Аарон и Нова

А л е к с а н д р  П о т а п о в
Аарон и Нова
Р    а    с    с    к    а    з



                ...Без времени не будет начала и конца
                И быть в пространстве потеряет смысл.
                Кто знает, какая нам дана судьба,
                Кто в прошлое людей поставит, были.
                (А в т о р)

П р е д и с л о в и е

Эта история включает в себя три рассказа, которые связаны между собой. Нить времени связывает воедино разное время и разных людей загадочными событиями.
В этой книге два главных героя. Страшные и невероятные, порой запутанные ситуации, в которые попадают Томас и Марк на протяжении всего повествования, укрепляют их дружбу. Загадочный дом меняет судьбу не только главных героев, но и всех тех, которых они встречают на протяжении всей книги. Мистические образы и трагические развязки не заставят долго скучать. По сути, мы и в жизни сталкиваемся с подобными ситуациями, разочарованиями и предательством, всегда стоим перед выбором, который делает нас теми, кем мы стали. А на какую жертву готовы вы?
Я до конца не определил жанр трилогии. Каждый найдёт что-то своё. Кто-то задумается, а кто-то остановится уже на первой части. Героев книги можно любить или ненавидеть, презирать или переживать за них. Надеюсь, моя история порадует вас. Вам решать. Выбор есть, и он за вами.
Спасибо моим друзьям, которые поверили в меня с самой первой страницы. Этот рассказ я посвящаю Михаилу Т. и Роману А.





Глава 0
Начало

      «Мечтаете сесть за руль нового Мерседес S500? У нас открыты для вас двери! Каждый сможет ощутить представительский класс! Вы этого достойны! Только этой осенью скидка на все автомобили 2015 года! Ждем вас!»
–  Что это за реклама такая? Кто её только придумывает? И что, люди ведутся на это? – глядя на огромный экран в Макдоналдсе, спросил Марк.
– Я как-то не задумывался об этом.  25-й кадр есть во всем. Не хочу я снова о работе. Жду не дождусь, когда пройдет эта неделя, и начнутся выходные. Ты не забыл, у меня ведь отпуск? – прищурив глаза и посмотрев на Марка, проговорил Томас.
– Конечно, нет, дружище. У меня из головы всё никак не выходит та история, про которую я тебе рассказывал. Загадочное исчезновение пары в том странном доме... Тем более, всё это происходило неподалеку от места, где живут твои родители. Представляешь, история под твоим носом, – задумчиво произнёс Марк.
– Да, да. Эээ… 1989 год… Аарон и Нова пропали в том месте, забыл, как называется... Ты же знаешь, я не верю во все это. Кстати, как твоё турагентство? Когда ты сам уже полетишь в Египет? – протараторил Томас.
– Многие рассказывали, как там здорово: пирамиды, сафари и... – не успел договорить Марк, как его перебил Томас.
– Рассказывали? А сам-то что? Ну да ладно, дело времени, дело наживное. Я сам пока что только мечтаю о классной тачке. Живу, так скажем, в перспективе... Всё. Мне пора трудиться, обед закончился, – закончив говорить, Томас встал.
Они вышли из Макдоналдса. Марк пошёл проводить друга до парковки, подходя к которой Томас вспомнил об их первом знакомстве.
– Помнишь, как на втором курсе, когда ты перевелся к нам на факультет, ты мечтал о жарких странах и путешествиях? И с тех самых пор мы с тобой не разлей вода. Ты согласен со мной, Марк? – задорно спросил Томас.
– Так и есть, – подтвердил Марк.
Марк и Томас стали продавцами мечты, но так и не сложилось Марку отправиться в путешествие к пирамидам, о котором он мечтал.
«Я приблизился на шаг к своей мечте, и однажды она осуществится», – размышлял про себя Марк.
– Значит до выходных? – спросил Марк.
– Конечно! Уговор в силе. Мы поедем в твой таинственный дом и проведем там столько времени, сколько нужно. Если честно, не сильно верится, что мы сможем там встретить нечто необычное, если не считать старый и ненужный хлам... – скептически закончил Томас.
     Томас был избалованным ребенком, который как говорят, родился с серебряной ложкой во рту. Многое из его начинаний получалось, как будто за него кто-то уже все делал. Но ничего бы этого не было, если бы в детстве ему не помогло великое везение. Он любил плавать, но толком ещё не умел: очень быстро уставал. Однажды, заплыв на глубину и, не рассчитав силы, чтобы вернуться к берегу, стал тонуть. По близости никого не было. Он не помнил, что произошло потом… Томас очнулся уже на берегу. Молодой мужчина бил его по щекам, чтобы привести в чувства. Это лицо он запомнил на всю жизнь. Благодаря этому человеку у него сейчас есть все шансы, чтобы мечты могли стать реальностью. Он не стал никому рассказывать об этом случае, чтобы его не считали слабаком. С тех пор Томас держался подальше от водоёмов и рек.
      Они попрощались. Томас сел в свою машину и уехал. Марк, провожая его взглядом, немного погодя тоже пошел. Самые разные мысли посещали его и все они сводились к одному: к тому загадочному месту, которое скоро предстояло увидеть в реальности.
     «Скоро я смогу сам удостовериться в том, что же все-таки произошло в этом заброшенном доме...» – рассуждая на ходу, про себя проговаривал Марк.
…Два дня назад Марк получил на свою электронную почту письмо. В нём говорилось следующее:
«Здравствуйте. Вы меня не знаете. Мое имя Софи, я журналист. Я писала статью об одном случае, который произошел неподалеку от города, и наткнулась на интересный для Вас факт. Я провела собственное расследование и поняла, что нашла Ваших настоящих родителей. Хоть они и отказались от Вас в детстве, я думаю, Вам всё равно хотелось бы их разыскать. В городском архиве есть газета за 4 ноября 1989 года. Их звали Аарон и Нова»…
Перейдя через дорогу, Марк сел на лавочку, закурил свою любимую марку сигарилл «Captain Black». Затем из кармана пальто вытащил сложенную пополам старую газету: на первой полосе была напечатана фотография молодой пары, а над ней заголовок: «Молодая пара пропала при загадочных обстоятельствах…»
Дата на газете: суббота, 4 ноября 1989 года.



Глава 1
Лицо из прошлого

В квартире открылась дверь, загорелся свет в прихожей. Звон ключей, упавших на журнальный столик, облетел всю квартиру. С некоторой тоской и усталостью он, сняв пальто, прошёл на кухню к газовой плите. Все действия были словно заученными годами. Каждый новый день с идеальной точностью воспроизводил предыдущий. На электронных часах было 19:38. Сварив кофе и оставив его на плите, в полусумраке силуэт проследовал в ванную комнату. Настроив нужную температуру воды, Марк умыл лицо и задержал свой взгляд в зеркале.
Лицо приятной наружности, аккуратно уложенная прическа, строгие темные брови и прищуренный взгляд. У Марка было обычное телосложение: для его роста подходило вполне идеально. Его взгляд устремился сквозь зеркало. Марк думал о жизни и о своей главной мечте – найти своих настоящих родителей. Ему было уже 26 лет, но ничего не сдвигалось с места, и жизнь проходила мимо него. И завтра снова повторится в точности до минуты.
Из его головы не выходило письмо, которое он получил. Оно стало словно стартом, чтобы изменить что-то в своей жизни, начать действовать не по заученному сценарию, пересмотреть всё прожитое и приоткрыть занавес в своё будущее.
Включив ноутбук и зайдя на свою страничку в социальной сети, он стал набирать текст сообщения. Он писал Софи, той самой таинственной незнакомке, которая поведала ему об Аароне и Нове. Милая улыбка даже с фотографии дарила своеобразное счастье и тепло. Её очарование поражало его. Длинные и вьющиеся волосы, большие бездонные глаза…
     «Вчера я смог найти газету со статьей, в которой описывалось то самое происшествие. У меня к Вам появилось много вопросов. В статье говорится о каком-то древнем магическом ритуале. Насколько это вообще может быть правдой? Да к тому же журналисты всегда привлекали внимание читателей громкими заголовками» – набирая сообщение, чуть слышно проговаривал Марк, как будто она была рядом и могла его услышать.
Отпив глоток черного кофе, он словно машинально достал сигарету и, не успел прикурить, как неожиданно раздался звонок на  мобильный. «Алло, алло, я Вас слушаю...» – Раздались короткие гудки. «Возможно, ошиблись номером и повесили трубку» – подумал Марк.
На экране высветилось два новых сообщения: от Софи и от Томаса.
Софи:
     «Я же тебе писала, что это не выдумки. Тебе нужно попасть в то место. Уверена, ты сможешь найти там какие-то следы Аарона и Новы. А на счёт «громких» статей, это ты попал в точку, но, возможно, что и это слухи. В те годы то и дело были свидетели похищений НЛО, теперь почему-то никто об этом не говорит, людям нужно верить в «чертовщину» (смайлик)»
     Томас:
     «Привет (смайлик) Я готов к нашему приключению и завтра заеду к тебе после обеда (смайлик)»
     Марк Томасу:
     «Ок»
Часы показывали 20:38. Марк думал о Софи, думал о том, почему у нее такой интерес к этой истории, и насколько он готов встретиться с неизвестностью.
«Томас, друг мой, ты меня понимаешь, как никто другой, и, надеюсь, поддержишь. Ведь зная тебя, ты поступил бы также».
Расстелив постель, он лег спать. Ожидание завтра, словно манящая идея, не выходило у него из головы.
* * *
Вода ударялась о кафель, имитируя шум дождя. В квартире играла музыка в половину громкости. Из колонок раздавался глубокий бас и резкий бит ударных в сочетании с гитарой. Бормоча про себя мотив очередного трека, из душа вышел, обмотавшись полотенцем на поясе, Томас.
Аккуратно причёсывая волосы и пританцовывая в ритм мелодии, он смотрел на своё отражение. Томас был спортивного телосложения, и в свое свободное от работы время занимался спортом, дабы понравиться девчонкам, с которыми у него и так проблем не было. Очаровательная улыбка, густые брови, «овальный» разрез глаз, прямой нос, немного «монгольские» скулы. Его фишкой, как он сам считал, была щетина, которая дополняла его образ.
Приготовив по-быстрому завтрак и заварив китайский чай, он уселся в кресло за компьютерный стол и стал проверять свою почту, бормоча про себя: «Удалить, оставить,  не знаю, потом, неважно, отписаться… Отлично!!!»
После того, как он разобрался с письмами, Томас набрал номер своей девушки:
– Мика, доброе утро! Когда возвращаешься от родителей? Я на пару деньков уеду из города, ключи знаешь где. Послушай, не перебивай, хватит говорить, боюсь потерять ход мысли. Нееет, со мной не получится. Я с Марком еду по его делам. Это не займет много времени, и в остальное время я полностью буду в твоём распоряжении. О'кей, мы что-нибудь придумаем, да, да, я не забыл, что у нас скоро годовщина. Целую, все пока, пока... – на одном дыхании проговорил Томас.
«Ох уж эти женщины…»
По пути к Марку он заехал в супермаркет и купил, по его мнению, всё самое необходимое.
«Я думаю, на пару-тройку дней этого хватит.  Едем всё-таки на природу, нужно взять мясо для шашлыка, водочки, жаль девчонок не получится», – размышлял про себя Томас.
Зазвонил телефон. Это был Марк.
– Да, привет, я уже на подъезде, – ответил Томас. – Ты готов, друг? Скоро буду, ты давай собирайся. Нет, я тебе не звонил вчера. Да что хоть с тобой?!
* * *
Через полчаса машина подъехала к дому Марка. Он уже ждал, докуривая сигарету. Они погрузили вещи в машину. Завелся мотор. Марк сжимал в руках старую газету, и не успел даже пристегнуться ремнём, как Томас, схватив её, спросил:
– Что это? Та самая газета?
Он развернул её и прочитал заголовок. Вдруг его внимание привлекло старое фото, на котором была изображена пропавшая пара.
– Слушай, я знаю его! – взволнованно воскликнул Томас. – Точно тебе говорю, это он! – И посмотрел в сторону Марка.
– Кто? – не понял Марк.
– Нет, не сейчас. Да и неважно, – смотря на дорогу, пробормотал Томас.


Глава 2
Незнакомец

      Практически всю дорогу они молчали. Марк постоянно что-то записывал в свою записную книжку. Томас был сосредоточен. По его лицу было понятно, что он о чем-то думал… Он никогда не рассказывал особо о своем детстве и своих детских страхах, которые часто посещали его в кошмарах. Человек на фотографии, которого он увидел, и был тем самым спасителем. После того происшествия он больше его так и не увидел. В старшем возрасте Томас хотел даже найти его, чтобы сказать «спасибо». И тут получается, что он пропал, растворился, перешел в проекцию «был»! Вся жизнь словно перевернулась с ног на голову. Получается, тот человек не раз бывал в этих местах и, возможно, не только в летний период. Было слишком много вопросов и почти ни одного ответа.
– Томас, что ты такой задумчивый? Когда мы только отъехали, ты сказал, что знаешь его. Это судьба, понимаешь? Все эти знаки не просто так нас ведут в это место. Я не могу пока это объяснить, но, думаю, есть какая-то связь между нами и тем местом. Кто-то выбрал именно нас для этой поездки. В статье говорится о сверхъестественном: «Злой дух Элим был заточен между двумя мирами. Он охотник за человеческими душами». Если предположить, то получается, что две души остаются у него в обмен на одну старую, – смотря в окно и наблюдая, как мимо проносятся деревья, сказал Марк. «Надеюсь, это просто легенда».
– Почти доехали, – будто не слыша, что говорил Марк, рассеянно произнёс Томас.
– Странное всё-таки место, – продолжил Марк.
– Прожить рядом с этим местом и не знать о нём ничего: кто жил, кто живет, остался ли вообще кто-то здесь. Хорошо бы с кем-нибудь пообщаться. Надеюсь, это не забытое Богом место... – словно успокаивая себя, сказал Томас.
Дорога стала больше походить на фронтовую. Было ощущение, что они попали во времена, когда еще не знали, что такое асфальт. Примерно минут через пять они добрались до того самого места, которое описывалось в статье.
– Думаю, с того времени тут особо ничего не изменилось, – проговорил Томас.
– Какой именно дом нам нужен? Посмотри, тут он не единственный… – не успел договорить Марк,  как перед машиной, словно из ниоткуда, появился человек.
– Тормози! – закричал Марк.
Томас резко нажал на тормоз и возмущенно произнёс:
– Да он же пьяный, мать твою! Тебе что жить надоело, мужик?!
В нескольких метрах от них стоял, не шелохнувшись, мужчина в старой не по размеру изношенной одежде, около двух метров ростом, с растрёпанной шевелюрой, бессмысленным взглядом, который смотрел словно мимо них... Через пару секунд он начал что-то бубнить про себя, словно с кем-то решал какие-то вопросы, поднимал руки и жестикулировал ими, как будто танцевал. Скорее всего, это был местный житель. 
– Подожди пока, дай я выйду. Возможно, он тут давно живёт и что-то знает о том случае, – спеша, проговорил Марк и вышел из машины.
– Простите, – подходя к мужчине, начал вежливо Марк. Вы не могли бы на...
– Убирайтесь! – нервно перебив Марка, произнес незнакомец.
– Послушайте, нам нужна Ваша помощь. Вы не подска...
– Убирайтесь! Кто вас сюда звал?!
– Послушайте, уважаемый, – подойдя, вмешался Томас. У нас есть для Вас одно средство, вернее, эликсир, от которого Вам точно полегчает. Вы напряжены, я даже не уверен в том, что Вы сейчас понимаете, о чём говорите.
Он достал с заднего сидения бутылку водки «Parliament» и протянул её незнакомцу со словами:
– Всё хорошо, вас никто не обидит. Подскажите, как нам найти заброшенный дом в вашем селении? Меня зовут Томас, а Вас?
Лицо незнакомца растянулось в улыбке, глаза подобрели, руки потянулись к водке. Схватив её и убедившись в том, что её не отберут, он произнёс:
– Флор я. Зачем вы здесь? Кто вас звал? Уезжайте, пока можете! Дом, дом, всем нужен дом. Все туда идут, а назад никто не возвращается. Там живет само зло. Это место прокля...
Марк, не дослушав Флора, пошёл обратно к машине. «Да и что он мог ещё сказать? Бред, который мы только что слышали? Не доверяй незнакомцам и делай все сам! Да и этот дом должен выделяться на общем фоне, и найти его самим нам не составит труда, мысленно оценил ситуацию Марк».
Томас, попрощавшись с Флором, завёл мотор, и они медленно тронулись с места.
Флор кричал им вслед:
– Там живет зло, это место прокля... – последнее окончание прозвучало нечётко, но они оба понимали, что он имел в виду.
– Странный он какой-то, – посмотрев на Марка, сказал Томас.
– Да, жуткий тип, – согласился с Томасом Марк.
* * *
Они подъехали к одиноко стоящему дому. Машину пришлось оставить неподалеку от него. С виду он был похож на заброшенный. Дороги к нему не было: всё было заросшим по пояс. Было много деревьев и растений, похожих на лианы, которые вплетались в него. Окна были заколочены. Не было даже следа того, что кто-то здесь был. Сам дом стоял на возвышенности, словно неприступная крепость, мрачный и безжизненный.
– Это он, – уверенно сказал Марк.
Из головы не выходили последние слова Флора: «Там живет само зло, это место проклято...  Там живет само зло, это место проклято...»


Глава 3
Дом

Складывалось такое впечатление, что дом притягивал тьму. Даже, находясь рядом с ним, можно было почувствовать непонятное волнение и беспокойство.
– Ты уверен, что нам нужно сюда заходить? – с тревогой в голосе спросил Томас.
– Мы сюда приехали именно для этого. Этот дом поведает нам обо всех тайнах, которые он хранит, – уверенно сказал Марк.
Перед собой они увидели дверь, которая была огромной и стальной, словно тот, кто её запер, не хотел, чтобы её открывали. Там даже не было ручки. Обойдя дом с другой стороны, Марк и Томас обнаружили другую дверь. Марк взялся за ручку и дернул её. В доме что-то словно упало, грохот был такой силы, что разбудил ворон, которые, слетев с деревьев, подняли невообразимый гвалт.
– Что-то мне не нравится это место, – качая из стороны в сторону головой, с подозрением проговорил Томас.
Дверь поддалась, и они вошли в дом. На стене висела керосиновая лампа. Марк достал зажигалку и попробовал её зажечь. Лампа стала медленно набирать яркость, и он, надев на неё стеклянный колпак, поднял руку вверх, как вдруг они увидели впереди силуэт как будто бы человека, стоявшего спиной к ним и опустившего голову вниз. Он был неподвижен. Они сделали пару шагов вперёд, чтобы рассмотреть, кто это... Тень бросилась в их сторону, глаза загорелись от света, и нечеловеческий вопль разлетелся по всему дому. Дверь резко захлопнулась, а тень, пролетев над их головами, взлетела на чердак.
– Что это за херня была?! – в панике закричал Томас.
Вдруг на весь дом раздался женский плач.
– Ты слышишь, Марк? Кажется, кто-то плачет. Что, если всё это правда, и мы также здесь останемся навечно?! Почему этот дом до сих пор не снесли?! – Он повернулся назад, чтобы открыть дверь, но её не оказалось, как будто ее никогда там и не было.
– Марк, Марк... Смотри, – шепотом проговорил Томас.
– Жди меня здесь, – будто не расслышав Томаса, сказал Марк. –  Я посмотрю, кто там плачет. Может, кому-то нужна помощь, – сказал Марк.
– Какого чёрта, Марк? О чем ты говоришь?! Кому нужна помощь?! Они все тут мертвы! Нужно быстрей валить отсюда, – в панике проговорил Томас и быстро пошёл дальше по коридору к передней двери.
Марк вошёл в комнату. Никого не было видно, но плач становился при этом всё сильнее. Он посветил лампой по сторонам и смог различить в дальнем углу женский силуэт. Свернувшись в калачик и обнимая колени, там плакала девушка. Волосы у неё были ниже плеч, а голова лежала на коленях. Он медленно подходил к ней, ступая тихо, чтобы не испугать.
– Эй, ты в порядке? Как ты сюда попала? Почему ты плачешь? Тебя кто-то обидел? Есть тут еще кто-то, кроме тебя? – тихо расспрашивал Марк.
Неожиданно захлопнулась дверь за ним, он оглянулся на звук, душа словно ушла в пятки. Наступила тишина, которая колола и сдавливала уши. Он повернулся к девушке. Она уже стояла напротив него, практически впритык. Лица не было видно, потому что было темно... С дрожью в руках он начал поднимать лампу, было слышно, как бьётся его сердце... В её глазницах не было глаз, и всё лицо было изувечено. С оглушительным криком она как будто прошла сквозь него. Он упал и почувствовал такой сильный холод, как будто, его насквозь пронзил пятидесятиградусный мороз. Он затрясся, было слышно, как его зубы стучат друг об друга.
* * *
Томас добрался до двери. Повсюду валялся старый ненужный хлам, как будто что-то искали и перевернули всё вверх дном. Он закричал:
– Марк, Марк, ты живой?! Что там? Я слышал крик. Марк, отзовись! Я иду к тебе, друг!
Подходя к двери, за которой находился Марк, Томас вдруг почувствовал что-то за спиной, и застыл на месте. Он медленно стал поворачиваться и увидел перед собой до боли знакомого человека. В его глазах больше не было жизни. Лицо было бело-синего оттенка, из его рта лилась кровь. В рваной рубашке, держась за живот, стоял Аарон, тот самый молодой человек, который его однажды спас. Вдруг резко раздался хлопок, будто выстрелили из пушки, и всё внезапно исчезло…
      …Томас очнулся от оцепенения, охватившего его, и дёрнул дверь. Марк лежал на полу со «стеклянными» глазами, бессмысленным взглядом и весь дрожал. Из его рта выходил пар. Томас подбежал к нему и попытался его поднять. Марк, приходя в себя, сел, достал пачку сигарет (его руки продолжали дрожать от холода), и закурил.
– Я не могу поверить, что этот бред про демонов оказался правдой, – дрожа от страха, промолвил Томас.
– Это было послание. Они что-то хотят нам сказать. Хотели бы убить, мы бы сейчас не обсуждали с тобой увиденное. У меня лично нет желания тут оставаться, – проговорил Марк и закрыл глаза...

Глава 4
Коридор

Глаза практически привыкли видеть в полумраке, а, по мере необходимости, Томас наводил лампу на различные предметы. Марк немного стал приходить в себя, но дыхание по-прежнему оставалось глубоким и холодным.
Все внутри дома, казалось, выглядело гораздо больше, чем снаружи был сам дом. В доме находилось две основных комнаты. Первая комната была просторной. Было сразу понятно, что дом был старым: в комнате стояла русская печь и огромный дубовый стол. На столе стояли столовые предметы, поваленные на бок бутылки из-под вина, одна из которых была еще полной, словно кто-то прервал застолье. Старая железная кровать располагалась почти в центре комнаты, постельное белье было скомкано и не прибрано. Повсюду были разбросаны вещи, перевернуты стулья. В комнате стоял удушливый запах сырости и плесени. Вторая комната была немного меньше. Там находился старый комод и большое зеркало, укрытое тёмным покрывалом. Оно стояло напротив межкомнатного входа у стены.
     Томас взял массивный стул и попробовал со всего размаха выбить окно, но он отпружинил и с грохотом упал в другом конце комнаты.
– Так. Мы теперь знаем, что через окна нам не выбраться. Если бы я не видел того, что было тут, я бы просто решил, что здесь ночуют бомжи, – сказал Томас.
Марк самостоятельно поднялся и оглянулся по сторонам. Его внимание привлекли окна, из которых, по какой-то неведомой причине, можно было увидеть лес, мрачное небо и дорогу, по которой они приехали. Он попытался разглядеть место, где они оставили машину, но из-за огромных зарослей его не было видно. Казалось, что кроме этого дома, не было никаких других, и он был единственным. Марку казалось, что за ними наблюдают из леса. Всматриваясь в окно, он заметил кого-то, но всего лишь на долю секунды – силуэт мелькнул и растворился.
– У меня такое состояние, как будто меня выжали, как лимон. И ещё мне кажется, как будто кто-то сдерживает демонов и не даёт им воли к действию. Они просто играют с нами, – проговорил Марк. – Ты пробовал найти выход? – обратился он к Томасу.
– Да. Там есть ещё один выход, думаю, стоит попробовать открыть дверь. Я не собираюсь здесь сдохнуть! Думаю, ты такого же мнения, Марк?
– Очень хочется пить. Я никогда не испытывал такой ужасной жажды, – произнёс Марк.
Она была настолько сильной, что Марк схватил бутылку вина, стоявшую на столе (в ней оказался уже вкрученный штопор), откупорил бутылку и начал жадно пить из горла большими глотками.
– Что ты делаешь?! Откуда ты знаешь, что в этой бутылке?! – закричал Томас.
– Я больше не могу терпеть, я задыхаюсь от этой жажды, – с одышкой проговорил Марк.
По всему дому, словно стерео, пролетел шёпот: «Бедный Мааарк, бедный Тооомассс!»
– Началось! Бежим! – живо воскликнул Томас.
Несясь через всю комнату, они выбежали в коридор, свернули направо, туда, где находилась другая дверь. Вдруг они услышали громкий топот на чердаке. Марк посветил перед собой лампой: образ женщины возник перед ним. Она громко хохотала, в её глазах не отражался свет. Затем она растворилась словно дым. Лязгнула удавка, хрип на весь дом заглушал, превращаясь в шипение. Из проёма на чердаке различался силуэт человека, который болтался в петле, слегка покачиваясь из стороны в сторону. Нога задёргалась в нервном тике и замерла...
Дверь поддалась, и они выбежали на улицу. Ни вправо и ни влево бежать было нельзя: они натыкались на невидимые стены. Впереди виднелся длинный коридор. Дорога была только одна, по этому коридору, и вела в тёмный и жуткий лес…
«Лучше уж так», – подумал Томас и побежал, наступая на ветки, цепляясь за траву, падая и поднимаясь. За ним бежал, теряя равновесие, Марк. Его швыряло из стороны в сторону, он бился о невидимые стены коридора. Сзади можно было ощущать присутствие силы, словно толкавшей их дальше по этому коридору.
Голос стал затихать, как будто звук проглатывали деревья. Страх постепенно отступал. Марк бежал практически обессиленным и, наткнувшись на обломки старых деревьев, вонзил себе в ногу сук. Боль была адская, падая, он потерял сознание. Томас забрался дальше в лес, его руки были исцарапаны и разодраны до крови. Остановившись, он сообразил, что Марк отстал от него, и, оглядевшись по сторонам, понял, что находится в самой чаще густого леса. Перед ним снова стоял образ Аарона: жуткое зрелище, которое пробирает до самых костей, проходя через всё тело. Смерть дышала ему в лицо, и такого никогда не забыть...
– Мааарккк! – попытался крикнуть со всей силы Томас, но звук так и не получился громким, и лишь в голове звучал голос, услышанный в доме: «Бедный Мааарк, бедный Тооомассс...»


Глава 5
Сумрак

Наконец-то всё стало спокойно. Тишина проникала в каждый нерв и словно оглушала. Марк очнулся. Он лежал на земле и был слаб и истощен своими страхами. Его рана кровоточила, он чувствовал ужасную ноющую боль. В темноте было трудно разглядеть, насколько глубоко было ранение. Он попытался зажечь зажигалку, но она не загорелась. Тогда он разорвал футболку, чтобы перевязать рану и остановить кровотечение. Реальность перестала существовать, крики и голоса ещё звучали в его голове. Состояние было такое, как после кошмара, когда сон закончился, а ты снова и снова переживаешь это ощущение страха.
– Томас, где ты? – почти шёпотом проговорил Марк.
На целую минуту воцарилась тишина. Вдруг какая-то тень проскользнула вглубь леса. Она словно парила в пространстве, и мгновенно растворилась среди деревьев.   
Марк услышал спешные шаги в его сторону. Это был Томас:
– Друг, ты в порядке?! Ты ранен! Что вообще происходит???
Марк уставшим голосом, словно из последних сил указывая рукой вглубь леса, промолвил:
– Там, туда. Там кто-то был. Кажется, я кого-то видел в лесу…
Не успел он проговорить и перевести дух, чтобы подняться, как они услышали отчётливо ровные шаги, твёрдые и уверенные... Они приближались, и вместе с этим замирал дух.
– Бежим! – крикнул Томас.
Из чащи леса раздался голос, который хладнокровно поинтересовался:
– Куда? – А потом добавил:
– Вы не сможете найти дорогу обратно. Древнее зло, которое вы освободили и потревожили, уже позаботилось об этом.
– Ты кто такой ещё? Как ты здесь оказался? Никого мы не освобождали, всё это не может быть правдой, – без страха и уверенно-нервно сказал Томас.
– Меня зовут Колин. Я не знаю, что вы тут искали, но это что-то теперь ищет вас. Пойдёмте, я вам кое-что покажу. Заодно нужно промыть рану, я хочу вам помочь. Если хотите выжить, идите за мной.
Он был одет в какие-то рваные вещи. Его голос не выражал никаких эмоций. Высокий, стройный, с пронзительными голубыми глазами и светло-русыми волосами. Такие в обычной жизни играют в кино и пользуются популярностью в массах.
Колин внушал доверие. Он был не очень похож на одного из тех демонов или серийного маньяка. Да к тому же им больше ничего не оставалось делать, как просто идти за ним...
Они встали. Томас придерживал Марка, чтобы он не упал. Путь был не столь долгим, сколько утомительным.
Они вошли в полуразваленный дом, посреди которого горел слабый костер. Одна стена в доме была исписана какими-то непонятными символами. Различить, что ещё находится в доме, было практически невозможно. Страх пробирал до костей, казалось, что они попали в какой-то ад для одиночек.
– Когда-то я жил нормальной жизнью, но, так получилось, что я оказался здесь. Я пытался выбраться из этого места, но до сих пор безрезультатно. Всё, что вы видите вокруг, это нереально, это карман времени, тут время замерло. Тут ему и незачем находиться. Вечность не знает, что такое время и его настоящую цену, – холодным голосом проговорил Колин.
– Как нереально? О чем ты говоришь? Что за бред?! – возмутился Томас.
– В этом месте вы всё видите совершенно иначе. То, что было ранее непонятным, становится частью вас. Вы перестаёте спешить, торопиться сломя голову. Все живут по правилам этого леса, – проговорил Колин, размешивая веткой угли в костре.
– Что это вообще за дом такой? Кто это был, насколько это всё настоящие люди? Да и вообще они не были похожими на людей. Что они от нас хотели? – расспрашивал Марк, пытаясь привстать.
– Я вам могу сказать только одно – не стоило было сюда приезжать! Думаю, это место как-то связано с тем домом. Это как хранилище чего-либо. В этом месте ничего не происходит и не может меняться. Взять этот костер: он горит, потому что ему нужно здесь гореть. Кто-то здесь создал так, чтобы было все постоянным и неизменным, – умиленно произнёс Колин. – Давно я не видел настоящих людей, да и не думал, что парочка идиотов сможет снова разбудить зло... – продолжил Колин. – Вы сами скоро всё поймете. Письмена станут доступны и вам. В этом месте записана вся история мира ещё до его существования. Изначально повсюду царил полный хаос. Земля принадлежала этой сущности, но так уж вышло, что она приглянулась человеку, и мы остались здесь на века. Зло было заперто в этой ловушке, и теперь оно просто ждет удобного момента. И вы, как я понимаю, попали сюда неслучайно. Каждые 26 лет происходит активность зла. Если оно неспособно вырваться в реальный мир, в таком случае реальность должна была войти в дом. И это были вы, – загадочно закончил говорить Колин.
– Так значит, до человека не существовало ни добра и ни зла? Был этот сумрак, отметка зеро. А те существа в доме, им что нужно?
– Именно так! А нужны им ваши души... – резко перебив Томаса, ответил Колин. – Мы научились сосуществовать в одном мире, добро и зло, может и наоборот. Дом, в котором вы побывали, – портал в вечный мрак и пустоту, и вам придется вернуться туда. Если хотите остаться здесь, располагайтесь, – с некоторой ухмылкой в голосе и хитрым взглядом, который было сложно рассмотреть в темноте, сказал Колин.
– Хорошо, утром мы вернёмся в дом. Надеюсь только на хорошее, – решительно сказал Марк.
– Утром? Утра не случится. Если вы не поняли – в таких местах нет рассветов. Этот сумрак – вечное время суток и, пожалуй, единственное. Здесь нет времени, вы забыли? – посмотрев в сторону Марка и Томаса, произнёс Колин.


Глава 6
Софи

Никто не знал, сколько прошло времени. Томас и Марк спали. Очнулись они от какого-то странного звука. Было непонятно, откуда он доносился, но они слышали его, даже каким-то образом ощущали его присутствие. Он был похож на перешёптывание на ускоренном такте голоса, словно слова произносились в обратном порядке.
– Ты это слышал?– спросил Марк.
– Это до сих пор у меня в голове, – проговорил, оглядываясь по сторонам, Томас. – Как твоя рана? Жажда прошла? – спросил он.
Костер горел с той же силой, но Колина не было видно поблизости. Во всём лесу была та же тишина с монотонным тихим звоном, напоминающим тот звук, когда от громкости звенит в ушах. Сумрак был повсюду. Не было слышно ни птиц, ни животных. Нельзя было различить какой-либо другой цвет, кроме оттенков чёрного и серого. На стене, где когда-то были странные и непонятные символы, теперь стали видны слова, достаточно читаемые, но в некоторых местах по-прежнему оставались загадочные знаки:
«Да не увидит зла ;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;. Не побоится глаз демонов ;;;;;;;;;;;;;;;;. ;;;;;;; мир другой в его душе ;;;;! ;;;;;;;;; легионом в нем».
Они подсели ближе к костру.
–  Как мы будем выбираться отсюда? – спросил Марк, сделав глубокий выдох и словно о чём-то сожалея. Я понимаю только одно, что мы становимся частью этого места, как и говорил нам Колин. Думаю, по этой причине, он по-прежнему до сих пор здесь.
–  Ты ещё спрашиваешь? Нужно выбираться ко всем чертям из этого леса. Любыми способами сделать так, чтобы остаться в живых и попасть домой! Меня беспокоит Колин. Можем мы ему доверять? Мы ведь о нём совсем ничего не знаем, – рассудительно заметил Томас.
– Если что случится, нас будут искать и полиция, и друзья. Я надеялся, что это будет весёлым приключе...  – не успел договорить Марк, как они услышали громкий шорох и треск. Кто-то словно пролетел с бешеной скоростью через весь лес и с громким воплем исчез вдали.
–  Страшно? – произнес Колин, стоящий у них за спиной.
Они обернулись с криком ужаса.
– Ты нас до чёртиков напугал! Что это было там, в лесу? – спросил Томас.
– Вам лучше не знать об этом. Я вам принес поесть и попить. – И протянул им что-то похожее на смесь ягод, грибов и орехов и старый кувшин, в котором должна была быть вода. Но на вид они были не совсем обычными. Беспокоил всё тот же оттенок чёрно-серых тонов. – Вообще, в этом месте не требуется ни вода, ни еда, – продолжил Колин. Это вопрос привычки, нужно как-то коротать время. Я даже не знаю, сколько я уже здесь. Время…  Как нелепо в таком месте это звучит, – с тоской проговорил Колин.
– Ты нам поможешь выбраться? Мы можем тебе доверять? Тебе ведь так же, как и нам, хочется поскорее забыть этот кошмар? – с серьёзным выражением лица спросил Томас.
– Не беспокойтесь, каждому давно начертан свой путь, – потирая ладони, ответил Колин.
– Мы стали различать некоторые символы на стене, что это значит? – спросил Колина Марк.
– Это значит только одно: вам осталось ещё два дня, чтобы выбраться отсюда. Иначе вечность войдет в вас, и вы станете частью неотъемлемого.
Марк подошел поближе к стене и стал записывать понятные слова в свою записную книжку.
–  Ты хочешь сказать, что мы здесь застрянем навечно? – переспросил Томас.
– Отсюда есть выход. Могу вам сказать, что я знаю это место лучше, чем вы. Вам просто нужно мне довериться, – сказал Колин.
Когда Колин начал вставать, у него из кармана выпала фотография. Томас поднял её. На ней была запечатлена прекрасная девушка. Она была очаровательна. Пронзительно-глубокий взгляд завораживал Томаса. Он обратился к Колину:
– Колин, это, кажется, твоё? – И протянул ему фотографию. – Твоя девчонка? – поинтересовался Томас.
– Да, это моя любимая Софи, – негромко проговорил Колин, глядя на фотографию. Спрятав её, он начал собираться в путь, чтобы выбраться в то, о чём давно мечтал: в реальность...
–  Марк, пора, – окликнул Томас друга, который пытался прочесть доступные слова, чтобы сложить предложения в единое целое.
«Чтобы это значило...» – задумался Марк.
«Да не увидит зла ;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;. Не побоится глаз демонов ;;;;;;;;;;;;;;;;. ;;;;;;; мир другой в его душе ;;;;! ;;;;;;;;; легионом в нём».

Глава 7
Возвращение

     Они вышли из леса. Впереди шёл Колин, неся с собой какие-то завёрнутые в мешковину предметы, за ним Томас и следом, опираясь на похожую на трость отломанную ветку, Марк. Над домом нависла, словно воронка, тьма.
– Не могу поверить, что мы снова возвращаемся в это жуткое место! – воскликнул Томас.
– Не нагоняй жути, – пробормотал Марк.

* * *
Когда Томас с Марком опять шли по коридору, они даже не заметили, что по сторонам клубились плотные облака. Этот коридор напоминал подвесной мост над пропастью. Путь не занял бы много времени, но проходить сквозь сумрак было очень трудно: плотность гораздо выше, чем в реальном времени, и, кажется, словно шагаешь по дну моря. Возможно, из-за того, что время, как вода, не циркулирует здесь, а просто стоит на месте.
Рана на ноге практически зажила, и Марк смог шагать более уверенно, но свою трость выбрасывать не стал, а подумал, что на демонов она сможет как-то повлиять, и получится хоть как-нибудь защитить себя.
– Нам нужно зайти в дом с северного входа, – проговорил Колин.
Они практически вплотную подошли к дому и стали огибать его с левой стороны, чтобы добраться до входа со двора, который, по словам Колина, и являлся северным.
Дверь была открыта. С грохотом, следуя друг за другом, в дом стали входить все трое. Дверь не закрылась, как это было в первый раз. Тишина, которая пребывала там, ещё больше давила на Томаса и Марка. Колин вёл себя спокойно и уверенно, словно ему приходилось это проделывать не первый раз.
Он прошёл в комнату и встал в центр. Свою ношу положил на стол и начал что-то говорить на непонятном языке:
– ;;, ;;;;;;! [1]
Было видно, как сужаются стены. Становилось душно, сердцебиение участилось, и, казалось, будто проснулось зло. Перешёптывание усилилось. Появилось ощущение, что кто-то плотным кольцом окружил их. Деваться было некуда…
– Колин, что ты делаешь? Что происходит? Что это за голоса?! – занервничал Томас.
– ;;;;;;, ;;;;;! ;;;;;;;;;;;;;;;;;;;; [2], – снова заговорил Колин.
– Не похоже, что он нам помогает,– сказал Марк и сжал трость сильнее...
Словно из ниоткуда возникла фигура, напоминающая человека. Она повисла над потолком и протянула руки в сторону Колина. Фигура громко закричала:
– ;;;;;;;;;! [3]
– Да что здесь вообще происходит? Колин, ответь! – нервно закричал Томас.
Колин повернулся в его сторону с диким взглядом, как у хищного животного, и медленно и устрашающе ответил:
– Ничего хорошего...
Он развернул свою мешковину, вытащил оттуда металлический древний кинжал и вонзил его в Томаса. Томас по инерции сделал пару шагов и упал на пол. Марк хотел к нему подбежать, но какая-то зловещая сила удерживала его на месте. Томас попытался вытащить кинжал, но он с безумной силой вонзался в него ещё глубже. Он застонал от боли. Кинжал медленно проворачивался в нём. Кровь полилась изо рта, и Томас из последних сил вымолвил:
– За что, Кооолин... За чтооо…
Колин вытащил кинжал и вонзил его теперь ему в голову по рукоятку.
– Нееет! – закричал Марк.
Через пару секунд тело Томаса стало подниматься в воздух. Голова опрокинулась назад, руки и ноги безжизненно упали вниз. Повсюду была его кровь, и она не прекращалась. Внутри  у Томаса взорвалась как будто бомба. Во все стороны на мелкие кусочки разлетелось его тело.
Марк не мог сдвинуться с места. К нему подошёл Колин и начал объяснять:
– Понимаешь, Марк. Для того, чтобы выбраться из этого места, необходимо две души. Одну я уже отдал, и теперь мне нужна твоя!
Колин достал фотографию и протянул её Марку.
– Узнаёшь это ангельское личико? В 1989 году она получила свободу из этого адского места. Мы всегда были вместе со времён веков. Аарон и Нова дали ей жизнь и место в реальном мире. Конечно, ты её узнал?! – не своим голосом закричал Колин.
– Софи?!
Перед глазами Марка пролетела вся его  жизнь... Он понял, какую роль она сыграла в ней...
Марк погружался во тьму и больше не принадлежал самому себе... Его взгляд становился бессмысленным и неживым.

[1] – Да польется кровь!
[2] – Элим, явись! Приди и возьми их души.
[3] – Убей их!


Глава 8
Марк

Комнату заполнила тьма. Даже стены, казалось, ожили. Марк находился в центре комнаты, каждый демон словно лакомился частью его души. В углу стояли мужчина и женщина, это можно было понять по силуэтам. Они держались за руки и судорожно подёргивались. Колин наблюдал за происходящим, рядом с ним стоял Элим.
Марк с каждой минутой чувствовал, как его силы уходят. Он перестал бороться, сквозь него проходили женщины и мужчины. Пару, которая, взявшись за руки, мелкими шагами подходила к Марку, теперь можно было разглядеть, несмотря на их увечья и раны. Это были Аарон и Нова. Он почувствовал, как Нова проникла ему в мозг и стала с ним разговаривать. Она дала ему жизнь, теперь просила прощения за то, что всё это с ним происходит. Голос был прерывистый и чужой, в нём не было того тепла, которого ему очень не хватало в данный момент. Он чувствовал, как вся его жизнь идёт вспять. Он видел себя юношей, мальчиком, ребёнком... Время словно замерло на пару секунд.
Он увидел, как Аарон и Нова гуляют с ним в осеннем парке. Ему не было и годика. Это был весёлый малыш, у которого всё получится и которого родители никогда не бросят и всегда придут ему на помощь. Детский смех разносился по аллеям. Нова поправила ему растрёпанное пальтишко, взяла на руки, обняла и поцеловала его маленькие губки, а малыш вертелся и хохотал, заливаясь звонким смехом. Потом Аарон подкидывал малыша в небо и приговаривал: «Летиии...». Время сдвинулось с места, всё растворилось. Этот миг пролетел очень быстро, но ему хватило этого, чтобы понять и почувствовать любовь той, которую он всегда искал. Первое слово... первый шаг... последний вздох...
     В дальней комнате дома слетело с зеркала покрывало. На последнем выдохе Марк упал на пол, без права на завтра. Его отражение в зеркале по-прежнему было в полный рост. На него смотрели Аарон и Нова. В зеркале никто, кроме него, не отражался.
Колин посмотрел в его сторону, улыбнулся, развёл руки в стороны и проговорил снова на неизвестном языке какие-то слова. Все демоны, словно повинуясь ему, пронзительно вонзились в него один за другим. Комната опустела. Элим взял второй кинжал, который с собой принёс Колин и со всей силы бросил его в зеркало. Медленно осколки один за другим падали на пол до тех пор, пока зеркало полностью не рассыпалось. Тело Марка, как и прежде Томаса, парило в воздухе, а затем полностью вошло в Элима.
…Колин, что-то насвистывая, открыл дверь, ведущую во двор, и вышел на улицу. Был рассвет – начиналось самое красивое раннее утро, которое он когда-либо видел. Одежда на нём словно преобразилась и стала новой и чистой. В кармане он нашел ключи от машины Томаса. Мотор завёлся, и машина тронулась. Из окна Колина заметил Флор и виновато опустил глаза.
Колин улыбнулся ему. Выехав на трассу, он включил автомагнитолу, сделал музыку погромче и нажал на газ до упора. Машина неслась в сторону города, где ждала целых 26 лет его Софи...

* * *
У Флора из глаз лились слезы. Он небрежно растирал их по лицу то правой, то левой рукой и шептал:
– Что же вы наделали? Что же вы наделали? Боженька защитит! Флор не виноват!
Повторяя эти слова, он не стоял на месте, а нервно ходил из угла в угол.
На возвышенности стоял самый обычный дом, который ничем не отличался от других. С северной стороны входа дверь была открыта вовнутрь. Взгляд концентрировался на ней, и постепенно приближаясь, наполнялся ужасом. Неожиданно в дверном проёме появился, одетый во все черное, Элим и со всей силы захлопнул дверь с обратной стороны...


P. S.

Марк открыл глаза. Он лежал в густой траве. Вокруг никого не было. Не было ни звуков, ни голосов. Страх ушёл. Рассвет так и не наступил. Было трудно понять, где он находится. Он встал и осмотрелся: повсюду был сумрак. Делая шаг за шагом, он чувствовал лёгкость и свободу. Пройдя через лес, он вышел на поляну, где увидел дом. Марк не помнил ничего из того, что произошло, что это за место и как он здесь оказался...
– Томас, – чуть слышно проговорил он.
И увидел в окне мрачного дома его.
Он нехотя побрёл в лес. Там горел костёр. Он присел на камень рядом с ним, а сзади него заревом виднелась надпись:
«Да не увидит зла человек, странствующий по седьмому кругу ада. Не побоится глаз демонов, сводящих его разум с ума. Да не станет мир другой в его душе навечно! Ибо зло поселится легионом в нем». 





Эпизод второй.
П о м е ш а т е л ь с т в о


Глава 0
Звонок
 
    На другом конце города стояла телефонная будка. Разбитые стекла и сломанный диск указывали на то, что этим приспособлением давно никто не пользовался. Если бы не оказалось под рукой мобильного телефона, воспользоваться этим автоматом для звонка было бы невозможно. Модель города была иной, и необходимость в подобных аппаратах отпала. Осенний ветер из стороны в сторону раскачивал телефонную трубку, которую словно в спешке забыли повесить. В округе не было ни души. Каждый шорох и шёпот слышался отчётливо. В трубке таксофона раздался искажённый голос молодого человека. Это был Марк...
…Октябрьское утро разбудило Марка. Он был покрыт холодным потом, тяжело дышал и что-то несвязно про себя бормотал, словно его сон ещё продолжался. Это был самый реалистичный кошмар, который Марк видел за всю свою жизнь. Чёткие линии, голоса и образы стояли перед ним. Слышался тот глухой шум пустоты, который стал понемногу уходить. Марк умылся ледяной водой, чтобы полностью проснуться. Посмотрев в зеркало, он как будто перестал видеть того Марка, которым был до пробуждения. Он был напуган, взволнован и немного растерян. Ещё вчера ему казалось, что он поступает правильно. Он был так близок к разгадке всей своей жизни, а теперь находился полностью во власти сомнения, которое пронзало всё его существо. На секунду показалось, что весь мир замер, и всё потеряло смысл… Его жизнь, Томас, Софи... Софи, как же, это ключ.
«Мне нужно найти её».
Он взял телефон и стал набирать номер Томаса. На часах было 10:14. Длинные гудки резали слух. Наконец, он услышал голос Томаса, такой же беззаботный, как и вчера:
– Дааа, Марк, это ты? Я же говорил, что сам позвоню. Что-то случилось?
– Думаю, тебе стоит приехать ко мне. Есть разговор. Сегодня ночью случилось нечто странное. Мне нужна твоя помощь. Это связано с нашей задуманной поездкой, – тревожно проговорил Марк.
– Конечно, в чем вопрос! – согласился Томас и повесил трубку.
Просьба о помощи показалась Томасу  настолько не похожей на «обычного» Марка, что он не стал долго задерживаться дома. На пути к машине он столкнулся с очаровательной девушкой. Её взгляд был пронзительно-таинственным, словно вся вселенная взглянула на Томаса.
– Ооо, простите, я сегодня сам не свой. Вы не ушиблись? – протягивая руку молодой девушке, поинтересовался Томас.
– Совсем нет, но такая спешка... Вам стоило бы ходить немного аккуратней, – сказала она.
– Возможно, что мы не просто так столкнулись, – сказал Томас, чтобы как-то отвлечь её.
– Кто-то мог просто идти домой и думать о чем-то хорошем, мечтать или радоваться какой-то мелочи, которая наконец-то случилась в его жизни – проговорила довольно убедительным тоном таинственная незнакомка.
– Я подумаю об этом, – улыбнулся Томас. Вы уронили, позвольте я Вам помогу.
Томас нагнулся и поднял маленькую коробочку. Она имела продолговатую форму. В таких обычно может лежать шариковая ручка с подарочной гравировкой.
– Подарок? – спросил Томас.
– Скорее всего, сувенир... Простите, мне некогда, я опаздываю. Я была бы Вам признательна, если бы Вы меня больше не задерживали, – раздражённо сказала девушка.
– Вы меня тоже простите. Я могу узнать Ваше имя? – вслед уходящей девушке проговорил Томас.
– Возможно, когда в следующий раз заходите сбить меня с ног, узнаете моё имя, – обернувшись, ответила она.
Томас сжал в кулаке ключи от машины, махнул рукой и продолжил путь к парковке, где стояла его машина.
Томас ехал по улице, опережая одну машину за другой. Он не мог забыть тот взгляд бесконечной вселенной, в которую он смог заглянуть на мгновение.
– Она просто очаровательна, – сказал Томас.
…День был по-осеннему замечательным. Листья желтели на деревьях, и многие из них уже нашли метлу дворника, который убирался в парке, не обращая ни на кого внимания. Марк наблюдал эту картину из окна своей квартиры и думал о своём кошмаре. 
Глава 1
Герман
 
Иногда во снах происходят довольно странные вещи, но, насколько им можно верить, это совершенно другой вопрос.
Томас приехал к Марку, который уже приготовил свой фирменный кофе. Он начал свой рассказ. Прошло не больше получаса, как он резко замолчал и стал ждать реакции Томаса. Было такое ощущение, что Марк был на экзамене. Речь шла о жизни и смерти, но Марк чётко понимал, что это всего лишь сон, не больше, но ощущение того холодного дыхания до сих пор не покидало его…
– Послушай, Марк, – выслушав друга, начал говорить Томас. – Это всё достаточно странно, но я долго знаю тебя, чтобы тебе не верить или не поддержать тебя, но всему есть свои объяснения! Ты ведь понимаешь сам? Если хочешь, мы можем отложить нашу поездку, пока ты не придёшь в себя.
– Та девушка, Софи… Я не рассказывал тебе о ней. Именно она написала мне письмо на электронную почту, в котором поведала о загадочном исчезновении молодой пары, и я пошёл в городской архив искать газету. Если верить моему сну, она – та самая девушка Колина! Возможно, это зацепка, и нужно найти её, а если честно, я просто не знаю, с чего начать, поэтому позвонил тебе. Звучит глупо, но было такое ощущение, что это всё было на самом деле. Возможно, ты прав, мне нужно время, чтобы прийти в себя. А может, это просто сон, который ничего не значит... – с тоской в голосе проговорил Марк.
– Слушай, у меня есть идея. А если ты ей напишешь, что, мол, был там и ничего не нашёл? Ну там сам сымпровизируешь. Не мне тебя учить. Что скажешь? – с интересом спросил Томас.
– Возможно, это не самый идеальный план, но в нём есть один хороший момент – встретиться с ней лично. Она довольно мила, – задумчиво произнёс Марк.
– Я, выходя из дома, тоже встретил тааакую очаровааашку. Если бы не Мика, я бы приударил за ней, – сказал с восторгом Томас. – Я поеду к родителям Мики, соскучился уже. Да и отпуск всё-таки начался. Первый день хотелось бы провести с толком. Погуляем с ней. Несмотря на то, что сейчас начало октября, погода на улице просто супер. Последнее дыхание тепла, – уже уходя, сказал Томас.
Марк включил ноутбук и стал набирать сообщение Софи. Когда закончил, не стал торопиться его отправлять, а сохранил в черновики.
– До завтра, Софи... – настороженно произнёс Марк.
Целый день был в его распоряжении, и Марк отправился в тот самый парк, который видел во сне. Он думал об Аароне и Нове, пытаясь собрать воедино таинственный пазл из сплошных загадок. Когда он прогуливался наедине со своими мыслями, к нему обратился уже совсем немолодой человек.
– Добрый день, Марк. Я Вас знаю. Вы всё-таки пришли, как и обещали. В прошлый раз я не был таким никчёмным стариком, но Ваши глаза и сейчас такие же, как в тот день... Я сначала решил, что Вы ненормальный, если честно, – проговорил незнакомец, в упор смотря Марку в лицо.
Перед ним стоял достаточно пожилой мужчина, которому было чуть за 70. Он был не из тех пожилых, кто носил, что придётся и считал жизнь утомительной и скучной. Пожалуй, один из тех, кто был достаточно образован и имел превосходный вкус. Стремление жить в нём до сих пор присутствовало наравне с тем, как он выглядел. На вид он не был никчёмным, и по годам тянул от силы на 60 лет. Природное обаяние и его речь располагали к нему окружающих. Такие люди вполне бы справились с ролью психиатра, а ещё лучше бы прижились в роли маркетолога в любом из видов направления. Конечно, и про телевидение нельзя забывать: чистой воды «звезда телешоу».
– Откуда Вы меня знаете? Возможно, Вы обращались в наш офис, но, если честно, я Вас не помню, а у меня хорошая память на лица. Простите, а как Вас зовут? – спросил Марк.
    Мужчина на это не отреагировал и продолжал наблюдать за Марком.
– Удивительно! Мне казалось, что тогда Вы сошли с ума. Вы несли какую-то бессмыслицу. Я вспоминал тот случай не раз и помнил каждое сказанное Вами слово, это время и место, назначенное Вами. Прошло 52 года... Вы что-то говорили про Софи… Но что конкретно, я не расслышал, так как Вы просто исчезли у меня на глазах. Я не сразу понял, что вообще произошло. Кстати, меня зовут  Герман, – протягивая руку к рукопожатию, закончил говорить он.
Марк обомлел, казалось, что это был сон, похожий на тот, который он видел сегодня ночью. От кончиков волос до самых ног пробежал жуткий холод. Бывало, он попадал в ситуации, когда он не мог ничего вымолвить, но сейчас это было уже слишком. Тут было что-то не так, но всё это не имеет никакого смысла. Ведь всё, что говорит этот человек, – бред. Похоже, он спятил.
– О чем вы? Какие 52 года? Меня-то и на свете не было! Зачем Вы мне сейчас это всё говорите? Вы мне можете ответить? – тревожно спросил Марк.
– Вы меня сами попросили быть в этом месте и в этот день и передали мне это... – проговорил Герман, протягивая записную книжку Марка. – То Ваше появление изменило всю мою дальнейшую жизнь, – гордо сказал Герман.

Глава 2
Томас
 
Незаметно кончился день. Сумрак постепенно окутывал город. Стало быстро темнеть. Томас возвращался от Мики. Её родители уговаривали его остаться погостить, но он отказался, объясняя это тем, что его лучший друг попал в довольно сложную ситуацию. Некоторое время он должен был побыть рядом с ним, но, в целом, нет причин для беспокойства, и скоро всё встанет на свои места.
На улице шёл дождь, не очень сильный, он сеял капли по земле.
– Тепла можно уже и не ждать, – сидя за рулём, вслух рассуждал Томас.
Он остановился на перекрёстке, как вдруг заметил ту самую девушку, которую встретил днём. Она стояла на остановке и вся промокла. Было видно, что она дрожит от холода. Сцепив руки в локтях, она оглядывалась по сторонам. Томас остановился неподалёку от неё, вышел из машины и подошёл.
– Простите, может Вас подвести? – заботливо спросил Томас.
– Как неожиданно! Это снова Вы. – Девушка улыбнулась. – Было бы неплохо, а заодно рассказали бы, куда так торопились сегодня.
Они сели в машину, он включил обогреватель, и машина тронулась.
Томас улыбался и думал: «вот как бывает, такая неожиданность».
– Это судьба! – сказал и повернулся к девушке. – Вы же верите в судьбу? – спросил Томас.
– На мой взгляд, понятие «судьба» придумали те, кто сам ничего не хочет делать. Только человек способен выбирать, как ему поступить и что ему делать, – уверенно ответила она.
– А давайте продолжим нашу беседу за чашечкой горячего кофе с коньяком? – как бы ненавязчиво сделал предложение девушке Томас.
– Я бы не отказалась, конечно, но думаю, Ваша девушка будет не в восторге от этого, – вопросительно произнесла незнакомка.
– Это всего лишь кофе.
– С коньяком, – улыбнувшись, добавила девушка.
Они припарковались рядом с кафе, в котором часто бывал Томас. Дождь по-прежнему моросил. Быстрым шагом они вошли в кафе. Томас сделал заказ. Он понял, что на протяжении всего разговора он даже не попытался узнать её имя, потом смирился с этим и решил, что от судьбы не уйти, да он и не рассчитывал ни на что.
Мика была подарком судьбы. Сам, по сути, Томас любил новые знакомства, интересных людей и приятные компании. Три года назад в его автосалон пришла Мика. Она выбирала машину. Риэлтерская контора, в которой она работала, была одной из успешных в своей области. Финансовая независимость позволяла Мике такие расходы.  «Да и живёшь всего один раз», – говорила она. Завязался разговор. Потом они продолжили общение. Встреча за встречей постепенно сближала их. Она оказалась той самой. Несмотря на то, что Мика была состоятельной девушкой, Томас никогда не просил у неё помощи и добивался всего в своей жизни сам.
В кафе было достаточно уютно, играла спокойная музыка, они пили кофе как старые друзья. После того, как кофе стал согревать, они продолжили разговор.
– Знаете, я решил не спрашивать Ваше имя. У меня есть этому своё объяснение, да и так ведь намного интересней! – с азартом произнёс Томас.
– Возможно... Судьба? Она сама Вам расскажет? Я согласна, в девушке должна быть загадка! Спасибо за кофе, мне уже пора, – сказала незнакомка.
Они попрощались, девушка вызвала такси и, немного задумавшись, сказала:
– Думаю, мы сами решаем, как нам быть. Моё имя Амина.
Дверь такси захлопнулась, и она уехала.
Томас жил рядом, поэтому не стал даже перегонять машину с парковки. На секунду он подумал о Марке. Те события, которые произошли, якобы, с ними в его сне не укладывались в его голове. «Все эти истории по части Марка, он разберётся», – подумал Томас.
Томас решил сегодня лечь пораньше. День был насыщенным, да и погода была не радужной. Выключив свет, он лёг спать.
* * *
Светило солнце, было лето. Томас шёл по аллее. Вокруг него были деревья. Было ощущение, что они расступаются перед каждым его шагом. Через некоторое время он оказался в густой чаще леса. Он слышал какой-то слабый голос, но не мог разобрать, что говорили... Голос словно зазывал его идти дальше. Сделав ещё пару шагов, Томас начал падать. Это падение было каким-то бесконечным. Мелькали какие-то незнакомые лица. Через секунду он погрузился в ледяную воду, появилось то самое ощущение из его детства. Он попытался задержать дыхание и всплыть, но как бы он ни старался, его кто-то тянул на самое дно. Вода сдавливала грудь, он больше не мог держать воздух... Вода стала наполнять его легкие. Под водой появился едва различимый силуэт. Томас попытался рассмотреть его. Он чётко видел его лицо: он не был тем человеком, который подарил ему ещё один шанс. Он был другим. В его глазах была тьма. Грудным голосом человек проговорил:
– Пойдём со мнооой…
Тело обессилило, и Томас стал тонуть... В последний миг, когда он почувствовал дыхание смерти и перешёптывание, Томас в ужасе проснулся от того, что захлёбывался водой. Он кашлял, и вода вытекала изо рта, стала заливать постель, пол. Он по-прежнему не мог отдышаться. Не прошло минуты, как всё резко закончилось. Но ощущение преследовало его, тот страшный взгляд и холодный голос продолжал повторять: «Пойдём со мнооой...»

Глава 3
Дневник
 
Марк поздно вернулся домой, но спать ему совсем не хотелось. Герман, которого он встретил сегодня, не выходил из его головы. «Как такое вообще возможно, ведь он даже не выезжал за город надолго, не говоря уже о том, чтобы вернуться в прошлое на 52 года, встретить там человека, которого и знать не знаешь». Всё так перемешалось: Софи, дом, Колин, Элим. Понятие реальности просто потеряло весь смысл, казалось, что его жизнь заражена неизлечимым вирусом.
Марк устал. Он полдня провёл на ногах, да и ещё этот случай с Германом выбил его из колеи. Листая блокнот, он натыкался на зарисовки местности и какие-то символы, имена, даты. Он просто не понимал, как это все эти записи попали сюда и когда они были написаны? Почерк был его, и в этом был весь вопрос. Ночью, как будто, всё и всех подменили. Весь мир сошёл с ума... Марк стал записывать то, о чём говорил ему Герман.
– Отдавая свой дневник, Вы сказали мне помнить об одной вещи... – почти шёпотом пересказывал слова Германа Марк.
На этом слова обрывались. Герман так и не узнал, что нужно было передать Марку «настоящему». Марк читал выделенные места, отмеченные в дневнике. Несколько мест было обведено в овал, другие были подчеркнуты несколькими линиями. Были записи, которые явно были написаны в спешке или при ходьбе. Описание было именно то же самое, которое он видел во сне.
Марк курил сигареты одну за другой, потирал иногда виски то с одной, то с другой стороны. Ощущение того, что день никогда не закончится, настигло в тот момент, когда раздался  стук в дверь. Стучали так, как будто торопились рассказать о чём-то срочном и важном. Марк посмотрел на часы. Было 23:07. «Поздновато», – подумал Марк и пошёл к двери.
– Кто там? – спросил Марк, ещё не дойдя до двери.
– Марк, открой, это Томас… – тревожно сказал голос за дверью.
Марк был немного удивлён его приходу в такое время. Войдя, Томас пересказал Марку  странный случай, который с ним произошёл. Они сидели на кухне и просто молчали.
После того, как Томасу нечего было добавить, Марк протянул ему свой блокнот.
– Вот, открой и прочти некоторые места, где выделено. Мне сегодня этот блокнот передал один старик в парке, – холодно сказал Марк.
– А причём здесь он? Это ведь твой блокнот? Какой старик? О чём ты? Я чуть не захлебнулся во сне. По-твоему, это нормально?! Я смотрел в глаза самой смерти! И какое отношение имеет ко всему этому твой дневник? – дерзко сказал Томас, размахивая записной книжкой.
– А притом, что 52 года назад я отдал свой блокнот тому, тогда ещё не старику, человеку, чтобы он передал его сегодня мне! В тот самый день, когда мы собрались ехать в тот дом! На приключения, – разведя руками, закончил Марк.
Посмотрев в зеркало, которое стояло в соседней комнате, он увидел, что там промелькнула тень. На секунду он почувствовал чьё-то присутствие, отвёл глаза в сторону и решил, что просто устал от всего. Томас и Марк были напуганы происходящим и больше всего тем, что никто из них не понимал, что вообще происходит. Казалось, что они проваливались в какое-то неведомое им пространство, где стирались все границы реальности.
– В этом дневнике во всех подробностях описан наш с тобой поход в тот дом, практически то же самое, что я видел в своём сне. Но встречаются непонятные мне имена и незнакомые описания, – спокойным и ровным тоном добавил Марк.
– Всё ведь началось, как тут написано, с той истории из газеты, про которую ты мне рассказывал. Тут часто упоминается Софи...
– Я теперь не уверен вообще ни в чем… Да и вообще, кто эта Софи? Реальна ли она? – закурив сигарету, проговорил Марк.
Томас закрыл дневник и положил его на стол.
Услышав странный, тихий и до боли знакомый зов, он встал и подошёл к окну. На улице не было ни машин, ни людей. Всё словно замерло. Никакой другой шум не проявлялся, лишь слабый и тихий зов: «Тооомас, Тооомас…»
– Я просто схожу с ума, – проговорил неслышно Томас.
Марк снова повернулся в сторону зеркала, и на этот раз ему не показалось: он действительно увидел силуэт человека вдалеке, который то появлялся, то пропадал. Дрожь прошла по всему телу. Он посмотрел в сторону Томаса и увидел, что у него не было глаз, и изо рта лилась кровь. Томас улыбнулся и проговорил не своим голосом:
– Это только начало....
– Марк, Марк! – кричал Томас, оттягивая его от зеркала. – Что с тобой? У тебя было такое лицо, как будто ты привидение увидел! – разволновался не на шутку Томас.
– Я не знаю, что произошло, но мне кажется, я видел нечто ужасное. Томас, будь осторожней. Что-то не так… Я не понимаю, где грань реальности, – закончил Марк.
 
Глава 4
Амина и Герда
   
«Одержимость – это не проявление гнева, а, скорее всего, навязчивая идея добиться определённых целей, если мы говорим, конечно, об этом. Но в других случаях она проявляет себя как дьявольский замысел. Человек забывает своё «я» и перестаёт быть собой. Могу вам сказать, это состояние до конца не изучено: как поведёт себя человек и на что он способен, никто не знает…»
– Переключи на другой канал. Зачем ты смотришь такие странные шоу? Что тут интересного? Людям больше поговорить не о чем что ли? – читала нотацию своей подруге Герда.
– Да уж, что только не придумают, чтобы в телик попасть. Но мне мистика нравится, думаю, есть все-таки потусторонняя сила, – ответила Амина. – Когда я была маленькой, мой дедушка всегда любил рассказывать мне какие-то страшилки. Меня это забавляло, но и страшно, конечно же, было... Он ждал какого-то парня из прошлого.  Дедушка говорил, что это очень важно. Он должен был что-то ему передать, и так, наверное, по сей день ждёт. Наверное, у него тоже была одержимость, – с тоской произнесла Амина.
– Я тоже вот жду нормального парня и что? Где они все? Уже ведь не мечтаешь о принце на белом Мерседесе. Я хочу просто быть любимой. Мне не нужны эти загорелые «мачо», толку-то от них? Хочу обычного парня, пусть это и звучит даже немного странно… Да, мечты, мечты... – закурив сигарету и смотря в окно, задумчиво произнесла Герда.
– Так, мне пора на работу. Настроение не забыть бы. За целый день столько разных людей проходит: «Вам с собой? Что-нибудь ещё? А не хотите попробовать наш фирменный обед?» Это так все приелось, словно молитву читаешь для каждого. И эта улыбка... Плохо тебе или хорошо, никого не интересует, искусственные и наигранные эмоции, – печально сказала Амина.
Девушки дружили ещё с детства. Амина всегда была сдержанной, аккуратной и достаточно культурной девочкой с богатой душой. У неё было просто «золотое» терпение. Она работала в Макдональдсе менеджером и мечтала открыть ресторан ну или, на худой конец, кафе или пиццерию. Для этого ей необходимо было изучить «жизнь» предприятия питания изнутри. За два года работы она достаточно положительно себя зарекомендовала, а ещё через пару лет могла бы стать директором «Мака». Привлекательная внешность, голубые глаза, в которых отражался кусочек неба, неотразимый деловой взгляд – это помогало ей быть преуспевающей. Для неё всё только начиналось, перед ней открывались широкие возможности и перспективы. Отношения у неё были далеко не на первом месте. Родственников, кроме дедушки, не осталось. Она всегда рассчитывала только на свои силы. Достичь высот в жизни – было навязчивой идей, её бесконтрольной одержимостью.
Герда же была импульсивной и несдержанной.     Рост выше среднего, зелёные глаза, шикарная фигура. Герда красила волосы по той причине, что была блондинкой от природы, а шутки про них ей не нравились. Шумные компании были частью её самой. Дерзость и стервозность не позволяли ей долго с кем-то находиться. Да и к тому же она была неразборчива в отношениях. Большинству её парней нужен был просто секс, её легкомысленность не раз разбивала ей сердце. «Красивые – не значит счастливые», – так она любила говорить. Родители Герды были достаточно обеспеченными людьми, поэтому ей не пришлось работать, чтобы преуспеть. Салон красоты, который ей подарил отец, приносил достаточно, чтобы вести вольный образ жизни, беззаботный и в какой-то мере однообразный. У неё была машина «Мазда 3». Она любила кататься на ней по городу, но больше всего любила путешествия: Египет стал страной для новогодних праздников. Это было своего рода уже традицией. Её главной мечтой было найти свою половинку и создать обычную семью со всем своим бытом и суетой у плиты.
– Уже почти 9 часов. Нужно будет заехать в салон, может, причёску сделаю новую. Нужно же себя радовать, – тоскливо сказала Герда, выходя из дома к парковке.
* * * 
Она остановилась на светофоре, на достаточно людном перекрёстке. Кто-то куда-то спешил, всё напоминало муравейник, который кишит и превращает пустую улицу в центр города. Загорелся зелёный свет, она резко тронулась. И не успела проехать и пару метров, как вдруг на дорогу вышел молодой человек, словно её и ждал. Это было так неожиданно, что Герда не успела затормозить и наехала на пешехода... Она, лихорадочно набирая чей-то номер, выскочила из машины. Молодой человек лежал на дороге. Ни полиция и ни скорая не спешили приезжать. Человек очнулся, она ему стала помогать подняться. Посадив в свою машину, она поехала в сторону больницы.
– О Боже! Я так перепугалась, что убила Вас. Вы как, целы? Сейчас поедем в больницу, надеюсь ничего серьёзного, – нервно проговорила Герда.
– Нет, не нужно в больницу, это не смертельно, жить буду. Я сам не понимаю, как я оказался на дороге... Спасибо, я где-нибудь здесь выйду. Я неподалеку живу. Меня, кстати, Марк зовут, – приветливо произнёс он.
– Давайте я Вас всё-таки до дома довезу. Мне не нужны неприятности. Я не хочу, чтобы с Вами что-то случилось. Я так ещё ни с кем не знакомилась… Мне, конечно, безумно приятно, но всё же, – торопливо сказала Герда.
– А Вас как зовут? – спросил Марк.
– Герда... Можно просто Гера, – покорно сказала она.
   
Глава 5
Знаки

Прошло около двух часов с того момента, как с Марком случилось происшествие на перекрёстке. Он добрался к себе домой. У подъезда его ждал Томас.
– Марк, ты где пропадал? Я тут полчаса уже торчу! – накинулся на него Томас. – Что за вид? – спросил он.
Войдя в квартиру, Марк рассказал Томасу о том, что с ним случилось, и, в том числе, о Герде.
– Никого прекрасней я не встречал. Конечно, ситуация, при которой знакомятся люди достаточна опасна, но я тебе могу сказать, что оно того стоило. Только я до сих пор не могу понять, как я оказался на том перекрёстке в девять утра, – удивился Марк.
– У тебя точно всё в порядке? Видок у тебя не особо здоровый! Я тебя, кстати, всё утро искал, звонил. И потом, в последнее время ты себя странно ведёшь. Я волнуюсь за тебя, Марк, – проговорил Томас.
– У меня такое ощущение, что иногда меня кто-то ведёт. Я не помню, как я вышел из квартиры… Правду говорят, что если ты в шоковом состоянии, то можешь бегать на сломанных ногах и ничего не чувствовать. У меня сейчас всё ломит. Если ты не против, я пару часиков посплю, – устало закончил Марк.
– О'кей, отдохни. А я пока схожу в магазин, возьму что-нибудь перекусить и вернусь. Смотри, снова никуда не денься, – пошутил Томас.
Марк уснул практически сразу. Томас завёл машину и поехал. Он был напуган всем происходящим, пытался сосредоточиться, но словно волной окатили его снова все эти истории. Когда он ехал, его взгляд устремился в глубь узкой улицы. Он увидел мальчика лет восьми, который крутил какую-то безделушку в руках. Томас подъехал поближе к обочине. Ему показалось, что в нём есть что-то очень знакомое. Томас вышел из машины и поспешил за ним. Переулок был безлюдным. Томас стал звать его, но парнишка, смеясь, стал от него убегать.
– Эй, постой. Почему ты один? Где твои родители? – кричал ему в след Томас, пытаясь его догнать.
Улица заканчивалась и упиралась в дом. Мальчик стоял спиной к нему и что-то напевал. Томас взял его за плечи и развернул лицом к себе. Перед ним стоял безжизненный мальчик, лицо его было тёмно-синим и ужасно изувеченным. В его глазах была смерть... Томас отскочил от него и упал. Мальчик продолжал что-то шептать и играть со своей игрушкой. Томас хотел закричать, но не смог произнести ни звука.
Томас лежал на асфальте и был бледным, словно он потерял волю к жизни, всё казалось ему бессмысленным. К нему подошла девушка и нежным ангельским голосом прошептала: «Томас, тебе пора. Верни то, что больше не может быть твоим... Пойдём со мной».
Около минуты он не мог отвести глаз, после чего всё закончилось: они растворились с криком, который резко стих.
Он кое-как добрался до машины. Ему позвонила Мика, она искала его.
– Алло, малыш, забери меня. Я недалеко от центра, рядом с нашим кафе. Нет, малыш, всё хорошо. Я просто соскучился. – Томас повесил трубку, и у него больше не было никаких логических мыслей, ведь тот мальчик, которого он сейчас увидел, был маленьким восьмилетним Томасом...
* * *
    Марк открыл глаза от яркого света, который слепил со всех сторон. Был только яркий свет, больше ничего, спустя минуту он начал тускнеть. Он оказался в лесу. Это было знакомое место: дом, где находился Колин. Марк огляделся и понял, что это только сон. Колин стоял перед ним во всем чёрном. У него за спиной маячили два силуэта. Он посмотрел на Марка и тихо сказал:
– Твоё место здесь, и ты ничего не сможешь с этим сделать.
Колин развернулся и зашагал в лес. За ним шли Аарон и Нова, словно были на цепи и повиновались любой его воли. Можно было ощутить холодный взгляд Элима, который смотрел на него из окна зловещего дома. Голос ему повторял: «Пора всё исправить, тебе не уйти от того, что предначертано...»
Марк подскочил на постели. Это был очередной кошмар. Марк подошёл к умывальнику, взглянул в зеркало, и неожиданно из него появилась  девушка, которую он видел плачущей в доме… Он выбежал из квартиры, и лишь одна мысль была в его голове: найти Софи. Чем раньше он это сделает, тем лучше будет для него и Томаса.
* * *
Было около 20:00. Будние дни всегда отличались от выходных. Пустеющие улицы, одинокие прохожие. Марк устало бежал в парк, где надеялся встретить Германа. С каждым днём осень всё больше набрасывала листьев с деревьев, неровности тротуара были заполнены ещё вчерашним дождём. Воздух был влажным: когда бежишь, появляется ощущение, что ты находишься в сырой и холодной пещере. Марк оглядывался по сторонам и видел среди людей демонов: мужчин и женщин. Они указывали на него, словно сговорившись. Марк полностью вымотался, и, еле волоча ноги, наконец-то добрался до парка.
– Это какое-то безумие! Боже, что происходит?! – от бессилия закричал Марк.
Глава 6
Ужин

Амина закончила работу. После смены она всегда заходила к дедушке проведать его. В обед к ней забегала Герда и с бешеными глазами поведала об утреннем происшествии.  Как говорят, не было бы счастья, так несчастье помогло. Герде понравился Марк за его сдержанность и уверенность в себе. Они решили, что было уместно обменяться телефонами, и вечером у них свидание. Герда была в какой-то мере счастлива. Наконец-то в её жизни появился тот, с которым она чувствовала себя защищённой.
Амина шла и рассуждала о том, что если даже не планировать жизнь, всё равно перемены войдут в неё. Как бы ты ни старался сделать что-то правильно или неправильно, что-нибудь, да случится. Амина шла через парк, где находился Марк. Он обратил внимание на идущий силуэт девушки и стал громко её звать:
– Подожди, стой, вернись ко мне. Я всё равно тебя найду. Слышишь меня...
Амина прибавила ход, и уже через пару минут была у Германа.
    …У Марка зазвонил телефон. Это была Герда. Она напомнила ему о встрече, и Марк решил, что свидание поможет ему немного отвлечься от происходящего. Тем более, в компании очаровательной девушки он хотя бы ненадолго сможет забыть о странных вещах, которые происходили в последнее время. Прошло чуть меньше часа, и Марк уже был в назначенном месте.
* * *
Томас ехал рядом с Микой. Свою машину он оставил на парковке. Он не любил рассказывать о своих неприятностях, так как считал, что таким образом использует других людей, в особенности Мику, в своих интересах.
– Пойми ты, наконец, что мы не чужие, и просить помощи – это вполне нормально. Я знаю твою гордыню, но, Томас, у нас ведь все замечательно. Это твоя единственная черта характера всё портит, – прочитав нотацию, Мика замолчала.
Они решили, что было бы неплохо поужинать. Перед этим они заехали к Мике, и Томасу удалось всё-таки привести себя в порядок и переодеться. Мика слегка злилась на него за то, что он раньше не мог позвонить. Её вообще бесило поведение Томаса по отношению к ней. Они ведь любили друг друга по-настоящему, а проблемы он решает в одиночку. Не прошло и получаса, как они уже сидели в ресторане и делали заказ. Мимо их столика грациозно прошла Герда, а рядом с ней следовал Марк. Томас узнал его по голосу, когда тот просил свободный столик.
– Какая встреча! – удивлённо воскликнул Томас. – Дорогая, ты не будешь против, если Марк и его очаровательная спутница присоединятся за наш столик? – любезно поинтересовался Томас.
– А вы как будто сто лет не виделись. Марк, я не знала, что у тебя есть девушка, – посмотрев в сторону спутницы, сказала Мика.
– Да он и сам не знал! – вмешалась Герда.
Её обаятельная улыбка растопила весь лёд, и они сели за один столик. Мельком рассказали, как всё произошло.
– Интересное у вас знакомство получилось, – подытожила Мика.
Герда была, как и всегда, достаточно разговорчива, да и компания подобралась интересная. Беседа проходила довольно в тёплой обстановке. Было ощущение, что старые друзья встретились через долгий промежуток времени, чтобы рассказать и обсудить все новости. Пока девушки общались, Марк и Томас смотрели друг на друга и словно мысленно разговаривали друг с другом.
«Что происходит, Марк? Что это за безумная история? Что это за существа? Как это возможно? Почему мы с тобой попали в такой переплёт?»
«Томас, у нас такая ситуация, которую мы с тобой, мой друг, не в силах решить самостоятельно. Нужно что-то делать. Вывод один: мы должны были ехать в тот чёртов дом. Кому понадобилось всё изменить? Что-то явно пошло не так, и всё вышло из-под контроля. Тут даже речь не об Элиме или Колине. Речь идёт о сущности намного сильней, чем просто какой-то демон, а возможно это и не демон. Словно нас кто-то готовит к чему-то...»
– А вы, мальчики, так и будете сидеть молча? – игриво сказала Герда. – Расскажите нам, что у вас за тайны такие?
Ногу Марка вдруг кто-то стал гладить под столом рукой. Он посмотрел в сторону Герды, но она не подавала и вида, что это она.
Прошло больше часа, как они уже сидели вместе, и девушки решили, что было бы неплохо сходить проветриться.
– Марк, Томас, может, сделаем небольшой перерыв? Кому носик припудрить, кому покурить? – предложила Герда.
– Да, было бы, конечно, неплохо, – проговорил, кивая, Томас.
Герда посмотрела на Марка, словно раздевая его взглядом, и вышла из-за стола. Марк замер. Рука, которая гладила его ногу, по-прежнему продолжала трогать его. Он стал медленно выдвигаться со стулом из-за стола, как всё резко смолкло. Лишь какой-то шёпот промчался мимо него в сторону Томаса. Сильный звон заложил уши Марку. Он был таким звонким и сильным, что у него из носа пошла кровь. Он закрыл уши и прищурил глаза. Через минуту звук затих...
– Мааарк, ты в порядке? – спросил Томас.
Он посмотрел на Томаса, и увидел за его спиной силуэт женщины. Она сделала шаг, и свет упал на её лицо: оно было грязным и отливало синевой, в волосах запутались тина и водоросли. Она словно захлебывалась: из её рта и носа текла вода. Накрыл просто непередаваемый ужас.
– Томас, обернись! – испуганно воскликнул Марк.
Томас резко обернулся, но там никого не оказалось, кроме отдыхающих за соседними столиками и блуждающих по залу официантов. Томас перевёл взгляд на Марка, как вдруг заметил, что вся еда, которая была на столе, стала гнилой и тухлой, а где-то были даже видны огромные черви. Они сидели, словно в сумраке, а вокруг их столика находились чёрные тени. Эхо голосов, дикий вой и смех окружали их: «Мааарк, Тооомассс…»
Томас услышал голос Мики. Все сразу встало на свои места, заиграла музыка, еде стала прежней, обстановка живой.
– Что вы сидите? Вы долго ещё? – спросила Герда.
– Мы тут подумали и решили, что нам лучше было бы уйти отсюда куда-нибудь подальше, – тревожно сказал Томас.
– Что-то случилось, милый? – заботливо поинтересовалась Мика.
– Совсем нет, просто тут как-то безжизненно, – заметил Марк.

Глава 7
«Паранормально»
 
«Душа – это сгусток положительной или отрицательной энергий, которые в этом мире тесно взаимосвязаны. Мысли, которые заставляют нас поступать неправильно, – это отрицательная энергия души, негатив, который мы можем черпать до бесконечности. Душа поддаётся злу, и оно обретает тотальный контроль над ней и телом, проще говоря, такое состояние можно назвать помешательством или одержимостью. Такое состояние до конца не изучено. Присутствие злых демонов может закончиться лишь при одном условии – победой силы добра или силы зла в каждом конкретном случае. Сознательно можно не понимать этой борьбы, но, как рассказывают многие пациенты нашей лечебницы, они живут в постоянном страхе. Ещё могу добавить следующее: душа предельно уязвима в момент, когда человек находится на грани жизни и смерти. После таких ситуаций срабатывает защитная реакция, и, если даже и получилось так, что зло проникло в человека, оно будет находиться в состоянии сна до определённого момента, пока не сработает определённый возбудитель, действующий на его дальнейшее поведение и сознание, а также на будущее, но это лишь наблюдения за пациентами».
– Спасибо доктору Штэйнеру за подробный рассказ. Наш выпуск подошёл к концу. Свои вопросы и комментарии присылайте на адрес нашей электронной почты. До скорых встреч. С вами был постоянный ведущий шоу «Паранормально» Эрик Манн.
– Ты очень любишь своё шоу, не правда ли, Герман? – похлопывая его по плечу после эфира, спросил Эрик.
– Если бы ты видел то, что в своей жизни довелось встречать мне, ты бы именно так стал раскрывать эти малоизученные факты. Я понял, что это моё предназначение. Возможно, я кому-то помогаю остерегаться некоторых моментов, но на самом деле, я пытаюсь разобраться в самом себе. Жизнь старика не такая уже и разнообразная. Случаются порой необъяснимые случаи в нашей жизни, которые оставляют свой след. Ещё студентом я стал интересоваться паранормальными явлениями, – ответил Герман.
– Ладно, я понял. Надеюсь, на следующей неделе будет не менее интересная программа. – Эрик пожал руку Герману и укатил на своей машине.
– Я благодарю вас, профессор, за участие в моей программе. У меня будет к вам вопрос не по теме. Скажите, возможно ли путешествие во времени? Вы специалист другой области, но мне интересно было бы услышать ваше мнение, – спросил Герман у подошедшего к нему профессора.
– Понимаете, милейший, практических способов, как известно всем, нет, но теоретически возможно все. Фантазии из прошлого – теперь наше настоящее. Я не отрицаю факта, который мы с Вами обсуждаем. Думаю, есть способ, о котором мы пока не знаем. Но это только теория. – Штэйнер попрощался с Германом и покинул студию.
У Германа были планы посетить городской архив и просмотреть все необычные статьи за прошлые сто лет. Оттуда темы его программ, по сути, и возникали.  То, что давно было забыто, он предавал огласке и обсуждению.
В архиве Герман начал поиск с того момента, когда они с Марком встретились. Это был 1963 год. Он хотел найти следы присутствия Марка в том времени, возможно, он был где-то ещё, и кому-то это появление тоже могло показаться странным. К тому же, изучив дневник Марка, он подошёл к разгадке довольно-таки близко. Оставалось несколько моментов, и все тайны стали бы раскрыты.
Зазвонил телефон. Это была Амина.
– Алло, деда. Мне хотелось бы провести с тобой выходные. Мне очень не хватает родителей, ты всю жизнь их заменял. У меня такое странное чувство… Я просто не могу это объяснить. Мне необходимо, чтобы ты побыл просто рядом, – печально закончила Амина.
– Ну зачем ты так, успокойся. Конечно, мы побудем вместе и пообщаемся. Думаю, я знаю, почему ты так говоришь. Я люблю тебя, и я понимаю твоё беспокойство.
Герман повесил трубку, снял очки, потёр переносицу и сел за стол.
Он понимал, что Амина переживает за его возраст. Недолго ему осталось. Кто знает, кому и сколько отмерили жить, и когда нить жизни оборвётся. На самом деле, Герман был давно готов встретить неминуемую смерть... Герман взял кое-какой материал из библиотеки и отправился домой.
* * *
Марк получил сообщение от Софи. Она ему назначила встречу. Марк был в предвкушении того, что скоро всё закончится, и он сможет зажить нормальной жизнью, но он до конца не понимал, как Софи сможет ему помочь. Он предложил ей встретиться в парке. Это место он полюбил, так как последние события были связаны именно с этим местом.
Томас также был вымотан. И причиной были последние необъяснимые события.
Они решили, что Марк пойдёт на встречу один. Они доверяли друг другу, и Томас был уверен, что Марк всё сделает правильно.               

Глава 8
Предчувствие
 
Наступили выходные. Амина пришла в гости к Герману. Они говорили о его шоу, о жизни и о том, что все делают ошибки. Люди должны выражать свои чувства друг к другу словами по поводу и без повода, потому что никто не знает, что нас ждёт завтра.
– Амина, ты раньше не была со мной так близка. Что-то случилось? Что тебя так тревожит? – обеспокоенно спросил Герман. – Ведь жизнь прекрасна, – с уверенностью произнёс Герман.
– Мне просто страшно только от одной мысли, что я не смогу больше тебя увидеть. Прости, что я так говорю. Ты мне очень дорог. – Она заплакала, Герман её обнял и сказал:
– Так же, как и ты мне. Ты единственный человек, который мне так сильно дорог.
* * *
Томас приехал к Марку. Марк поведал Томасу историю о том, почему ему было так важно поехать в то самое место.
– Мне жаль, Марк. Оказывается, они были твоими родителями, и, получается, не отказывались от тебя! Но что же их заставило туда поехать? Какой мотив у них был отправиться в это путешествие ценою в жизнь? – недоумённо спросил Томас.
– Об этом нигде не упоминается, но, думаю, причина была, и сегодня я встречаюсь с Софи, которая, возможно, прольет свет на эту историю. Только как нам с тобой разгадать смысл наших видений? Они входят довольно часто в нашу жизнь. Приведения и демоны как будто нас запугивают. Иногда мне кажется, что они хотят нас заставить поехать туда, что кто-то ими управляет. Я больше не могу контролировать своё поведение, эти образы такие реальные, иногда я думаю, что я больше нереален! – с тревогой сказал Марк.
– А что ещё ты узнал из дневника? – спросил Томас.
– В нём упоминается о каком-то древнем ритуале по обмену душ. Зло извечно пытается освободиться и управлять человечеством, поэтому все одержимые – это как эксперимент зла. Это не окончательная цель. Демонам по-прежнему нужны живые души, возможно, речь идёт о жертве, которую нужно принести ради спасения. Я боюсь, что могу сделать что-то плохое с собой, – с опасением сказал Марк. – Они словно управляют нами. В моменты слабости я ничего не помню. Нужно поскорее найти способ от этого избавиться, мы заражены тем злом, но я не теряю надежды и думаю, что выход есть, – закончил Марк свои рассуждения.
Пока Марк говорил, Томас открыл окно и стал что-то пристально разглядывать на улице. Марк жил на пятом этаже, и окна выходили на оживленную часть улицы. Оттуда виднелся парк, в пару кварталах от которого находилась придорожная вывеска Макдональдса. Погода была по-осеннему приятной. На секунду Томас подумал, что все-таки здорово, что с ними не произошло ничего ещё более ужасного. Смерть перестала, пожалуй, быть самым страшным в их жизни, поскольку им на протяжении последних нескольких дней являлись такие существа, после которых смерть казалась детской забавой или спасением от всего этого зла.
– Что ты там увидел? Ты так пристально кого-то разглядываешь. Томас, ты слышишь меня? – спросил Марк, подходя к Томасу.
Томас посмотрел на Марка как на совершенно чужого человека, его глаза быстро налились тёмной жидкостью, и он без оглядки выбросился из окна. Глухой удар и крики на улице слились с шелестом листьев и движением машин на дорогах. Марк выбежал на улицу, стал звать на помощь и, набирая номер скорой помощи, всё время повторял:
– Что же ты наделал, Томас. Зачем тебе это было надо... Алло, скорая, нам срочно нужна помощь: человек выпал из окна! Поскорей, если можно, он без сознания... – нервно проговорил он.
Минут через десять они были уже в больнице, туда приехала Мика, которая всё время плакала и повторяла только одно: «Не умирай, Томас, прошу тебя...» Его доставили в операционную: внутреннее кровотечение, разрыв артерии, множественные переломы и сильный ушиб мозга. Он был на грани. Сердце билось еле слышно.
Это казалось полным бредом, так как Марк хорошо знал Томаса: он бы не стал просто так выпрыгивать из окна. И снова Софи... «Это она во всём виновата. Она больше не имеет право на жизнь». Он не думал о последствиях, ведь его лучший друг умирал. Он позвонил Герде, которая тут же прилетела: они стали очень близки в последнее время, и ему был просто необходим кто-то рядом, чтобы поддержать.
– Он выкарабкается, он не может умереть, – тревожно говорил Марк.
– Всё будет хорошо! Зачем он это вообще сделал? Я просто не понимаю… – истерично говорила Мика.
Доктор вышел из операционной и сказал, что у больного состояние стабилизировалось.
– Когда он очнулся, он постоянно повторял одно имя. Он звал Марка, хотел его видеть. Вы Марк? Можете пройти к нему, но ненадолго, – сказал доктор.
Марк вошёл в палату. Томас лежал, перебинтованный, и был подключён к какому-то аппарату. Он взял его за руку и тихо прошептал:
– Томас, друг, я здесь, я рядом с тобой. Но почему ты это сделал? Тебя кто-то заставил? Я не верю, что ты сам этого хотел. Ведь для этого не было причин. Тем более, мы разрабатывали план, как выбраться из всего этого и хотели начать всё сначала. Всегда есть выход...
– Ооо, Мааарк, чувак. Хреново выгляжу, наверное? Я не знаю, как тебе объяснить мой поступок... Там, в окне, я увидел девушку, я уже сталкивался с ней. Ранее она меня звала, она была просто ангелом. Ей нужна была помощь… Я перестал понимать, где я нахожусь. Я был в чудесном месте. Она, смеясь, убегала. Я стал её догонять... Они придут за нами, Марк! Голоса в моей голове стихли, но я знаю, что они нас слышат и знают каждый наш шаг. Она шла в тот самый дом, и говорила, что это единственный выход...
– Я знаю, как поступить, Томас. Сегодня всё закончится. Держись, друг, – сжимая его руку, проговорил Марк.

Глава 9
Выбор

Герда и Марк ехали в центральный городской парк, куда он попросил её отвезти. По дороге они заехали в супермаркет. Марк зашёл и практически сразу из него вышел.
– Ты в порядке, Марк? Что это за встреча? Почему мне нельзя остаться и побыть с тобой? – с тревогой спросила Герда.
– Успокойся, всё хорошо, ничего не случится.
Он не стал ей рассказывать про голоса. Он поцеловал её и сказал:
– Я позвоню тебе. Спасибо, что подбросила.
Герда уехала. Он вошёл в парк. Было около 21:00. Было пасмурно, и дул холодный ветер, который срывал листья с деревьев и швырял их по аллеям из стороны в сторону. Вдалеке Марк услышал женские шаги, стук каблуков быстро приближался. Он достал из упаковки огромный кухонный нож и уверенно пошёл навстречу силуэту. У него не было выбора, и Софи должна была умереть. Убив её, он надеялся, что всё встанет на свои места, и Колину не придется приходить в этот мир, раз Софи мертва. Этот план долго зрел в его голове, и лишь случай с Томасом помог ему всё-таки окончательно решиться на это. Он не мог допустить, чтобы его близкие могли пострадать. Когда девушка приблизилась на расстояние удара, он схватил её и ударил ножом, потом ещё и ещё раз. Она застонала и обессилила, попыталась вырваться, но было уже слишком поздно. Всё было так неожиданно, что она даже не поняла, что произошло. Марк был весь в её крови, и ему казалось, что наконец-то что-то контролирует, и голоса стихли. Теперь не придется ощущать весь пережитый ужас. Все эти демоны и мертвецы, привидения и вся нечисть должны теперь были почувствовать, что он может защитить себя и своих близких ему людей. Когда свет фонарей упал на лицо девушки, он понял, что это была не Софи. Он отошёл от её тела, которое лежало без движения, и взялся за голову:
– Нет, Боже, что я наделал. Я убил человека…
Марка затрясло, ему стало плохо, он теперь не знал, что ему делать. Он зверски убил ни в чем неповинного человека.
Через пять минут после случившегося он услышал, что его кто-то зовёт. В зове он расслышал знакомый и очень родной женский голос. Это была Герда. Она шла в его сторону и звала его:
– Марк, Мааарк, ты ещё здесь? Ты в машине забыл свой телефон.
Марк подошёл к ней. Она увидела, что у него за спиной лежал женский силуэт, и закричала. Марк схватил Герду и попытался успокоить её:
– Герда, послушай меня, случилось недоразумение, непоправимая ошибка. Я не знаю, как это вышло.
– Она жива? Кто это? Возможно, её можно спасти. Нужно отвезти её в больницу. Что ты наделал, Марк?! – Она стала набирать номер телефона службы спасения, потом позвонила своей подруге Амине, которая всегда была рядом с Гердой в трудную минуту и могла найти слова утешения. Гудки начали проходить, как вдруг в нескольких метрах от них зазвонил телефон.
– Марк, это телефон! Я слышу знакомую мелодию... – с ужасом произнесла Герда.
Они оба подошли к девушке. Она нагнулась к ней поближе и увидела, что это была Амина...
– Мааарк! Неееттт! – истерично закричала Герда.
Уже меньше чем через минуту подъехала скорая помощь и наряд полиции. Девушку положили на носилки и увезли в больницу. Сотрудники полиции уложили Марка лицом в асфальт и зачитали ему его права.
В отделении полиции при обыске у Марка, кроме начатой пачки сигарет, зажигалки, дневника и мобильного, ничего не было обнаружено. Нож был уликой и орудием убийства. Полиция опознала девушку. Позвонили единственному родственнику. Амина была в крайне тяжелом состоянии. Врачи боролись за её жизнь: она была в коме.
На допросе Марк утверждал, что это случайность, и он этого не делал, но все улики были против него: его отпечатки были на жертве и, главное, на орудии убийства. Марк называл какие-то имена, говорил о демонах, о том, что они ему сказали это сделать...
У Марка не было возможности выйти под залог, и подписка о невыезде ничего бы не решила. Возможно, это был его шанс изменить что-то, но удача была не на его стороне. Он потерял смысл жизни. Все эти демоны стали просто нелепыми и глупыми. Каким образом они овладели его душой и телом? Он чувствовал взгляды, слышал голоса и смех, который издевательски раздавался в камере.
– Мааарк, Мааарк, почему ты просто не поехал в тот дом? Твоя судьба быть там. Разве это жизнь, которая сейчас у тебя? Ради этого ты согласен пожертвовать ни в чем неповинными людьми? Ведь они дороги тебе. Зло полностью тебя поглотило! Зачем ты сопротивляешься? Ответь мне, Марк! Всё давно уже предрешено, – провопил в его голове голос Колина. – Но у тебя всегда есть выбор... – Голос смолк.
* * *
     Герман сидел в приемной и расспрашивал медсестру о состоянии Амины, не проходило минуты, и он снова спрашивал. Несколько раз его останавливали, когда он пытался ворваться в операционную. Он был напуган, и истерика вместе с паникой не покидала Германа ни на минуту. Он не знал, как будет чувствовать, когда посмотрит в глаза убийце, и не понимал, зачем он это сделал. Герда была рядом с Германом, она ни на минуту его не покидала.
Ближе к утру сердце Амины не выдержало, и она скончалась... Бесконечный сигнал аппарата жизнеобеспечения перестал быть полезным. Её глаза закрылись навсегда. На экране появилась одна непрерывная линия…
* * *
     Ещё не взошло солнце, а в холодной камере находился человек, которому через пару часов выдвинут обвинение в убийстве. Но он был спокоен, и, казалось, все события, которые происходили с ним, были просто игрой. За спиной у Марка виднелся силуэт. Нечто словно охраняло его жалкую душу, которая теперь принадлежала ему.
«Всегда есть выбор, Марк, всегда...»




Глава 10
Прощание

По коридору отделения полиции шёл не спеша человек. На вид средних лет, никаких особенностей в нём, на первый взгляд, не было, но его походка была слегка прерывистой, с незаметной хромотой. Он открыл свой кабинет, разложил фотографии и показания свидетелей. Сразу же в его кабинет ворвался дежурный. Диалог был непродолжительным:
– Его нет! Подозреваемый исчез! Ни камеры наблюдения, ни сотрудники не заметили никаких перемещений.
– Тааак, очень интересно. Никто его не видел и не слышал. Вы чем тут занимаетесь, господа?! У нас тут преднамеренное убийство. У него две дороги: в психушку или на смертную казнь. Третьей не дано! Я ясно выражаюсь? Найти! Убрался отсюда, – спокойным, но грозным тоном сказал следователь.
Он насыпал немного белого порошка на лист бумаги, разделил его кредитной картой на две дорожки, жадно занюхнул одной, а потом другой ноздрей, облокотился на спинку своего кресла, сделал пару оборотов на нём, встал и вышел из кабинета.
* * *   
Больничная палата, где ещё ночью боролись за жизнь Амины, была пуста. Герман подписывал какие-то бумаги, доктор с сочувствием говорил:
 – Я сожалею о случившемся.
Герман, молча, встал и пошёл к выходу. Он был в растерянности. Он даже не мог предположить, что такое вообще могло случиться с Аминой. Герда стояла у выхода, вид у неё был расстроенным и подавленным. Они сели в машину и уехали.
* * *
Мика находилась в палате с Томасом всю ночь, она ждала, что он очнётся. Она хотела сказать ему, как любит его. Они ещё не знали, что Марк сделал и, даже если бы Мика была в курсе, всё равно бы ничего не сказала Томасу.
* * *
     Томас открыл глаза. Вокруг него простирался славный сад. Он шёл по дороге, которая вела лишь в одном направлении. Ярко светило солнце, оно слепило и согревало. Ему было легко и беззаботно. Томаса больше не мучили ни страхи, ни голоса. Казалось, он летел над дорогой и был счастлив. Дорога уходила в лес. Он стал ускоряться, но чем ближе он подходил к самому отдаленно стоящему дому, картина поменялась: наступил мрак. Он не был напуган… Дверь была открыта, нежный голос стал его звать за собой: «Пойдём, не бойся, иди сюда...» Сделав пару шагов, он неожиданно начал падать, его полёт был всего лишь секундой. Он погрузился в ледяную воду, где себя уже ощущал восьмилетним мальчиком. Его охватили страх и паника. В этот раз ему никто не помог, он чувствовал, как его легкие наполняются холодной водой, он умирал...
– Томас, что происходит?! Помогите кто-нибудь, прошу вас ради Бога! Томас, милый, – кричала Мика.
Он лежал на больничном ложе и захлёбывался водой, лившейся из его рта. Прибежал доктор и его ассистенты, они пытались понять, что происходит… Они не смогли его спасти. Врач зафиксировал только время смерти пациента палаты номер 39.
Мика рыдала на его теле и нервно кричала:
– Томас, почему ты меня оставил? Ты должен был жить! В чем ты виноват? За что небеса тебя забрали?!
Плач постепенно стихал, врачи дали Мики сильное успокоительное, которое начало действовать моментально.
* * *
Герман и Герда стояли рядом с могильной плитой, на которой была надпись: «Покойся с миром, моя единственная и дорогая Амина» и фото, на которой была запечатлена ещё совсем молодая девчонка. Она была полна жизни, улыбалась и дарила тепло.
Герман старался сдерживаться, но никто не мог заглянуть в его душу, которая разрывалась от боли.
– Прости меня, Амина, – тихо проговорил Герман.
Они стали уходить, и через несколько могил Герман увидел две стоящих рядом могилки с одним надгробным монументом: «Софи и Колин. Любим, скорбим, помним...»




P. S.

Марк сидел на скамье в парке и наблюдал, как приходит весна в город. Весенний воздух гулял по всем улицам, и первые лучи солнца согревали его. Он был одет в неброскую одежду, в руках держал дневник, в который сделал последнюю запись. В кармане лежал мобильный телефон, который почти разрядился, на дисплее была надпись «нет сети». Он смотрел на прохожих, все ему казались чужими. Мимо него проходили разного возраста люди. В одном из них он различил очень знакомое лицо, такое юное, но до боли знакомое. Он остановил его и попросил ненадолго задержаться.
– Простите, Вы Герман Ридан? – спросил Марк.
– Да, Вы угадали. Мы знакомы? – спросил он.
– Пока ещё не совсем. Я прошу, выслушайте меня до конца, – проговорил Марк.
Он не знал, с чего ему начать: ведь если он расскажет человеку то, что ещё не случилось, его примут за безумца и просто не станут слушать. Он на пару секунд задумался, затем начал говорить:
– Я понимаю, это выглядит как-то безумно, но я хочу, чтобы Вы мне поверили. Для начала возьмите это. – Он протянул ему свой дневник. – Берегите эту вещь до встречи. Поверьте мне, что она случится однажды, на этом же месте, а точнее: 9 октября 2015 года. Отнеситесь к моим словам с полной серьёзностью. Я Вас ждал здесь именно для этого…
– Но как это вообще возможно? – перебил его Герман. – Я не понимаю, что происходит, и почему Вы это мне рассказываете? – удивленно произнёс Герман.
– Вы всё поймёте, прощайте. Когда мы встретимся, передайте мне следующие слова: «Не пытайся найти Софи. Найдя её, я потеряю всё!» Помните об этом. Я не могу больше оставаться в этом мире, у меня есть условия, которые теперь я не смогу нарушить... – не успел договорить Марк, как просто растворился на глазах у Германа.
Судьбу, написанную заранее, нельзя обмануть или предугадать. Она создана для того, чтобы всё так и случилось.
Марк услышал голос Томаса, они обнялись, как будто не виделись сто лет, а точнее 52 года... Томас ждал его, ждал их также и дом. И нет для него времени ни в прошлом, и ни в будущем. Есть дом и дорога, которая ведёт только в одну сторону....
               
               
               

Эпизод третий.

В о и н   с в е т а

Глава 0
Сделка

Горизонт открывался по-особенному. Всё, что было до сегодняшнего дня, казалось неважным. Не спеша, Колин шёл на встречу своей судьбе. Голос, который вёл его, стал звучать всё чаще и отчетливей. Он всегда ждал этот день. Был готов к неизбежному. Судьба была для него намного важней, чем людские предрассудки. Это была миссия, исполнения которой он всю жизнь ждал. Голос звал его в старый дом, который ждал веками своего хозяина. «Зло по праву должно было властвовать во вселенной». Всё остальное не имело для него значения. Он был, как никогда, уверен в том, что каждому в жизни дано сделать что-то невозможное и значимое. Люди создали себе рамки приличия. И эта сделка позволит ему жить вечно, оставаться великим, по своим меркам, сверхчеловеком. Позади него шла девушка необычайной красоты. Каждый шаг оставлял за собой тьму. Белый свет им больше был не нужен.
Он был рождён в обеспеченной семье. Его воспитание проходило в окружении тех людей, которые никогда ни о чем не сожалели, и все другие, кроме них самих, не представляли никакого значения. Из поколения в поколение передавалась мудрость о сущности, которая позволяет править миром, но это был мир другой, куда был вхож не каждый, а эти полупустые человечки после смерти потеряют всё… Душу, которая уйдёт в более полезные руки. Большая часть людей жила во лжи и грехе. Такими было просто управлять и, зная это, он питался их эмоциями, страхами. В отличии от своих предшественников семейного круга, он смог превзойти их во много раз. Сделка, которую он совершил, давала ему статус «элиты» тёмного мира. В нём жил злой демон Элима, который был коллекционером душ. Лишь он имел право обменивать нужные души на неугодные ему или же те, кто будет полезен ему в настоящем мире. Их соглашение выглядело так: «Даровать вечность за тысячу душ, которые должны были попасть в руки Элима». Колин стал «решителем». Выбирая вечность, он знал, на что соглашается. У Колина было право делать обмен на любую душу, которая ему приглянется. Также Элим наделил его силой видеть будущее и управлять временем.
     У Колина не было спутницы жизни, и жить в вечности одному ему не хотелось. Он искал «свою» женщину, которая рука об руку пойдёт за ним и будет также повелевать теми, чьё прибытие на земле больше неугодно небесам.
Всё зло целого мира таилось в пустом доме, которого не было видно. Лишь при наступлении каждой двадцать шестой осени он словно оживал. Людей, которые попадали туда, больше никто не видел. Отовсюду вели их голоса в этот дом. Колин был слишком увлечён своей идеей: после того как тысячная душа войдет в дом, Колин обретёт свою силу и вечную жизнь, о которой он так грезил.
…Шёл 1911 год. Колин прогуливался по парку, играл оркестр, все люди были счастливы,  каждый жил в своём мире, так казалось ему. Он любил наблюдать за окружающими. Пришло то самое время, когда он должен был встретить Софи. Встреча была предсказуемой. Колин ждал, что она произойдёт именно сегодня и именно здесь, на мосту через реку, которая уносила свои воды, так же как время существовало для людей, унося их души.
– Добрый вечер, Софи... – вполголоса сказал Колин.
– Странно, я Вас ни разу не видела... Как Вы узнали, что меня зовут Софи? – удивлённо спросила она.
– Я знаю намного больше, чем Вы себе можете представить, – уверенно сказал Колин.
– Вы меня пугаете. Я, конечно, привыкла видеть много странного и непонятного, но такое со мной впервые, – испугано сказала Софи.
– Не пугайтесь. Пойдёмте в более удобное место, допустим в отличный ресторан, и там я Вам с радостью расскажу всю свою историю. Вы как на это смотрите? – любезно проговорил он.
– Меня заинтересовало Ваше предложение и таинственное появление в моей жизни. Я думаю, что ничего плохого не случится, тем более с Вами я чувствую себя под полной защитой, – игриво сказала Софи.
– Мне нравится такое время года, когда наблюдаешь за тем, как всё доживает. Падает последний лист с дерева, но это не делает его мёртвым. Весной всё переродится и снова продолжит свой цикл. Всё то же самое, как и у людей, – проговорил Колин.
– Пожалуй, да. Мне кажется, душа переходит в другое место, где ей нравится, где она отдыхает от всех проблем человечества, – задумчиво произнесла Софи.
Колин, не сдержав смеха, громко рассмеялся.
– Я Вас уверяю, что это не так. С чего Вы решили, что душа спокойна? – спросил Колин. – После смерти тело человека обратится в прах, а его душу просто отдадут кому-то другому, кто сможет правильно распорядиться ею. Вот, к примеру, эта женщина, идущая нам навстречу...  Как Вы думаете, что её ждёт завтра?
– Откуда мне знать? У всех своя судьба, – сказала Софи.
– В соседней квартире будет пожар сегодня ночью... Она не спасётся: будет мирно спать. Завтра с нею же не станет ещё 24 человека. Вот это судьба, она не может выбирать, жить ей завтра или умереть. Жить без выбора, всё равно, что умереть без смысла, – рассудительно заметил Колин.
– Это бесчеловечно! Откуда вам знать?! Нужно что-то сделать, если это так, чтобы этого избежать, – дергая его за рукав, приказным тоном сказала Софи. – Я ей всё расскажу и предупрежу.
Софи только собралась заговорить с женщиной, которая как раз поравнялась с ними, но вдруг передумала.
– Вы ведь понимаете, что никто не станет Вас слушать, а примут за душевнобольную? Её выбрали и ничего нельзя исправить, даже если бы я мог... Запомни, Софи, есть силы, о которых мы даже не подозреваем, и лишь они могут решать. Запомни одну истину: «Зная своё будущее, ты не в силах его изменить, потому что в другом времени всё уже случилось» – сожалеюще проговорил Колин.
     Колин заказал ужин на две персоны, они продолжили беседу.
– Нам судьба быть вместе. Я могу представить, что Вы сейчас думаете, но Вы должны мне довериться. Нас ждёт целая бесконечность, перерождение, о котором я уже говорил. Вы станете навсегда моей при одном условии: просто ответьте мне «да». Вы останетесь такой же привлекательной, и Ваша жизнь обретёт намного больше смысла, – убедительно проговорил Колин.
– Вы демон?! Сейчас Вы предлагаете мне вечность за мою жизнь? – нервно спросила Софи.
– Я не демон, что-то среднее. Я-то жив. Вы не думаете, что ужинаете с мертвецом? – иронично заметил Колин.
– Я согласна быть с Вами вечно,– словно в бреду проговорила Софи.


Глава первая
Предательство

Серый рассвет разбудил Софи поцелуем Колина. Они вдвоём лежали обнажёнными в номере, который находился в гостинице рядом с рестораном. Он негромко включил граммофон: заиграло что-то лёгкое и мелодичное.
Они вместе прошли в душ. Колин включил воду, встал позади Софи и нежно начал водить мочалкой по её телу. Ей было приятно от его прикосновений. У Софи участился пульс, и она стала глубже дышать, издавая нежные, слабые стоны. Она развернулась к нему лицом, и они слились в одном жарком поцелуе. Софи казалось, что вся она начала наполняться самым замечательным чувством. Это было больше, чем страсть и желание, и даже больше, чем вечная и самая чистая любовь. С каждым прикосновением Колина она погружалась всё глубже в это чувство. Такие ощущения у неё были впервые. Её тело как будто потеряло контроль от его ласк. Софи опустилась на колени и стала ласкать губами и языком его член. Жадно заглатывая его, она больше не принадлежала себе. Это утро ей смогло подарить самые страстные мгновения, о которых она даже и мечтать не могла.
Они вышли из ванной и направились в спальню. Полутёмная комната различала лишь их тёмные силуэты. Софи легла на спину. Колин начал ласкать её грудь губами, целовать соски, которые стали набухать и напоминать две маленькие вишенки. Его рука скользила по её телу к её бёдрам. Софи словно змея извивалась в его объятиях. Её жаркое дыхание повторяло только одно:
– Возьми меня, возьми меня....
Колин слышал, как бешено бьется её сердце. Тело пылало от удовольствия. Её стоны разлетались по гостиничному номеру. Она ласкала ртом его член, который напрягся до предела... Они поменяли позу. Теперь Софи стояла к нему задом, Колин медленно входил и выходил из неё, брал её за шею, трогал волосы и ласкал грудь. Взявшись за её талию, он ускорял свою страсть и замедлял. Она повалила его на спину, и его член вошёл в неё на всю глубину. Она запрокинула голову назад. Они оба ощущали, что скоро кончат. Через пару движений Софи пронзительно застонала, у неё все потемнело перед глазами, и словно вся жизнь пролетела за одно мгновение.
Голоса стихли, не было слышно даже дыхания. Комната была пуста…
      * * *
Колин и Софи шли через заросли. По обеим сторонам росли деревья, сумрак был повсюду. Не было ярких цветов, и лишь серые оттенки повсюду ложились на мрачный пейзаж. Он держал её за руку и вёл по довольно длинной и узкой дороге, в конце которой стоял тёмный, старый дом... Софи не понимала, что произошло, и как они оказались в этом месте. Спрашивать об этом она не стала, да и если бы хотела, не смогла бы произнести ни слова. Воздух был сжатым, и дышать полной грудью не было возможности. Было ощущение нереальности всего происходящего: приближаясь к дому, они делали лишь шаг, а проходили десять. Она не успела осмотреться, как была уже внутри дома. Обстановка была жилой, но какой-то безжизненной.
– Мы на месте, – сказал Колин.
Чуть слышно шевеля губами, Софи с осторожностью спросила:
– Что это за место? Как мы здесь оказались?
– Это место – лишь промежуток между привычными тебе мирами. Жизнь и смерть… Не бойся, самое страшное уже закончилось, – проговорил Колин, растянувшись в улыбке.
     Вся комната как будто ожила после их появления. Голос повсюду перешёптывались и были непонятны Софи. Колин стоял спокойно и ровно, ведь он сам выбрал для себя это. В этом месте он тоже был впервые, но знал его из древних легенд. Из ниоткуда возник силуэт, похожий на человека. Он парил под потолком и глубоким басом проговорил:
;– ;;;;;;;;;;;;;;;;, ;;;;;;;;;;;;;;;;;;;; [4].
– ;;;;;;;;;;;;;;;;;;;; [5], – ответил Колин.
– Кто это, Колин? Мне страшно... – расплакалась Софи.
– ;;;;;;;;;. ;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;;; [6], –произнёс Элим.
Комната со всех сторон заполнилась демонами. Было ощущение, что происходит какой-то суд над ними. Все словно решали их судьбу. Ни Колин, ни Софи не могли пошевелиться. Зловещая сила держала их на месте, даже дыхание было таким тяжелым, что казалось, это их последний вдох и выдох.
– ;;;;; [7], – зловеще прошептал Элим.
Все демоны словно сорвались с цепи и набросились на Софи и Колина. Безобразные и безликие, проходили они сквозь них, словно выпивая их души. Пространство терялось, и они растворялись словно мираж. Колин смотрел на Софи и понимал, что совершил ошибку, которая оказалась ценою в жизнь.
* * *
Колин открыл глаза, очертания местности стали возвращаться к нему постепенно. Оглядевшись по сторонам, он увидел, что находится неподалеку от дома, в котором он и Софи только что побывали, но подробностей он не помнил, как и не помнил, каким образом он оказался здесь и почему. Лицо Софи по-прежнему было перед ним. Элим... Он попытался вспомнить, почему он здесь, но ничего не вышло. Неподалёку он заметил ещё один дом и пошёл к нему. Он был без удобств. Посреди комнаты горел слабый костёр.
Он осмотрелся и снова пошёл к тому месту, где очнулся. В окне зловещего дома он увидел Софи. Она выглядела уставшей и измотанной, её глаза больше не были такими прекрасными. На их месте виднелись большие тёмные пятна. Она его не слышала, как бы громко он ни пытался её звать: все звуки, будто, проваливались куда-то и исчезали в сумраке. Он понял, о какой вечности говорил ему Элим. Это и было то самое, чего боялись его предшественники, поэтому они не приближались настолько близко. Колин был первым, кто осмелился заключить сделку с Элимом. Демон никогда не проиграет, тем более, играя на своей территории. Но вера его была сильней здравого смысла.
Колин вернулся в дом: в углу комнаты лежал свёрток из старой мешковины. Развернув его, он обнаружил два кинжала. Взяв один из них, он стал царапать на стене непонятные символы, похожие на иврит. Символ за символом появлялся в зареве костра. Когда он закончил, он сел на камень, который лежал рядом с костром. За его спиной на стене виднелась надпись:
«;; ;;;; ;; ;;;;;; ;;;;; ;;;;;; ;;;;; ;;;;;; ;; ;;;;;;;, ;;; ;; ;;;; ;;;;; ;; ;;;;;; ;; ;;;; ;; ;;;. ;; ;;;;; ;;;; ;;; ;;;; ;;;;! ;;;;;; ;;; ;;;;;; ;;» [8].

[4] Ты достаточно мне послужил, теперь ты готов принять вечность.
[5] Я сделал всё, как ты просил.
[6] Моё имя Элим. Я зло, коему нет равных.
[7] Они ваши.
[8] «Да не увидит зла человек, странствующий по седьмому кругу ада, не побоится глаз демонов, сводящих его разум с ума. Да не станет мир другой в его душе навечно! Ибо зло поселится легионом в нем».

Глава 2
Новая жизнь

Летом 1984 года Аарон и Нова впервые познакомились. Семнадцатилетняя выпускница была очарована выступлением музыкального коллектива, который играл на вечере выпускников. 21-летний Аарон исполнял свои песни. Нова стояла в окружении одноклассников и заворожено смотрела на солиста. Их взгляды встретились. Романтическая обстановка, царившая на балу, сблизила их. В перерывах они общались и танцевали медленные танцы. После этой ночи они продолжили общение. Это была любовь с первого взгляда.
* * *
      Через два года они поженились, и у них родился мальчик. Аарон назвал его Марком. Молодая семья была счастлива.
Однажды, друзья пригласили их на речку: костёр, палатка, гитара... Марк остался с матерью Аарона.
Как и водится, по вечерам, ближе к ночи рассказывали страшные истории. И одна из историй, которая стала уже легендой, прозвучала от одного знакомого, который приехал на отдых со своей девушкой.
– Так вот, дело было где-то в этой местности… Как мне рассказывал мой отец – зрелище не для слабонервных. Стоит в чаще дом, который просто одержим злом. Туда ведёт одна дорога, но назад пути нет, – словно, пытаясь навести на всех страх, рассказывал Эдвард.
– Откуда тогда ты это знаешь, если никто не возвращался из этого дома? – с иронией спросила Нова.
– У моего отца Германа был однажды случай в молодости. Какой-то странный незнакомец передал ему свой дневник, и вот там как раз и говорится об этом месте, и описаны самые ужасные смерти. В нём говорится о первородной злой сущности, которая, заполняя всё пространство дома, забирает души. А сам дом становится виден только осенью, – загадочно проговорил Эдвард.
– А ты сам-то в это веришь? – спросил Аарон.
– Не то чтобы верю, но случай действительно странный. Вы разве не поняли? Все легенды пишутся людьми, и значит какой-то процент всех историй правда, – сказал Эдвард.
– Кстати, Эдвард вам не сказал, что мы ждём ребёнка? – пытаясь отвлечь всех, проговорила Алиса.
– Как здорово! Поздравляем! –  воскликнула Нова. – И кого ждёте?
– Я хотела девочку, а, Эдвард, понятное дело, мальчика. Я ему уже сказала, что будет красавица дочка, – гладя живот, ответила Алиса.
– Вот так всегда! Стоит начать говорить о страшном, вы, женщины, всё начинаете портить, – расстроился Эдвард.
Эдварду было 23 года. Он был обычным парнем, интересовался загадками и мог часами рассказывать различные истории, которые, якобы, случались с ним. Он мог поддержать любой разговор, но очень не любил, когда кто-то перебивал или не слушал его.
* * *
     Следующий день прошёл замечательно: они купались и загорали под палящим июльским солнцем.
Время близилось к вечеру. Они развели костёр, Эдвард начал жарить свои фирменные шашлыки. Профессия шеф-повара в одном из городских ресторанов давала ему право заниматься закусками.
Было довольно шумно и людно. Неподалеку купались местные дети. Они то и дело носились туда-сюда по берегу, ныряли в реку и выбегали на пляж. На вид им было примерно лет по 7-8. Среди всех выделялся один мальчик. Он как будто хотел доказать остальным, какой он смелый.
Аарон наблюдал за детьми. Через пару минут они как-то быстро стали собираться. Среди них он не увидел того смельчака. Он перевёл взгляд на воду и увидел, что кто-то находится там. Он не стал долго раздумывать и прыгнул в воду в одежде. Аарон подплывал к месту, где ещё были заметны какие-то движения. Но вдруг всё стихло. Круги на воде перестали расходиться. Аарон нырнул поглубже и увидел мальчика, который медленно погружался под воду. Он схватил его и вытащил из воды. Аарон стал делать ему искусственное дыхание, потому что ребёнок не дышал. Через какое-то время мальчик подал признаки жизни. Из его рта полилась вода, он стал кашлять. Все отдыхающие прибежали к Аарону, и, оценив ситуацию, вздохнули с облегчением.
– Слава Богу, он жив. А что, если бы он утонул? Бедные родители... – Все словно в один голос заговорили.
– Ты в порядке? Как ты всех напугал, – с  трудом проговорил Аарон.
– Только родителям не рассказывайте. Они мне не разрешают плавать: я плохо плаваю. Учусь только, – проговорил мальчик.
– Хорошо, но пообещай, что никогда не станешь нырять в воду без присмотра взрослых, – сказал Аарон.
Мальчик кивнул головой в знак согласия и пошёл домой.
– Могло бы быть и хуже, – проговорил Эдвард.
– Аарон, иди к костру, согрейся. Да и мясо почти готово. Сейчас поужинаем и будем отдыхать перед дорогой. Нам рано вставать, выходные закончились, – сказала заботливо Нова.
Аарон вспоминал взгляд беспомощного ребёнка, который перестал бороться за жизнь. Все истории Эдварда были просто детскими страшилками по сравнению с тем, что испытал он. Ему казалось, словно он вынул часть своей души и отдал тому ребёнку, для того чтобы вернуть его к жизни.
Глава 3
Часы

«Ты спииишшшь? Пойдём со мнооой». – Эдвард повиновался зову и шёл вперёд. Голос разлетался по всему пространству. Он медленно ступал по осенним листьям. Эдвард никогда не бывал в этом месте, всё было чужим и даже немного странным. Сделав пару шагов, он остановился. На земле лежала девушка в летнем платье, она истекала кровью. Кровь была повсюду. Он не мог проронить ни слова, какой-то холод сковывал его, казалось, что земля уходит из-под ног.
– Что ты хочешь? Зачем? Почему я? Она не причём... – в сонном бреду говорил Эдвард.
– Эдвард, проснись, прошу! – с тревогой проговорила Алиса.
Он проснулся, тяжело дыша и не понимая, где находится.
– Тебя снова мучают твои кошмары? – забеспокоилась Алиса.
– Не волнуйся. Это лишь сон. И как же здорово это осознавать! Пойду умоюсь, – нейтрально проговорил Эдвард.
– Сегодня к нам должны прийти Аарон и Нова, ты не забыл? – поинтересовалась Алиса.
– А какое сегодня число?
– Пятница, 27 октября. К тому же нам нужно заехать к твоему отцу. Он хотел побыть с Аминой, – напомнила Алиса.
Эдвард посмотрел на часы. Они остановились на 3:47. Он перевёл время на нужное и завёл часы. Эдвард верил приметам и снам. Приметы складывались веками и дошли до наших дней. Да и по его наблюдениям все они сбывались. Своего рода предупреждения о чём-то плохом. Ведь самом деле, было довольно мало примет, которые означали что-то хорошее.
Он вышел из душа, взял полотенце и начал вытираться. Вдруг в зеркале показалось лицо. Оно упорно рассматривало Эдварда и начало выдвигаться вперёд. Эдвард резко бросил полотенце, его взгляд устремился в это выпуклое отражение в зеркале. В одно мгновение оно рассыпалось на мелкие кусочки, как будто по нему ударили изнутри.
– Какого черта?!
От страха он побледнел и покрылся гусиной кожей. Страх пробрал его до самых пяток. Он пулей вылетел из ванной. Навстречу шла Алиса, которая спросила у него:
– Милый, что случилось? Ты словно привидение увидел! Я слышала звук битого стекла, что-то разбилось?
– Зеркало, – холодно произнёс он. – Я не знаю, как это вышло. Возможно, я ещё сплю, и мой кошмар продолжается... – закончил Эдвард.
– Может, в больницу сходим? – заботливо, гладя его по щеке, спросила Алиса. – Тем более, после того случая ты к доктору больше не обращался.
Раздался звонок. Алиса пошла открывать дверь. Пришли Нова и Аарон.
– Привет, проходите. Мы вас ждали, – улыбчиво промолвила Алиса.
– Друг, а что это с тобой? Ты как-то плохо выглядишь, – сказал Аарон.
– Есть разговор, нам нужно кое-что обсудить. Дорогая, ты пока накрывай на стол, мы скоро подойдём.
Они вышли на балкон, Эдвард закурил сигарету и начал свой рассказ:
– Я никому не рассказывал, что случилось на самом деле там, на войне, но, думаю, пришло время поделиться этим с тобой, – таинственно произнёс Эдвард. – Из всей роты выжил только я. Я вижу во снах их лица каждую ночь... Мне кажется, дело не в том, что я лучший. После ранения, в госпитале, доктор мне дал это и сказал, что я выживу, и меня даже не ранит.
Он показал Аарону часы.
– Я не знаю, почему он выбрал именно меня, возможно, чистая случайность, но главное другое: он мне сказал, что пока часы идут, со мной ничего не случится. Мне доктор сказал, что я был мертв, меня вытащили с того света. Вот тогда он и дал мне эти часы. После войны я хотел разыскать этого доктора, но никто его даже не помнит. Как будто его и не было никогда. Сегодня время остановилось, и я видел нечто такое... – не успел закончить он, как лицо его побледнело, глаза стали пустыми. Он смотрел на Аарона, словно застыв.
– Эдвард, что с тобой? – Он перетащил его в комнату на диван, и стал набирать номер скорой помощи.
К Эдварду подбежала Алиса, пыталась с ним поговорить, но он просто смотрел куда-то в пустоту. Он был далеко отсюда, в том месте, куда привёл голос его душу. Пришло время отдать сполна. Когда Аарон посмотрел на часы, то увидел, что они шли в обратную сторону...
Эдвард шёл по полю. Вокруг него не было ни деревьев, ни домов. Это была бесконечность. Каждый шаг Эдварда оставлял за собой лишь пустоту, в которой могла бы потеряться целая вселенная...
Он впал в кому. В больнице объяснили, что это следствие стресса. Из такого состояния практически невозможно выбраться.
Алиса оставила дочь у Германа, и снова пошла в больницу. Ей было трудно принять то, что случилось с Эдвардом. Переходя дорогу, она увидела на другой стороне Эдварда. Он был не один: рядом с ним стояла девушка. Она взглянула на Алису и стала уводить его за собой... Алиса побежала за ними, как вдруг на полном ходу её сбил автобус, перевозивший школьников. Смерть наступила мгновенно. Она лежала на асфальте и истекала кровью. Бусинки медленно скатывались с её шеи на асфальт, окрашивая его в цвет крови...



Глава 4
Мираж

Нова стояла у окна и наблюдала, как плывут по ночному небу облака. Её разбудил кошмар, в котором она увидела, как Марк звал её на помощь. Зло, которое находилось в странном доме, затягивало его и погружало во тьму. К тому же Нова была обеспокоена последними событиями, которые произошли с Алисой и Эдвардом. Её пугало будущее, которое ждёт Марка. Впервые она не боялась за себя, она хотела предотвратить беду, которая подкралась и была очень близко.
– Нова, почему ты не спишь? Я понимаю, что был трудный день. Много вопросов и ни одного ответа, – сказал Аарон, подойдя к Нове. – Он нежно её обнял и прошептал:
– Всё будет хорошо. Не думай о плохом.
– Знаешь, у меня в последнее время такое чувство, что что-то случится, и, в первую очередь, я боюсь за Марка. Он совсем маленький, и ему нужна защита. Мне страшно, Аарон, – обняв его, прошептала она.
– История Эдварда не выходит у меня из головы. Я чувствую какую-то связь. Что, если все это правда, и нечто проснулось?.. – серьезно проговорил Аарон.
– Я сейчас не в состоянии ни о чем думать. Просто какой-то шум в голове, я уже не понимаю, что реально, а что нет, – печально закончила Нова.
Постояв немного у окна, они пошли спать.
      * * *
На следующие выходные они отвезли Марка к матери Аарона, а потом поехали туда, где летом отдыхали всей компанией. Память не раз возвращала их снова в то время, где было безмятежно спокойно, где никто не мог им сделать больно. Они хотели освободиться от мыслей, которые беспокоили их.
     От города было недалеко, и до вечера они собирались вернуться. Нова в дороге уснула, так как плохо спала ночью. Через час они были на месте.
Они гуляли по лесу, вспоминали прошлое и совсем забыли о времени: начало темнеть. Вдруг Аарон среди деревьев увидел что-то странное. Они направились в сторону появившегося миража. Словно что-то их подталкивало и осторожно заманивало. Среди зарослей стоял дом. Хотя в округе было селение, и, кроме этого дома, стояли ещё дома, но этот отличался ото всех остальных. Он был особенным, в нём было что-то притягательное и таинственное. Он величаво смотрел с пригорка, как будто жил своей собственной жизнью.
– Мы ведь здесь сто раз отдыхали. Я в этом месте собирал дрова для костра, но этот дом вижу впервые! – удивился Аарон.
– Здесь, похоже, никто уже давно не живёт, но он не похож на совсем заброшенный, – сказала Нова.
Глядя на этот дом, складывалось впечатление, что из него сейчас вот-вот выйдет хозяин. Этот дом казался живым, и не шёл ни в какое сравнение с тем местом, о котором рассказывал Эдвард.
– Нам нужно возвращаться домой, – забеспокоилась Нова.
– Всё-таки странное место, – произнёс Аарон.
Уже не было видно вечерней зори. Возможно, рядом с этим домом всё угасает, но они не обратили на это внимания и стали искать путь домой. Они стали пробираться через заросли, тьма сгущалась. Их не смущало то, что в этом лесу не было слышно ничего и никого, даже деревья не шумели. Весь шум словно поглощался, не распространяясь по округе. Через пару минут появилась узкая дорога, похожая на широкую тропинку. Она уходила вдаль, словно впереди была бесконечность.
– Аарон, ты уверен, что мы идём правильно? – негромко поинтересовалась Нова.
– Уверен. Ещё немного осталось. Я машину оставил недалеко от дороги, – ответил ей Аарон.
Они прошли ещё несколько шагов, как вдалеке увидели что-то громоздкое. Спустя некоторое время они поняли, что на их пути стоял снова тот странный дом, как будто они никуда и не уходили.
– Не может быть! – воскликнул Аарон.
Они приблизились к дому почти вплотную. В окнах ничего не отражалось. С веранды на них смотрел рыжий кот. Его глаза мерцали в темноте.
– Кот… Что он там делает? Может, у него есть лазейка попадать в дом? Возможно, есть ещё один вход в него, – заметил Аарон.
Они стали огибать дом с другой стороны. Они шли медленно и осторожно. Под ногами земля была как будто влажная, это ощущение можно было ещё сравнить с человеческой плотью. Нова испуганно замерла на месте и негромко вскрикнула. На земле было чьё-то лицо, как будто человек был зарыт в землю, а лицо лежало поверх него. Они пригляделись: это были всего лишь листья.
– Уф, показалось. У страха глаза велики, – успокаивающе проговорила Нова.
Они пошли дальше.
Дверь была открыта, как и предполагал Аарон.
– Вот так он и попал сюда. А я уже решил, что тут дом полон привидений, – иронично проговорил Аарон, и они вошли в дом.
* * *
      На противоположной стороне от дома, через обрыв, мерцал среди деревьев свет костра. Кто-то стоял и наблюдал за Аароном и Новой. Он бил по невидимому препятствию обеими руками, как будто хотел о чём-то предупредить... Другая тень двигалась в сторону дома, где находились Аарон и Нова... 


Глава 5
Эйфория

– А тут довольно миленько, – осматриваясь по сторонам, сказала Нова, в то время как Аарон зажигал свечи, стоявшие во всех углах дома. – Думаю, нам стоит остаться здесь до утра.
Стало уютно и романтично. Почти в центре комнаты стояла старинная кровать, со всех сторон завешенная шторами. Было ощущение, что кто-то решил создать романтическую обстановку специально для них.
На большом дубовом столе стояли металлические фужеры и бутылка старого французского вина. Этикетка на ней совсем выцвела, и было трудно понять год розлива, но по форме можно было догадаться, что в бутылке – редчайшее вино, какое в их время не производилось.
– Не очень уж он похож на не жилой. Возможно, хозяева вышли ненадолго, а мы вломились в их владения, – сказал Аарон.
– Я думаю, ничего страшного не случилось. Мы скажем, что заблудились, дверь была открыта, нам показалось, что кто-то там находится. Вот мы и вошли. Тем более ночь на дворе, надеюсь, они – понимающие люди, – успокаивающе проговорила Нова.
В свете свечей казалось, что они попали в какой-то старинный замок. Нова раздвинула шторы и увидела чистое постельное белье, далеко не из дешевого материала, аккуратно лежавшее на кровати. Она застелила кровать и присела не край. Она ещё находилась под впечатлением от обстановки, которая их окружала. Аарон откупорил бутылку, наполнил бокалы, и сел рядом с ней. Вино было немного густоватым. Аарон произнёс тост: «За нас» и они чуть пригубили вино. На вкус оно было пьянящим. Тепло вина разлилось по крови, вызывая у них непреодолимую непреодолимое желание овладеть друг другом. Они забыли обо всём на свете…
Аарон ласкал Нову: целуя её шею и грудь, медленно снимал с неё платье. Её руки проникли в брюки Аарона и стали ласкать его мужское начало. Затем Нова возбужденно стянула с него брюки. Они легли на кровать. Нова запрокинула руки назад, Аарон стал овладевать её телом. Он вошёл в неё с ощущением безумной любви и страсти, они оба издавали негромкие стоны. Нова вцепилась в спину Аарона, и её тело повторяло его движения. Нова заплакала от удовольствия, которое она получила: её оргазм был необычайно приятным. Они поменяли позу. Теперь Нова нежно ласкала губами и языком его член лёгкими движениями по всей длине. Заглатывая член, ей казалось, что он был леденцом – самым сладким на всём белом свете. Делая приятное Аарону, она достигла очередного оргазма, и её стоны разлетелись по всему дому. Аарон трогал её волосы, придерживая за затылок. Ещё немного и он кончил на её упругую грудь. Остатки удовольствия она слизала языком. Они не останавливались, им хотелось насытиться друг другом сполна. Каждый раз им было мало друг друга. Эйфория, которую почувствовали Аарон и Нова, настраивала не думать ни о чём, кроме как друг о друге. Мир перестал существовать для них, в нём остались только двое. Вся вселенная была лишь для них двоих. Нова облокотилась руками о кровать, слегка прогнувшись вперёд. Аарон, придерживая её за живот, вошёл в неё. Взявшись за бёдра, он стал набирать темп. Дыхание было пламенным, и стоны ещё больше их возбуждали, казалось, что это длилось бесконечно. Аарон прижал Нову к себе со всей силы, и они оба почувствовали, как кончили одновременно. Они лежали голыми и смотрели друг на друга. Нова гладила волосы Аарона, он водил рукой по её плечу, талии, целовал грудь и губы... В нежных ласках они уснули.
Было непонятно, сколько прошло времени, ведь рассвет так и не наступил, хотя им казалось, что они спали достаточно. Аарон проснулся от того, что стало неудобно лежать, что-то давило со всех сторон. Резко похолодало. Он открыл глаза и увидел перед собой давно разложившийся труп. От ужаса он закричал и вскочил на ноги. От крика проснулась и Нова, которая истерично завизжала и заплакала, судорожно прижимаясь к Аарону и дрожа от страха:
– Аарон, что это такое?! Где мы?
Они находились всё в том же доме, но обстановка в нём значительно изменилась. Вместо огромной кровати, застеленной шелковым бельём, лежала груда костей и трупов, укрытых грязной, окровавленной простыней. Единственным отличием была лишь одежда, в которую они были одеты: бальные платья, костюмы и фраки, старая и рваная крестьянская одежда. Это были мужчины и женщины. Они были просто навалены в кучу без всякой симметрии. Волосы у всех мертвых тел были длинными, с огромными ногтями на руках и ногах.
– Нужно выбираться отсюда! – закричал Аарон. – Нова, поторопись! – Он судорожно начал натягивать на себя вещи.
 После чего он, обведя взглядом всю комнату, увидел, что за окнами кто-то ходит. Слышался шум. Этот монотонный шум, голоса, которые проникали в их головы, заглушали даже страх. Всё было достаточно реалистичным, чтобы думать, что это был сон, кошмар, от которого нельзя было сбежать и проснуться.
– Что это за место ужасное?! Аарон, мне очень страшно! – в панике кричала Нова.
– Не волнуйся, мы выберемся отсюда. Я обещаю, с тобой ничего не случится, – уверенно проговорил Аарон.
Вдруг на подоконник запрыгнул кот, которого они видели на веранде. Они смотрели на кота, и им было все равно, что он был довольно странным для обычного кота. Его глаза и рот были человеческими, он мило улыбался и таким же человеческим языком гладил свою шерсть. Он вёл себя вполне естественно. Прищуренный взгляд и ехидная улыбка пугали Аарона и Нову до смерти.
 – Муууррр, муууррр, муууррр. – Его мурчание разлеталось по зловещему дому, из которого больше не было выхода…
Глава 6
26

Герман находился в палате рядом с Эдвардом. В руках он держал его часы, которые шли в обратную сторону. Они словно отматывали время его жизни назад. Да и прогнозы врачей не утешали: состояние Эдварда не улучшалось. Глубокая кома говорила о том, что разум или, как можно сказать по-другому, душа покинула его, перестала бороться за жизнь. Герман понимал, что однажды нужно будет принять решение о том, чтобы отключить его от аппарата жизнеобеспечения.
В жизни Германа было много случаев, которым не находилось объяснений. Сначала тот молодой человек, который передал дневник, теперь часы... Как будто какие-то зашифрованные послания были в этих предметах. Герман не мог лишь смириться с тем, что они должны были появляться тогда, когда можно было бы избежать беды, а не после или во время неё. Мир несправедлив. Жизнь теряет смысл, если нельзя ничего сделать. Теперь это были просто вещи, которые лишь говорили о том, что у этих людей большие неприятности, в который раз напоминая о том, что все предрешено.
– Добрый день. Моё имя Карл, я лечащий врач Эдварда, – зайдя в палату, представился человек.  – Я понимаю ваше состояние… Но у меня к Вам есть серьезный разговор, по поводу состояния Вашего сына, – сказал доктор, протягивая историю болезни Герману.
– Добрый день... – устало произнёс Герман.
– Мы провели все необходимые анализы, и выяснилась одна довольно странная вещь. Анализ крови вашего сына показывает, что она мертва уже больше года… Я понимаю, это звучит довольно странно. В медицине встречаются, конечно, ошибки… В случае с Эдвардом мы провели дополнительные тесты, которые выявили, что он не мог жить физически. Если, конечно, какое-то чудо помогало ему с этим справляться. Возможно, это какой-то новый вирус, с которым до сих пор не сталкивалась медицина. Мы выяснили, что у него было смертельное ранение, была операция. У Эдварда была клиническая смерть, и если следовать нашим показаниям, это и случилось как раз в то время, – удивленно проговорил доктор.
– Другими словами, Вы хотите его отключить от аппарата? – спросил Герман.
Доктор молча развёл руками и кивнул головой в знак согласия.
…На следующий день Герман шёл по осенней аллее, он потерял одновременно двух людей, которые ему были дороги. Маленькая девочка стала теперь для него всем. Что бы ни случилось, он не допустит ещё одной потери, он просто её не переживет. Боль, ни с чем несравнимая, заполняла его душу...
Герман был полностью одержим идеей найти объяснения всему, что было непонятно. Он зашёл в городской архив и начал искать вырезки из газет, статьи о необъяснимых фактах, для того чтобы хотя бы на шаг приблизиться и попытаться разобраться во всём.
Найти стоящее было не так-то просто, поэтому он начал просматривать газеты с 1900 года. Возможно, тогда люди обращали внимания на странные ситуации, которым не находилось объяснений. В наше же время все стараются просто привлечь внимание к себе, не больше. Пришельцы и похищения казались полным бредом, включая Бермудский треугольник.
Со времён веков не было объяснений и доказательств существования колдунов и людей, которые тесно сотрудничали с демонами. Различные народы приводили случаи необъяснимых исчезновений и таинственных смертей, описывали ритуалы, которые проводили над живыми, чтобы погрузить их души во тьму... С начала времён добро и зло враждовало.
Для Германа это был своеобразный вызов. Если есть тьма, должен быть и свет, способ бороться со злом, разрушать планы, которые заранее были составлены демонами. Если они реальны, значит это не будет пустыми поисками. Герман считал, что правильнее искать чёрную кошку в тёмной комнате, которой, возможно, вовсе и нет, чем сидеть, сложа руки.
Дневник помог Герману начать разбираться в том, что Марк не понял в своё время. Число 13 уже говорит о метке демонов, поэтому число 26 рассказывало о слиянии двух помеченных демонами людей. Это были те, кто был склонен поддаваться влиянию проклятий, люди, пережившие стресс. Это проявлялось во многих случаях, когда человек находился на распутье, между жизнью и смертью, между двумя мирами. Сделать подобные выводу Герману помогли изучение статей, вырезок и заметок. Он смог приблизиться к разгадке на один маленький шаг. Демоны были более активны каждые 26 лет, поэтому странные случаи могли встречаться, начиная с 1911 года этого столетья. Это была лишь теория, и он решил её проверить.
      Он наткнулся на случай, который случился в конце августа 1911 года. Молодая пара была найдена рядом с гостиницей «Империя». На первый взгляд, ничего необычного, но вот что привлекло его внимание. Оба погибших были благородных кровей, они снимали номер, как описывается в газете, класса «люкс» на 8 этаже. Это было не убийство, так как следов борьбы не наблюдалось. Смерть наступила от полученных травм при падении. Возможность самоубийства была исключена. Это больше напоминало какой-то древний обряд жертвоприношения...
Глава 7
Стэк

Мрак опустился на дом, в котором находились Аарон и Нова.
Страх сковал Аарона и Нову. Там, где раньше была дверь, образовалась кирпичная стена. Все свечи одновременно задуло, словно сильным порывом ветра.
У кота блеснули глаза, он спрыгнул на пол и медленно стал к ним приближаться.
Подойдя к Нове, он начал извиваться возле её ног, тереться о них, сопровождая свои действия жутким мурчанием. Места на ногах, к которым прикасался кот, мгновенно старели. Он забирал молодость и волю к жизни. Гипнотизируя их взглядом, он запрыгнул на стол и резко замолчал. Он словно забавлялся с ними, играл как с двумя беззащитными мышками. Тишина ненадолго повисла в комнате, как вдруг кот заговорил с ними:
– Так, так... И кто же вас сюда звал? Случаем, не за мной ли вы пришли? Моё имя вам неизвестно, и мы уж точно не старые знакомые. Кстати, я Стэк, – рассмеялся кот, но его взгляд ни на секунду не стал добрее. – Вы, двое! Хозяин не любит незнакомцев, но коль уж вы тут, пустите его в свои души и, возможно, проживете немного подольше…
– Пить, очень хочется пить, – прошептал пересохшими от жажды губами Аарон.
– Не перебивать, пока я говорю! – злостным голосом заорал Стэк, в глазах которого вспыхнули два огненных пламени. – Так оказывается вы ещё и не знали, что здесь нельзя было ничего трогать? Царство мертвых – мой удел. А вот вы, нет!
Его шерсть надыбилась и медленно стала превращаться в металлические острые шипы.
– Вы разбудили спящих демонов, и они придут за вами. Вот только я больше чем уверен, что вы даже понятия не имеете, с чем столкнулись.
Он полностью покрылся металлическими шипами, его зубы вытянулись в клыки, и он обезумевшими глазами посмотрел на Аарона и Нову.
– Мы просто заблудились... –  начала объяснять Нова. Выпусти нас отсюда, – всхлипнула Нова.
– Теперь, это не моя забота. Вы часть этого мира, и останетесь здесь навечно. – Стэк зашипел от злости и …исчез.
Они очнулись от сильнейшего гипноза. Аарон и Нова до конца не понимали, что произошло.
– Аарон, сделай хоть что-нибудь! Что это за тени были за окном? Мне очень страшно. Мы умрём, – рыдая, закричала Нова.
Воздух начал сжиматься, и становилось трудно дышать. Раздались какие-то голоса, перешёптывание стало набирать силу: «Аарооон, убееей её, она виноватааа... Нова обманууула».
– Нова, не слушай эти голоса. Они пытаются нас настроить друг против друга и затуманить наше сознание. Попытайся вылезти через окно на улицу.
Она подбежала к окну, вылезла наполовину, но потом закричала, увидев бесконечную бездну. Она стала пытаться снова попасть в дом, как вдруг кто-то схватил её за руку. Раздался голос ребёнка, который звал её на помощь:
– Помоги мне, Нова. Мне плохо, я боюсь.
Её взгляд наткнулся на мальчика лет десяти. Он держал её за руку, и находился по пояс в человеческих телах. Их было сотни, они были повсюду. Мальчик посмотрел на неё и превратился в обезображенного мертвеца…
Аарон помог ей забраться обратно в дом, рука разжалась, и тысячи мертвецов поглотили мальчика в пучину общей боли.
– В прихожей я видел вход на крышу, – сказал Аарон.
Они добежали до прихожей. Вход на чердак был открыт. Аарон стал подниматься наверх по лестнице. Вдруг кто-то схватил Аарона, затащил наверх, и вход на чердак закрылся. Нова попыталась подняться за ним, но какая-то сила отбросила её снова в комнату. Наступила тишина. Острый пронзительный звон оглушал. Все стёкла в доме выбило, как от взрыва. Все осколки влетели в дом и стали парить в комнате. Часть их вошла в тело Новы. От боли она потеряла сознание.
…– Боже, что происходит, – прошептал тихо Аарон и закрыл глаза.
Он мысленно просил прощения у Новы. Как бы он хотел сейчас оказаться в любом другом месте, кроме этого, вместе с Новой. Нахлынули воспоминания, в которых они были счастливы… Но вдруг они оборвались от того, что чьи-то когти стали впиваться в него. Он открыл глаза, это был Стэк. Он был обычным рыжим котом, который мило мурчал и смотрел в его глаза.


Глава 8
Выход

Нова стала приходить в чувства. Её руки и ноги были привязаны колючей проволокой. Она заплакала и стала звать Аарона. Она приподняла голову, чтобы осмотреться по сторонам. Было темно, но вдруг, вдалеке, загорелся слабый свет. Она решила, что это Аарон зажёг свечу. Свет двигался в её сторону. Свечи стали загораться по очереди в разных углах комнаты. Стало жутко холодно, губы Новы дрожали, всё тело покрылось от холода мурашками. Свет наполнял комнату, и она увидела вокруг себя ползающих насекомых. Их было сотни. Они стали заползать на Нову и проникать в её тело через раны от стекол.
– Нет, пожалуйста, помоги мне, Аарон, – еле слышно шептала Нова.
В дверном проёме стоял тот самый мальчик, которого она уже видела. В одной руке он держал свечу, в другой – огромный кухонный нож. Он медленно приближался к ней. Когда он подошел ближе, он поднял нож и демоническим голосом сказал:
– А ты мне не помогла, когда я просил тебя...
– Нет, пожалуйста, не надо, – из последних сил молила Нова.
Мальчик стал резать её тело: ноги и руки, подбираясь ближе к лицу. Она потеряла сознание. Всё стихло, свечи погасли так же, как и загорелись, по одной.
* * *
Стэк мило смотрел на Аарона, который  отшвырнул его в сторону и поднялся на ноги. Аарон стал звать Нову:
– Нова, ты в порядке? У тебя все хорошо? Не молчи, прошу. Мы выберемся отсюда, я обещаю.
Он попытался выбраться с чердака, но всё было заколочено намертво. Тогда он пробил черепицу, которой была покрыта крыша дома. Сквозь отверстие посыпалась земля, словно дом находился под землёй, а не на ней. Он понял, что отсюда нет выхода, это была ловушка. Аарона окружали нечеловеческие фигуры. Он слышал вибрацию их голосов, и шёпот разносился по всему чердаку. Голоса повторяли одно и то же предложение. Всё происходящее потеряло значение и смысл, Аарон думал лишь о Нове, о той, которую любил всем сердцем больше жизни. Он был готов отдать свою в обмен на её, но это было невозможно. Вокруг него стояли демоны. Они протягивали ему свои руки, которые казались огненными языками пламени, и обжигали Аарона... Это были жрецы тьмы, которыми управлял Элим.  В глазах их была смерть.
Приговор, смерть, бесконечность – это лишь иллюзия восприятия человека. Ведь умирать всем одинаково страшно. Человек жив, пока жива надежда. Всё может разрушиться в одно мгновение, но потерять веру намного страшней смерти.
Аарон был в отчаянии. Дыхание Аарона стало затруднённым. Он слышал железный скрежет, который приближался в его сторону. Его горло стягивал невидимый ремень, он отчаялся бороться и почти сдался. Металлический скрежет был близко и оглушал его со всех сторон. Через пару секунд звук затих. Перед глазами Аарона проскользнула колючая проволока, которая с бешеной скоростью начала обматывать его шею. Какая-то сила подкинула крышку от чердака вверх, вход распахнулся и он, со всей силы проскочив в него, повис на проволоке. Острые шипы вонзились в его горло, и кровь стала просачиваться сквозь них.
В комнате стоял мальчик и мило улыбался. Нова лежала на полу, вся изрезанная. Их взгляды встретились на мгновение и Аарон стал угасать. Перед глазами мутнел образ Новы. Наступила тишина.
На возвышенности, отдаленно ото всех, стоял обычный дом, который таил в себе всё самое страшное. Зло, которое жило в нём и питалось болью и страхами, так и осталось безнаказанным…













Глава 9
Последнее письмо

«…Жизнь человечества – это постоянная борьба добра и зла. Древние легенды, в особенности древнееврейские письмена, гласят: «Тот, кто способен нести свет во тьму и не убоится зла, которое жаждет души человеческой, способен победить тьму, отдав свою душу во имя добра и любви. Воин света обрекает себя на жертву, без которой не было бы жизни. Спасая многих, воин света приобретает бесценный дар, силу, которой нет равной на земле». Здесь также описывается треугольник добра, в основе которого – воин света, но стоит это добро убивать поодиночке, тьма войдёт в наш мир. На этом у нас все. Спасибо, что были с нами».
– Герман, это было великолепно! Твои идеи просто бессмертны, – с восхищением сказал Эрик Манн после эфира.
Герман задумался. Он понял, что это и был выход. Если в этом доме живёт зло, и на миг представим, что этот парень Марк и есть тот самый воин света, Аарон и Нова как раз смогут составить этот треугольник и победить зло, живущее в доме. Ведь та надпись, которую Марк хотел прочитать, означает лишь одно: «Кто не побоится, тот получит всё, но стоит оступиться, зло навечно поселится в нём». Герман решил, что нужно действовать. Времени на принятие правильных решений совершенно не оставалось. Всё сходилось, по его мнению.
* * *
Наступил конец августа. Лето было нежарким, и все с нетерпением ждали тепла. Бабье лето всё-таки было впереди, а там пусть осень приносит свою сырость и серость. Томас и Марк решили отдохнуть на природе. До отпуска, на который рассчитывал Томас, было далеко. Он был не в самое подходящее время: начало октября было, по сути, непредсказуемым. Поэтому на выходные они решили съездить вместе на отдых.
– Мы вдвоём, а Марку найдём подругу. Надеюсь, в вашей компании есть нормальные девчонки? – поинтересовался Томас у Мики.
– Я, по-твоему, работаю в компании монстров? – возмутилась Мика. – Конечно есть, Ядвига, моя лучшая подруга. Она ему понравится. Ей 22 года, и она просто эталон женской красоты, – с некоторой завистью сказала Мика. – А заодно я посмотрю, как ты меня любишь...
* * *
Была пятница, 27 августа. На часах было 17:49. Томас, Мика и Марк решили перекусить в «Маке».
 – Скоро я тебя познакомлю, Марк. Она просто милашка, сам увидишь, – проговорила Мика.
Вечерняя смена в Макдональдсе подходила к концу. Марк вышел покурить перед встречей, он немного нервничал. Выходя из «Мака», он столкнулся с очаровательной девушкой, спутник которой был намного её старше.
– О, простите, проходите, я подожду.
Его взгляд задержался на старике. Тот на него пристально посмотрел, словно вспоминая. «Какое странное ощущение», – подумал Марк. Старик попрощался с девушкой, что-то сказал её в спешке и подошёл к Марку.
– Простите, Вы же Марк? Я понимаю, что Вам не до меня, но прошу уделить мне пять минут, – проговорил старик.
– Хорошо, я Вас слушаю. Я и правда Марк. Откуда Вы меня знаете? – удивился Марк.
– У меня есть Ваша вещь. Она Вам дорога. Здесь всё сказано, и я могу Вам помочь. Моё имя Герман. Я долго ждал нашей встречи, но видно это судьба, – сказал он и достал из внутреннего кармана дневник.
Марк был удивлён. «Возможно, старик – карманный вор и стащил его незаметно, когда столкнулись у выхода». Он проверил карманы и достал такой же дневник.
– Вы меня, наверное, с кем-то спутали, мой на месте. Спасибо! – И стал уходить.
– Вы выросли в приюте. Ваш лучший друг Томас. Всех, кого Вы знали, любили и ещё встретите, ждут несчастья, – сказал Герман и отдал ему дневник.
Марк открыл его: на первой странице была проставлена дата заполнения дневника – 29 августа, 2015 год.
– Но ведь это только завтрашнее число! – воскликнул Марк. – Он листал свой дневник и понимал, что это только всё ещё случится.
Герман поделился с ним всем, что знал сам и печально закончил:
– Выбор за тобой, Марк.
– У меня есть время подумать? Эти выходные хотя бы? – грустно спросил Марк.
– Да, Марк. Я понимаю, тебе трудно, но это твой единственный шанс всё исправить. Это та судьба, которую ты сам выбрал для себя. Я видел глаза того Марка: они были полны грусти и сожаления. Ты не стал бы мне отдавать дневник, если бы не хотел всё исправить. Прощай, Марк. Я благодарен тебе за всё, что ты сделал для меня. Прощай... – сказал Герман.
Когда он садился в своё авто, их взгляды встретились, словно они прощались ещё раз. Герман уехал.
Марк присоединился к компании, которая весело общалась. Жизнь переполняла их, он смотрел в их лица и понимал, что может потерять всё это...
* * *
Выходные прошли замечательно. Марк не стал рассказывать о случившемся. Он взял дневник и сжёг его. Пламя охватывало страницу за страницей, он вдумчиво смотрел, как горит его ужасное будущее, которое можно изменить. Он улыбнулся и лёг спать. На утро Марк включил свой ноутбук и стал писать последнее письмо...



Э п и л о г

«На вопрос «Зачем мы живем?» каждый ответит по-своему. Ведь каждый для себя находит в мире своё: то, о чём думает или мечтает, видит во снах или читает в книгах.
Жизнь – это неисчерпаемый источник знаний. Жить – значит дарить другим заботу, любовь, счастье. Мы можем заниматься любимым делом (добиваться больших результатов в спорте, на телевидении, в кино, музыке, театре) и при этом не помнить о близких. Но искренне вас будут любить именно родные люди: те, кто поверил в вас, и которым не надо что-то доказывать; те, кто принимал вас такими, какие вы есть; те, кто делился с вами тёплым одеялом в холодные зимние ночи, а сам не мог уснуть от холода.
Жизнь не балует многих, но и оценить её по достоинству сможет не каждый.
Научитесь жертвовать всем ради других, и вы поистине станете счастливыми на земле людьми: героями в сердцах других, воинами света.
Давая обещания, помните о них.
Будьте благодарны каждому дню, и неважно, какая погода за окном.
Не бойтесь плакать, особенно от счастья: если вы дороги кому-то, они не осудят и не станут смеяться над вами.
Оставайтесь преданными себе, не нужно масок. Там, где вас любят и ценят, их нет.
Дарите тепло близким: даже когда вас нет рядом, не забывайте звонить им и говорить, как они вам важны.
Отдавая последнее, не жалейте. Протягивая нищему хлеб, вы дарите ему надежду и веру в завтрашний день и напоминаете о том, что есть добро и оно сильнее любого зла. Добрый человек не станет считать добро. Не нужно ждать, что в ответ вам отплатят тем же.
Перестаньте себя жалеть и бояться смотреться в зеркало, чтобы не увидеть там неудачника.
Не забывайте, кто вы.
Не бойтесь ошибаться, шагайте навстречу ветру и плывите против течения.
Когда вы одиноки и нет никого рядом, будьте сильными, поверьте в то, что небеса вас вознаградят за ваше терпение.
Прожить – значит остаться в сердцах многих, и даже если однажды вас больше не станет, о вас останется светлая память. Проходят годы, а вместе с ними уходят ваши самые дорогие люди, без которых все ваши победы не будут такими желанными. Позвоните своим близким и скажите им, что вы их любите. У вас получится, я знаю, потому что верю в вас. Ваш преданный Марк».
…Марк закончил писать письмо, и, нажав кнопку «ENTER», разослал его всем своим знакомым и близким: Томасу, Мике, Герману, всем тем, кого помнил и любил, в кого верил и кем дорожил.
«Я это делаю ради вас. Простите меня, но это единственный выход: отдать свою жизнь в обмен на ваши. Спасибо за всё, за все те мгновения, которые вы мне подарили…»
* * *
Он выключил компьютер и вышел на квартиры. Он шёл и любовался улыбками проходивших мимо людей. Он был счастлив, ведь он знал свой путь. Он шёл в свою контору. На 16 этаже располагался его офис, из окон которого открывался замечательный вид на город. Был последний день лета.
Шагнув на балкон, он перелез через перила и закрыл глаза, в которых блеснула слеза…
– Как прекрасен мир. И в нём такая короткая жизнь... – шепнул Марк.
Марк падал вниз и чувствовал, как приятный ветерок нежно ласкает каждый сантиметр его тела.
Он достиг земли, но по-прежнему продолжал падать вниз сквозь пропасть. Его жизнь сполна заполнила все пробелы. Он был счастлив...
     Люди бегали и что-то кричали, а его глаза были закрыты, и лишь невидимая улыбка скрашивала трагический финал...











P. S.

Марк стоял рядом с домом, который изменился: он выглядел сияющим и светлым.
Колин был одет в красивый наряд. Он держал за руку Софи, которая хохотала, кружась от счастья. Её летнее платье с узорами развивалось на ветру. Она убрала с глаз волосы, улыбнулась Марку, подбежала к нему и на ушко прошептала:
– Спасибо тебе, Марк.
Они стали медленно отдаляться от дома. Колин обернулся, его взгляд сказал обо всем: о благодарности за всё то, что сделал Марк.
Та любовь, которая жила, вернула всё на свои места. Научиться прощать – именно это настоящий дар.
– Плакать – не значит быть слабым, – тихо проговорил Марк, и из его глаз полились слезы.
Позади него стояли Аарон и Нова, они держались за руки и были счастливы: они обрели покой и снова были вместе.
Улыбнувшись, Марк взглянул на солнце, слегка прищурился и прошептал:
– Пока...



























Издание: 19 октября, 2015 год.


Рецензии
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.