Вглядываясь в муть. Диалоги о прекрасном

- Что толку то?.. Он один… Против невъебенно подлого зверюги. Всенародно, блять, избранного. Подтёршего жопу конституцией, куда сдуру вписали словечко «подряд». Шансов у него – около нуля.
- Ага… Как у ветхозаветного Давида. Таких прецедентов в мировой истории – «КАМАЗ» с прицепом. Тут важно словить мистическое завихрение от небесных сил… Которое камешек направит зверюге точно промеж глаз.
- Давиду было проще. Ему не светило пять чечнских пуль в спину. На Немцовом мосту.
- Можно подумать что он не в курсе. Что они там не ограничены в средствах. И кокетничать не будут. Морду не сгофрируют. Когда загорятся покрышки и перед ними встанут кандидаты в Небесную сотню.
- На Тверской эта сотня будет со многими нулями…
- Вот в этом то и весь драйв. Что чувак этот пока не скурвился. Выбор у него не большой. Вверх или вниз.
- Ладно… Вообразим невообразимое – он победил. И чо? Счастье штоли?
- Нет, блять… Будет Борис Николаевич Ельцин, борец с коррупцией. Будет лежать неделю пьяный как бревно… А обер-секретарь комментировать – «Президент работает с документами».
- А не будут ли Сечкин с Усмановым заменены на Волкова с Албуровым?
- А даже если и так… Я за любой движняк кроме похоронной процессии. Но даже в худшем варианте – нас ждёт несколько прекрасных дней. В первый же из которых Владимир Рудольфович блять-Соловьёв будет прогнан по Садовому кольцу в обосранных подштанниках. Ссаной тряпкой. Против часовой стрелки
- А тебе то что с того?
- А собственно – ничего. Кроме удовольствия. Эстетического. Но оно того стоит.
- Слушай… Я начинаю догадываться – Владимир-блять- Рудольфович понимает что его ждёт. Какое шоу.
- Более того… Этот особо запашистый российский патриот внезапно вспомнит о своих корнях. С Садового кольца он свернёт на Ленинграку в направлении Шереметьева. На ближайший рейс до Бен Гурион интернейшинел. Искать защиты и покровительства. Мы не будем ему препятствовать. За него уже скромно извинился выдающийся мыслитель-сионист Владимир-Зеев Жаботинский – «Позвольте нам, евреям, иметь своих подлецов».
МЫ ПОЗВОЛЯЕМ.


Рецензии