Мертвый город. Глава 7. Зал ожидания

 Они продолжали свой путь по городу, вмерзшему в вечность. Вокруг по-прежнему не было ни души; только ветер пел свою заунывную песню, отталкиваясь от разрушенных стен и набираясь сил в безлюдных пустых переулках. Дома обступали их, словно мрачные молчаливые тени: их силуэты возвышались над городом, упираясь в купол серого неба с клочьями застиранных облаков. Саша бросал по сторонам настороженные взгляды, держа оружие наготове.
 Они шли на вокзал. Он располагался в центре города, до него было около часа пути. Саша планировал попасть туда глубокой ночью, убедиться, что там тоже царит разруха и запустение, переночевать там, а утром направиться к выходу из города. По пути он обследовал брошенные на дороге автомобили. Они давно умерли, преграждая им путь своими громоздкими железными телами, но он продолжал надеяться на чудо.
  Марк молчал. Он плелся следом за Сашей, как старый преданный пес, спотыкаясь и падая от усталости, но упорно вставал и двигался дальше.
После того, что случилось, Саша не хотел даже слышать его голос, и его вполне устраивала эта напряженная, пристыженная тишина.
  Здание вокзала показалось вдали острым незыблемым шпилем. Рельсы опутали все прилегающее пространство своей клейкой седой паутиной. Поезда стояли, понуро опустив головы, как усталые лошади. Стрелки часов на главной башне замерли на цифре «12».
Они зашли внутрь. Саша осмотрел помещение, удостоверился, что людей нет и здесь тоже.
  Зал ожидания встретил их сдержанным молчанием. Величественные арки, впустившие в себя мрак и отчаяние, притягивали и тут же отталкивали своей раздавшейся вширь пустотой. Разбитые окна билетных касс, словно ржавые клетки, пугали и завораживали. Ряды покосившихся стульев тут и там зияли пустотами, напоминая черные полости от выбитых в пьяной драке зубов. Постепенно, шаг за шагом, в широкие окна просачивался слабый мерцающий свет. Наступало утро. Саша широко и вкусно зевнул и расположился на жесткой деревянной скамье с широкой укрывающей спинкой, поджав по себя ноги. Он крепко обхватил руками прохладный ствол вновь обретенного оружия. На Марка он не смотрел.
  Резкий отрывистый крик вырвал его на поверхность реальности. Он вскочил, дико озираясь по сторонам. Остатки сна выветривались из его тела, выступая на поверхность каплями холодной росы.
  Это кричал Марк. Он сидел, скорчившись, в самом темном углу. Саша подскочил к нему, бухнулся рядом, заглянул в лицо. Оно расплывалось, кривилось в жутких гримасах, приобретая причудливые абстрактные формы. Оно словно отделилось от его отяжелевшего тела и парило в пространстве, проживая свою собственную маленькую жизнь. Размытый фокус жидких, как ртуть, зрачков, смотрел в неведомую пустоту. Он кричал, громко и отрывисто, как большая хищная птица. В паузах между криками он что-то бормотал, сосредоточенно глядя в одну, известную только ему, точку. Его руки непроизвольно дергались, голова то кренилась на бок, то запрокидывалась назад. Тонкая струйка слюны, словно пушистая шерстяная нить, выбившаяся из оставленного кем-то клубка, моталась из стороны в сторону, растягиваясь и почти достигая его впалой, тяжело вздымающейся груди.
  «Лети. Я ловлю. Лети. Я ловлю. Лети».
Он повторял эти слова снова и снова, звук его голоса нарастал, становился все громче и шире, как круги на воде.
  Саша потряс его за плечо. Он не отреагировал, он словно находился в плотном непроницаемом вакууме.
  «Марк!» - с тревогой воскликнул Саша, тщетно пытаясь перекрыть волну этих страшных повторяющихся звуков, перемежающихся отчаянными криками рвущейся из него боли.
  Он не слышал его. Он оставался в глухом оцепенении,  он был отрезан от реальности, его целиком поглотило что-то темное, выбравшееся из глубин его подсознания, упрямое, злобное, неподвластное ему. Больше неподвластное.
  Он кричал несколько часов подряд. Саша сидел рядом и крепко держал его за руку. Неожиданно крик оборвался на тонкой отрывистой ноте и Марк, обессиленный, рухнул на пол, закрыв, наконец, свои страшные, больные глаза.

 - Ты кричал всю ночь.
 - Со мной все в порядке.
 - Я бы так не сказал.
 - Мне приснился страшный сон. Я никак не мог проснуться.
 - Твои глаза были открыты. Это был не сон, Марк. Это был приступ. Приступ чего? Ты болен?
 - Я в порядке, я же сказал.
 - Если ты болен, скажи.
 - Я в порядке. Оставь меня в покое!
 - Лети. Я ловлю. Кому ты это говорил?
 - Я не помню. Это был сон.
 - Ладно.

На улице разыгралось ласковое приветливое утро. Оно виляло хвостом, щурилось от удовольствия, позволяя гладить себя кончиками пальцев. Его гладкое прогретое тело разлеглось на перекошенных крышах, лениво пуская вниз яркие солнечные блики.
Они шли бок о бок, погрузившись в свои мысли, путаясь в них, оступаясь. И, когда между печально склоненными друг к другу домами промелькнула длинная полупрозрачная тень, они не заметили этого и продолжали идти вперед.


Рецензии
По-прежнему интересно, захватывает.
Но у меня впечатление, что подобное читал!
Не могу вспомнить, тоже большой роман.
Все же пора переходить к активным действиям.
(Синопсис для фильма?)
Удачи!

Владимир Митюк   14.06.2017 10:09     Заявить о нарушении
Владимир, спасибо! Вспоминайте, потом расскажете! Может, такое ощущение сложилась из-за ситуации с оружием, которое оказалось в руках Марка? Похоже на стойкий маленький штамп. Но мне хотелось показать тем самым его нестабильность, его постоянную внутреннюю борьбу.

Попова Наталья   14.06.2017 13:59   Заявить о нарушении
Активные действия - уже скоро. Главы через две.

Попова Наталья   14.06.2017 14:00   Заявить о нарушении