Книга V. Часть 1. Западня. Глава 2

http://www.proza.ru/2016/09/16/77 - начало 1 книги

http://www.proza.ru/2017/06/26/1130 - предыдущая глава

1926 г. (Париж)

ДЖОРИ

Я летел, едва касаясь ногами мостовой, чувствуя острую потребность выплеснуть ярость. Фонари, дома, машины, редкие прохожие мелькали перед глазами. Я же оставался для них практически невидимым, словно порыв ветра. Однако это не приносило облегчения, все внутри продолжало клокотать и бурлить, требовало выхода. Необходимо переключиться, занять не только мышцы, но и голову. Спустившись вдоль Сены, я повернул в сторону Штаба.  Там дела всегда найдутся. Пожалуй, если я отберу у сотрудников часть работы, никто не обидится. Аналитическая деятельность мне больше на пользу, чем гневные мысли, вызванные отцовским «предательством».

Меня не ждали, ведь последние три года, если не происходило чего-то экстренного, вечера и ночи перед выходными я проводил с Эль. Мне нравилось, что я смог создать в Штабе порядок и четкое разграничение обязанностей. Не будучи диктатором, стремился, однако, к досконально точному выполнению моих требований и поручений. От этого зависела репутация всей организации, в которую я вложил немало сил и труда.

Что за день сегодня такой? Планеты выстроились не в мою пользу? Или я карму испортил? Когда я появился в надежде немного сбросить взвинченное и гнетущее состояние, удостовериться, что хотя бы здесь все под полным контролем, что обнаружил? Дежурный крепко и безмятежно спал на диване. Хотя, надо признать, телефон он поставил рядом. Дежурил… Ему не мешало даже то, что несколько парней гоняли по пустырю на мотоциклах, и натужный рев двигателей эхом разносился по всей округе. Еще двое, судя по стуку шаров, играли в бильярд на третьем этаже. Остальные резались в карты, потягивая коньяк.

Игра шла оживленная, ведь среди участников оказалась вальяжная Одиль. На ней в этот момент остались лишь трусики и чулки. Похоже, перекидывались на раздевание, и вампирша проигрывала, ничуть не расстраиваясь по этому поводу. Не нужно много ума, чтобы понять, — после партии начнется оргия. Чудесная картина, если забыть, что у большинства имелись конкретные задания, требовавшие немалых усилий. Я не ханжа и не сварливый старик, но очень мое настроение сейчас отличалось от бесшабашного веселья сотрудников. Ну, что же, мне такой расклад очень подходил, давно они не видели руководителя в гневе!

— Эмерик! — рявкнул я.

Думаю, меня услышали даже лихачи на полигоне. Дежурный, до этого мирно улыбавшийся своим грезам, моментально вскочил, таращась и пуча глаза то ли спросонья, то ли от страха.

— Спать — проваливай домой! — указал я на дверь.

Вероятно, вид у меня был такой, что молодой вампир не посмел даже слова сказать в оправдание, и мгновенно исчез из поля зрения. Весьма разумно с его стороны.

— Маркос! — продолжал я рычать.

Мексиканец уже был рядом, услышав, сразу выскочил из кабинета. Похоже, он один сегодня занимался делом. Зануда.

— Какого дьявола дежурный отсыпается? — набросился я на него. — Эмерик даже не пошевелился, когда я вошел! Давно охотники облавы не устраивали? И на кой черт мне заместитель? Если не можешь наладить дисциплину, значит, сам будешь за него дежурить!

Заслышав глас любимого начальства, все собрались в общем зале. Кое-кто мялся, пряча взгляд. Не сбавляя оборотов, я потребовал отчеты о работе и, конечно, остался абсолютно не удовлетворен результатами, устроив жесткий разнос.

— Мои дорогие оборотни! — метал я молнии на зависть Зевсу Громовержцу, окидывая гневным взглядом волков, стоящих немного в стороне и переглядывающихся. Я с таким трудом договорился с ведьмами о поставке партии аконита, чуть сам из шкуры не вылез во время уговоров. Они согласились с большой неохотой, а забрать его никто не потрудился! Вы вместо этого на байках в догонялки играете! В следующий раз ворожеи нам зады поджарят, а не траву достанут. И будут правы. У вас больше нет проблем с полнолунием? Грозные ликантропы превратились в милых щенков?

Ответом мне стало невнятное ворчание, Рауль и Марта, пятясь выскользнули из зала. Утром аконит будет на месте, не сомневаюсь.

— Одиль, дорогуша, — вкрадчиво произнес я, повернувшись к зеленоглазой рыжей вампирше, скромно притихшей на диване, уже успевшей слегка одеться, — а что у нас с кровью из госпиталя?

— Как раз собиралась отправиться туда, Джори, — ответила она как можно убедительнее, покусывая нижнюю губу.

— Монахини, дежурящие в Красном кресте, конечно, будут весьма рады, если ты явишься в неглиже. Оценят твои старания. Молодец, девочка. Похоже, критический уровень запасов никого не пугает. Расслабились. Подождем проблем, а потом начнем шевелить задницами?

— Так ведь в городе тихо, — встал на защиту красотки Ланс, еще один игрок, со времен катакомб симпатизировавший Одиль.

Они еще огрызаются?! Я чувствовал, как приливает черная желчь.

— У тебя уже готов анализ полицейских сводок за неделю, раз так уверенно утверждаешь, что нет угроз? — рявкнул я, переключившись на него, вперив тяжелый, не предвещающий ничего хорошего взгляд.

Вампир ощутимо занервничал. Разумеется, еще и не начинал.

— Николас, а ты, изучил материалы дела, подготовил проект выступления в прениях? Остальным, тоже делать нечего? Браво, коллеги!

— Джори, не кипятись, — попробовал заступиться за ребят Маркос. — До понедельника они бы все сделали.

— Если я говорю — срочно, это означает все отложить и выполнить! — яростно прошипел я. — Если ситуация потребует незамедлительных действий, а у нас конь не валялся? Вам кажется, что я придираюсь по мелочам? Прошу за Эмериком, этот болван так спешил, что даже дверь не закрыл.

Я осознавал, что действительно цепляюсь, и не сомневался, что они бы не подвели. Но ведь и Штабом мы это место не зря называли, а не конторой. Значит и дисциплина должна соответствовать. Мы не обычные люди, и неожиданностей в нашей жизни немало, причем, далеко не всегда приятных. И родной отец сегодня мне ясно на это указал. Устроил я выволочку не напрасно, давно следовало. Пообещал, что отныне буду появляться внезапно и проверять, поставил заново задачи и уточнил сроки. Ребята восприняли безропотно, чувствуют свою вину, это хорошо.

Не скажу, что мне полегчало и помогло забыть разговор с отцом.

— Джори, у тебя что-то произошло? — подошел Маркос, когда я, закончив разборки, отправил всех по местам и остался один.

— Тоже мне, психотерапевт нашелся, — фыркнул я, хотя Маркоса помощником сделал неспроста, он лучше остальных понимал меня и улавливал настроение.

— Может, тебе выпить нужно? — продолжил он.

— Спасибо, все в порядке, — я постарался быть сдержанным и лаконичным.

Немного выплеснув эмоции, я взял себя в руки. Времени до рассвета еще достаточно. Или действительно хорошенько напиться, как предложил мексиканец? Нет, сейчас нужна трезвая голова, чтобы ничего не упустить. А вот крови глотнуть не помешает, а то завтра будет слишком велик соблазн впиться в шею этому Крису. Боюсь, ни Эль, ни отец это не оценят.

Вернувшись домой, я внимательно прислушался. Гаэтан в своей комнате бодрствовал, видно, ждал меня. «Эти проблемы он сам организовал, — подумал я в сердцах. — Бессонница — его забота».

Эль дышала ровно и спокойно. Поднявшись, я заглянул в ее спальню. Она лежала, сжавшись в комочек на краю кровати. Поза ясно говорила, что перед сном она переживала и не смогла расслабиться. Девушка наверняка поняла, что между мной и отцом что-то происходит, но спросить не решится. И это к лучшему, что бы я мог объяснить? Осторожно поправив одеяло, я легко коснулся губами ее волос и отправился к себе.

Я чувствовал опустошение и непривычную разбитость, ворочаясь на чрезмерно свободной постели, сбивая шелковую простыню, и все пытался нащупать выход. Я всерьез раздумывал, чтобы, не мудрствуя лукаво, внушить этому Крису стойкое отвращение к браку. Вот только старик уже вбил в голову мысль о подходящем женихе. Не будет Кристофа, он только ускорит поиски, и появится какой-нибудь Пьер или Жан. А если отваживать всех, то Гаэтан быстро поймет, чьих это рук дело.

«Внушить отцу? — мелькнула крамола. — Этим я решу все проблемы. И это совсем нетрудно. Редко выходя на улицу, да и то лишь днем, он снова не принимал вербену».

Но я даже не стал это обдумывать, устыдившись. Отец есть отец. Наше взаимное доверие и любовь — едва ли не последнее, что мне удалось сберечь из человеческой жизни, и чем я очень дорожил.

Но ведь я профессионал. Вряд ли этот Крис так безупречен, как кажется, слабые места есть у каждого. Хватит любой мелочи, было бы за что зацепиться. Может, увидев его истинное лицо, родитель откажется от роли свахи. С этой мыслью я наконец уснул.

ЭЛЬ

Утром я выглянула в окно, за которым начинался солнечный погожий весенний день, так не сочетающийся с моим плохим настроением. Повздыхав, я приняла душ, оделась и причесалась. Как бы то ни было, надо взять себя в руки и отбросить грусть. В гостиной Гаэтан читал подаренные мемуары и ласково улыбнулся.

— Как спалось, милая? — спросил он, наливая мне кофе.

С языка чуть не сорвались обиженные слова, но я их проглотила и заверила старика, что все в порядке. Оставаясь в неведении, дома ли Джори, я поинтересовалась, не вставал ли он. Оказалось — нет, так как вернулся лишь перед рассветом.

Не зная, чем себя занять, я сообщила Гаэтану, что ухожу в магазин, и выскочила на улицу, забыв позавтракать. Выбравшись на проспект, я запрыгнула в трамвай, доехала до центра и окунулась в захватывающее и наиболее приятное времяпровождение — покупки.

Новое платье и шляпка к нему, непременно туфли и сумочка в тон. С трудом я заставила себя оторваться от витрин и вешалок и отправиться в обратный путь. Гаэтан просил присутствовать на обеде, а время уже подбиралось к назначенному часу. Зато настроение значительно улучшилось, проверенное средство работало безотказно.

ДЖОРИ

Я проснулся, услышав, как Эль поздоровалась с отцом. Первым порывом было вскочить, привести себя в порядок и тоже приветствовать ее. Но, вспомнив события вчерашнего дня, притормозил. Она ожидает, что у нас впереди два совместных вечера. Это давно вошло в привычку, если не мешали обстоятельства непреодолимой силы. А сегодня все не так, и что я ей скажу? Отговориться, что очень занят? Но ведь это неправда, хотя я и собирался загрузить себя работой. Сейчас важно собрать материал о том, кто такой этот Кристоф Легрант.

Своим сотрудникам задачи я поставил, остается увидеть результаты. Меня интересовали его отношения с товарищами, с девушками, поведение в различных ситуациях, сложившаяся репутация. Пока я так раздумывал, хлопнула входная дверь, Эль решила пойти за покупками. Даже не дождалась меня. Что за срочность? Мое утреннее раздражение не предвещает благостного дня.

Когда я спустился поздороваться, Гаэтан посмотрел серьезно и внимательно.

— Сын, что бы ты ни придумал, откажись от этого, очень тебя прошу, — произнес он настойчиво.

Надо же, какой проницательный! Хотя отец единственный, кто мог бы считать, что знает меня.

— Я понял, что ты уже не ждешь от меня ничего хорошего, — не удержался я, чтобы не съязвить.

Все еще слишком злой после вчерашнего разговора, я не собирался сменять гнев на милость раньше, чем он откажется от бредовых идей.

— Мне очень хотелось бы надеяться на лучшее, — немного настороженно уверил он меня.

— Ну, надейся, надейся… — пробормотал я, наливая кофе, и отгородился свежей газетой.

Я понимал, что веду себя некрасиво, но обида не прошла. Родитель ведь не стал щадить мои чувства.

Позавтракав, я по телефону отправил сотрудников в командировку по следу предположительных провалов месье Легранта. А сам позвонил Катри, попросив помочь получить сведения в Министерстве обороны.
Солнце перевалило зенит, а Эль все не было. «Вот бы она увлеклась покупками и пропустила обед. Или встретила подругу и заболталась с ней», - позволил я себе немного помечтать.

Но, увы, она не отнесется так к приглашению Гаэтана. А жаль, что не ошибся. Вскоре, радостно обняв меня, она, вглядываясь в лицо, пытаясь понять, все ли в порядке. Я был готов и постарался казаться веселым и беспечным.

В точно назначенное время объявился наш потенциальный жених. Солдафон оказался весьма пунктуальным. Через несколько минут спустилась Эль, и, к сожалению, не я один оценил ее преображение. Кристоф тут же поспешил выразить восхищение, причем опередив меня, поглощенного злонамеренными мыслями, заставив едва не заскрежетать зубами от гнева.

Как обычно, за столом мы с Эль устроились напротив Гаэтана, только теперь рядом с ним уселся почетный гость. Я запланировано взял нить беседы в свои руки, делая вид, что не замечаю недовольства отца, который, очевидно, желал, чтобы с Кристофом пообщалась Эль. Однако моя девочка была слегка отрешенной, и, как мне показалось, скучала. Очень ее понимаю, я тоже предпочел бы провести этот день иначе.

Старательно изображая доброжелательность, я расспрашивал капитана об особенностях службы, заострив внимание на наградах, интересуясь, за какие же подвиги он был удостоен. Парень отвечал спокойно и обстоятельно, я же проявлял все большую заинтересованность.

— За какие заслуги офицера Французского иностранного легиона могут оставить на Родине? — в лоб спросил я, чувствуя, как Гаэтан прожигает меня глазами. — Или у тебя имеются высокие покровители? И какой смысл молодому геройскому капитану протирать штаны в штабе, где не свистят пули, и сделать карьеру сложнее?

— Служба во Франции не обязательно штабная, — слегка улыбнулся Кристоф, уловив намек, но не поддавшись на провокацию. — И если я и полагал протирать штаны, то за аудиторным столом. Окончив Военный лицей Сен-Сир с отличием, я имел выбор, и сам предпочел боевое назначение. Незадолго до болезни отца я получил ранение, и мне временно не рекомендован тропический климат южных колоний, поэтому я до сих пор здесь. К тому же я подал рапорт на зачисление в Высшую военную школу. И если будет предоставлена такая возможность, конечно же, воспользуюсь.

Кристоф вроде все это рассказывал мне, но то и дело оборачиваясь к Эль. Он словно любовался и одновременно пытался понять, насколько ей интересен разговор. От убийственных взглядов отца у меня, кажется, уже костюм тлел, челюсти ныли от напряжения, но я продолжил развивать беседу с новым энтузиазмом.

— Без сомнений, служба на Родине и обучение в Париже предоставляют широкие перспективы, — притворно одобрил я его выбор. — Можно не только достичь высоких званий, но и личную жизнь устроить. А, кстати, почему ты до сих пор не женат? Чем тебя не устроили невесты Сенегала? Недостаточным приданым?
В комнате явственно ощущалось приближение грозы, хотя Кристоф будто этого не замечал, а Эль вообще не особо прислушивалась, задумчиво поглаживая пристроившегося рядом с креслом Акселя.

— Об этом я пока не думал, — вновь спокойно улыбнулся «допрашиваемый». — Все силы отдавал исполнению долга.

Эль, которая давно потеряла интерес к нашей «баталии», выразила желание погулять с собаками. Отец молча кивнул, а Крис вдруг встал и вежливо предложил сопроводить ее. Пришлось резко отвернуться к столику со спиртным, скрывая вздувшиеся вены и обнажившиеся клыки. Вот дьявол! Второй раз мне не удается себя контролировать. Тогда как я вынужден сидеть здесь, не имея возможности носа высунуть за порог, этот субъект уводит мою девушку! И как он умудрился на войне в живых остаться, если вообще не чувствует опасности? Ведь только присутствие в комнате отца и эльфийки удерживало меня от того, чтобы свернуть ему шею.

Но Эль? Что она решит? Я боялся обернуться, напряженно ожидая ответа. Разумеется, она согласилась! Я так и стоял спиной, выравнивая дыхание, уговаривая себя, что для нее это лишь обычная вежливость, ведь повода для отказа нет. Справедливо опасаясь, что я сейчас сорвусь, отец лично проводил их до двери. Сердце бешено колотилось в районе горла, в ушах звенело, а в голове плыл красный туман. Дрожащей рукой я схватил бутыль коньяка и большими глотками быстро ее опустошил. Вернувшийся Гаэтан хотел что-то сказать, но, взглянув на меня, передумал. Благоразумно.

ЭЛЬ

Судя по одобрительным взглядам мужчин, я не зря старалась. Кристоф приветствовал меня, как и вчера, весьма галантно, поцеловал руку, сказал комплимент, все как положено. Сразу понятно, что из семьи аристократов, хоть и военных. Видно Гаэтану понравилось общаться с молодым человеком, раз пригласил его снова. Только зачем он попросил остаться меня?

На этот раз Джори не был молчаливым или угрюмым, он задавал тон беседе, оживленно и заинтересованно расспрашивая Кристофа о жизни, службе, увлечениях. Однако, несмотря на приветливый тон и непринужденную позу, в голосе брата мне слышался затаенный гнев. И глаза у него были непривычно холодными. Странно, мне Крис понравился, я чувствовала, что он хороший человек, и душа у него светлая. Возможно, у Джори это последствия вчерашней ссоры с отцом. Напряженный и хмурый Гаэтан подтверждал подозрения. Он молча метал суровые взгляды в сына. Все это действовало угнетающе, и я тихо грустила.

После обеда, рассудив, что в моем присутствие нет нужды, я захотела на воздух, да и о «мальчиках» сегодня все забыли.

Я немного растерялась неожиданному предложению Кристофа, казалось, ему нравится общаться с Джори, но не видела причины отказать. Гаэтан обрадовался, свистнул псов и даже проводил нас до калитки. А у меня душа была не на месте, я боялась, что в наше отсутствие отец с сыном вновь поругаются. Что же могло произойти, чего я не заметила?

Мы неторопливо шагали с Крисом, как он попросил его называть, по направлению к парку, сперва немного скованно, потом все более оживленно беседуя.

Погода была удивительно теплая и приветливая, солнце стояло еще высоко, со всех сторон раздавалось птичье пение. Бельвиль располагался на холме, и мы потихоньку поднялись почти на самую вершину, где пышная зелень перемежалась с изумрудными лужайками. Нам открылась потрясающая панорама города, виднелась Эйфелева башня, серебристой лентой вилась Сена. Крис был впечатлен открывшемуся взорам великолепию. Мы помолчали, любуясь редким пейзажем.

— Я все больше желаю остаться в столице, — восхищенно проговорил новый знакомый. — Действительно, очень красиво.

Я улыбнулась и вдруг поняла, что он сказал это, глядя на меня. Это немного смутило. Отпустив питомцев на волю, я смогла получше присмотреться к мужчине. Очень симпатичный молодой человек, такие серьезные, но теплые серые глаза. Широкоплечий, стройный, классический костюм песочного цвета очень ему идет.

— Сегодня ты чем-то огорчена, — заметил Крис. — Что-то случилось? Тебя кто-то расстроил?

Оказывается, он тоже довольно внимательный.

— Я немного переживаю за Джори. Кажется, у него не очень хорошее настроение, — только и ответила я, снова загрустив; уже несколько дней мы не можем пообщаться, я очень тосковала.

— Да, я заметил, — задумчиво ответил Крис. — Ты считаешь его старшим братом?

Я оживилась,  кивнув, на душе потеплело.

— Да. Он очень заботливый, мне повезло встретить их с Гаэтаном.

Мы медленно прогуливались по аллеям, увлеченные беседой. Крис интересовался, чем я планирую заниматься по окончании университета, делился своими планами.

Время пролетело незаметно и интересно. Полюбовавшись на незабываемое зрелище парижского заката, когда алое солнце, опускаясь к горизонту, бросало отблески на город и казалось, что тот пылает, забрали набегавшихся собак и отправились в обратный путь. Сегодня суббота, наверняка у нас с Джори запланированы какие-то развлечения, я ждала этого с нетерпением.

ДЖОРИ

Мучительно и долго тянулось ожидание. Я прошел в кабинет, разложив документы. Но вместо того, чтобы работать, тупо уставился в одну точку и снова твердил себе, что мне совершенно не из-за чего переживать. А какие помыслы у хитрого вояки, прикидывающегося невинным ягненком, еще предстояло разобраться. Однако время шло, медленно опускался вечер, а они все не торопились возвращаться. Нет, это уже все границы нарушает! Чувствуя, что не в силах сидеть на месте, я сбежал вниз, намереваясь отправиться на поиски Эль.

— Далеко собрался, сынок? — остановил меня Гаэтан.

Он устроился с книгой у камина в кресле-качалке, и вид имел совершенно безмятежный.

— Не догадываешься?! — возмутился я. — Прошло уже несколько часов. Эль никогда так долго с собаками не гуляла. А если с ней что-то произошло? Как можно отпустить ею одну с малознакомым человеком? Ты уверен в его кристально благородных намерениях? Сейчас у всех одно на уме!

Я знал, о чем говорил, я сам такой. Только на миг представив подобную картину, стремительно развернулся к двери, но вновь отец меня окликнул:

— Джори, постой! — в его голосе послышался метал. — Одумайся! Что может случиться с Эль вечером в Париже вместе с офицером и двумя собаками? К ним и подойти никто не решится, там один Аксель чего стоит! Солнце едва скрылось, самое время молодым людям для прогулок. Это очень хорошо, что они не торопятся, значит, подружились, и Эль не скучно с Кристофом.

Последнюю фразу отец произнес с видимым удовольствием. Посмотрев на мое перекошенное от гнева лицо, он продолжил гнуть свою линию:

— Очевидно, они скоро вернутся. Но в таком состоянии тебе, пожалуй, не следует встречаться с Легрантом.

Трудно не согласиться. Попадись он мне сейчас, не уверен, что удержусь от убийства.

— Я вернусь в кабинет и буду ждать. Но, если они не появятся до полуночи, разнесу по камешкам весь Париж, а офицеришке голову оторву, — огрызнулся я, выходя из гостиной.

Наконец, в прихожей послышалось цоканье собачьих когтей и звонкий голосок Эль. Через минуту она заглянула в дверь. А я до сих пор так и нашел нужных слов, чтобы снова не разочаровать ее. 

ЭЛЬ

— Хорошо погуляли? — поинтересовался Джори, оторвавшись от бумаг; лицо его оставалось серьезным и печальным.

Я напряженно кивнула, внутренний голос подсказывал, что услышу нечто неприятное. Погасить конфликт с отцом, похоже, не удалось. Мужчина приблизился ко мне.

— Эль, милая, — тихо произнес он, глядя в глаза, — я нарушаю обещание, причем уже второй раз за эти дни, и мне очень скверно. Я оставил тебя вчера, придется покинуть и сегодня. По независящим от меня обстоятельствам появилось препятствие, мы не проведем вместе выходные. И отложить решение этой проблемы, к сожалению, не могу. Пожалуйста, прости, малышка, мне очень жаль.

Сердце замерло от этих слов, и губы непроизвольно дрогнули. Как грустно и обидно, до слез. Я так надеялась, так скучала!

— Я не знаю наверняка, сколько это займет времени, но мы обязательно скоро увидимся, — продолжал Джори, прижимая меня к себе одной рукой, а второй поглаживая затылок, пытаясь успокоить.

Я в отчаянии закусила губу, чтобы не расхныкаться, как капризная девчонка. Если у Джори работа, я должна это уважать. Но и завтра мы никуда не пойдем! И даже не увидимся! Я судорожно вздохнула, проглатывая комок в горле.

— Конечно, Джори, я понимаю, — я старалась, чтобы звучало убедительно. — Все в порядке, работай спокойно.

Я развернулась, чтобы выйти, но он притянул меня вновь и крепко обнял. Не желая отпускать этот момент, я собралась с силами оторваться от него и, не поднимая влажных глаз, тихо вышла. Выходные получались отвратительные.

Крис, оказывается, еще не ушел, разговаривал с Гаэтаном в гостиной. При моем появлении он поднялся.

— Позволь проводить тебя домой, Эль? — спросил он. Я рассеяно кивнула, мне, в общем-то, все равно.

Мы двинулись вниз по улице до проспекта в наползающей ночи. Мне необходимо подышать свежим воздухом, в голове туман. По предложению спутника я взяла его под локоть, и мы неторопливо зашагали по темнеющему Бельвилю. Крис оказался замечательным провожатым, понимающим, терпеливым. Видя, что мне очень грустно, он не надоедал разговорами, не задавал вопросов и не выражал недовольства. Когда мы подъехали к Латинскому кварталу, мне уже было намного легче. Тоска и обида сменились легкой грустью. Успокаивая себя мыслью, что Джори не впервые загружен делами, я спохватилась, что совсем не уделила внимание капитану.

— Крис, прости, — поспешила я покаяться. — Погрузилась в себя, а ты скучаешь.

Однако парень не высказал ни малейшего возмущения.

— Мне даже молчать приятно в твоем обществе, — он галантно улыбнулся, а я засмущалась.

Он такой хороший, чуткий, сейчас, наверное, это редкость. Я от всей души и с признательностью поблагодарила его за компанию, и мы тепло распрощались на крыльце моего дома.

http://www.proza.ru/2017/07/07/126 - продолжение


Рецензии
Здравствуйте, Гай!
Все же Эль еще так наивна. Совершенно не разбирается не только в своих чувствах, но и в чувствах окружающих её мужчин.
Эк Джори разобрало-то! Почувствовал, что может потерять Эль. Возможно ревность подвигнет его какие-то более решительные шаги. Может быть он решится объясниться с Эль, а тогда и она поймет природу своих чувств к Джори. Хотя это было бы слишком просто. Наверняка Вы их еще помучаете.
Крис - темная лошадка. Такой спокойный, уверенный в себе, порядочный. Мне такие всегда внушают недоверие.

Рута Неле   29.11.2018 11:54     Заявить о нарушении
Добрый вечер, Алена.))
С наивностью Эль придется смириться. Она не человек и воспринимает все не по-человечьи. Она не может смотреть на окружающих с прагматизмом современных женщин.
И почему у всех порядочность вызывает недоверие? )))

Гай Северин   29.11.2018 19:56   Заявить о нарушении
Я привыкла к тому, что в разных произведниях приключенческого или детективного жанра часто бывают подобные коллизии. На првый взгляд человек кажется абсолютно нормальным и положительным, но за этой нормальностью часто кроются разного рода подводные камни. На положительного героя никогда не подумаешь, что он может совершить какой-то недостойный поступок. Скорее, это прерогатива героев отрицательных, изначально вызывающих негативные чувства у читателя. И вдруг где-нибудь в конце - бац! и оказывается, что наш замечательный, порядочный, умный, красивый - на самом деле какой-нибудь чикатило.
Хотя я и в жизни не привыкла доверять первому хорошему впечатлению. Оно зачастую бывало обманчивым.

Рута Неле   29.11.2018 22:58   Заявить о нарушении
Вы правы, Алена, прием действительно избитый. И так, похоже, думают многие, потому что абсолютно все читатели углядели в бедном Кристофе скрытого засранца.))

Гай Северин   29.11.2018 23:42   Заявить о нарушении
А он, назло всем, окажется таки добрым и порядочным)))

Рута Неле   30.11.2018 01:18   Заявить о нарушении
Время покажет.))

Гай Северин   30.11.2018 02:06   Заявить о нарушении
Ага, значит не все так однозначно:)

Рута Неле   30.11.2018 12:08   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.