Тираэль и арканист

«Воспоминания могут вести вперед и тянуть назад.
Воспоминания не дают мне забывать о войне – войне, о которой многие не подозревают.
… но когда-то мы все окажемся втянуты в нее».
«Первая волна. Эпизод четвертый. Hypnotic».

* Примечание. Все непонятные слова в сносках в конце текста.

Глава 1.
Человек в темно-зеленом плаще стоял на краю погоста, поодаль от толпы. Когда налетел порыв ветра – слишком сырого и промозглого для начала осени, – он поспешно запрятал под капюшон выбившуюся светлую прядь.
Даже отсюда, издалека, он прекрасно видел серебряные монеты, закрывающие глаза покойника. Серебро – это хорошо. Серебро успокаивает, да только не всех.
- Ступай отседова! Неужто не ясно, что не получишь больше ни гроша?!
Человек, закутанный в тяжелый, напитавшийся влагой плащ и скрывающий лицо в тени капюшона, шарахнулся от сиплого голоса, словно от какой-то заразы.
- Мне и так… не заплатили. – Переведя дух, проговорил он, узрев пред собой никого иного как солтыса Щербицу, подумав при этом, что нервишки-то расшалились не на шутку.
- По работе и награда. – Устрашающе зыркая глазками из-под кустистых бровей пробурчал судья. – Это ж надо, старосту угробить. Пшел вон, мутант! Не то твоя яма следующая. – Бросил Щербица уже в спину уходящему.
Человек в плаще остановился. Плечи его напряглись, руки сжались в кулаки. Ему не хотелось размениваться на такую мелкую (и подлую) сошку. К тому же, это могло испортить репутацию. Но коли понадобится…
Не понадобилось. Солтыс улепетывал во все лопатки. Ведьмаку даже не требовалось оборачиваться, чтобы понять это. Точнее, ведьмачке.
Только выйдя за околицу, она стянула капюшон с белобрысой головы и вдохнула полной грудью пропитанный запахами леса воздух. Тут тебе и сосновая живица, и шалфей, и душица, и ведьмин корень.
- Лучшего обеда и желать не стоит. – Процедила она сквозь зубы.
Поясной кошель-то уже несколько недель к ряду оставался пустым. В последнее время ведьмакам все труднее было находить работу, особенно если ты женщина. Да еще симпатичная. Вот и приходилось прятать лицо под капюшоном, а фигуру – под жестким кожаным нагрудником и толстым плащом.
Расположившись на большом плоском камне у дороги, в надежде, что попадется попутная подвода, Тираэль принялась разбирать свои нехитрые пожитки в хараре. Лошади она лишилась еще до Янова дня, а сума осталась.
- Вот ведь оказия! – послышался за спиной громкий возглас, а затем присвист.
«Дьявол, пора мне в отпуск!» - подумала ведьмачка. Она так закопалась среди флакончиков с эликсирами и мазями, мешочков сушеных трав и растертых в порошок минералов, выжженных на деревянных пластинках рун да амулетов, что даже не услышала перестук копыт и скрип несмазанных осей приближающейся телеги.
Волосы на затылке Тираэль были острижены очень коротко, и она надеялась, что со спины в ней не признают женщину. А уж дальше – дело техники. Голос погрубее да походка покривее.
Накинув капюшон на голову, она проворно крутанулась на пятке.
Молодой парень сидел на облучке телеги, держа поводья в одной руке, и во все глаза пялился на нее. Сразу видно, кмет. Вол тощий. Одежда невзрачная, застиранная. Длинные сальные волосы запрятаны под ворот кафтана. Лицо простое, ничем не примечательное. Разве что большие серые глаза – пытливые, проницательные.
«Неужто догадался?» - подумала Тираэль, замирая всем сердцем.
- Садись, братец, подвезу.
У ведьмачки камень с плеч свалился. Только губы возницы изогнулись в какой-то странной ухмылке, и он, подмигнув Тираэль, указал на телегу.
Она обошла забитый мешками с капустой и тыквами возок и, закинув туда суму, лихо запрыгнула сама, едва коснувшись борта.
Парень скрыл изумление, лишь правая бровь немного приподнялась.
- Куда направляешься? – он с неохотой отвернулся и тронул поводья.
- Какое тут ближнее селенье?
Тираэль подавила желание бросить еще один взгляд на юношу. Еще чего не хватало!
- Тулья. – Возница чуть обернулся. Губы его растягивала улыбка.
- Тулья? – ведьмачка чуть не поперхнулась. Незаметно ущипнув себя за руку, она придала голосу серьезный тон: - Выходит, мне туда.
- Угу. – Отозвался парень и подстегнул вола хлыстом. Животина едва ли пошла быстрее. Хозяин, впрочем, ничуть не расстроился.
Ощущение, что он ее раскусил, продолжало крепнуть в Тираэль без всяких на то оснований.
- В Тулье нынче не сыщешь работы. Там две избы да кучка стариков. А вот коли до Алкмары доберешься, там тварей хоть пруд пруди. И водяной на мельнице, и кикиморы да мавки в болоте, и парочка вурдалаков найдется на погосте.
- С чего ты взял, что меня нечисть интересует?
- Дык по всему видно, что ты ведьмачка. Ой… - парень обеими руками зажал рот. Вол продолжал идти и без понукания, только еще медленнее, успевая  щипать сохнущую травку под ногами.
- Ну всё, сворачивай на обочину. – Тираэль понизила голос почти до шепота и, сунув руку в свою суму, принялась там рыться. – Придется тебя убить. Вол хоть и не лошадь, но тоже сгодится.
В руке ведьмачки сверкнули ножны, и парень вскрикнул от неожиданности.
Он прочитал десятки книг о ведьмаках, слышал о них сотни сказаний, даже сам в детстве хотел податься в их ряды, только способностями не вышел. Теперь все его знания будто вылетели из головы, ее затопил сплошной ужас.
Тираэль вытащила кинжал. Давно она им не любовалась. Сталь поблескивала даже в скудном свете, пробивающемся сквозь тучи, а символы рунограммы привычно успокаивали и придавали сил.
Ведьмачка поглядела на бледного от страха парня и вдруг рассмеялась. Звонко и заразительно. Так что даже уголки его губ дернулись вверх.
- Неужто ты поверил, будто я собираюсь тебя убить? Тебе ведь известен кодекс ведьмаков.
- Откк-куда… откуда ты знаешь? – хотя ведьмачка уже спрятала кинжал под одежду, дрожь в теле никак не унималась.
- По глазам вижу. – Усмехнулась Тираэль. – Ты не похож на простолюдина. Одежда и повозка – отличная маскировка. С ней можно провести кого угодно, да только не меня.
Он с облегчением выдохнул, и легкий ветерок всколыхнул не только челку Тираэль, но и верхушки ближних березок.
- И кто я, по-твоему?
- Запах капусты и гниющего зерна, конечно, перебивают все остальные, но я отчетливо чую серу и селитру. Ты запросто обращаешься со стихиями. К тому же, едешь в деревню, где полно нечисти. Хм, ты либо алхимик, либо заклинатель.
- Действительно, тебя нелегко провести. – Кривясь в усмешке, сказал парень. – Будем знакомы, я – Дерион, арканист.
- Ого! – у Тираэль глаза расширились от изумления. Она с опаской пожала протянутую руку. – Мне казалось, этим ремеслом уже давно никто не занимается.
- Арканистов осталось не больше, чем вас, ведьмаков. – Кивнул Дерион. – Но они есть.
- И зачем же ты направляешься в Алкмару? Подзаработать на поимке какого-нито оборотня?
- Мы не берем денег за свою работу в отличие от вашего брата. – Насупился Дерион. – А в Алкмаре существа куда более страшные завелись. Не гуль какой-нибудь, и не вампир, таскающий юных девиц из их спален. Церковные рыцари. Слыхала о таких?
- Еще один миф? – Тираэль пододвинулась к Дериону и села рядом с ним на облучок, свесив ноги. – Этот орден давно распался.
- Они сами пустили слух о распаде ордена. Так было выгодно духовенству. Зато теперь их появление наводит ужас на людей.
- Но ведь у них благие цели. – Возразила Тираэль. – Рыцари избавляют мир от скверны и греха. Они предают земле неупокоенных, борются с черными магами и некромантами.
- Когда-то так и было. Возможно. В стародавние времена. Сейчас мир не тот. Под прикрытием благих намерений, как ты выразилась, они совершают смертоубийство, избавляются от неугодных церкви. В Алкмаре убиты две знахарки – старуха и ее малолетняя внучка-сиротка. Какие уж тут благие цели?
- Почему ты уверен, что в убийствах замешан рыцарский орден?
- Когда ты увидишь их тела, никаких сомнений не останется. Намедни ко мне прискакал гонец с письмом от тамошнего старосты. В нем подробно были расписаны все повреждения на телах женщин. До того, как убить, их жестоко пытали. Прижигали кожу и каленым железом проткнули глаза.
- Святой Арасилдил! – выдохнула Тираэль. – Так только охотники на ведьм поступали, и то столетия назад. Чем же рыцарям помешали знахарки? Они ведь даже простейшую магию творить не умеют.
- Вот и я задаюсь этим вопросом.
Тираэль задумалась и замолчала. Арканист тоже смолк. Телега как раз проезжала мимо вышеозначенной Тульи. Вдогонку ей бросились деревенские псы, заливисто лая и норовя тяпнуть вола за ноги, а следом, улюлюкая, бежала детвора. Тираэль поразилась их виду: все сплошь лохматые да отощавшие, в перелатанной одежде больше похожей на мешковину с прорезями для головы и рук, с грязными ступнями вместо обувки, а ведь сезон хождения босиком давно миновал.
- Что тут за места? – спросила Тираэль, когда преследователи отстали от возка – и те, и другие. – Я нигде не видала таких бедных деревень, как тут.
- Откуда ты, ведьмачка? – спросил вдруг Дерион.
- Из Реиши, а родители были из Валаарта. Так мне сказали. Я воспитывалась при монастыре богини Аиглики.
- Я полагал, монастырское образование самым достойным, теперь что-то разобрало сомнение.
- Это почему?
Правая бровь Тираэль лихо изогнулась, и арканист снова хохотнул. «Что-то сегодня я чересчур весел», - подумал он.
- Когда тебе представляются, по правилам этикета полагается тоже называться.
- К чему тебе мое имя? Зови ведьмачкой. Я не против.
- Неужто оно столь уродливо, что ты боишься произнести его вслух?
- Вот еще! – фыркнула девушка и обиженно выпятила нижнюю губу. – Имя мое Тираэль.
Арканист дернул поводья. Колесо телеги налетело на камень. Она подпрыгнула и встала посреди дороги, перепугав вола. Тот повернул голову и покосился одним глазом на хозяина, будто укоряя в происшествии. Впрочем, сокрушался вол не долго. Тут же принялся щипать траву меж передних копыт.
- Эльфийка? – у Дериона подозрительно заблестели глаза.
- Нет, - Тираэль покачала головой, развевая все надежды арканиста. – И даже не фейри. Как мне рассказывала матушка Аластриона, на храм часто нападали. И нечисть, и обычные бандиты в поисках наживы. И всегда помощь приходила от эльфов. Меня назвали в честь их предводительницы, только на человеческом языке. Истинное уж слишком сложно было произносить.
Дерион посмотрел на небо и небрежно стегнул вола.
- Видать, сегодня уж в Алкмару не поспеем. Придется заночевать в лесу.
Арканист заметно пригорюнился. Тираэль стало вдруг совестно, что она – обычная ведьмачка, а не какое-нито сказочное существо из глубины веков.
- Гляди-ка, что там за свет?
Меж деревьями в стороне от дороги замелькал огонек.
- Знать, не придется нам на голой земле мерзнуть. – Приободрился Дерион. – Там постоялый двор. Я уж и забыл о нем. Сколько же годков я не бывал в этих краях!
В голове Тираэль теснилась тысяча вопросов, но она не осмеливалась задать хоть один арканисту. Она еще не поняла, какой он человек, можно ли ему доверять, и не получится ли как с теми бродячими музыкантами, что отняли у нее коня и все деньги.

Глава 2.
Когда телега, виляя меж деревьев, выехала к крыльцу трактира, темнота укрыла все вокруг иссиня-черным саваном. В траве все еще стрекотали запоздалые кузнечики. За копной сена, брошенной у коновязи, мелькнула тень небольшого зверька – дикой кошки иль куницы. На конек крыши присела сова и зажмурилась до поры до времени.
Арканист спрыгнул с козел, ловким движением перекинул поводья через голову вола и намотал их на коновязь.
Из трактира донесся чей-то высокий, почти срывающийся голос. По мотиву Тираэль узнала песнь о маге Сиэльфе. Пьяный исполнитель так коверкал слова, что героическая баллада превратилась в непристойные куплеты. Певца с позором согнали со сцены под всеобщий громкий топот и улюлюканье.
Дерион с трудом сдержал смешок.
- Не мешало бы горло промочить перед сном. – Сказал арканист, вытягивая шею в попытке разглядеть внутренности трактира сквозь закопченное окно.
Тираэль сразу уловила лживые нотки в его голосе. Вовсе не выпивка интересовала арканиста, а полуголые девицы, пустившиеся в пляс после провального выступления певца. Теперь его место занял другой музыкант, довольно сносно наигрывающий на мандолине «Луга сатиров».
Дерион наконец заметил, что ведьмачка пристально его изучает, и, откашлявшись, шагнул к двери трактира.
- Попытаюсь раздобыть нам комнату.
- Нам? – нахмурившись, спросила Тираэль. Она с удовольствием осталась бы снаружи. Завернувшись в плащ, можно улечься на телегу и долго глядеть на звезды. Но арканист уже скрылся внутри, и какое-то внутреннее предчувствие погнало девушку следом за Дерионом.
Таверна «Три кабана» ничем не отличалась от сотни таких же, разбросанных по бескрайним просторам княжества. По левую руку от входной двери тянулась полукруглая стойка темного дерева. За ней сидел угрюмый кмет в распахнутой на волосатой груди серой рубахе, больше похожей на рубище. Голову его венчала копна спутанных рыжих волос, а подбородок и рот прятались в такого же цвета бороде. Перед ним стояла кружка пива с массивной пенной шапкой и огромная миска тушеного мяса, которое бородач, нисколько не смущаясь, отрывал от костей руками. Потом откусывал от плоской черной буханки, и все это неторопливо пережевывал, запивая пивом. Пена хлопьями повисала на бороде, где и без того задерживалась добрая часть ужина.
Наученная горьким опытом, Тираэль подавила усмешку и быстро обхватила руками живот, который нещадно заурчал от такого обилия еды и запахов вокруг. Она надеялась, что те, мимо кого она проталкивалась к стойке следом за Дерионом, не услышал этого звука.
Зал с правой стороны был заполнен примерно на треть. В дальнем углу троица молодых парней играла в кости на щелбаны. За другим столом сидела еще одна изрядно подвыпившая компания. Девицы, веселившие публику, сбежали с деревянного помоста и растворились в глубине помещения, за темно-коричневым занавесом. Их место теперь заняли двое неряшливого вида музыканта. Оба с длинными, чуть не по пояс бородами. Один играл на виоле, другой – на медных трубочках. Уже с первых нот зал примолк. Тираэль тоже заслушалась.
Обычно ее походка была легче ветра – ни одна веточка не хрустнет в лесу под ее крадущимися шагами. Но сейчас ведьмачка слишком устала, проголодалась и поддалась убаюкивающей музыке, чтобы соблюдать осторожность. Проходя мимо бородача, расправляющегося с мясом, край ее плаща мазнул по руке мужчины, и его толстые как сосиски пальцы вмиг сомкнулись на запястье Тираэль, слишком тонком, чтобы принадлежать мужчине. Однако ведьмачья реакция не подвела и на этот раз – Тираэль выдернула руку еще до того, как большой и указательный пальцы кмета сдавили кольцо. Даже не взглянув в его сторону, ведьмачка бросилась к Дериону, который уже непринужденно болтал с хозяином таверны.
- Поверить не могу, что бродяга-Дерион вернулся в родные края. – Он похлопал арканиста по плечу и улыбнулся, широко и добродушно.
Тираэль насторожилась: Дерион, оказывается, из местных, а ей он ни слова не сказал об этом. В который раз поймав на себе настороженный взгляд девушки, он только пожал плечами, а потом быстро затараторил, представляя ведьмачку трактирщику.
- Это… Трир. – Дерион довольно быстро придумал ей новое имя, и все же пауза длилась дольше положенного. Тираэль надеялась, что трактирщик ничего не заметил. Но укрылось ли это от слуха кмета? Ей отчаянно захотелось обернуться и проверить, по-прежнему ли он сидит, склонившись над стойкой, или глядит в ее сторону, но она удержалась от соблазна.
- А это мой старый добрый друг Кирон, который тут всем заправляет.
Трактирщик поклонился, тряхнув седовласой головой, и обратился к Тираэль:
- Вы, милсдарь, видать в учениках у Дериона?
Боясь, что голос выдаст ее, ведьмачка только кивнула в ответ.
- Так и есть, - подтвердил ложь Дерион. – Довольно смышленый юноша, все налету схватывает. Быть бы ему ведьмаком, да где их теперь сыщешь?!
Лицо Кирона тут же скривилось, будто он заглотил целиком лимон.
- Не жалуют в наших краях нынче ведьмаков. Да и ты, Дерион, зря приехал.
- Меня Меорвир вызвал. Говорит, церковные ищейки повсюду шныряют…
Трактирщик приложил палец к губам и взглядом указал в сторону бородача, допивающего пиво, но было уже поздно.
- О чем вы там шепчитесь? О ведьмаках што ль?
Кмет послал по гладкой поверхности стола пустую кружку, и Кирон проворно перехватил ее, подставил под кран бочонка и, наполнив, тем же путем вернул.
Бородач сделал огромный глоток, будто умирал от жажды. На усах и бороде снова повисли клочья пены. Он даже не потрудился смахнуть ее.
- Давно пора выдворить всех этих отродий из княжества. Никакого проку от них.
- Вообще-то ведьмаки от нечисти избавляют, которая тут у вас обнаглела в край, что, не срамясь, под крыльцом шастает.
Все трое – кмет, трактирщик и арканист – уставились на Тираэль, ведь она впервые рот открыла.
- Боггарт малый. Дух или домовой. Бед много приносит. – Процитировала она параграф из бестиария. – Негоже такого под таверной держать.
- А я-то всё голову ломаю, - зычным голосом ухнул Кирон и хлопнул обеими ладонями по стойке. – То еда пропадет, то посуда разобьется – не понос, так золотуха. Парень у тебя и вправду толковый. Еще бы избавил от ентого самого боггарта, цены б ему не было.
- Это не по моей части, - с досадой покачала головой Тираэль. – Я – арканист, а не ведьмак.
- Ученик арканиста. – Уточнил Дерион. – Но мы можем кой-какой отвар изготовить, который отпугнет тварь и заставить бежать отсюда без оглядки. Верно, Трир?
- Верно. – Согласилась ведьмачка, напуская в голос побольше уверенности, хоть слыхом не слыхивала про такой отвар. – Вот и ведьмин корень у меня имеется.
Кмет только хмыкнул в бороду, ополовинивая кружку одним глотком.
Внезапно все звуки в таверне стихли. Еще до того, как распахнулась дверь и на пороге показались трое в сине-белых одеждах. Спины их покрывали бархатные плащи, а на груди синел крест, говорящий о принадлежности к духовенству.
Челюсть Тираэль поползла вниз, и ведьмачка с трудом вернула ее на место.
Церковные рыцари.
Один из рыцарей, взмахнув белым плащом, зашагал прямиком к хозяину таверны. Двое других – его солдаты – оглядывали зал.
Игра за дальним столом прекратилась, юнцы попрятали кости по карманам и опустили взоры долу. Музыканты на сцене притихли, отложив инструменты. И только кмет за стойкой как ни в чем не бывало продолжал потягивать свое пиво.
- Хозяин, пива нам, да поживее. – Молвил рыцарь, указывая на товарищей.
Кирон покорно кивнул. Достал из-под стойки три кружки и, наполнив их, поставил перед заказчиком.
Рыцарь смерил взглядом арканиста, затем Тираэль, и произнес:
- Что-то не видал я вас тут раньше.
- Так ведь, милсдарь, Дерион это! – вклинился трактирщик, указывая на арканиста. – Я с малолетства его знаю. В отъезде был…
Рыцарь скривил губы.
- Мальчишка что, тоже из местных?
- Гусей он пасет за рекой. – Неожиданно для всех вступился в разговор рыжебородый кмет. – Вот вы и не видали его.
Тираэль едва проглотила ком, заложивший горло. Пронзительный взгляд рыцаря буквально пришпилил ее к месту, словно бабочку к доске. Получив отчет, рыцарь потерял интерес к ведьмачке и вновь обратился к Дериону:
- А ты чем промышляешь?
- Я – лекарь, животных лечу. – Нашелся арканист. Как иначе объяснить связку маленьких мешочков с порошками и травами, притороченных к поясу?
- Хорошее дело. – Одобрил рыцарь. Развернулся в зал и крикнул: - Эльрион, Варам, время не терпит!
Солдаты заспешили к стойке, пока хозяин расщедрился на выпивку. Кружки их опустели задолго до конца беседы.
- Ты, трактирщик, надеюсь, помнишь, о чем я говорил в прошлый раз?
- Конечно, милсдарь Теодор! – поспешно закивал Кирон. – Коль чужаков замечу, так сразу к вам.
Рыцарь кивнул. Вроде собрался уходить (солдаты уже ожидали его у порога), да обернулся.
- Спасибо за пиво. – Небрежным движением Теодор швырнул на стойку золотую монету, и все трое покинули трактир.
- Даже не дотронулся. – Хмыкнул кмет, косясь на непочатую кружку. – Никто не будет?
Тираэль мотнула головой, Дерион пожал плечами, трактирщик все еще приходил в себя после нежданных гостей.
- Я не брезгливый. – Бородач подвинул к себе кружку, приподнял и выхлебал почти до донышка.
- Спасибо вам. – Тоненьким голоском проговорила Тираэль.
- Да чего там. – Отмахнулся кмет и вдруг помрачнел. – Видал я, как старуху намедни допрашивали. Так что живого места не осталось. Почернела вся. А девчонку ейную… - он снова махнул рукой и низко-низко опустился над стойкой. – Негоже молодым девицам тут оставаться. Уезжайте!
Тираэль вспыхнула. Бородач раскусил ее тайну в два счета.
- Трубку заведи себе. Глядишь, с голосом поможет.
Кирон непонимающе вращал головой, словно филин, то на Тираэль, то на рыжего, то на Дериона.
- О чем-то ты толкуешь, Фарен?
- Ни о чем! Знай, своими делами занимайся. Вона музыканты у тебя трезвые.
- И правда. – Спохватился трактирщик и заорал, подзывая музыкантов, которые больше филонили, чем развлекали посетителей. – Трой, Медор, подьте сюды!
- Спорим, эти двое тоже угадают, что ты не парень. – Шепнул на ухо ведьмачке Дерион и подмигнул ей.
- Не угадают! – сквозь зубы процедила Тираэль. Парочка выглядела не очень-то смышленой.
- Пари?
Тираэль посмотрела на протянутую руку арканиста словно на ядовитую змею.
- Какое условие?
- Хм… - задумался на секунду Дерион, а потом возликовал: - Коли узнают в тебе женщину, спляшешь любой танец, какой попрошу.
Глаза у ведьмачки загорелись.
- А коли не узнают, так плясать тебе!
- По рукам! – захохотал Дерион, предвкушая близкую победу. Слишком плавными были движения Тираэль, слишком нежным – голосок.
- По рукам.
- Эй, Кирон, разбей.
- Об чем спор? – трактирщик прежде насухо вытер руки тряпицей, а потом хлопнул ладонью, разбивая рукопожатие ведьмачки и арканиста.
- Узнаешь.


____________________________
Тираэль – персонаж в таких играх как Diablo, Heroes of the Storm. Один из высших ангелов Высоких Небес. Падший архангел справедливости.
Ведьмак – охотник за монстрами, представляющими угрозу для жизни людей.
Арканист – знаток тайн или таинственных средств; маг, использующий силу стихий.
Алхимик – человек, который занимается оккультной наукой, непосредственно связанной с химическими превращениями веществ.
Войт – глава крестьянской общины (выборный деревенский староста).
Солтыс – помощник войта, наделенный административно-полицейскими функциями.
Кметы – крестьяне, живущие на владельческих землях на праве как бы долгосрочной аренды.
Бестиарий – сборник статей о животных (в том числе и несуществующих), энциклопедия.
Гуль – жуткое существо с мерзкой внешностью и запахом, гробокопатель и пожиратель разлагающихся останков, не гнушающийся, однако, и какой-либо свежатинкой. Места обитаний: некрополи и кладбища, руины, подземелья и лабиринты, а также колодцы и оазисы в пустынях.
Боггарт (малый) – дух или домовой в английской низшей мифологии. Обычно боггарт дружелюбно настроен к хозяевам дома, но иногда способен и на злые проделки (отвязывает домашний скот, бьет посуду, крадет пищу).
Мавка – нежить, мифологическое существо женского пола, подобна русалке, но в отличие от неё не имеет кожи на спине, так что сзади у мавки можно видеть все внутренности.
Фейри – в кельтском и германском фольклоре существо, обладающее необъяснимыми, сверхъестественными способностями, ведущее скрытый образ жизни.
Ведьмин корень – собачье яблоко, цветок ведьмы, яблоко Сатаны, волшебный корень, окопник, Мандрагора. Ядовитое растение. В древности корень мандрагоры зачастую использовался в качестве сильнодействующего галлюциногена. Растение часто упоминается в колдовских рецептах средневековья.
Тулья – верхняя часть шляпы, шапки, фуражки (без околыша, полей, козырька).
Мандолина – струнный щипковый музыкальный инструмент небольших размеров, разновидность лютни – лютня-сопрано, но с менее длинной шейкой и с меньшим числом струн (четыре парных).
Виола – струнный смычковый музыкальный инструмент, по величине больше скрипки и меньше виолончели. Четыре струны.
Рунограмма – это особая формула, состоящая из трех и более рун, как правило, направленного действия. Может складываться в какое-либо слово, имя или заклинание.
Харар – мешок, тюк, большая седельная сумка из козьей кожи.
Янов день – праздник летнего солнцестояния, отмечается обычно в ночь с 23 на 24 июня.
Церковные рыцари – военизированный церковный рыцарский орден, занимающийся полицейско-карательными функциями по отношению к неугодным духовенству (нечисти, магам, колдунам и т.д.). Не путать с иоаннитами, тамплиерами и прочими.


Рецензии
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.