Мертвый город. Глава 8. Другие люди

  До выезда из города оставались примерно сутки пути. Им нужно было собрать необходимые вещи, воду, еду, желательно, патроны, - все, что помогло бы им дойти до следующего населенного пункта. Не просто дойти. Выжить. Что-то подсказывало Саше, что это безмолвие таит в себе большую опасность. Поэтому, прокладывая путь до края, он изменил  привычный маршрут, включив в него магазины, в которых когда-то продавались простые банальные вещи, сегодня превратившиеся в необходимость. Он знал этот город. Это знание позволяло ему уверенно кромсать его поверхность, покрывать унылую пустынную карту тонкими линиями, соединяющимися между собой. Из-за крюков, которые он наметил по пути к цели, время в пути увеличилось, и в пункт назначения они должны были прибыть послезавтра утром. И это при условии, если они будут идти всю ночь, не делая перерывов на отдых и сон. И если Марк ничего не учудит. И если им не встретится кто-то, способный отнять их время, а, быть может, и жизнь. Саша вздохнул. Слишком много «если». Прямо как в настоящей жизни.
  Первым по списку был супермаркет: большой, когда-то сверкающий равнодушными огнями и зеркальными витринами. А сейчас превратившийся в потемневший от времени скелет огромной древней рептилии. Внутри было много места, но это усугубляло их рискованное положение. Чем больше места, тем опаснее. Между рядами полупустых шатких полок они были как на ладони. Но у них не было выбора. Маленькие уютные магазинчики были давно разграблены или разрушены чьими-то невидимыми руками. Поэтому им оставалось исследовать большие пустынные пространства, в надежде отыскать хоть что-то, мало-мальски пригодное для их новой жизни.
Саша изучал продуктовый отдел миллиметр за миллиметром, сгребая все, что находил, в перекошенную магазинную тележку. Тушенка, лапша быстрого приготовления, шпроты в масле, бутылки с водой, пачка сухарей, пара банок пива, кусок мыла, цветная россыпь зажигалок. Он собирал это все из глубин магазина, словно жемчуг со дна океана, радуясь каждой новой находке. Он бережно складывал свои сокровища в стоящую рядом тележку и не мог избавиться от стойкого ощущения, что сейчас он пойдет на кассу, оплатит все это и выйдет на оживленную шумную улицу. Придет домой, расставит все по местам, включит телевизор, посмотрит новости. Не придет. Не включит. Не посмотрит. Только сейчас он осознал, что этот город отнял у него все. Отнял его мечты, стремления, маленькие победы и тихие радости. Отрезал от него огромный ломоть и засунул в рот, сочно перемалывая его крепкими стальными зубами. Поглощая без остатка. Растворяя его в себе. Саша зажмурился, прогоняя обратно, внутрь, упрямо наползающие слезы. Чтоб отвлечься, поискал глазами Марка.
  Марк стоял во весь рост, не скрываясь, в закутке, заваленном книгами. Он с шумом перелистывал страницы, увлеченно погружаясь в чью-то выдуманную историю.
Саша подошел  к нему быстрым, размашистым шагом.
 - Ты что, совсем? - набросился он на Марка. - Я же сказал, не высовываться.
Марк с сожалением закрыл книгу. Поднял на Сашу печальные глаза.
 - Удивительно, - тихим, задумчивым голосом произнес он. Они все забрали. А книги не тронули. Наше спасение в них, наши знания, наша сила... А они — не тронули...
 - Потом это обсудим, - пообещал ему Саша. - А сейчас нам нужно идти.
Его взгляд упал на газету, распластанную на полу. Она пожелтела от времени, она лежала перед ним, не скрываясь, высокомерно отгородившись от насыпи небрежно сваленных книг. Она кричала ему в лицо, что прошло уже два года. Два года с тех пор, как Костик пришел к нему в гости, радостно улыбаясь.
  Кровь прилила к щекам, загудела в висках, как тяжелая наковальня, отливая свинцовые болванки в его оглушенном мозгу.
  Восьмизначная дата расплывалась перед его глазами в большую чернильную кляксу, делая все вокруг таким же размытым и несущественным. Ничтожным. Исчезнувшим. Как эти два года, вырванные из его жизни.
  Он наклонился, поднял газету с пола, медленно повернулся к Марку.
 - Какое сегодня число? - спросил он охрипшим голосом.
 - Я не знаю, - растерянно ответил Марк.
 - Что ты вообще знаешь? Что ты знаешь??? Прошло два года! Два! Сука! Года!
 - Это старая газета, - раздался совсем рядом тонкий женский голос. - Одна из последних.
  Он ошалело повернулся на звук. Она стояла прямо перед ним — худенькая, совсем еще юная, с прозрачными розовыми ушками и белокурыми локонами, небрежно торчащими в разные стороны из аккуратной, как у фарфоровой статуэтки, идеально круглой, с мягкими линиями, головы. Ее огромные серые глаза разглядывали его с нескрываемым любопытством.
 - Ты кто? - глухо спросил ее Саша.
 - Алиса, - ответила она. - А ты не знал, да? - задала она по-детски неловкий вопрос, указав кивком головы на газету, сжавшуюся на грязном полу.
  Он не знал. Он ничего уже не знал.
 - Ты одна здесь? - спросил он, быстро озираясь по сторонам.
 - Одна, - спокойно ответила она.
 - Алиса, что здесь случилось? Почему все так... Так изменилось? - в его голосе прорывалось отчаяние, он вдруг захотел обнять ее, впитать в себя ее сладковато-молочное тепло, просто чтобы согреться. Ему было холодно. Очень холодно.
  Она выпрямилась, заглянула ему в глаза. И ответила твердым, торжественным голосом:
 - Случилась война.
 - Какая война? Почему? Где все люди?
 - Ты задаешь слишком много вопросов, - она с сожалением покачала головой. Повернулась к Марку. - Ты прав насчет книг. Я тоже так думаю. Книги нужны. А они не понимают...
 - Кто — они? Где все люди? Алиса! - он схватил ее за плечи, ее голова запрокинулась. Она смотрела на него снизу вверх.
Люди спрятались. Но будьте осторожны. Плохие люди совсем близко. А хорошие — далеко.
  Его выводил из равновесия этот странный разговор. Он хотел знать правду, а она играла с ним, дразнила его, загадывала свои дурацкие загадки. Он не знал, как заставить ее говорить. Прицелиться в нее из ружья? Ударить? Заорать на нее? Но она же совсем ребенок...
  За окном раздались крики, смазанные шумом борьбы. Саша осторожно выглянул на улицу. Трое мужчин избивали одного. Били жестоко, ногами, вкладывая в каждый удар всю энергию своих мощных пружинящих тел. Мужчина закрыл руками голову, пытаясь защититься от сыпавшихся на него ударов.
 - Эй! - крикнул им Саша, но они не слышали его. Их увлекла кровь и жестокость.
Он выбежал на улицу, приблизился к ним, навел ружье в массу потных ненавидящих тел.
 - Хватит! - заорал он, перекрывая глухие звуки ударов.
Все трое замерли на месте, как в старой детской игре.
«Морская фигура на месте замри», - вспышкой мелькнуло в его голове.
- Ты что, урод, лезешь не в свое дело? - парень в ярко-желтой футболке выпятил хлипкую грудь, игнорируя направленное на него оружие.
«Море волнуется раз...»
 - Жить надоело? Думаешь, тебе поможет твой гребаный дробовик?
«Море волнуется два...»
 - У меня тоже кое-что есть. Подлиннее, чем твоя пушка. Показать?
«Море волнуется три...»
  Они двинулись на него плотной стеной. Эта стена дышала отрывисто и тяжело, скрывая свой страх между обожженными кирпичами решимости и губительного стадного чувства.
  Он едва коснулся пальцем податливого курка. Раздался грохот, повалил густой дым, стена распалась на три равные части. Одна из частей выла и каталась по земле, прижимая рукой простреленную штанину с расплывающимся на ней кровавым пятном.
 - Валите отсюда, быстро, - приказал Саша, убедительно поведя стволом в их сторону.
  Они подхватили своего раненого лидера и стремительно, рваными скачками, умчались прочь.
  Мужик со стоном поднимался с земли. Когда он посмотрел на Сашу, тот невольно отшатнулся. Лицо его превратилось в кровавое месиво, из разбитого перекошенного от боли рта торчали обломки зубов. Рубашка была изодрана в клочья, правая рука безвольной плетью свисала вдоль тела.
 - Ничего, ничего, - успокоил он Сашу. - Пройдет. Все пройдет.
Они вернулись в полумрак супермаркета. Ни Марка, ни Алисы, ни тележки с продуктами не месте не оказалось.

Дорогие друзья! Пожалуй, на этом я пока остановлюсь.
"Мертвый город" почти дописан. Добавила главы в основную часть, чтобы "Мертвый город стал объемным и цельным. Отполировала разгадку, которая удивляет и побуждает подумать. Относительно полной версии "Мертвого города" сообщу в ближайшее время - в октябре 2017 г. выходит электронная версия "Мертвого города".
Спасибо за то, что Вы есть!

С уважением,
Наталья Попова


Рецензии
ужас накатывает.
попробуем разобраться, что дальше.

Владимир Митюк   15.06.2017 09:58     Заявить о нарушении