Просьба. Эмигранты

Я растерянно стояла в почти  пустой комнате. Окно без занавесок, у стены старый продавленный диван, а в углу – круглый стол и всего один стул. Совсем выцветшие обои не добавляли радости в облик квартиры.

- А вы, милочка, проходите и устраивайтесь, где сможете.
Видите ли, я сейчас совершенно не готова принимать гостей. Болезнь моя очень далеко зашла. Друзья из Англии оплачивают мою операцию там и очень хлопочут за меня, но мне не дают разрешение на выезд.
Очень прискорбно, так как при моей болезни здесь мне ничем не могут помочь. Я практически полностью потеряла зрение. Различаю только смутные силуэты.

У меня в горле появился ком. Я не могла совладать со своими чувствами.
Маленькая, худенькая старушка с выцветшими, с постоянно слезящимися глазами стояла в дверном проёме и, как все слепые, неуверенно держалась за стену.
Я собралась с духом и сказала:

- Ольга Константиновна, вы меня извините ради Бога и не сочтите за бестактность. Я принесла немного гостинцев. Если разрешите.

- Однако, душечка, вы меня ставите в неловкое положение, чем же я смогу вам отплатить за заботу?

- Да что вы, для меня  это не составит никакого труда, а наоборот, доставит массу удовольствия. Мне очень интересно общаться с вами, если, конечно, я не досаждаю своим присутствием.
    
Какой ужас! Какая страшная, беспомощная старость. Жилище и вид этой несчастной женщины меня просто убивали.
Я, избалованное дитя своих родителей, не знающая горя и лишений, была потрясена до глубины души.

- Ольга Константиновна, можно воспользоваться кухней? Мне необходимо выложить принесенные продукты и, если вы разрешите, я смогла бы, что-нибудь приготовить на обед.

Видела, что мои слова вызывают в ней двойственные чувства. Я так и предполагала, что неожиданная помощь может смутить её.

- Вы знаете, для меня это как-то непривычно.

- Ничего, можно я немного похозяйничаю?

Я пошла на кухню. Через час у меня всё было готово. Посуда практически отсутствовала, еле нашла пару тарелок и старую эмалированную кружку.
На автомате перевернула одну из тарелок и увидала до боли знакомое клеймо знаменитой фирмы. Уцелела она, вероятно, только потому что была треснутая и со сколами.

Усадив хозяйку за стол, и пододвинув тарелку с горячим куриным бульоном, вложила в её дрожащую руку ложку, а сама устроилась напротив.
Она же, поборов смущение, сначала очень робко, а потом жадно стала есть. Я поняла, что человек не видел пищи несколько дней.

После того, как обед закончился, а я вымыла посуду и прибрала, мы сели на диван. После некоторой паузы она спросила:

- А Вы не торопитесь?

- Нисколько.

И я услышала рассказ, который не забуду никогда.

Ольга Константиновна происходила из семьи очень известных художников. Получила превосходное  образование. Семья жила в Петербурге. Во время революции её родителей расстреляли, а она чудом уцелела и смогла эмигрировать в Англию. Живя в Лондоне,  участвовала в росписи главного православного храма. Приняла тайный постриг и стала монахиней «в миру». Когда же после известного Указа 1946 года русские начали потихонечку возвращаться на Родину, она тоже приняла решение вернуться, чтобы найти могилы родителей. Но её, как и многих других, ожидало горькое разочарование. 
Ольге не разрешили остаться и даже заехать в Ленинград. По предписанию она должна была сразу же проследовать к месту постоянного проживания - в один из городов  Средней Азии.  Вот теперь, после всего пережитого, Ольга Константиновна стала слепнуть. Конечно, слепота пришла не сразу: из года в год она теряла краски и очертания окружающего её мира.  Совсем скоро наступит полная ночь.
Я подумала, какое страшное испытание для художника, потеря самого главного для него – возможности видеть.
Она же, увидав во мне благодарного слушателя, не смогла удержаться и горько посетовала на то, что люди пользуются её слепотой и бессовестно обкрадывают.

- Вот видите, у меня почти ничего не осталась… - и  обвела рукой пустую комнату.

Я спросила, есть ли хоть малейшая надежда на то, что она сможет выехать в Англию,  где её ждут и смогут сделать операцию, которая вернет ей зрение.  Горестно покачав головой, ответила:

- Нет. Надо быть реалистом. Мне не дадут разрешения на выезд. Это конец.

За окном совсем стемнело. Я засобиралась домой.
Ольга Константиновна вдруг очень разволновалась, взяла мою руку в свои сухонькие ладошки и, наклоняясь, поцеловала её.
Я была обескуражена и не могла вымолвить ни единого слова. Упали несколько скупых старческих слезинок.
Они были  святыми.

Вдруг она решительно встала и, держась за стену, направилась в кухню, через несколько минут  появилась вновь, в руках  держала плоский сверток.

- Будьте любезны, подойдите ко мне.

Я  подошла, и она протянула мне сверток.

- Это вам, за доброту и понимание, хочу подарить. Еле сохранила.

- Нет, нет. Я ничего не возьму.

- Нет! Вы возьмете. Именно  вас я так долго ждала. Думала, что уже не дождусь. Слава Богу, всё случилось! Вы, мне не откажете в последней просьбе? Я умоляю.

И с этими словами она попыталась упасть передо мной на колени.

- Что вы, как можно, Ольга Константиновна! Я вас прошу! Хорошо, я сделаю всё, что вы хотите.

Она протянула мне сверток. У меня в руках оказалось что-то плоское и твердое, сначала я подумала, что это книга.

- Это икона,- сказала она

- Что я буду с ней делать?

- Она сама скажет.
    
Вскоре я уехала из этого города. Ольгу Константиновну так и не выпустили из Союза, и она тихо умерла. Прошло много лет, жизнь сложилась непросто, но старинная икона всегда была со мной. 
    
Так случилось, что мой жизненный путь пересекся с человеком очень интересной судьбы. Не могла поверить в такое счастье, но у меня была возможность встречи с ним. Я протянула ему икону, завернутую в рушник:

- Это Вам от монахини Ольги.

Развернув сверток и увидев изображение, он перекрестился и, благоговейно поцеловав её, сказал:

- Большое спасибо, что передали. Я знал и ждал её, теперь она будет у меня в келье. Спаси, Господи.
    
В эту ночь мне приснилась Ольга Константиновна, она была молода, в образе невесты, и, улыбнувшись, сказала:

- Я узнала тебя, как только познакомили нас. Спасибо, что выполнила  мою просьбу.


Рецензии
Конечно после вполне обеспеченной и даже роскошной жизни перейти в обычную-ей было очень сложно.Вспомнился фильм "Раба любви"-там актриса и умирая не хотела поверить,что все изменилось.И была даже по-своему счастлива.что этим кончилось.

Ирина Давыдова 5   25.09.2018 20:34     Заявить о нарушении
Да, неоднозначные судьбы.
Спасибо за отзыв.

Анна Эккель   28.09.2018 20:30   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.