Книга V. Часть 1. Западня. Глава 4

http://www.proza.ru/2016/09/16/77 - начало 1 книги

http://www.proza.ru/2017/07/07/126 - предыдущая глава

1926 г. (Франция, Париж)

ЭЛЬ

Утром я обнаружила, что с нетерпением предвкушаю встречу с Крисом. Конечно, я ждала его не так, как Джори, с замиранием сердца пытаясь угадать, что же в этот раз придумает мой лучший друг, и от любой его идеи приходя в восторг. Но офицеру я благодарна за то, что появился в подходящий момент, когда у брата нет на меня времени, за то, что оказался очень интересным и воспитанным парнем и за то, что ему тоже нравилось мое общество.

Смущало только одно. Наши прогулки все больше походили на свидания, словно мы пара. Наверняка со стороны именно так и казалось, и это вызывало смятение. Нет, не тот факт, что молодой человек проявляет ко мне симпатию и интерес, это как раз приятно и волнительно. Я боялась совершить глупость и неверно разобраться в происходящем. Откуда мне знать, как это бывает у нормальных людей? Вот бы посоветоваться с Мэри, она бы подсказала, как правильно себя вести. Можно спросить у Марго, но девушка все время жалуется на напряженный график и полное отсутствие личной жизни. Наверное, мои вопросы будут неуместны.

А Крис еще больше усложнил ситуацию. Проводив домой за полночь, все никак не желал выпускать мою ладонь из своей руки. Мы договорились обязательно встретиться в следующие выходные, и когда я уже собиралась скрыться в подъезде, мило улыбаясь ему на прощание, он неожиданно склонился и коснулся моих губ.
- Эль, я очень счастлив, что судьба свела меня с тобой. Спасибо за прекрасный вечер, – тихо произнес он, пока я пыталась привести в порядок мысли.

Не дожидаясь ответа, он развернулся и зашагал по улице. У фонаря оглянулся и помахал рукой. Я задумчиво поднялась в квартиру. Странное чувство, что-то мне это напоминает. Взглянув в зеркало в ванной, я дотронулась до губ, на которых еще чувствовалось касание Криса. Когда Джори едва дотрагивается губами до моей щеки или лба, по телу то волны теплые проходят, то будто током бьет. А сейчас ничего подобного. Поцелуй Криса похож на поцелуй бедного Чарли, едва не оказавшегося жертвой Тирона в Кливлендском парке. Интересно, почему так?

В раздумьях я бродила по комнате, пока взгляд не натолкнулся на новый любовный роман, купленный недавно, но еще не прочитанный. Я внимательно листала книгу, повествующую о сложных и запутанных отношениях молодой графини и отважного, но дерзкого опального барона, ставшего разбойником и жаждущего заполучить главным трофеем сердце красавицы. Стараясь не заострять внимание на сюжете, я выуживала только красочные и пылкие описания взаимоотношений влюбленной пары. Но почему-то героиня показалась вульгарной особой без стыда и совести, а герой вообще похотливым самцом. С отвращением я отбросила книгу.

С кем же посоветоваться? Спросить у девушек в Университете? Нет, конечно, иначе моментально разлетится слух, что у меня появился кавалер. Потом от расспросов не отобьешься. Но ведь это не так. Я знаю-то Криса всего ничего. Но зачем он поцеловал меня? Очень похоже, что пытается ухаживать. Он очень милый, симпатичный и галантный, он мне нравится, но любить его я пока вовсе не собиралась. Но в романах же все приукрашено, а реальная жизнь, как и поцелуи, более обыденное явление. И не стоит ждать того, что рисует фантазия. На этой прагматичной, но успокоительной мысли, наконец удалось уснуть.

ДЖОРИ

Дождавшись сумерек, я отправился к Эль. Первым неприятным звонком оказалось ее отсутствие, пришлось воспользоваться своим ключом. В квартире чисто и тихо, только стопки книг выросли. Я бросил взгляд на комод и непроизвольно скрипнул зубами от досады. В вазе красовались яркие весенние цветы. И это не от меня. Такую безвкусицу я бы не купил, значит, от Кристофа. Получается, этот тип уже проник сюда. Ах, ну да, он же попросил у Гаэтана разрешение! В приступе ревности едва не разбил вазу, но вовремя опомнился, она ни причем, еще послужит моим подаркам. А вот чужой букет зашвырнул метким броском на балкон соседнего дома.

Немного успокоившись, будто свершив возмездие, я налил свежей воды и поставил свои розы на законное место. Потом, плеснув в бокал немного коньяка, с чувством выполненного долга поудобнее устроился на диване. Вечер только начинался, и я не очень волновался. Какое счастье, что соперник на казарменном положении и до пятницы носа оттуда не выкажет. А уйти самовольно, как поступил бы я, образцовому вояке в голову не придет.

Вскоре Эль крепко прижалась к груди, шепча, как счастлива меня видеть.

- Как дела? Удалось решить проблемы? Мы куда-то идем? Ты останешься до завтра? – засыпала она меня вопросами, а в голосе слышалась такая надежда, что на душе вновь стало муторно.

- Прости, родная, - вздохнув, я отвел глаза. - К сожалению, не все так просто. И зависит это не от меня. Боюсь, что и в выходные увидеться не получится. И сегодня я зашел лишь ненадолго, потому что очень соскучился.

Заметив, как погрустнел ее взгляд, я поспешил сменить тему:

- Как отдохнула? – я старался, чтобы голос звучал непринужденно, не выдавая излишнего интереса. - Ты виделась с Кристофом? Не скучаешь с ним?

- Ну, что ты, нет конечно, - с энтузиазмом начала Эль, очевидно, пытаясь меня успокоить. - Мне кажется, он хороший парень, добрый и светлый. Он не дает мне грустить. Думаю, тебе он тоже мог бы стать другом.

«Не слишком ли много ему чести?» – с раздражением на грани ненависти подумал я.

- Раз ты и в эти выходные занят, не будешь против, что Крис пригласил меня вновь? – спросила она, немного волнуясь.

Как бы я хотел запретить! Но возражать не имел права, поэтому произнес, стараясь сохранить улыбку:

- Конечно, малышка, отдохни и развлекись. Но только, пожалуйста, не забывай об осторожности, - не удержался я от предупреждения. - Не разрешай ему переходить границ дозволенного.

- Ты о чем? – растерялась Эль, захлопав ресницами.

Такие беседы пристало вести опекуну, а не мне, но на отца больше нет надежды.

- Это значит, что он обязан поступать исключительно как джентльмен, проявлять к тебе уважение, не делать и не говорить ничего, что не принято публично. В противном случае ты должна твердо поставить его на место.

- Джори, - еще более краснея, тихо выдавила она из себя, - а поцелуй относится к этому?  Я не должна была его допускать? – пролепетала она, потупившись.

Звякнув, упала на пол чайная ложечка, а мне показалось, что это небо обрушилось на землю. Такого удара я не ожидал. Где-то на самом краю сознания, которое сжало мозг обручем, придавливая к земле, я понял, что сейчас сотворю что-то страшное прямо на глазах у Эль, если не сброшу эту тяжесть. Через мгновение я был в ванной. В надежде охладить раскалившуюся голову, дрожащей рукой я дернул кран, плеская в лицо холодную воду. Но словно колокол в ушах вновь зазвенели слова: «Он поцеловал меня!».

Сознание помутилось, и я с силой врезал воображаемому Кристофу. Две струи ударили под напором в стену, обдавая меня брызгами. Вниз упал поверженный смеситель. Что же я делаю? Его здесь нет. Я крушу квартиру моей девочки, как последняя истеричка. Я могу ее напугать. Или она решит, что сделала что-то ужасное, и будет корить себя, предаваясь самоуничижению. Усилием воли взяв себя в руки, я перекрыл вентили на трубах. Потом постоял еще несколько минут у зеркала, стирая с лица жуткий оскал. Надо продержаться совсем недолго и вежливо попрощаться.

ЭЛЬ

Джори вернулся минут через десять, когда чай совсем остыл, а я устала теряться в догадках. Его лицо напоминало застывшую маску. Я с тревогой подалась вперед, не понимая, что произошло.

- Милая, очень извиняюсь, но я случайно сломал кран в ванной. Ты меня прости. Сейчас я должен уйти, но к тебе обязательно зайдет мастер и все починит до утра. Не скучай, малышка, я вернусь завтра, и мы продолжим разговор.

Он осторожно поцеловал меня в лоб и ушел, оставив в совершенно растрепанных чувствах. Я так и не поняла, как он отреагировал, и правильно ли я сделала, что рассказала ему. Но потом, бросив терзаться, я убрала со стола и направилась в ванную. Как странно. Смеситель просто вырван из стены. Как это он так сломался? Творится что-то явно неподдающееся моему пониманию, и это огорчало.

ДЖОРИ

Сбежав по лестнице, провожаемый недоуменным взглядом моей девочки, я пытался обдумать свои действия. Конечно, больше всего хотелось убить Кристофа. Я готов был немедленно отправиться на поиски, чтобы вырвать его позвоночник вместе с черепом.

Внизу меня ожидал сюрприз, окончательно превративший кипящий мозг в извержение вулканической ярости. Рядом с моим роскошным, отполированным до зеркального блеска автомобилем с мерзкой ухмылкой стоял щуплый парень и ржавым гвоздем старательно карябал на дверце кривые буквы. Что пытался изобразить этот писатель, мне было абсолютно наплевать. Он, похоже, не представлял, что царапает тощей ручонкой свой смертный приговор. 

Такая демонстративная наглость должна была насторожить меня. Но я настолько оказался ослеплен ненавистью к другому наглецу, что уже не соображал. Вернее, я с удовольствием представил на его месте Криса Легранта и, взревев, вцепился негодяю в шею.  В следующую секунду с опозданием осознал, что это ловушка. В горло словно хлынул расплавленный свинец, выжигая внутренности, и я, корчась в судорогах, почти без сил рухнул на землю.

- Ну, что, Джори, вот ты и попался, чертов упырь! – поигрывая колом, надо мной возвышался крепкий мужчина.

- Вот гад, чуть голову не оторвал, - зажимая рукой кровотечение, подошел щуплый.

- Давай, Валери, связываем его - и в машину, не время сейчас ныть, залижешь раны, когда уберемся отсюда, - кивнул старший.

Я почувствовал, как в запястья впивается вербеновая веревка, потом они затолкали меня на заднее сиденье моего же автомобиля. После чего, перевязав «приманке» шею, уселись вперед и оживленно принялись обсуждать победу. Судя по акценту, крепкий был американцем, а второй - доморощенный француз. И как мы пропустили у себя такую заразу? Похоже, я совсем забросил обязанности, а сотрудники расслабились в мое отсутствие.

-  Вот видишь, - с самодовольным видом вещал старший, - как я и говорил – все они бездушные упыри. Сильные и кровожадные, но тупые. Этот хоть и какой-то там главарь у них, а поймали мы его элементарно! Все рассказы об их особой хитрости и изворотливости очень преувеличены трусливыми обывателями. Будь уверен, мы вскоре всех переловим.

Я едва удержался от саркастичного смешка, хотя веселого в моем положении было не много – попался я действительно на редкость глупо. Если бы не вербена, разъедающая внутренности, я бы расхохотался в голос злобным смехом. Какая ирония! Порадовался, что никто из моих ребят сейчас не видит грозного босса. Иначе на репутации можно поставить крест. Но самоуверенность этих двух придурков их же и сгубит. Начитались детских сказок и возомнили из себя непобедимых Ван Хельсингов.

- Ну что, Джори, давай поговорим, - выступил старший, которого звали Кайлом. - Предлагаю сделку. Ты рассказываешь, где вампирское гнездо, мы быстро подпалим его, а потом проткнем тебя колом без затей. Но если сотрудничать откажешься, то испытаешь все вампирские радости от вербены до раскаленного железа, – и, довольный превосходством над поверженным, охотник выжидающе уставился на меня.

Несмотря на жидкий огонь, продолжавший жечь внутренности, я не сдержался и усмехнулся. Даже немного жаль таких недотеп, ни грамма смекалки.

- Не хочешь по-хорошему? – просиял Валери. – Тот предыдущий кровосос тоже сначала не захотел, но уже через час стал кричать, что ничего не знает, а через два вдруг вспомнил, кто в Париже ходит в главарях вампирской шайки, - хихикнул он. - А за укус я с радостью с тебя живьем шкуру сдеру, а потом, как нарастет, сдеру еще раз.

Кто же из моих мог попасться? Хотя вряд ли мои. Я болтунов и трусов в команду не беру. Вероятно, кто-то из новичков вновь стал жертвой.

- Поехали, скоро он тоже запоет соловьем, - самоуверенно заявил Кайл.

Водил щуплый паршиво, машина рывками медленно тронулась с места. Охотники почти не обращали на меня внимания, гордые легкой победой и не ожидая серьезного сопротивления.  Действие вербены ослабло, и мне удалось собраться с силами. Приподнявшись, я молниеносно перекинул связанные руки через голову Кайла и легко сломал ему шею. Вот и все дела.

Валери в ужасе дернулся, автомобиль завилял из стороны в сторону и, наехав на бордюрный камень передним колесом, резко остановился, отчего юнец врезался лбом, почти вылетев наружу. К списку претензий к задохлику прибавилось еще и лобовое стекло. Быстрой смерти ему не видать. Невдалеке послышался испуганный возглас прохожего, вскоре, вероятно, и свисток жандармов подоспеет. Нужно торопиться.

Выйдя из автомобиля, осколком я разрезал веревки, чувствуя, как кожа восстанавливается. Горе-охотник был жив, но без сознания, поэтому связанный отправился в багажник. Тело Кайла нашло пристанище в канализационном люке. Сегодня Крису повезло. Эта парочка отвлекла меня, даже позабавила, и гнев поутих, позволяя рассудку остыть. Смахнув с капота стекла, я развернул машину в направлении Штаба.

Валери поместили в камеру. Поручив дежурному позвать меня, когда он очнется, я дал указания привести автомобиль в порядок, а также срочно найти приличного сантехника.

Сменив костюм, я спустился в подвал. Щуплый с ужасом озирался по сторонам, кривые зубы отстукивали морзянку. Лишь бы не наложил в штаны. Как я предполагал, разговорить его большого труда не составило и без помощи Оливера. Этот Кайл был у них за старшего. Недавно став охотником, вообразил себя большим специалистом. Набрал помощников из уличных пройдох. Кроме Валери, у него оказалось еще трое учеников. До этого вечера им везло, попадались совсем молодые вампиры, но вот один из них смог назвать мое имя. Решив, что им море по колено, «герои» замахнулись на Штаб, воображая себя освободителями человечества от вампирской чумы.

Трое оставшихся будут уничтожены в ближайшее время, пленник услужливо сообщил адрес их съемной квартиры. Поручив убрать его труп, я перешел к проведению воспитательной работы среди сотрудников. Каждый из них мечтал надрать задницу охотникам. А о том, что тщательный анализ полицейских сводок – это не наказание для них и не мое развлечение, они не задумывались. Вот и пропустили появление этих кустарей, а ведь наверняка имелись настораживающие факты. Но от этой рутиной обязанности отлынивал почти каждый. Когда я закончил, солнце стояло высоко.

Пришло время честно посмотреть на свое поведение в последние дни. Распустился, ослабил контроль – и чем это закончилось? Мало того, что сам попался, так едва остальных не подвел. В слепой ярости, я мог не заметить, что кто-то на хвосте, и привел бы их прямо сюда. Конечно, им бы не удалось разгромить Штаб, как мечтали. Но немало парней могло погибнуть в огне.  Чувства не должны туманить разум, это стоит слишком дорого.

Вечером, как и обещал, я снова был у моей девочки. Мы говорили об учебе, о ее планах изучать арабский язык, шутили. Поскольку вчерашний разговор прервался, я не сомневался, что Эль к нему вернется. Но сегодня я был готов и уверен, что сантехника не пострадает.

- Джори, я все думаю... - вновь смущаясь, начала она. - Получается, что я нарушила приличия, позволив Крису поцелуй? Как поступить, если он повторит попытку? В фильмах в подобных ситуациях порядочные девушки дают парням пощечины. Возможно, и мне следовало ударить месье Легранта?

Я себе чуть было язык не откусил, разрываясь от желания подсказать Эль, чтобы размахнулась больше и ударила сильнее. Но в это мгновение у меня родился план, как отомстить любителю поцелуев. Да, я обещал Гаэтану, что не трону Кристофа. Но ведь начистить физиономию ему могут и обычные люди, заодно и прощупать, чего стоит его хваленая храбрость. И, вероятно, Эль, увидев, что он спасовал, будет разочарована. Конечно, способ очень грязный, но ведь отец связал мне руки, лишив возможности использовать другие.

Я сразу же приступил к осуществлению задуманного. Найти подходящую шайку уличных хулиганов-апашей не составило труда. Поочередно главарю и четверым подручным тщательно внушил их действия и показал фотографию Эль. Главное, чтобы девушка ни при каких условиях не пострадала, с ее головы волос не должен упасть. Да и капитана сильно калечить не стоило, чтобы эльфийка не вздумала врачевать его раны.

Посвятив остаток ночи более приятным развлечениям, на рассвете я вернулся в Бельвиль. В этот раз отец позволил мне сначала выспаться, а очередной разговор завел, когда я спустился в гостиную.

- Послушай, Джори, - начал он речь, и я вновь почувствовал, что зря появился дома, – я хочу во время ужина поговорить с нашей девочкой и дать ей отеческий совет. До сих пор ты не предоставил о Кристофе никакой дискредитирующей информации. Тебе есть, что сказать?

- Нет, пока нечего, - вынужден был признать я.
Не мог же я поделиться, что возлагаю большие надежды на проверку в полевых условиях.

- Тогда у меня будет просьба. Уверен, что Эль прислушается к моим словам. Но именно ты для нее истина в последней инстанции. И наверняка ей захочется услышать твое мнение. А значит, тебе необходимо подтвердить мои доводы и поддержать. Любое возражение или попытка уйти от ответа, отмолчаться, будет воспринято ею вполне определенно.

В последнее время при каждом разговоре с отцом я уверен, что больнее сделать невозможно, и каждый раз узнаю, что снова ошибся. Глядя в честные глаза человека, подарившего мне жизнь, я сказал ему то, что чувствовал:

- Прости, отец, но это выше моих сил. Говори Эль все, что сочтешь нужным, а я не смогу лукавить и пожелать ей счастья с этим человеком.

- То есть, отказываешься от своего слова? – повысил голос Гаэтан. - Ты собираешься спорить со мной в присутствии Эль?

- Ну, что ты, как я могу! – возразил я с горьким сарказмом. – Очевидно, у меня вновь найдутся срочные дела, так что постараюсь вам не мешать.

ЭЛЬ

Крис поджидал меня у ворот Университета, заставив покраснеть. Теперь одногруппницы, хихикающие сейчас за спиной, не дадут прохода, замучают вопросами. Мы не договаривались о встрече, но было очень приятно, что он отпросился из казармы пораньше, просто чтобы проводить меня в Бельвиль. Даже переодеться не успел, и форма, надо признать, очень ему шла.

В подземке, как всегда, по платформе гулял прохладный сквозняк. Людей оказалось по-пятничному много. Работяги спешили после трудовой недели добраться домой, матери с детьми стремились выехать за город. В вагоне все места были заняты, мы спокойно стояли у поручня и разговаривали. На одной из станций вошла группа парней, молодых, но довольно потрепанного вида. Очевидно, из числа рабочей молодежи. Таких сейчас в Париже множество. Они выглядели неприветливо, смотрели исподлобья, и у меня холодок пробежал по спине, когда они встали прямо за Крисом. Когда поезд резко затормозил, вагон ощутимо качнуло.

- Эй, ты, - раздался сзади нагловатый голос. – Что это ты толкаешься? Тут люди, между прочим, уставшие с работы едут. Весь день крутить гайки и мешки таскать, это тебе не на генеральской дочке скакать.

Крис нахмурился и обернулся к наглецу. Тот стоял совсем близко, кривя рот в щербатой ухмылке и дерзко прищуриваясь из-под низко надвинутой кепки.
- Я не толкал тебя, – спокойно ответил он задире. – Но из уважения к твоему тяжелому труду закрою на хамство глаза. 

Мужчина вновь отвернулся ко мне.

- Да что ты?! Ишь, какой благородный выискался! Смотри, как бы не пришлось закрыть их навеки за такие слова, – не унимался парень сзади.

Офицер стиснул зубы, но постарался взять себя в руки и не ответил.

- Эй, вояка, я к тебе обращаюсь, - снова толкнули Криса. – Думаешь если в форму вырядился, тебя не найдется тут кому научить манерам?

- Манерам нужно научить тебя! – не выдержал и обернулся мой спутник. А я уже по-настоящему испугалась. Очевидно же, что бандиты специально искали ссоры. Будь я с Джори, и не подумала бы напрягаться, но Крис человек, хоть и военный, а негодяев пятеро. Что же делать?

- Ты бы лучше извинился перед честными работягами, солдатик, – вызывающе продолжал парень в кепке; остальные пока помалкивали, просто скалились, не предвещая ничего хорошего. – А то мы люди обидчивые. Сейчас тебя из поезда выкинем, а девку твою на станции выволочем и поимеем в ближайшей подворотне. В качестве компенсации.

Вся его команда радостно заржала. На этом терпение Криса закончилось, и, резко развернувшись, он ударил обидчика кулаком в лицо. Народ в вагоне испуганно загомонил, вжимаясь в сиденья или стараясь отойти как можно дальше от эпицентра драки. Парень, сильно хотевший ссоры, отлетел к стене, и замер, распластавшись. И тут же на моего спутника накинулись его сообщники.

Однако, я зря пугалась. Офицер оказался не робкого десятка и хорошо тренирован. За считанные минуты он раскидал нападавших, как детей, правда и сам пропустил несколько ударов, но даже не обратил на это внимание. Я же, зная, что не могу публично применять способности, вспомнила, что, вообще-то, я охотница на вампиров, хоть и бывшая. Улучшив момент, когда Крис отбивался от двоих парней, я резко дернула к себе третьего и точным ударом в солнечное сплетение вывела из строя. Четвертый, явно не самый смелый, кинулся вглубь вагона и скрылся за переходными дверями. К счастью, никто из пассажиров не пострадал. Когда поезд подошел к станции, мужчина просто выкинул оставшихся на ногах хулиганов на платформу. Двое остались лежать без сознания. Крис, обняв меня за плечи, удивленно посмотрел на них.

- Странно, я не помню, как расправился с этим, - указал он на поверженного мною.

Я лучезарно улыбнулась ему, пытаясь отвлечь от опасного направления мыслей.

- Ты настоящий герой! - Достав из сумочки платок, осторожно приложила его к кровоточащей ранке на лице защитника.

У парня начал наливаться большой синяк под глазом, и разбитая губа опухла.
Вот мы и возле дома Гаэтана. Крис остановился, прощаясь, но я решительно пресекла его попытки.

- Ну, что ты, Эль, - скромно возразил он. – Со мной все нормально. Я не собираюсь мешать вашему семейному ужину. К тому же меня не приглашали.

Я посмотрела на него, нахмурившись. Почему у мужчин все так сложно?

- Пожалуйста, Крис. Месье Ансело будет рад. И я не прощу себе, если ты уйдешь в таком состоянии.

Конечно же, Гаэтан встретил нас с распростертыми объятиями.

- Дорогие мои! – воскликнул он. – Как хорошо, что вы оба пришли. Порадовали старика, – лучась улыбкой, он проводил нас в гостиную. – Но, Кристоф, что с тобой приключилось?

Капитан скромно молчал, но я не собиралась скрывать его героизма. Устроившись поудобней в кресле, с энтузиазмом начала пересказывать наши приключения, выставляя спутника в самом выгодном свете. Когда я закончила, Гаэтан пожал мужчине руку, а в дверях появился Джори с кривой ухмылкой.

- Дружище! Да тебя нам провидение послало. Что бы Эль делала, если бы ты не оказался с ней? Наверняка просто на такси приехала, – тон его был приветливым, но глаза холодными и даже злыми, а слова ядовитыми.

Я огорчилась, а Крис помрачнел. Зачем брат так обидел человека? Незваный гость все понял, потому что встал и попрощался. Я грустно улыбнулась, не уверенная, что завтра он захочет со мной встретиться. После его ухода я сидела в кресле, опустив взгляд. В комнате повисло напряжение.

- Ты перешел все границы, сын, – сурово заметил Гаэтан.

- Да что ты? – саркастично ответил Джори.

Что с ним сегодня? Мужчины, насупившись, стояли друг напротив друга.

- Это я предложила ехать на метро, – необходимо внести справедливость. – Это просто случайность, такое могло случиться с кем угодно.

Джори и ухом не повел, продолжая буравить взглядом отца. Я только вздохнула. Кажется, вечер будет не таким веселым, как я надеялась.

- Эль, милая, пойдем со мной, - поманил Гаэтан.

Мы вышли в пышный, зацветающий сад, по вечернему стрекочущий цикадами, и устроились в плетеных креслах.

Я принялась рассказывать доброму старику свои нехитрые новости, успехи в учебе, планы на выходные, которые интересовали его больше всего. По ходу дела, я привычно избавила его от боли в ногах и спине, я всегда так делала, Гаэтан благодарно принимал мою помощь. Только обычно с нами в разговоре участвовал Джори, но видно отец и сын так и не помирились за прошедшую неделю. А когда сумерки опустились на город, брат появился лишь для того, чтобы попрощаться со мной. Оказывается, он даже на ужин не останется, работа. Я обняла его, уткнувшись носом в грудь, он провел по моим волосам и ушел. Что-то сильно сжималось в душе и мучительно давило.

Гаэтан тоже выглядел удрученным. Хоть старик и был упрям и тверд, но сына любил, и напряженность явно его тяготила. За столом он немного оживился и принялся расспрашивать, что я думаю о месье Легранте, и как вижу наши дальнейшие отношения.

- Он хороший парень, все мы это чувствуем. К тому же с перспективами, – подчеркнул Гаэтан. – А ты молодая, прекрасная девушка, наша гордость и надежда. Ты не думала, что из вас могла получиться отличная пара? Я ни на чем не настаиваю, все зависит только от твоего решения. Но мое старое сердце наполнилось бы неимоверным счастьем, если бы когда-нибудь я смог повести тебя к алтарю в подвенечном платье.

Он улыбался, щурясь морщинками у глаз, а я сидела, открыв рот, и не знала, что сказать. У меня и мыслей о замужестве не возникало. Но я понимала, что Гаэтан говорил искренне, и он желал мне добра. Вряд ли он дал бы плохой совет. Значит ли это, что я должна последовать ему, как и положено примерной дочери?

– Крис испросил моего разрешения ухаживать за тобой, и я, разумеется, дал его, – внес некоторую ясность в мое недоумение старик. - В остальном дело только за тобой. Не торопись, общайтесь на здоровье. У вас вся жизнь впереди, долгая и прекрасная.

Я задумалась еще больше. Как-то это все неожиданно.

- А что думает об этом Джори? – спросила я, чувствуя, что опять краснею.

Гаэтан пристально посмотрел на меня.

- Он желает тебе счастья, как и я. И он будет рад, если у тебя все хорошо. Быть опорой и надежной защитой, помочь тебе в любой ситуации – его долг. Стоять справа у алтаря, за спиной твоего будущего мужа, пока я поведу тебя навстречу новой светлой и счастливой жизни – его привилегия.

Этот странный разговор зародил множество мыслей. Добрые намерения любящего мужчины не вызывали сомнений. Наверняка я должна радоваться открывающейся перспективе. Разве не об этом мечтают все девушки? Выйти замуж за порядочного и заботливого парня, вести хозяйство, любить и уважать мужа, растить и воспитывать детей. Наверное, любая бы пришла в восторг. А я? Считая себя разумным человеком, я понимала, что это отличная возможность. Крис очень хороший. Он стал бы образцовым мужем и отцом. Скорее всего, я даже смогла бы полюбить его со временем, когда-нибудь. Наверняка. Судьба не дала мне родной семьи, но вознаградила другой. И разве я не обязана отплатить им послушанием?

Этой ночью я ворочалась, долго не могла уснуть. И под утро, наконец, поняла, что так сильно не давало покоя. Мнения Джори я так и не узнала. Он согласился, что Крис хороший парень, но и только. Я буду полностью спокойна и уверена в том, что делать, лишь услышав это от самого брата. А еще завтра обязательно напишу Мэри. Мнение дорогой подруги для меня тоже много значило. Опишу ей ситуацию подробно, через месяц, надеюсь, придет ответ.

На этой мысли я задремала. Приснилась мне Мэри, идущая к алтарю под руку с Джори, а на месте жениха ее ждал Тирон. Какой ужас! Я изо всех сил кричала ей бежать, но, как это часто бывает во сне, меня не слышали, а подруга, счастливо улыбаясь, все ближе подходила к монстру, кровожадно улыбающемуся ей, поигрывающему остро заточенным колом. Проснулась я до рассвета с колотящимся сердцем и отвратительным чувством, не отдохнув и не набравшись сил за ночь.

К чему такие гадкие сны? Может, Мэри грозит опасность? Или это напоминание, отчего я бежала из Америки? Пусть они все боялись Дамианоса, для меня главным демоном оставался родной брат. Или это предостережение, что лучше не затевать никакого замужества? Вспомнить хотя бы, как закончились подобные планы в Кливленде.

http://www.proza.ru/2017/07/26/1828 - продолжение


Рецензии
Добрый вечер, Гай!
Какая насыщенная глава )). Похоже теперь ты решил помучить и Джори, действительно, почему бы не испытать и его чувства )). Крис уже успел за эти главы как-то надоесть, жду когда он каким-нибудь образом исчезнет и надеюсь, что не в компании с эльфийкой. Ну должен он по идее исчезнуть....

С удовольствием читаю дальше ))

Онеста   28.11.2017 18:16     Заявить о нарушении
Хах, тебе надоел!)) А ты представь, как он надоел Джори! )))

Гай Северин   28.11.2017 20:53   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.