шутили над её не выдающимся умом( в отличии от Бабани).И она не обижаясь отвечала:- ну что ж теперь сделаешь, какой Бог дал, с таким и живу. Она мало говорила, всё больше о нас заботилась, никогда не читала(хотя грамоту знала и записать что-могла). Когда смотрели какой-нибудь фильм по телевизору, ей, раздражаясь обьясняли причины поступков героев,почему- Маша изменила, и почему Коля- ушёл.Поняла?- Ага протяжно отвечала она, только чего ж не жилось-то? И все чертыхаясь отворачивались и смотрели дальше.Забежишь в огород, среди бела дня, ягоду какую повкуснее сорвать, увидишь её, на корточках, вытирающую пот со лба,спросишь-как ты, баб- Мар? - Устала я что-то Андрюшка,хрипло ответит, не отрываясь от земли и глядя в неё, устала .На минуту становится жалко на душе, и клубника совсем не такая вкусная делается, но это быстро проходит, и ты бежишь обратно в потрясающий мир. Я никогда не видел её с книгой, никогда не видел, чтоб молилась, хотя иконы в доме были и Бабаню у них видели часто.Баба- Мара мне так и запомнилась, в огороде, среди картошки и клубники, в тренировочных синих рейтузах, с вытянутыми коленками.И почему- то всегда- жаркий, солнечный день.Сгорела она как-то быстро, месяца за три. четыре. Обнаружили рак лёгких, не операбельный уже, хотя не пила она почти спиртного и не курила никогда.Умирала у себя дома, у трёх вокзалов, и когда уже не вставала сама, мы все дежурили у её кровати, той самой, с железными шарами.


Рецензии